Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Конец света - 2012 глава 7

Конец света - 2012 глава 7

Автор: Сергей Климко
   [ принято к публикации 13:16  07-11-2012 | norpo | Просмотров: 418]
ЧАСТЬ ВТОРАЯ

В МОСКВЕ

Глава 7

Московские реалии

В то время, когда наши герои веселились в Минске, в Москве творилось форменное безобразие. Страшная жара и все вытекающие из этого последствия были аналогичны тому, что произошло и в Минске. Обуглившаяся от пожаров Москва ничем не отличалась от других городов бывшей необъятной Родины. Столь же малым был и процент людей, оставшихся в живых после этого грандиозного катаклизма. Несмотря на это бандитские группировки, хотя и сильно поредевшие, с необыкновенным рвением начали перераспределять между собой зоны своего влияния.
Бригада Сергея Беспальцева снова начала свирепствовать в городе, как и в лихие девяностые годы. Поначалу все подумали, что такой солидный джентльмен и мухи не обидит. Но именно Муха и получил на орехи от Беспальцева первым. Дошло до того, что Сергей сымитировал свою гибель в автокатастрофе, а сам залег на дно. Но теперь снова пришло его время действовать.
Не оказалась в стороне от этого процесса и кавказская диаспора. С удвоенной энергией она начала устанавливать свои порядки в поверженном, как ей уже казалось, городе. Грабежи, насилие, взрывы и стрельба на улицах снова стали неотъемлемой частью московской действительности.
И вот в такое опасное и судьбоносное время наши путешественники въехали на своих лихих железных конях в осажденный город.
Уже на подступах к Москве неизвестные отморозки обстреляли их автомобили из стрелкового оружия. Головная машина была повреждена и сразу загорелась от меткого попадания пули в бензобак, поэтому ее экипажу в срочном порядке пришлось пересесть в следовавший за ней джип Цветикова.
— Жаль машины, столько лет служила мне верой и правдой, — только и смог произнести Жора со слезами на глазах, глядя на груду горящего металлолома, бывшей когда-то его любимым автомобилем.
— Скажи еще спасибо, что сам остался жив, — «успокоил» друга Вадим. – Приветливо же нас встречают в белокаменной! Куда же нам теперь ехать?
Вадим был растерян, что с ним произошло впервые за несколько месяцев.
— Я знаю, — уверенно ответил Цветиков. – В Останкино. На телецентре будет хоть какой-нибудь порядок. Если же будем таскаться по городу, то всех нас перебьют как крыс.
Все согласились с весьма убедительными доводами Сергея и сразу рванули к Останкинскому телецентру.
Останкинская башня, представшая перед путешественниками во всей своей красе, курилась после недавно потушенного пожара.
Режимный правительственный объект Телецентр «Останкино» был оцеплен войсками. Вокруг здания стояли танки и бронетранспортеры, точь в точь как в девяносто третьем году во время обороны белого дома. Пришлось Чекало с друзьями козырять перед военными всеми имеющимися у них документами, чтобы их беспрепятственно пропустили в здание телецентра.
— Ну, хоть где-то есть советская власть, — пошутил Иван Уркан, оказавшись почти у цели.
– Мы приехали из Минска с важной информацией. Вместе с нами приехало несколько минчан, — сказал он охране на фэйс-контроле.
Охранники посмотрели на них, как на инопланетян, так сильно звезды голубых экранов изменились, побывав на чужбине. Но так как на объявленных в розыск преступников ребята похожи не были, то фэйс-контроль был благополучно пройден, и все вместе они прошли в здание центра.
Вместе с охраной они вошли в кабинет к генеральному директору Первого канала Константину Опрсту. Константин Львович не просто обрадовался, он был вне себя от радости при виде таких долгожданных гостей, уже было исключенных всеми из списка живых.
— Да вы просто герои, если остались в живых после таких приключений, — выслушав короткий рассказ ребят, промолвил Опрст. – Нужно немедленно доложить о вашем прибытии в Кремль.
Он поднял телефонную трубку и попросил соединить с премьер — министром России.
— А-а-а, — как обычно протянул Константин Львович. — Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич, только что прибыла команда из Минска. У них для вас есть горячие новости.
— Везите их срочно ко мне на военной технике, чтобы с ними ни дай бог ничего не случилось, — радостно ответил Медведев.
И добавил, обращаясь к находившимся в своем кабинете людям:
— Ну вот, Александр Григорьевич, прибыли люди из Минска, скоро у нас будет самая свежая информация.
Александр Григорьевич Лукашенко находился с очередным дружеским визитом в Москве. Он прибыл сюда еще до катастрофы для подписания очередного договора между братскими странами, но задержался здесь на несколько месяцев, пережив катастрофу вместе со своим младшим сыном в подземном правительственном бункере. Связь между столицами была прервана еще 22 декабря, и президент мог только догадываться о том, что происходило в Республике Беларусь.
Как и премьер-министр России, он был одет в цивильный костюм, все-таки находился в гостях у руководителей великой державы.
— И кто эти герои? – не удержался от вопроса Президент Беларуси.
— Рисковые люди, иначе про них не скажешь, — подумав, витиевато ответил премьер-министр России. – Они скоро приедут к нам, тогда все и узнаем.
— Раз они из Минска сюда смогли приехать, то и я смогу отсюда добраться до Минска, – смекнул Президент Беларуси. – Я и так потерял здесь уйму времени. Надеюсь, россияне выделят мне транспорт и охрану для обратной поездки.
— Не извольте беспокоиться, транспорт мы вам предоставим обязательно, — заверил его Дмитрий Анатольевич. – Не самолет, конечно, они все сгорели во время катастрофы.
Он тяжело вздохнул.
— Зато во время вашего визита мы с вами, Александр Григорьевич, расставили все точки над «i», — добавил премьер-министр России. – Будем объединяться, и как можно теснее.
— Вы правы, Дмитрий Анатольевич, по отдельности нам не выкарабкаться из такого тяжелого положения.
В кабинет вошел Президент России Владимир Владимирович Путин и тепло поприветствовал находящихся здесь людей. Он был, в отличие от других, в спортивном костюме, не успев переодеться после тренировки. Привычка посещать тренажерный зал сохранилась у него до сих пор, несмотря на наступившие тяжелые времена.
— Мне доложили, что приехали гости из Минска, — осведомился он у своего премьер-министра.
— Прибудут сюда с минуту на минуту, — сообщил Дмитрий Анатольевич. – Четверо россиян и четверо белорусов. Двоих из них вы знаете, еще двое – папа с сыном.
— Папа римский? – пошутил Владимир Владимирович.
— Да нет, минский, — ответил Дмитрий Анатольевич. – Везет своего сына в Москву учить музыке.
— Нашли время, разве этому сейчас нужно учить?! – недоуменно проворчал Владимир Владимирович. – Сейчас нужно учить стрелять.
— А они верят в то, что в Москве может свершиться чудо, — проникновенно сказал Дмитрий Анатольевич. – И нам нужно постараться оправдать их надежды.
— Вот за это вам большое спасибо, Дмитрий Анатольевич, что находите время для поддержки простых людей, это дорогого стоит, — расчувствовался Александр Григорьевич.
— Ну, вот и они, — воскликнул премьер-министр России, видя, как, скромно потупившись, вошли гости из Минска.
— Рассказывайте, как вы докатились до такой жизни, что слышно в Минске, — первым попросил Александр Григорьевич наших друзей.
Те наперебой начали рассказывать о своих злоключениях: и о Метрополитене, и о торговом доме «Столица», и об обезвреженном террористе. Больше часа они рассказывали о произошедшем с ними в столице Беларуси.
— Скажите, пожалуйста, опять террористы в Минске появились, — удивился Александр Григорьевич. – Никак от них не избавиться, ну что ты с ними будешь делать!
Президент Беларуси имел в виду прошлогодний террористический акт в Минском метро.
— И у нас бандиты с террористами безбоязненно бродят по городу, — сказал Президент России. – Поэтому нам нужно объединяться как можно быстрее, вместе легче и батьку бить.
— Это вы на меня намекаете? – рассмеялся Александр Григорьевич.
— Ну что вы, Александр Григорьевич, я намекаю на наших с вами врагов, — серьезно ответил Президент России.
Все задумались, оценивая сказанное.
— А не сходить ли вам, друзья мои, в баню? – после паузы спросил Владимир Владимирович у немного заскучавших ребят. – Несколько месяцев, поди, не мылись по-человечески?
— Мы уже забыли, что такое мыло, — ответил за всех Иван Уркан. – Все тело чешется, неудобно даже об этом говорить.
— Глядите, чтобы вши не завелись, — «обрадовал» ребят Владимир Владимирович. – Я уже распорядился, вам приготовили чудесную парилку.
— Ладно, мне пора собираться в дорогу, давайте на прощанье пожму ваши мужественные руки, — сказал Александр Григорьевич.
Он подошел к каждому из них и пожал своей могучей рукой усталые руки ослабленных переездом путешественников.
А Павлу сказал:
— Выучись и приезжай в Минск, нам музыканты тоже нужны. Еще порадуешь наш народ своей виртуозной игрой.
Напоследок Президент Беларуси сказал Сереге:
— Молодец, что не растерялся с этой бомбой. Честно говоря, я бы так не смог. И береги сына, это наше будущее. Нам музыканты тоже понадобятся.
— Постараюсь, Александр Григорьевич, — ответил растроганный вниманием Серега. — Счастливой Вам дороги.
Президент Беларуси в сопровождении первых лиц России вышел готовиться к отъезду, а ребята пошли в баню.
Только теперь они ощутили, насколько сильно запустили себя. Еще вчера им было некогда думать о гигиене, ведь на кону стояли их жизни. Да и чистой воды неоткуда было взяться – везде была грязь и сажа. Москва своей чистотой от других регионов бескрайней России пока не отличалась.
Тем более было удивительно услышать и увидеть, что здесь была чистая вода, и можно было, как следует, помыться.
Путешественники спустились в подземелье, по-видимому, оставшееся в наследство от коммунистической эпохи. Это был подземный город, построенный на случай ядерной войны, оборудованный всеми благами цивилизации, в том числе и баней.
Естественно, здесь был замкнутый цикл расхода воды – вода расходовалась, затем очищалась фильтрами и снова использовалась по различному назначению. Никакая катастрофа не могла затронуть работу этой системы, она могла работать автономно и безотказно многие годы.
Еще никогда баня не доставляла ребятам такого удовольствия, как сейчас. Измученные тела наших героев жадно впитывали теплую и чистую воду, а в парилке хотелось сидеть до изнеможения.
Не было времени и желания даже на естественные в этой ситуации шутки – ребята проходили обряд очищения в полном молчании. И только потом, за накрытым как всегда после бани столом, всех прорвало на нескончаемые разговоры.
— Это просто праздник какой-то, — сказал Чекало. – Ради этого уже стоило выжить.
— Да, жить хорошо, — повторил известную фразу Миша.
— Но хорошо жить – еще лучше, — исправил друга Цветиков.
— А хорошо мы будем жить, когда найдем своих близких, — развил витавшую в воздухе идею Иван.
— Точно, — вздохнул Вадим. – Надо бы порасспрашивать начальников, может быть есть вести о наших родных.
— А если никаких вестей нет, то сами их разыщем, — сказал Жора.
В этот момент в предбанник вошел Владимир Владимирович.
— Друзья мои, я ничем вас не обрадую, информации нет никакой. Единственное, что я могу предложить, это расспросить обо всем некоего Павла Долю.
— Жив, курилка! – обрадовались друзья.
— Не только жив, но и возглавляет отряд самообороны, выполняет ответственные задания, — огорошил друзей высокий гость.
— Я от него такое и ожидал, — не удивился Вадим. – Нам бы тоже не мешало куда-нибудь влиться, чтобы не сидеть без дела.
— Обязательно найдем применение всем желающим, даже белорусам, — обнадежил всех Владимир Владимирович.
– А пока расскажите мне, пожалуйста, про случай с бомбой, — неожиданно обратился он к Сереге.
Серега последние часы был тише воды, ниже травы. Его мало волновало происходившее рядом с ним, он расслабился и полностью ушел в себя, подобно аутисту. Он почувствовал, наконец, под ногами твердую почву и начал мечтать о будущем: как и где он будет жить, и что будет делать. И вдруг его заставили вернуться к прошлому, которое он готов был уже навсегда забыть, как кошмарный сон.
Делать нечего, скрипя сердцем, он начал рассказывать о том, как ему было страшно, как он еле-еле выбрался с бомбой наружу и напоследок добавил, что больше за такое гнилое дело он бы никогда не взялся.
Окружающие его за столом друзья невольно слушали его объяснения.
— Если я вас правильно понял, вы знали о том, что бомба могла взорваться в любой момент? – спросил у него Владимир Владимирович.
— Конечно, знал, но там было слишком темно, я бы не разобрался, что к чему, если бы стал ее обезвреживать. Да и времени не было, дорога была каждая секунда, — оправдывался Серега. – Я только хотел как можно быстрее вынести бомбу наружу.
— Конечно, вы поступили правильно, ведь победителей не судят, — успокоил Серегу старый чекист.
Кличко откусил кусок бутерброда и с голодухи сразу его проглотил.
– Вы случайно в правоохранительных органах не работали? – вдруг снова спросил его Владимир Владимирович.
— Когда-то я шестнадцать лет проработал в КГБ, пока оттуда не уволили по сокращению штатов, — почти по-военному доложил Серега.
При этих словах ребята еще сильнее прислушались к его разговору с Путиным. Из разговоров Сереги с Васей, невольно подслушанных ранее, они знали, что Серега работал в каком-то метрологическом центре. Про работу в Комитете Кличко особенно не распространялся. Это вызвало теперь недоумевающие взгляды его друзей, и Серега это сразу почувствовал, искоса поглядывая по сторонам.
— Какие-нибудь ответственные поручения по работе выполняли? — спросил у него Путин.
— Конечно, — простодушно ответил Кличко.
Взгляды на Серегу его друзей постепенно сменились на нейтральные и немного восторженные.
«А ведь он мог бы быть полезен в нашем деле, — подумал старый чекист, от которого не могло укрыться ничего такого, что заслуживало бы внимания. – Рисковый мужик, и быстро принимает верные решения, несмотря на жестокий цейтнот».
«Я ведь не сказал, что работал-то инженером, а не опером», — в то же самое время подумал Серега.
Но что-либо изменять в своих показаниях было слишком поздно. Дело вокруг его скромной персоны уже завертелось.
— Что, ребята, давайте выпьем за ваше прибытие, — предложил Президент России.
Все налили и выпили, за исключением озадаченного таким вниманием к своей скромной персоне Сереги.
«Он еще и не пьет, это большая редкость!» — удивился Владимир Владимирович.
Вслух же спросил у Сереги:
— Как вас по отчеству величают?
— Не важно, старые друзья называют меня Сержем, — отрекомендовался Кличко.
— Вот что, Серж, вам не говорили, что у вас внешность южанина? – деловито поинтересовался Владимир Владимирович у Кличко.
Тот уже начал понимать, к чему может привести этот разговор, но, несмотря на это, честно рассказал президенту России о том, что, будучи на приемке военных самолетов в Тбилиси, к нему нередко обращались местные жители по-грузински, принимая его за грузина. И чтобы чувствовать себя в Грузии, как рыба в воде, и лишний раз не конфузиться, ему волей-неволей пришлось выучить некоторые грузинские слова.
— Это для меня было удивительно, ведь вообще-то я чистокровный белорус и априори не должен походить на грузина, — добавил Серега.
А про себя отметил:
«Путин меня вербует».
- Понимаешь, Серж, у меня все люди наперечет, почти все русские, да и русским духом от них прет за километр, а тебя в Москве никто не знает, кроме нас, — и старый чекист кивнул на сидящих за столом друзей.
Окружающим, невольно слушающим эту беседу, стало понятно, что президент что-то задумал.
Затем тихо, но очень проникновенно он добавил:
— Ты, конечно, можешь отказаться, но я думаю, что у тебя все получится.
— Что получится? – сглотнул слюну от неожиданности Серега.
— А вот это посмотрим, мне нужно все обдумать, выработать план действий. А твоим сыном я займусь лично. – Президент благосклонно посмотрел на Павла.
После этих слов Павел засиял от счастья, словно тульский самовар.
«Вот он меня и завербовал, ловко же они это делают», — решил Серега, глядя на своего сына.
— Хорошо, я согласен, только мне надо немного привести свою физическую форму в порядок, — поставил условие Кличко.
— Тебе недели хватит? – поинтересовался Владимир Владимирович.
— Как карта ляжет, — уклончиво ответил в Сереге бывший спортсмен-любитель.
— Ладно, тренажерный зал будет в твоем распоряжении. А вы, — Владимир Владимирович обратился к остальным участникам беседы, — тоже позанимайтесь спортом, ну а потом присоединяйтесь к отряду Доли. Будете наводить порядок в городе, несмотря на звания и регалии.
Он многозначительно посмотрел на Чекало.
— Конечно, — спохватился Саша, — мы все внесем свою лепту в это благородное дело. А чем придется заниматься?
— Об этом вам расскажет Павел Доля, он должен прийти сюда с минуты на минуту. Что же, давайте напоследок выпьем за успех нашего дела.
И после паузы, вызванной поднятием стаканов, Президент России добавил:
— Я уже распорядился, чтобы вам выдали камуфляжную форму.
И ушел также внезапно, как и появился, оставив ребят наедине с невесть откуда навалившимися проблемами.
— Это нам еще повезло, будем грязь собирать, а Сереге, видно, воевать придется, — поделился своими соображениями Вадим.
— Я бы тоже пошел на войну, если бы мне дали автомат, — сказал Цветиков.
— Все бы пошли, если такое положение в городе, — согласился с приятелем Миша.
Один Иван выразился наиболее категорично и выразил свое мнение, и если на то пошло, в глубине души мнение остальных ребят:
— Лоханулся ты, Серега, теперь будешь рисковать своей шкурой и здесь. Я бы не соглашался на такое. Я им не Рембо.
Серега тяжело вздохнул, но промолчал, ибо против такой убийственной формулировки возразить ему было нечего.
Через минуту в двери показался Павел Доля.
Навалившиеся невзгоды внешне не надломили ни его здоровье, ни его характер. Все такой же худой и подтянутый, хорошо одетый и с неиссякаемым чувством юмора.
— А я уже, грешным делом, успел вычеркнуть вас из списка части, — весело сказал он своим старым знакомым.
— Не дождешься, — также весело ответил ему Вадим. – Мы еще вместе с тобой повоюем по одну сторону окопа.
— Повоюем – это громко сказано. Слышал, кто такие коронеры? Они таскают трупы, грязь собирают, чистильщики, в общем. Мы с Тимуром и «Бульдогом» уже месяц этим занимаемся.
— Представляю себе, как это весело, — с сарказмом сказал Иван.
— Страшно весело, столько трупов, что шага ступить некуда! – не стал с ним спорить Доля.
— Этим нас не удивишь, — сказал Жора. – Мы в Минске насмотрелись и не такого!
— А вот оружия пока я вам не выдам, — многозначительно посмотрев в сторону Цветикова, сказал Доля.
— Смотри, а ведь он подслушивал нас, — обиделся Сергей.
— Должен же я прощупать вас, на что вы способны, — веско сказал Доля. – Больше так поступать не буду, но и вы меня не подведите.
Павел дал понять, что он здесь главный, и, несмотря на возраст и прежние заслуги, все должны ему подчиняться. Армия есть армия!
— А как поживают остальные товарищи по шоу-бизнесу? – поинтересовался Иван.
— Информации нет. Тех из них, кто не объявились сами, считайте покойниками. Меня самого, как всегда, спасла чуйка на всякие катастрофы. В тот роковой день я весь вечер катался в метро, все чего-то ждал. Ну и дождался. Затем почти три месяца мыкался в метро, пока не дошел до телецентра и не пришел на поклон к Опрсту. С тех пор я нахожусь при деле.
Друзья переглянулись и с пониманием усмехнулись. Их судьбы были, как под копирку переписаны с судьбы Павла Доли.
Они еще долго вспоминали былое, уже такое далекое и нереальное, что даже не верилось, что все происходило именно с ними, а не с другими людьми. Но они бередили и бередили старые раны, для того, вероятно, чтобы не забыть свое недалекое прошлое, без которого не будет и будущего.


Теги:





0


Комментарии

#0 18:53  07-11-2012Дмитрий Перов    
бгг, ну, ты завернул, автор. Читаю, давай продолжай.
#1 18:28  08-11-2012Сергей Климко    
В 2011 году прогремел взрыв в Минском метро, это послужило толчком для меня.

Что такое терроризм и как ему противостоять? Я попытался в этом разобраться.
#2 00:44  21-11-2012Лев Рыжков    
Ох, автор)) Сцена встречи президентов - пиздец реальне. Я ржал. Ты это все серьезно излагал?

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:30  04-12-2016
: [0] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [0] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....
09:03  03-12-2016
: [7] [Графомания]
Я не знаю зачем писать
Я не знаю зачем печалиться
На судьбе фиолет печать
И беда с бедой не кончается

Я бы в морду тебе и разнюнился
Я в подъезде бы пил и молчал
Я бы вспомнил как трахались юными
И как старый скрипел причал....
09:03  03-12-2016
: [5] [Графомания]
Преждевременно… Пью новогодней не ставшую чачу.
Молча, с грустью. А как ожидалось что с тостами «за».
Знаю, ты б не хотела, сестра, но поверь, я не плачу –
Мрак и ветер в душе, а при ветре слезятся глаза.

Ты уходом живильной воды богу капнула в чашу....
21:54  02-12-2016
: [6] [Графомания]
смотри, это цветок
у него есть погост
его греет солнце
у него есть любовь
но он как и я
чувствует, что одинок.

он привык
он не обращает внимания
он приник
и ждет часа расставания.

его бросят в песок
его труп кинут в вазу
как заразу
такой и мой
прок....