Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Ограбление века (часть четыре)

Ограбление века (часть четыре)

Автор: Ева Юргенс
   [ принято к публикации 08:25  30-10-2012 | norpo | Просмотров: 439]
Глава 14.
Проснулся Матвей от холода и головной боли, небо за окном не было ни ясным, ни пасмурным, а было словно бы прозрачным, и весь пейзаж за окном был каким-то кристально чистым. Ветер гонял по дороге опавшие листья, сосед сверху гулял с собакой, в остальном мир был безмолвен, безлюден и неподвижен. Матвей потянулся за часами и выругался, было одиннадцать утра, и он пропустил тренировку. В этот момент и вернулись воспоминания о вчерашнем вечере. Матвей выругался еще раз, сегодня к нему вернулась осмотрительность, факт, что он планировал ограбить банк вовсе не делал его безрассудным.
Он прошел в зал, Слоненок все также спал на полу, Матвей толкнул его ногу, потом еще раз, ответом ему стало недовольное мычание. Слоненок поднял голову и ошалело огляделся.
- Ты кто такой?
- А где ты, спросить не хочешь?
- Кто ты такой и где я?
- Мы с тобой вчера познакомились в «Хромом самурае», это моя квартира. Мы ехали вместе, ты заснул, пришлось выгрузить тебя здесь.
- Вот черт. А пиво у тебя есть?
- Нет, есть аспирин.
- Плохо, аспирин я не пью. Вредно.
- Ничем не могу помочь.
- Мне никто не звонил?
- Понятия не имею.
- Слышь, а зовут-то тебя как?
- Матвей.
- А меня Андрей.
- Я думал, что Слоненок.
- Не, это прозвище. А пожрать у тебя че-нибудь есть?
- Да, пицца оставалась.
- Ты это… Извини меня, что так вышло. Я пьянею быстро. У меня даже заметка специальная в телефоне есть «Андрей, не пей». Кто видит – думает, жена написала. А у меня и жены-то нет. А вчера у меня телефон разряжался, так я ее не читал, заряд экономил, чтобы такси вызвать.
- И что, помогает эта твоя заметка? – удивился Матвей.
- Если честно, не очень.
- Ладно, пошли на кухню.
На кухне Матвей сунул пиццу в микроволновку и достал из бара бутылку с остатками виски.
- Хей, чувак, так и до запоя недалеко, — сказал Слоненок, но одобрительно кивнул.
- Нельзя мне в запой, с работы попрут, а она мне нужна — ответил Матвей.
- Кредит что ли?
- Не, карьеру строю.
- Ясно, а работаешь-то где? – спросил Слоненок и налил себе виски.
Матвей поставил пиццу на стол.
- В банке.
- Банк – это хорошо. Я вот тоже в банке работал, а потом надоело мне. ИП зарегистрировал, офис недалеко от дома снял, потом парнишку на дизайн нашел, сайтики клепаем. Ну, и у меня пара проектов для души есть.
- Так ты программист?
- Скорее вэб-разработчик, да ты, наверное, не поймешь разницы.
- А по деньгам нормально?
- На жизнь хватает.
- Слушай, Слоненок, то есть Андрей, а ты на меня поработать не хочешь?
- Сайт нужен? Корпоративный от 140 тысяч, смотря по функционалу.
- Нет, не сайт. Специфическая работа.
- Ящики на mail.ru не взламываю, страницы ВКонтакте тоже. С телкой своей сам разруливай.
- То есть в теории можешь?
- Те лет сколько? Че как школота малолетняя? Сказал же, сам разруливай.
Дальнейшую беседу прервал звонок в дверь. Матвей точно знал, что не ждет гостей. Идя по коридору, он еще успел подумать, что зря начал разговор с Андреем по поводу работы, предлагать подобное человеку, которого знаешь меньше суток, как минимум глупо, как максимум опасно.
За дверью стоял Юра.

Глава 15.
- Юрка, привет! – Матвей распахнул дверь, пропуская друга.
Юра выглядел усталым, невыспавшимся и злым. В руках он держал спортивную сумку и боксерские перчатки.
- Привет, Матвей. Слушай, можно я у тебя пару дней перекантуюсь?
- А что случилось? … В смысле можно, конечно. Мы же друзья.
Юра поставил сумку на пол и начал расстегивать куртку.
- Лена, меня выставил, истеричка. И мать ее мегера.
- А мать откуда? Она же в Туле вроде живет?
- Жила… Приехала… И осталась.
Матвей повел друга на кухню.
- Андрей, это мой друг Юра.
- Юр, это Андрей. Мы с ним вчера в «Хромом самурае» познакомились.
- Че за «Хромой самурай»?
- Да так, бар один. Юрк, так ты с Ленкиной матерью что ли поссорился?
- Да нет, ни с кем я не сорился. Ленка мне вчера говорит, мол маму надо в магазин свозить. – Юра взял с полки стакан и вылил в него остаток виски. – А ты же знаешь, тренировка у меня по пятницам. А вчера так я еще на спарринг со Стасом договорился. Я ей и говорю, езжайте на метро или такси вызовите. Она вопить. Я говорю, ну, хочешь машину возьми, я на тренировку на такси съезжу. Она уперлась и ни в какую. Я спрашиваю, на кой я вам? Че я в этих магазинах не видел. И тут мать ее влезла, что может и нет никакой тренировки, может баба у меня. И Лена, дура, завела старую песню.
- Ну, а ты че? – Матвей постарался изобразить на лице озабоченность страданиями друга, хотя эта глупая история его порядком забавляла.
- А че я? Сказал, чтобы она, дура, мозгами раскинула, если мать ее не может. На кой мне к любовнице столько снаряги таскать, перчатки, капу, шлем, борцовки? И откуда у меня месяц назад рассечение было, а как мне летом Стас в глаз засветил? Но все бесполезно. Я плюнул на все, на тренировку собрался и свалил. Думал, на шопинг съездят, успокоятся. Возвращаюсь, велик мой в подъезде стоит, Ленка ревет, вещи мои из всех шкафов на пол покидала. Бред какой-то, честное слово.
- Ну, ты бы объяснил, че кого, — вставил Слоненок.
- Да какой там. Они на пару давай меня лечить, что я Ленку не уважаю, мать ее не уважаю, и вообще я безответственный. А как замуж за меня выходила не был я безответственным. И вообще какой я безответственный квартира в центре, джип, все как у людей, мне мой бизнес больше прибыли приносит, чем все Ленкины бывшие ухажеры вместе взятые себе вообразить могли. И с морскими свинками этими ее я, блин, день и ночь возился.
- С какими свинками? – Матвей со Слоненком едва не заржали.
- Да, она сказала, что раз я детей не хочу, это я ответственности боюсь, что мне нужно почувствовать, что я с ответственностью справляюсь. Это ей по-моему ее психиатричка насоветовала, тоже небось больная на всю голову. Ну, Ленка и притащила этих тварей, а я вообще грызунов не люблю. А они ночью еще скребутся, а когда они мой загранник съели, то я вообще убил бы их с преогромным удовольствием.
- А паспорт они как съесть могли? – удивился Матвей.
- Ленка, сказала, что я мол сам виноват, все время свои вещи везде разбрасываю. Хотя паспорт я просто на столе оставил. А они бумагу едят дико, а тогда она их видимо гулять выпустила, ну и они сожрали. А лето было в разгаре, в миграционке очереди адские, я затрахался паспорт восстанавливать. Короче, вернулся я с тренировки, посмотрел на этот содом, сумку взял, с которой в понедельник в командировку собирался, велик из подъезда временно соседу завез, пока квартиру не сниму да и отвалил. Они как посчитаю, чего при разводе лишатся, сами извиняться придут, квартиру ее маме в Туле между прочим тоже я купил.
- Да уж, бредовая история, — хмыкнул Слоненок.
- Все истории о разводах кажутся странными при взгляде со стороны, — задумчиво ответил Матвей.

Глава 16.
Ближе к обеду Слоненок отправился к себе домой. Матвей с Юрой остались одни. Они сидели молча, напротив друг друга. Юра смотрел в пространство остекленевшим взглядом, иногда он вскакивал и принимался ходить по комнате. Потом снова садился.
Матвей не был мастером утешения, он беспокоился за друга, хотел бы его поддержать, но не знал как, не знал, что нужно делать или говорить в таких случаях. Сам он давно привык к одиночеству, привык справляться сам. Он любил друзей, но не нуждался в них. Когда-то давно он понял, что его свобода от социальных связей, незаинтересованность в выстраивании отношений с кем бы то ни было, отличают его других людей. А потом он осознал и причину своего дара-проклятия.
Люди с древнейших времен сбивались в группы, развивали и совершенствовали собственную социальность потому, что это было вопросом выживания. Раньше или позже для каждого наступали тяжелые времена и люди находили поддержку друг у друга. И сквозь историю, в генетической памяти люди пронесли необходимость накопления социального капитала, сохранения любых контактов на случай, если понадобится помощь. И потому люди помогают друг другу — рассчитывая на помощь ответ.
Матвей не был таким. Он тяготился большинства, оно казалось ему слишком серым, тупым, одномерным. Он избегал поддерживать социальные связи, но вовсе не потому, что не верил в других. Он знал, что люди помогут ему, но в то же самое время знал, что никогда об этом не попросит.

Глава 17.
Вечером пришел Слоненок. Матвей был удивлен. Он мысленно попрощался со Слоненком как с забавной, но мимолетной встречей, сродни курортному роману. И в то же время Матвей был рад, визит Слоненка мог отвлечь его и Юру от бессмысленного времяпрепровождения, связанного с переживанием Юркиного развода.
Слоненок разулся и пошел на кухню. Казалось, он не считал нужным объяснять причину своего прихода и вообще что-либо комментировать. На кухне он выложил на стол спичечный коробок и указал на него с нескрываемой гордостью:
- Трава!
Юра, сидевший за столом, и Матвей, вошедший вслед за Слоненком, молчали.
Слоненок почесал затылок:
- Вот так неси людям в дом радость. Че молчите-то? Я же не пацан восемнадцатилетний, еле нашел, где эту дурь купить.
- Я забыл, когда просил об этом, — ответил Матвей.
- Ну, не просил и что? Я сам вижу. Ты смурной, друг твой – того хуже. Сам от жены ушел, а теперь мается.
- Ага, — подтвердил Юра. Странное такое чувство: вроде и не виноват ни в чем, а стыдно.
- Вот и я говорю. – расплывчато подтвердил какую-то собственную мысль Слоненок. Спички у тебя есть? – обернулся он к Матвею.
- В верхнем ящике, прямо за тобой. – Матвей прекратил попытки сопротивления. Он не курил, почти не пил и никогда не пробовал наркотики, когда-то в детстве напуганный историей о мгновенном развитии зависимости и печальной судьбе наркомана. Но теперь он сдался, словно долго-долго боролся с течением бурной горной реки, а потом расслабился, перевернулся на спину и позволил случаю нести его туда, куда суждено. Тогда он не мог и вообразить, чем закончится эта удивительная история, родившаяся из скуки и прокрастинации.


Теги:





1


Комментарии

#0 12:37  30-10-2012Лев Рыжков    
Да так-то и неплохая повесть, если разобраться))
#1 18:57  30-10-2012Ева Юргенс    
Паcиб :-D

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [42] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....