Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Конец света - 2012 глава 5,6

Конец света - 2012 глава 5,6

Автор: Сергей Климко
   [ принято к публикации 16:25  05-11-2012 | norpo | Просмотров: 425]
Явление террориста народу

Жизнь в электродепо, бывшая поначалу спокойной и даже вялотекущей, мало-помалу начала бурлить. Это бурление вскоре выразилось в желании Вадима и еще некоторых ребят немедленно пойти во вражеский лагерь и отмстить неразумным хазарам, то есть Чекало и компании за изгнание из своего стана их друга Уркана, словно Адама из рая. Однако после проведенных дебатов восторжествовала более осторожная точка зрения.
— А что если они собрали группу сообщников и сами подготовились к крупномасштабным действиям, ожидая мести со стороны Ивана? – заронил зерно сомнения в торопливые умы своих товарищей Серега. – Может, сначала разведаем о планах неприятеля, а потом уже выработаем план наших действий?
Работа в правоохранительных органах, даже в качестве инженера по ремонту и настройке радиоаппаратуры, всегда оставляет неизгладимый след в характере и поведении человека. Серега рассудил как опытный разведчик, желавший просчитать все возможные варианты дальнейших действий.
— Ты прав, — охотно согласился с приятелем Вадим. – Надо сходить в разведку, для этого возьмем с собой самых опытных бойцов — Жору и Васю. Ивана брать с собой не будем, пусть пока немного оклемается, бедняга.
Серега кивнул головой.
После этих слов Жора тяжело вздохнул, но противиться воле Вадима и желанию Сереги не стал.
Вася же хотел отказаться от такой чести по причине слабого здоровья, но так как он был незаменим как первооткрыватель всяких дверей и замков, то остальные ребята на него сразу зашипели и воззвали к остаткам его совести.
— Василий, без тебя мы не проникнем во вражеское логово, – сказал, как отрезал командир разведгруппы Вадим. – Нужно подчинять свои интересы общественным, то есть в нашем случае корпоративным.
На совете стаи было решено выходить вечером и под покровом темноты проникнуть в торговый центр. Вскоре ребята взяли с собой оружие, необходимое для ближнего боя, – отвертки, ножи, молотки, – и смело пошли навстречу ожидавших их опасностям и приключениям.
Проникнуть в торговый центр не составило никакого труда – проход вовнутрь был открыт для всех желающих. Гораздо труднее было найти иголку в стоге сена, то есть своих врагов. Только часа через два, когда были обшарены все этажи, было найдено заветное помещение с находящимися в ней ничего не подозревавшими врагами. Ребята решили понаблюдать за ними и узнать об их планах.
Неприятель уже готовился отойти ко сну, за уже известным столом лениво протекала беседа.
— Скоро есть станет нечего, нужно искать провиант, — недовольно пробурчал Цветиков.
— Тебе бы только пожрать, — критически высказался Миша. – А вот Ивана мы так и не нашли.
- Найдется еще твой Иван, — поморщившись, пробормотал Чекало.
По его реакции друзья почувствовали, что эта тема набила у него такую оскомину, что он и думать об этом не желал.
Четвертый стул стоял уже не под столом, а словно наготове, – то ли для Ивана, то ли для соседки Елены.
— Конечно, нашел себе бабу и доволен, — злорадно произнес Сергей Цветиков. — А нам как хочешь, так и живи.
— Да найду я и вам девок, — постарался успокоить друзей Саша. – Елена не одна живет, у нее есть подруги. Ладно, ложитесь спать, золотая рота, утро вечера мудренее, а я пошел к ней в гости.
— Ловлю тебя на слове, Дон Жуан, — с надеждой в голосе сказал Миша.
В глубине души он завидовал Саше, хотя на словах и не одобрял такого развратного поведения своего вероломного товарища.
Между тем Саша взял бутылку водки, немного конфет и печенья и направился к Елене. Он всерьез решил добиться расположения женщины, и вряд ли какое препятствие его бы смогло остановить.
Разведчики тем временем разделились на две группы. Вадим и Жора остались в засаде здесь, а Серега и Вася решили проследить за Чекало.
Через несколько минут Чекало, сам того не ведая, привел двоих разведчиков к Лениной двери.
— Елена, это я, Саша, откройте мне, — не постучав, громко прошептал он.
Через мгновение дверь открылась, и женский голос игриво промолвил:
— А, это ты, коварный обольститель?
— Да, это я, тебя пришел я соблазнить, — обрадовано проворковал Саша.
Он почувствовал приветливое расположение к себе Елены и решил действовать более решительно.
— Только я не одна, нас трое, – сообщила женщина.
Саша вспомнил о своих друзьях.
— Нас тоже трое мужиков, могу за ними сходить, — охотно предложил он.
— Не надо, заходи один, — скомандовала Елена, и уже через секунду Саша находился внутри комнаты.
А подслушавший этот разговор Серега остался со своими мыслями снаружи, и мысли эти были, прямо сказать, не самые радужные.
— Ох уж эти женщины, коварные изменницы, стоило ненадолго остаться одной, как тут же нашла себе хахаля, — с досадой пробормотал он.
Вася толкнул друга локтем в бок:
— Что будем делать?
— Ждать будем, когда Чекало выйдет из комнаты, – предложил Кличко.
— С какого перепугу? – не понял Вася.
— С такого, что там моя жена.
— А-а-а, — понятливо протянул Вася. – Бывает.
А сам подумал, что как хорошо, что он сам не женат.
Но едва он открыл рот, чтобы озвучить свою мысль, как к двери подошел другой и ко всему прочему неизвестный тип.
— Ничего себе, еще один ухажер, — возмутился Кличко.
Одного любовника своей жены Серега бы еще стерпел, но второго – уже вряд ли.
— Да, это уже слишком, — согласился с ним из сострадания Вася.
— Откройте дверь, — отчетливо произнес тип.
За дверью послышалась возня.
— Кто еще там? – громко спросила Елена.
— Это Алексей, — бодро представился неизвестный.
— Я не знаю никакого Алексея, — беспечно ответила женщина.
— Мы и не знакомы, так давайте познакомимся. Я за вами давно наблюдаю, вы мне понравились, — сознался Алексей.
— Я многим нравлюсь, — отрезала Елена.
– Иди отсюда по добру по здорову, пока в лоб не получил, — не подумав о последствиях, грубо добавила она через секунду.
— Ах, так, сейчас ты обо всем пожалеешь, — не ожидая такого отпора от беззащитной женщины, в сердцах сказал неизвестный Алексей и бросился бежать.
Разведчики последовали за ним.
Алексей скрылся за дверью служебной комнаты. Через минуту он выскочил с каким-то небольшим и продолговатым предметом в руке, закрыв за собой дверь на ключ.
Когда он отошел на порядочное расстояние, Серега скомандовал:
— Действуй, Василий.
Привычным движением руки Вася вытащил свой волшебный набор отмычек и начал колдовать над замком. Через минуту дверь была открыта, и друзья деловито вошли вовнутрь помещения.
Едва осветив его фонариком, они заметили открытую сумку, из которой торчали провода и край свертка.
— Неужели снова адская машина? — пробормотал догадливый Вася. – Что-то зачастили с этим в Минске.
— Я уже ничему не удивляюсь, но чувствую, что мы на пороге грандиозного шухера, друг мой, — пророчески заявил Серега. – Ты беги за подмогой, а я займусь бомбой.
— Ты разве сапер? – удивился Вася.
— В компьютерной игре под таким названием я даже ас, но на практике ничего в этом не смыслю. Но вынести ее к чертовой матери, наверное, смогу, — решительно, но весьма опрометчиво ответил Кличко.
— Ну, ты действуй, а я тогда побежал, — обрадовано сказал Вася и скрылся в темноте.
Когда человек занимается не своим делом, на это всегда забавно смотреть со стороны.
Серега вынул из сумки тяжелый пакет, а вместо него положил первое попавшееся под руку барахло и закрыл сумку.
Бережно держа обеими руками пакет, он вышел из комнаты. Но не все оказалось простым и гладким. Груз ответственности сразу надавил на сознание Сереги, да так сильно, что ноги перестали его слушаться, став совершенно чужими. С трудом давался каждый его шаг, руки предательски тряслись, а пот лился ручьем, заливая глаза и мешая сосредоточиться.
— Да, недооценил я своих возможностей, — с тоской сказал в пустоту Серега.
Из криминальных сводок он знал, что одного грамма заряда такой бомбы (а это был пластид) хватит для того, чтобы ему оторвало палец. А он нес килограммов десять этого добра!
С черепашьей скоростью он продвигался к лестнице, ведущей наверх параллельно эскалатору, боясь за что-либо зацепиться и упасть.
Сама лестница была пологой, но длинной, поэтому Сереге понадобилось минут десять, чтобы преодолеть все проклятые ступеньки.
— Только бы не уронить бомбу, — постоянно стучало в его мозгу. – Нужно ее взорвать, вынеся наружу.
Тем временем Вася, проходя неподалеку от криминальной комнаты Елены, услышал шум. Это неизвестный Алексей пытался выломать входную дверь.
— Откройте мне дверь, или я всех поубиваю, — кричал он, держа в руке пистолет.
Из-за двери раздавались истошные крики:
— На помощь, спасите, убивают.
— Побегу-ка я за подкреплением, — пораскинув умом, прошептал Вася — Такие потасовки никогда хорошо не заканчиваются.
И он быстро вернулся к своим товарищам, сидящим в засаде, и рассказал им о случившемся с ним и Серегой происшествии.
Вадим, узнав о таком обороте дела, решил позвать с собой в качестве подкрепления и Цветикова с Занустяном.
— Пошли с нами, там вашего друга Чекало убивают, – сказал Вадим, как ни в чем не бывало, заходя в жилище москвичей.
— Как, уже? – Непонятно, чему больше удивились москвичи: его появлению или сказанному им. – Он опять что-то натворил?
— И потом, мы нашли Ивана, он у нас, — оставил их вопросы без ответов Шалыгин.
— А почему Иван сюда не пришел? – недоуменно спросил Миша.
— Боится вас убить ненароком, — пошутил Вадим. – Ладно, потом все расскажем, пошли спасать Чекало.
Когда объединенная группа спасателей прибыла на место готовящегося преступления, оно было уже почти совершено. Алексей, выломав дверь, лупил бедного Сашу кулаками и приговаривал:
— Ну, козел, это тебе за то, что ты перешел мне дорогу.
Друзья на чужом опыте внезапно осознали, что справедливость торжествует всегда и в любой ситуации. Однако вскоре они увидели, что силы были все-таки неравные, и бросились на помощь глупо опростоволосившемуся Саше.
Заметив, что Саше пришла неожиданная подмога, незнакомец выхватил из кармана и навел на Цветикова свой пистолет.
- Сейчас я тебе, белобрысый, башку продырявлю, если сунешься, — крикнул он Сергею. – А этого урода я все-таки замочу первым.
И он перевел дуло пистолета на Чекало. Саша сообразил, что этот роковой миг может оказаться последним в его пусть недолгой, но честно прожитой жизни. В голове пронесся целый рой мыслей, а Сашина рука инстинктивно и быстро схватила неприятельскую руку с пистолетом и дернула ее изо всех сил.
Раздался выстрел. Пуля прошла мимо Сашиного изнуренного схваткой организма.
Друзья бросились на врага, а враг, испугавшись такого натиска, недолго думая, пустился наутек. Однако никто из ребят не бросился за ним, опасаясь еще какой-нибудь неожиданности.
И она не заставила себя долго ждать.
Добежав до своего пристанища, Алексей схватил сумку с пультом и через минуту прибежал назад. Там он крикнул опешившим друзьям:
— Стоять, или сейчас подорву всех, как кабанов.
— А что это у тебя в руках? – спокойно спросил у Алексея непосвященный в такие тонкости Вадим.
— В сумке находится бомба, а это пульт от нее, — торжествующе сказал бомбист, крутя в руках пульт.
— Не балуй, паря, лучше отдай пульт мне, — медленно протянул руку Вадим.
— Отвали, — сказал Алексей и поставил сумку на пол.
И освободившейся рукой взял пистолет.
Вадим понял, что промедление смерти подобно. Он бросился на врага. Раздался еще один выстрел. И снова – мимо. На сей раз Алексей не попал в Вадима.
— Сейчас точно взорву, — успел крикнуть напоследок террорист и нажал на кнопку.
В это самое время Серега уже вылез с дьявольским свертком наружу и прятал его
возле бетонного бордюра.
— Хоть немного уменьшит силу взрыва, — решил он и двинулся назад.
Сделав несколько шагов, он услышал за собой громкий хлопок. Журавли, стоявшие неподалеку от места взрыва в виде скульптур, едва не улетели в небеса от сильной взрывной волны. Ноги у Сереги сами собой подкосились и со словами:
— Вот до чего любопытство доводит, – пролетев несколько метров, он рухнул на землю и потерял сознание.
Когда сознание снова возвратилось к Сереге, ему было очень больно.
— Что ж я маленьким не сдох! – воскликнул Серегин организм, не согласный с таким поворотом в своем развитии.
Да и как ему было не сокрушаться, будучи в ссадинах от проезда лицом по бетону и ушибах от ударов о землю и находившееся вокруг предметы. Хорошо, что Кличко еще успел пригнуться, помня заветы известного гиревика Вячеслава Хоронеки, попавшего когда-то в подобную историю.
Внизу же взрыва почти никто не услышал.
— Что, не взорвалось, террорист хренов? – ехидно спросил Миша.
Алексей с удивлением посмотрел на совершенно целую сумку.
— Я эту бомбу готовил на 22 декабря, но тогда не стал взрывать – было не до того. Нужно было самому спасаться. Так что повезло вам, что бомба не сработала.
— Сработала твоя бомба, я услышал взрыв, но он был наверху и поэтому тихий, — «успокоил» террориста Вася.
А друзьям объяснил:
— Серега, наверное, успел вынести бомбу наверх.
— Ну, ты и сволочь, — с криком набросился на Алексея Вадим.
Остальные помогли связать террориста.
Хорошенько попрессовав и связав Алексея, они пошли искать Серегу. Найдя его распластанное, но подающее едва заметные признаки жизни тело, они приволокли его в комнату Елены.
— Раз вы медик, то вот вам больной, вы его и лечите, — сказал невозмутимый Чекало женщине.
Медик внимательно всмотрелась в лицо неудачливого сапера.
— Батюшки, да это же мой муж, — воскликнула Елена.
— Ну, блин, вы даете, — в свою очередь удивился Саша. – Вы же сказали, что он погиб.
Елена всплеснула руками. Мол, сама не ожидала, что так получится. А Чекало после этого понял, что Дон – Жуана из него не получится никогда.
Жена попыталась привести мужа в чувство всеми известными ей манипуляциями, вплоть до полива водой из стакана. И вскоре он открыл глаза.
— Где я? – произнес слабым голосом Серега.
— Ну, слава богу, жить будет, — уверенно ответила жена.
Серега обрадовался, увидев рядом с собой жену, и кивнул головой. Но весь организм болел, и язык нехотя слушался своего хозяина.
— Где он? – едва проговорил Серега.
— Связан и обезврежен, — ответил Вадим, имея в виду террориста.
— А другой?
— Это какой другой? – спросил в свою очередь Чекало.
— А, вот он, — сказал сквозь боль Серега, кивая в сторону Александра. – Террорист номер два.
— Какой же я террорист, я жертва террора. Смотри, как мне досталось. – И Александр начал демонстрировать окружающим ссадины и синяки под глазами, полученные от Алексея.
— Теперь будешь знать, как за чужими женами волочиться, — назидательно сказал Серега слабым голосом.
— А что будем делать с тем террористом? – деловито спросил у народа Вадим.
— Замочить его, как он хотел нас замочить, — предложил Цветиков.
— Тебе бы только мочить, — укоризненно сказал Миша.
— Его нужно судить, — посоветовал всем Жора.
— Мы же не судьи, — опять образумил всех Миша.
— Тогда посадить его в тюрьму, в Володарку, здесь близко, — дельно предложил Вася. – Там стены толстые, на окнах – решетки. Так что не сбежит. И пусть специально обученные люди решают, что с ним дальше делать.
Так и постановили: пока посадить под арест, а потом отвести его в тюрьму. Связанного террориста заперли в служебной комнате.
— Что же они за люди такие, террористы? — задумался над злободневной проблемой Жора.
— Отморозки какие-нибудь, разве мало таких на белом свете?! — вступил в дискуссию на тему терроризма Миша.
— Не скажи, — возразил Вадим. – Террористы поставили перед собой цель – уничтожить других, несогласных с ними, людей – и стремятся ее достичь. А отморозки действуют спонтанно, безо всякой цели.
— Сами толком ничего не умеют делать, кроме как взрывать и запугивать, и другим жить мешают, — высказал свое мнение Сергей Цветиков.
— А давайте у раненого Сереги спросим, — предложил Вадим. – Серега, по-твоему, кто такие террористы?
— Мутанты, — тихо ответил Серега. – Вы фильмы «Чужой» смотрели? Вот показанные там монстры и есть террористы. Выпазят из чрева обычных людей и убивают всех вокруг, чтобы завладеть миром.
Оригинальная Серегина версия появления террористов вызвала неподдельный интерес у окружающих.
— Как же тогда бороться с террористами, ведь они всех нас могут уничтожить? – снова спросил Вадим у раненого.
— Главное – не дать заразить себя этим вирусом. Жить как люди: любить, работать, переживать. И не водиться с такими уродами, не то сам станешь таким же, как они. Кстати, я нашел Павла, – вспомнив о главном, Серега обратил свой взор к жене.
— Нашего сыночка? Чего же ты молчал! — воскликнула Елена.
Серега объяснил жене, где он оставил Павла.
— Тогда я пошла за сыном, а то мой сыночек задохнется в своем тесном и грязном бомбоубежище.
— Я вас провожу, — сказал Чекало. – Только из соображения безопасности, вдруг еще один отморозок вздумает напасть на вас.
— .Проводи ее, — милостиво разрешил Серега. – Но помни – отвечаешь за нее головой.
И чтобы хоть чем-то искупить свою вину перед Серегой, Саша пошел провожать Елену.
А друзья, оставив Серегу на попечение подругам Елены, пошли восвояси.
Цветиков и Занустян пошли вместе с ними посмотреть на Ивана.
По пути Вадик осуществил заветное желание коллектива – набрал море водки и много закуски в одном только одному ему известном месте – и довольные друзья направились в электродепо, чтобы известить оставшийся мир о случившемся.
Иван несказанно обрадовался приходу друзей.
— Нашли меня все-таки, черти, а то я уже потерял надежду вас увидеть, — чуть не заплакал он от избытка переполнявших его чувств.
— Зато мы верили, что найдем тебя, — прослезился в свою очередь Цветиков и обнял блудного друга.
Тотчас начался рассказ о том, что же произошло на площади Независимости. Иван Уркан не сразу поверил в то, что Чекало решил приударить за чужой женой.
— Это на него не похоже, — защищая бывшего друга, сказал Иван. – Но в тихом омуте черти водятся, да и к старости все склонны совершать опрометчивые поступки.
— Ладно, — оборвал его Вадим, — Чекало свое получил, особенно после того, как он с тобой обошелся, давайте отметим наше второе рождение. Если бы не Серега, отряд бы недосчитался нескольких бойцов.
И они расстелили поляну.
— Не ахти, конечно, пир, но и это неплохо, — заметил Жора.
Он с энтузиазмом налил себе целый стакан водки и, не отрываясь, выпил его содержимое полностью. Его примеру последовали все остальные.
— Да, — заметил Цветиков. — Террорист пошел какой-то хиленький, завалящийся.
— Это потому, Вася, что он был один, без сообщников, — объяснил всем Миша. – Такой действует произвольно. Ему моча в голову ударила – он решил взорвать свою бомбу. А если бы не было рядом раздражителя в лице этой Елены, то не было бы и никакого взрыва.
— Наши, российские террористы действуют более целеустремленно, — согласился с другом Цветиков. – Если решили взорвать – обязательно взорвут. В России — настоящий терроризм, матерый, организованный. В Норвегии – такой же. Террорист убил семьдесят семь человек – и никакого угрызения совести, даже улыбается, считает, что действовал согласно своему мировоззрению. А именно – не пущать цветных в страну.
— Конечно, вколол себе дозу героина в вену – и море по колено, — опрокинул очередной стакан Миша.
— Ты будто бы знаешь, как он докатился до такого геройства, — не согласился с Мишей Иван Уркан. – Я думаю, что в тот момент, когда он стрелял по людям, он был трезв, как стекло. Иначе как бы он столько людей угробил? Но без психотропных средств в этом случае, конечно, не обошлось. Хорошо, что у вас в Беларуси терроризм еще на любительском уровне.
— Нет, конечно, наши террористы так не улыбаются, однако берут пример с ваших.
Это потому, что люди у нас не столь озлобленные на власть, и ширяются меньше вашего, — объяснил Вадим. – Кроме, разве что, отсидевших по несколько сроков рецидивистов.
Алкоголь бил в головы ослабевших от переживаний людей. Он переполнил сильно отвыкшие от него желудки. Затем алкоголь начал стремительно всасываться в кровь. Движения ребят стали более неуклюжими, а их речь – более непонятной. Но это не мешало ребятам понимать один одного. В конце концов, все закончилось братанием и наступлением фазы полного взаимоуважения.
В конце пиршества ребята затянули песню. Она загудела в их головах и постепенно проникла глубоко в души, успевшие было очерстветь, но вновь распахнувшиеся с приходом весны.
Все понимали, что постепенно все должно было вернуться на круги своя. Уже зазеленела трава, вот-вот должны были прилететь птицы, улетевшие осенью в теплые края. По крайней мере, всем очень хотелось в это верить. Природа возродится, как птица Феникс из пепла, и человек снова займет в ней свое главенствующее место.
Утром ребята пошли навестить раненого Серегу и Чекало.
Светило ласковое мартовское солнце и дул легкий ветерок. В такие мгновения особенно хочется жить долго и счастливо. Подойдя к торговому центру, все отчетливо услышали звуки музыки.
— Трубы, — только смог произнести Цветиков.
— Что, горят? – попытался подкузьмить его Занустян.
Сережа ничего не ответил, только посмотрел на друга с жалостью.
— Музыка, Вася, кажется, я схожу с ума, – в свою очередь пробормотал Миша.
Спустившись вниз, ребята увидели картину, достойную пера Айвазовского.
Возле комнаты, где лежал Серега, расположился целый духовой оркестр, точнее, джаз-банда «Черри джаз». Музыканты играли «Серенаду солнечной долины». Играли иногда невпопад, иногда неплохо, но в целом слушателям казалось, что никогда они не слышали такой волшебной музыки.
Рядом с музыкантами стояла Елена и Александр Чекало.
— Я даже не предполагал, что ваш сын такой талантливый, — сыпал комплиментами Александр. – У нас в Москве он бы смог сделать карьеру.
Елене эти слова были как бальзам на душу.
— Вот и забирайте его в Москву, пусть станет настоящим музыкантом, — откликнулась на призыв женщина.
— Только если его отец не будет против, — почти согласился Чекало.
Единственное, что его останавливало, так это полное отсутствие информации по Москве. Каналы связи между городами не работали, не было и обычной радиосвязи.
А музыка все продолжалась. Послушать ее приходили все новые люди, и всем было невдомек, мол, для чего это надо, но, в то же время, приятно осознавать, что даже в такое, нелегкое время, дошло дело до музыки.
Серега тем временем разговаривал с приятелем. Тот решил зайти на огонек, проходя мимо.
— Серж, а я смотрю – ты это или не ты, — сказал Толик Бурда, одноклассник Сереги. – Сколько лет не виделись?
— Да лет двадцать, наверное. – Сереге было приятно увидеть давнего знакомого, но неловко от сковывавшей его движения боли.
— Ну и чего ты здесь разлегся? – удивленно спросил у Кличко ни о чем не подозревающий Толик.
Тот рассказал приятелю о происшедшем вчера.
— Да ты, Серж, оказывается, почти герой, — с нескрываемым удивлением сказал Толик. Он помнил Серегу по школе, где тот героизмом не отличался. Если не считать того, что Серега довольно часто дрался на переменках и часто получал при этом по шее.
Серега придвинулся вплотную к Толяну и почти прошептал:
— Да уж, герой – ж…а с дырой. Если бы ты видел, как я волок эту проклятую бомбу, то ты бы рассмеялся, а то и вообще посчитал бы меня трусом.
Серега не хотел, чтобы все знали о его слабостях. Это поставило бы под сомнение его репутацию и заслуги. Поэтому только старому школьному другу под большим секретом он смог доверить эту тайну.
Они обменялись сведениями относительно школьных друзей.
- Ты слышал, Сема в Японии побывал, — сказал Серега об одном из одноклассников, Семене Меркеле. – Узнал из его сайта в Интернете.
- А я никуда не ездил, — ответил Толик. – Только по бывшему СССР.
- А я вообще езжу только на дачу и обратно, — с сарказмом сказал Серега. – Думал, на пенсии покатаюсь по миру, но теперь вижу – вряд ли удастся.
— Не кажи гоп, — возразил Толик. – Может, теперь как раз и покатаешься.
Толик как в воду глядел. Вскоре пришлось Сереге пробороздить просторы земного шара как просторы своего дачного участка – вдоль и поперек. А пока он зализывал раны, да и не раны, а так, царапины, и ни о чем не подозревал.
























Глава 6

Отъезд в Москву

Мало-помалу москвичи начали всерьез задумываться об отъезде домой.
Вот и теперь, за ужином, ребята снова подняли эту наболевшую тему. Вася, Жора и Вадим, перебравшиеся к москвичам в торговый центр, чтобы быть в гуще событий, ужинали вместе с ними.
— В гостях, конечно, хорошо, а дома лучше, — вздохнув, промолвил Иван. – Пора и честь знать. Нас в Москве, наверное, уже заждались.
Вернувшись на прежнее место своего обитания, то есть в подземный город, и помирившись с Чекало, он стал таким же весельчаком и балагуром, как и раньше. Но даже он начал тосковать по родине, и потому иногда был мрачнее тучи.
— Так в чем же дело?! – внезапно встрепенулся доселе невозмутимый Чекало. – Берем билеты на поезд и едем в Москву.
— Разогнался! Весь транспорт стоит, похоже на то, что жизнь в Минске остановилась, — охладил пыл москвича Вадим. – Нам придется действовать самостоятельно, а конкретно, — найти личный транспорт и поехать в Москву на нем.
— Я могу помочь, — любезно отозвался Жора. – У меня брат живет в Москве, все равно его нужно проведать.
— А на чем мы поедем? — загорелся надеждой Иван.
— У меня есть семиместный автомобиль, так что все желающие ехать могут поместиться, — доложил Жора.
— Не строй иллюзий, Жорик, сгорел твой автомобиль, синим пламенем, не выдержал атаки стихии, — «успокоил» друга Цветиков.
— Он у меня в подземном гараже стоял, поэтому мог уцелеть, — возродил всеобщую надежду упрямый Жора.
— Ну, хитрец, ничем тебя не пробьешь, — пожурил друга Вадим. – Пошли в твой гараж, проверим.
- Если надо, я помогу открыть двери, — отозвался на Жорины мирные инициативы Вася.
- Не нужно, двери открываются легко, — ответил Ведун.
Не откладывая дело в долгий ящик, тотчас после ужина москвичи и Жора с Вадиком пошли проверять, уцелела машина Ведуна или нет.
Хотя идти пришлось долго, в другой конец города, ребята бодро шагали по разбитым дорогам города, предвкушая благополучный исход этого дела.
Жорин гараж находился под многоэтажным домом, таких подземных гаражей понастроили в городе столько, что хоть пруд пруди. С трудом открыв заклинившую от термического удара дверь и проникнув вовнутрь гаража, они нашли Жорино авто в неплохом состоянии.
Жора с тревогой открыл дверцу своего авто и сел на кресло водителя.
— О, даже заводится, — обрадовано сказал Иван, услышав гул мотора.
— Фирма веников не вяжет, — с гордостью за свой минивэн произнес Жора. – Даже срок действия техосмотра не закончился. Садитесь, сколько влезете, в салон.
Не влезли Цветиков и Занустян. Причем Сергей нарочно поерзал на заднем сиденье и пожаловался на тесноту. А Миша и вовсе категорически отказался лезть в салон после жалобы друга.
— Мы пойдем другим путем, — уверенно сказал Мише Сергей.
Миша инстинктивно догадался о намерениях своего напарника.
— Что-то я очкую, — малодушно признался он другу, уже старавшемуся открыть дверь крутого джипа, стоявшего рядом с автомобилем Жоры.
- Да ты успокойся, сам же видел, что все не поместимся, нужна еще одна тачка, вот эта как раз подойдет.
Наконец, Цветиков открыл дверь джипа и, поколдовав минутку под приборной панелью, быстро завел двигатель.
— Во, как будто нас дожидалась, моя родная, — ласково погладил чужой автомобиль по металлу Сергей.
Они выехали из гаража вслед за Жорой.
— Что вы наделали, вы угнали машину моего друга, — обиделся на друзей Жора, когда заметил подвох.
— Это немногое меняет, Жорик, — веско возразил ему Вадик. – Твоему другу она пока не нужна, а нам как раз нужна позарез. Лучше ехать на двух тачках, так вернее доедем. А твоему другу оставим записку.
Он вернулся в гараж и нацарапал на стене следующее:
«Друг, твоя тачка у меня. Когда верну — неизвестно. Жора Ведун».
— Простенько, но со вкусом, — по-эстетски добавил Вадик. – Главное – не обмануть ожидания других людей.
Жора в глубине души был возмущен такой наглостью своего друга, но виду не подал. Что поделаешь – на войне как на войне. Мародерства еще никто не отменял.
Друзья расселись по машинам и с ветерком, подпрыгивая на ухабах, поехали к площади Независимости.
— Ну что, поедешь со мной в Москву? – без обиняков спросил Чекало у музыканта Павла, вернувшись в подземный город.
— Я готов, но что скажет мама? – так же прямо ответил Павел.
— Мама согласится, зуб даю, — сказал Саша и весело потрепал по густой шевелюре чужого ребенка.
— Представляю, что скажет папа, — добавил со вздохом Павел.
— И папу твоего я беру на себя, — не моргнул глазом Чекало. — Веди меня к нему.
И они пошли на поклон к выздоравливающему отцу.
Серега воспринял это сообщение спокойно.
— Рано или поздно это должно было произойти, — начал философствовать он. – Дети всегда улетают из родного гнезда, а сейчас и гнезда нет никакого. Тем более надо решаться на решительные шаги. А может и мне рвануть с вами?
— Ты как хочешь, а я не поеду, — сказала Елена. – Здесь, что ни говорите, какая-никакая жизнь налаживается, а там — неизвестно что, еще стрелять начнут. Езжай-ка ты вместе с Павлом, вместе вам веселее будет, и мне за него будет спокойней, все-таки присмотр будет.
— Ну, вот и славненько, — откровенно обрадовался Чекало.
Он слабо представлял себе будущую поездку, а тем более то, что ожидает их в Москве, но свое обещание надо выполнять! А присутствие отца ребенка добавит уверенности и сыну, и всему коллективу.
На следующее утро путешественники двинулись в дорогу.
В машину Жоры определили Вадима и Уркана с Чекало в качестве пассажиров. К Цветикову на «одолженный» у Жориного друга джип подрядились Миша да папа с сыном. Распределились согласно здравому смыслу, иначе и быть не могло.
Прощание с друзьями было недолгим. Елена пожелала своим родным ни пуха, ни пера, приятели – счастливой дороги. На прощание обнялись так крепко, будто никогда больше уже не увидятся.
Перед отъездом Серега попросил Васю присмотреть за женой.
— Только бомбы таскать я не буду, — пошутил Василий.
— Типун тебе на язык, я думаю, что такого больше не повторится, — ответил с сомнением в голосе Кличко.
По старинному русскому обычаю ребята сначала посидели на дорожку, а затем, разумеется, решили отлить. Вадим подошел к ближайшему дому и помочился на стену здания. Стоявший поблизости Жора то ли из-за большого уважения к товарищу, то ли из-за хорошего настроения заметил:
— Нет на тебя Иеровоама, Вадик, он бы тебе кое-что оторвал за это.
От неожиданности Вадим чуть не написал себе в штаны:
— Какого еще Еравана?
— Библейского царя, — объяснил другу Жора, благоразумно мочившийся возле обугленного дерева.
Сделав свое дело, он добавил:
— Этот царь истребил всех мочившихся к стене, причем пострадали даже ни в чем не повинные женщины.
— А их-то за что? – удивился Вадим.
— За компанию, такие жестокие времена были, Вадик.
— И откуда ты набрался такой ахинеи, Жора? – спросил пораженный познаниями друга Вадим.
— Библию читать надо, это же самая известная и издаваемая книга.
— Или Марка Твена, — добавил стоявший поблизости Серега. – У него тоже про это есть, в «Письмах с Земли».
Жора с удивлением посмотрел на Серегу, не ожидая от него таких глубоких познаний в литературе.
— Ты тоже библией увлекался? – спросил у Сереги Жора.
— Всем увлекался, — ответил Кличко. — Давай садиться в машины и в путь – дорогу, а не то в Москву опоздаем.
И по колдобинам и выбоинам, объезжая обгоревшие предметы и обуглившиеся скелеты брошенных автомобилей, друзья выехали на большую дорогу.
А Серега, между прочим, после этого случая среди ребят прослыл на свою голову эрудитом.
Впереди ехал экипаж Ведуна, следом – экипаж Цветикова.
— Ничего, доедем, — успокаивал себя и своих пассажиров Сергей. – Горючего набрали много, даже запасные канистры, в любом случае до Москвы хватит, даже если будем плестись как черепахи. А уж в Москве будет веселее, чем в Минске.
— Смотри, как бы ни было страшнее, чем в Минске, — отозвался Миша.
— Не думай о плохом, Миша, все будет нормально, — пообещал Цветиков.
А Серега на заднем сиденье думал о том, какого черта он едет в эту Москву, неизвестно каким приключениям навстречу. Это можно было расценить как малодушие, временная слабость. И только одно обстоятельство давало уверенность и согревало его душу – это необходимо его сыну. Ведь только в Москве тот может стать настоящим музыкантом, а без его присутствия Павлу будет тяжело.
Даже учась в Минске в «кульке», Павел каждый год ездил в Москву к одному известному профессору Академии имени Гнесиных, чтобы лучше обучиться передовым навыкам игры на саксофоне.
Точно также и в Серегиной метрологии: они возили свои приборы в Москву, чтобы сверять их с точнейшими эталонами. Без этого нельзя правильно работать.
Серега смотрел на сидевшего рядом и мирно спящего под гул мотора сына и думал:
«Вот уж точно, ради саксофона этот готов ехать хоть на край света. Настоящий фанат своего дела. А мне уже ничего и не надо. Спокойной жизни уже не будет, но пока есть порох в пороховницах, нужно действовать. А умирать, так с музыкой».
Невольный каламбур придал уверенности Сереге, и он немного успокоился.
Через час они выехали за пределы городской черты и набрали приемлемую скорость. Трасса была бетонной, повреждений дорожного покрытия было немного, помех на дороге почти не было.
Тем не менее, нужно было обладать изрядным мастерством и слаженностью действий, чтобы не сойти с трассы или не врезаться в какую-либо неожиданную преграду.
«А парни-то не промах, — подумал Серега, глядя на дорогу. – Как внешний вид бывает обманчив. Настоящие мастера раллийного дела».
Куда только подевались их дурацкие и насмешливые маски! Как слуги Воланда на пути следования из Москвы в преисподнюю превратились из шутов в серьезных рыцарей, так и краснодарские пацаны на пути возвращения в Москву превратились в серьезных мужиков, с которыми не страшно бросаться в огонь и в воду.
Однако монотонная дорога все-таки сделала свое коварное дело. Серега начал постепенно отключаться от своих дум, и вскоре дрема обмотала его буйную головушку своим волшебным одеялом. Он снова оказался в Минске, в лодке посреди Свислочи. В его руках были весла, и он медленно греб ими по спокойной речной глади. Напротив него сидел уже известный ему пассажир и о чем-то ему говорил. О чем именно – Серега никак не мог разобрать. Он изо всех сил прислушивался к собеседнику и уже, казалось, интуитивно смог въехать в смысл разговора, — пассажир говорил ему о чем-то важном, от чего зависело их будущее. Но тут все оборвалось, и Серега проснулся.
Автомобиль, на котором он ехал, остановился. Все вышли на воздух, за ними – и Кличко. Оказалось, что после четырех часов пути члены российско-белорусских экипажей проголодались и решили сделать остановку.
— Перекусим, заодно и попрощаемся с Беларусью, — торжественно произнес Вадим. – Тут где-то поблизости должна быть граница с Россией.
И ребята расстелили газеты у обочины дороги.
Куда ни кинь взгляд, везде была зияющая чернота. Обуглившиеся леса навевали первобытную тоску, однако на полях уже кое-где пробивалась неистребимая зеленая трава, как в пустынных оазисах кактусы среди песчаных барханов.
— Что-то не слышно птичьего пения, — жуя колбасу, сообщил всем Иван. – Сейчас конец марта, они обычно прилетают в это время в наши края.
— Иногда бывает, что еще не растаял снег, а скворцы уже тут как тут, — знающе добавил Серега.
Про свой сон он решил умолчать. Зачем всех лишний раз озадачивать, и без того проблем невпроворот. Но для себя решил, что снится ему это уже второй раз неспроста.
— А вон там, глядите, какая-то тучка, не птицы ли это? — сказал Жора и показал рукой на пятно вдали на небе.
Все посмотрели в указанном направлении и с удивлением отметили, что похоже на то, что это были птицы.
— Ну, слава тебе Господи, от души прямо отлегло, – серьезным голосом сказал Цветиков.- Это, наверное, Серегины скворцы.
Все было сказано искренне, без всякой иронии, будто прилет птиц был самым долгожданным событием у всех оставшихся в этом бренном мире людей.
Они проводили взглядом стайку птиц, летевшую в сторону черного леса.
— Где они смогли переждать эту катастрофу? – продолжил тему Иван. – Наверное, нашли себе пещеру, словно летучие мыши, и впали там себе в оцепенение.
— Или в анабиоз, — добавил Серега. – В отличие от людей животный мир способен на такую защитную реакцию при резких изменениях климата.
— Жаль, что люди не могут поступить также, — мечтательно сказал Цветиков. – Уснул со спокойной совестью, а когда проснулся, все плохое уже закончилось.
— Тогда бы из нас не выжил бы никто, — с уверенностью проговорил Вадим. – Сжарились бы себе или задохнулись, как те бедняги в бомбоубежище.
Все согласно кивнули.
— Может быть, найдут там себе что-нибудь поклевать? – спросил у друзей Миша, которому не давала покоя судьба вернувшихся птиц.
— Они найдут, раз так смело летят, может, и мы найдем кого-нибудь из своих родных в Москве, — с надеждой в голосе произнес Иван.
— Найдем обязательно, Серега же нашел жену и сына, — уверенно добавил Чекало.
— Ну, тогда поехали дальше. Прощай, Беларусь. На горизонте – Россия, — сказал Иван и кивнул головой вперед, в направлении Москвы.
Все заняли свои места и тронулись навстречу неизвестности.


Теги:





0


Комментарии

#0 07:54  07-11-2012Дмитрий Перов    
прочитал и эти части
#1 17:11  22-11-2012Лев Рыжков    
"Только часа через два, когда были обшарены все этажи, было найдено заветное помещение с находящимися в ней ничего не подозревавшими врагами" - Автор, вот это плохо очень. Не умеешь ты боевики писать. В одном предложении - столько слива. Нельзя же так!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:03  03-12-2016
: [0] [Графомания]
Я не знаю зачем писать
Я не знаю зачем печалиться
На судьбе фиолет печать
И беда с бедой не кончается

Я бы в морду тебе и разнюнился
Я в подъезде бы пил и молчал
Я бы вспомнил как трахались юными
И как старый скрипел причал....
09:03  03-12-2016
: [0] [Графомания]
Преждевременно… Пью новогодней не ставшую чачу.
Молча, с грустью. А как ожидалось что с тостами «за».
Знаю, ты б не хотела, сестра, но поверь, я не плачу –
Мрак и ветер в душе, а при ветре слезятся глаза.

Ты уходом живильной воды богу капнула в чашу....
21:54  02-12-2016
: [5] [Графомания]
смотри, это цветок
у него есть погост
его греет солнце
у него есть любовь
но он как и я
чувствует, что одинок.

он привык
он не обращает внимания
он приник
и ждет часа расставания.

его бросят в песок
его труп кинут в вазу
как заразу
такой и мой
прок....
09:45  02-12-2016
: [23] [Графомания]
Я открываю тихо дверь,
Смотрю в колодец темноты,
И вижу множество потерь,
Обиды, бывшие мечты.
Любви погибшей силуэт,
И тех, ушедших навсегда,
На чьих могилах много лет
Растёт шальная лебеда.
Пои меня, моя печаль,
Всё то, что в памяти храню-
Возможно, жизни вертикаль,
Стрела, летящая к нулю....
14:17  30-11-2016
: [9] [Графомания]
РОЖДЕСТВО

— Так, посмотрим, что у меня из еды? — почесал затылок Петя, открывая холодильник. Там было не густо: половина палки колбасы, несколько ломтиков сыра на тарелке, да два апельсина — остатки вчерашнего пиршества. «Гляди-ка! Даже шампанское осталось!...