Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Конец света - 2012 глава 2 Появление Вадима

Конец света - 2012 глава 2 Появление Вадима

Автор: Сергей Климко
   [ принято к публикации 15:23  03-11-2012 | Евгений Морызев | Просмотров: 571]
Первая часть

Незаметно прошел месяц. По крайней мере, это можно было определить очень точно по показаниям электронных часов с календарем на руках у некоторых членов их уже сплоченной группы. Когда Вася, внимательно посмотрев на свои часы, во всеуслышание объявил, что сегодня 22 января, то ему никто не поверил. Всем казалось, что время почти остановилось вечером 22 декабря, а затем наступила бесконечно долгая ночь перед первым днем нового времени.
Эта группа, к которой постепенно прибивались все новые и новые члены, состояла уже примерно из тридцати человек.
Коллективный разум, почти такой же, как у стаи саранчи, помогал выжить членам группы в таких нелегких условиях. Умом и смекалкой, жизненно необходимой сейчас, кроме Василия отличалось еще несколько человек, среди которых оказался и Жора, также вынужденно примкнувший к этой группе и пользовавшийся в ней благодаря своей узнаваемости и широте души большим уважением и авторитетом.
На одном месте сидеть было невыносимо скучно, и они кочевали по длинным тоннелям от станции к станции, получая при этом хоть какую-то полезную информацию. Иногда они находили брошенные вещи, а кроме тряпья — и консервированную пищу, поэтому с голоду пока никто из них не умер.
Находилось время и для бесшабашных разговоров между членами этого коллектива.
- Жора, а слабо сыграть с нами в свою игру? – однажды подколол Ведуна не унывающий Вася Астафьев.
- Выберемся на поверхность, я с тобой сыграю, — как можно бодрее ответил Жора. – Но ты у меня пятьдесят миллионов никогда не выиграешь.
- А зачем они мне, твои пятьдесят миллионов, на них теперь уже ничего не купишь, — справедливо рассудил Вася. – А вот руки мне еще понадобятся.
И он показал Ведуну свои большие и умелые руки.
Надо сказать, что Василий еще в молодости получил множество профессий и мог работать сапожником, слесарем, механиком и т.д., в общем, был мастером на все руки.
— Вася, это потому, что в молодости ты зрел в корень, — проговорил Серега, перефразируя Козьму Пруткова. – Теперь тебе понадобятся не деньги, а твои сто профессий.
Единственным недостатком у Василия было его слабое здоровье. Ему и раньше-то, в
жаркие летние дни, частенько становилось плохо, а теперь – и подавно. Временами на Василия без содрогания невозможно было смотреть, настолько плохо он выглядел, но присутствие духа он не терял никогда.
И вот однажды у него мелькнула замечательная идея. Вообще, Вася был горазд на выдумки и подобные вещи.
— Друзья, а не перебраться ли нам в параллельный мир? – удивил всех своими обширными познаниями Вася.
— Что ты имеешь в виду? – недоуменно спросил у него Серега. – Я не верю в существование других миров, тем более теперь.
— Я имею в виду соседний тоннель, а то мы ходим только в одном направлении по одному и тому же тоннелю, как пленные немцы.
Надо сказать, что эта идея оказалась судьбоносной. Вскоре, бродя по параллельному тоннелю, они натолкнулись на подобную им группу бродяг, предводителем у которых оказался до боли знакомый человек.
Даже если бы он не подсветил себя светом от фонарика и не позволил этим узнать в лицо, его бы все узнали по голосу.
— Это кто здесь шляется по нашему маршруту? – В голосе, принадлежавшему молодому человеку, были нотки удивления и угрозы, будто его обладатель считал себя главным первопроходцем этой местности.
За время блужданий по тоннелям у ребят сильно обострился слух. Приходилось ориентироваться в полной темноте по шуму и звукам, издаваемым различными объектами. Поэтому ребята могли уловить тончайшие нюансы человеческой речи.
— Вадик, ты ли это? – громко воскликнул Жора, все-таки не совсем поверивший своим ушам.
— Оба на, Жорик, а я думал, ты сгорел, синим пламенем, сумка, — восторженно ответил обладатель запоминающегося голоса.
— Такие крутые ребята не горят, — заступился за друга Василий. – Даже такие, как вы.
И многозначительно посмотрел на Серегу.
Надо сказать, что Вася не только Серегу величал на «вы». Эта привычка была у него с детских лет, выработанная вследствие хорошего воспитания. Иногда это было достоинством, но чаще всего – недостатком, ибо сбивало с толку Васиного собеседника, который долго не мог сообразить, как общаться с таким вежливым субъектом. Однако Серега к такому обращению давно привык, и не обращал на Васино «выканье» ровно никакого внимания.
— Что ты имеешь в виду? – не понял намек друга Кличко. – Любой из нас мог сгореть в таком огненном аду.
— Я – нет, потому что пришел в метро заранее, — терпеливо объяснил ему Василий. – А вы, если бы прибежали на минуту позже на станцию, стали бы пеплом. Зато, какое было бы удобрение для будущего урожая!
Вася мысленно представил себе Серегу в виде огромной кучи пепла, посыпаемого на грядки, и даже крякнул от удовольствия. В нем не на шутку разыгрались низменные ботанические инстинкты. Остальные ребята словно заметили визуальные проявления этих инстинктов.
— Парень, оставь свой депрессивный юмор, – внезапно посоветовал Жора разошедшемуся Василию.
Впервые про Васин депрессивный юмор Серега услыхал от Артема. Артем был учащимся ПТУ, когда-то внедренный своей бабушкой на практику в отдел ремонта, где работали Серега и Вася. Хотя теоретически юнец был развит даже слишком, практически он чаще всего отдыхал, а иногда и спал, сидя за столом возле ремонтируемого им прибора. Так вот, Васины шутки по этому поводу чрезвычайно не нравились Артему и были, по его мнению, депрессивными и оскорбительными для его утонченной натуры.
— А что ты будешь сеять, особенно – где? – гневно промолвил Жора, заступаясь за ни в чем не повинного Серегу.
Вася иногда сильно его раздражал. Серега, напротив, был спокоен и не обиделся на приятеля, приняв все за безобидную шутку.
— Это – другой вопрос, хотя колхозники найдут что посеять, у них в закромах наверняка для этого кое-что припрятано, — продолжал упорствовать Василий.
— Отставить споры, горячие белорусские парни, – крикнул Вадим Шалыгин, бывший когда-то рекламным лицом компании «Кайф» и висевший на плакатах почти на каждой улице, оттого и известным многим минчанам. – Подеритесь мне еще тут.
Этим замечанием он окончательно и бесповоротно занял лидирующие позиции в их сводной группе. Выросшему на военных харчах и прослужившему даже какое-то время армейским офицером, Вадику было это сделать как раз плюнуть.
— Давайте лучше обмоем нашу встречу, ведь хорошего знакомого встретил, столько хороших девочек вместе с ним перепортили, — со смехом кивнул он в сторону Жоры.
— Давай, давай, — начали поддакивать ему ребята со всех сторон.
Спиртного уже давно ни у кого не было, только бутылки с питьевой водой, которая утоляла жажду, но душу определенно не грела.
Ловким движением руки Вадим вынул из своего рюкзака бутылку водки. Все разинули
рты от удивления.
— Где ты ее откопал, научи этому нас, — посыпались восторженные возгласы и предложения со всех сторон. – Мы свое уже давно выпили и забыли, каково оно на вкус.
— Места нужно знать, там этого добра хоть залейся, — таинственно произнес Вадик. — Ладно, давайте выпьем по глотку за встречу старых друзей.
Вадим протянул непочатую бутылку Жоре, а тот, сделав глоток, отдал бутылку Васе. Причем Вася только сделал вид, что отхлебнул огненной воды.
И так по кругу. Пили все, как говорится, даже язвенники и трезвенники. Напоследок
бутылка прикочевала к Вадиму.
— Эх, покурить бы еще, — мечтательно произнес Вадик, когда спиртное приятно обожгло его желудок. – У меня сигареты уже давно кончились.
— У некоторых они даже не начинались, — с издевкой в голосе сказал ему некурящий Вася. – И вообще, курить надо бросать, дядя, как раз самое благоприятное время для этого.
Вадим, молча, проглотил обидное замечание. Вася был донельзя правым. Вадик много раз бросал курить, но все впустую. И если уже не теперь окончательно распрощаться с этой пагубной привычкой, то когда?
Однако после затянувшейся паузы неутомимый Вадик почувствовал, что нужно было делать какие-то решительные шаги.
— А не выползти ли нам наружу, господа кроты?! – утвердительно спросил Вадик. –
Чует мое сердце, наверху лучше, чем здесь. Мы здесь немного задержались.
— Но мы не знаем, где выход. А если и найдем его, то не сможем выйти наружу, все
ведь в дыму, — тяжело вздохнул Серега.
— А ты проверял? – недоверчиво и даже вызывающе спросил у него Вадим.
— Нет, конечно, — сознался Кличко.
— Вот то-то и оно, что не проверял, а надо бы проверить, — спокойно прояснил ситуацию Вадик. – Нужен кислород, без него нам не выйти отсюда.
— Я попробую найти кислородные баллоны, — неуверенно сказал Вася, вспомнив про пожарных. – Нужно проследить за пожарниками и выяснить, где они их прячут.
Вася упорно продолжал называть пожарных пожарниками, как бы мстя им за свое униженное достоинство.
— Я пойду с тобой, — вызвался помочь другу Серега.
— Не надо, я один попытаюсь, двое будут слишком заметны, — сурово отрезал Вася. – Ждите меня здесь, я еще вернусь.
И Вася ушел, а все остались ждать его возвращения.
Место, которое они облюбовали для проживания после бесконечных скитаний, была довольно большая комната технического персонала, находившаяся в районе электродепо. Будучи на солидной глубине, она была в меру холодной и уютной. Посреди комнаты висела керосиновая лампа, найденная в процессе движения по тоннелям, а чего только в них не находили. В столах, расположенных возле стен комнаты, находился всякий инструмент – молотки, ключи, монтировки…
— Будет чем отбиваться от бандитов, — практично сказал Вадик, увидев такое богатство. — Если их встретим, конечно.
— И от мародеров, — добавил вездесущий Жора.
— Мы тоже мародеры, – самокритично сказал Серега.
— Но не бандиты, – уточнил Вадим. – У нас и оружия-то нет.
Так, в обмене мнениями относительно своей сущности, ребята прождали Васю.
Не прошло и двух часов, как пришел Василий с кислородным баллоном и маской.
— Где ты все это откопал, мародер? – язвительно спросил Жора. – Наверное, у бедного пожарного отнял?
— Будешь обзываться, получишь баллоном по башке, — обозлился Вася.
Он все еще тяжело дышал и в горячке запросто мог бы убить насмешника.
– Можете даже подышать, кислород еще не кончился в баллоне, я проверил, — уточнил Василий.
— Верим, — удовлетворился ответом Васи Серега.
Теперь нужно было решить, кто полезет наружу.
— Я пойду, — вызвался Вадик, на которого при виде кислородного баллона внезапно напал приступ клаустрофобии. – Правда — правда, мне прямо невтерпеж выйти отсюда. Только вот я не знаю, где здесь выход.
— Я знаю, — обрадовал его Вася.
— Чего же ты молчал? – пожурил приятеля Вадик.
— Да я сам только что его нашел, по крайней мере, заметил, как пробивался свет сквозь щель в одной из дверей.
— Пошли, покажешь мне эту заветную дверь, наблюдательный Буратино, — весело сказал ему Вадик.
И начал надевать кислородный баллон себе на плечи, словно космонавт, готовящийся к выходу в открытый космос.
Вася пошел показывать друзьям дырявую дверь. Серега и Жора взяли с собой на всякий случай кое-какой инструмент.
Шли долго, люди уже начинали нервничать и коситься на Васю.
— Тебе не померещилось, Василий? – недовольным голосом спросил его Вадик.
— Мне никогда ничего не мерещится, — воскликнул Вася. — Вон, видите, свет виднеется
сквозь дверь?
Сомнений ни у кого не было – дверь вела наружу. Но открыть ее оказалось весьма затруднительно.
— Здесь нужен автоген, — упавшим голосом проговорил Жора после предварительного
осмотра двери.
Она крепко висела на петлях и не поддалась ни на сантиметр при сильном нажатии на нее плечом.
— Или набор отмычек, — снисходительно добавил Василий.
Вытащив увесистую связку ключей из кармана, он начал по очереди их тыкать в замочную скважину. Поколдовав несколько минут, Вася, молча, толкнул дверь, которая
тут же открылась.
— Одно слово — волшебник, — восхищенно сказал ему Вадик.
Правда, из двери неприятно пахнуло едким смрадом, и Вадим быстро надел маску и
открыл кислород.
— Ты поторопись-ка, — похлопал напоследок друга по плечу Жора.
— Сам ты писька, — ответил понимающе Вадим. – Ну, я пошел, не поминайте лихом.
Друзья быстро закрыли за Вадимом зловонную дверь и потащились в свою нору, чтобы рассказать оставшимся там ребятам об этом локальном успехе.
— Причем здесь была писька? — с недоумением спросил у Сереги Вася.
— Да ты не трясись-ка, — пошутил в свою очередь Серега на старом забытом кавээновском сленге.
— Сами вы сиська, — ответил понятливый Вася.
Так, в шутках и прибаутках, прошло некоторое время.
Шалыгин вернулся в тот момент, когда друзья уже начали волноваться за его судьбу.
— Все в порядке, но кислорода осталось минут на пятнадцать, — доложил он.
— Как ты определил? – спросил Жора.
— Потаскаешь баллон с мое, начнешь определять сам, — профессиональным тоном ответил ему Вадим.
¬- А что ты видел наверху? – допытывались ребята.
- Ночь, да еще из-за дыма ничего не видно, все вокруг обгоревшее, даже дома. Асфальт
весь в пузырях, как застывшая лава, оставшаяся после извержения вулкана. И вонь, проникающая даже сквозь маску.
— Да, видать горячо там было, — заключили ребята.
В общем, нужно было добывать баллоны и выбираться отсюда всем.
- Там, где я взял, больше баллонов нет, — отрезал Вася.
Тогда Серега вызвался идти на поиски баллонов завтра утром. Что же, утро вечера мудренее, решили все и пошли спать.
И вот наступило долгожданное утро. Это обнаружилось, когда Вадик по своим электронным часам определил, что уже 8-00.
- Пойдешь? – коротко спросил он у Сереги.
- Пойду, только сначала позавтракаю, — резонно ответил последний.
Серега был прав. Перед тяжелым походом нужно было основательно подкрепиться.
Через тридцать минут Серега был готов к отходу в другой мир.


Теги:





1


Комментарии

#0 08:15  04-11-2012Дмитрий Перов    
читаю. в общем-то, довольно интересно, хотя и наивно. правда, в этой самой наивности есть даже некий шарм всего рассказа, который и заставляет читать. давай продолжение, автор.
#1 13:34  04-11-2012дервиш махмуд    
как вот так ловко ссылки на предыдущую часть у вас получаются, я так никогда не смогу.
#2 20:41  04-11-2012Солангри    
Я так думаю рассказ будет до реального 21.12.? Тем интереснее!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:57  10-12-2016
: [0] [Графомания]
Я выброшен морем избытка угрюмо бурлящим, голубо-зеленого цвета
Просящим мольбы, остановки среди переливов и тусклого, лунного света
и солнца лучей – золотистых, слепящих наш взор.
От лжи и усталости нынче грядущего века.
Пытаясь укрыть и упрятать весь пафос, позор
от боли и страха, что заперты вглубь человека....
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....