Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Конец света - 2012 глава 8,9

Конец света - 2012 глава 8,9

Автор: Сергей Климко
   [ принято к публикации 14:26  09-11-2012 | norpo | Просмотров: 411]
Глава 8

Задание

Прошло три дня. Жизнь наших друзей приобретала совершенно новую окраску. Она стала намного разнообразней и гораздо полезней для общества, а именно — ребята занялись очисткой города от всевозможной грязи, заполнившей собой весь город.
Лопатами они отскабливали ее от дорог и тротуаров, водой смывали ее с фасадов зданий. Работали в противогазах и респираторах до седьмого пота.
Кроме этого, они переносили на своих плечах горы мусора за город, где закапывали его в землю. Нельзя сказать, что это им очень нравилось, но они понимали, что с приближением теплых дней возрастала опасность неконтролируемого размножения болезнетворных микробов, которые были в избытке в пока еще сильно загрязненном городе.
Один Серега пока не работал, но это было вполне объяснимо, – он не должен был светиться в Москве по причине ожидающего его спецзадания. Поэтому его вместе с сыном поселили в двухкомнатных апартаментах вдали от любопытных глаз, где он чувствовал себя, как у бога за пазухой. Чтобы не было скучно, он усиленно занимался на тренажерах и возился со штангой в спортивном зале, и, кроме того, изучал карту города.
Сын его Павел занимался музыкой под руководством уже известного ему преподавателя Академии музыки. Этот преподаватель был сильно удивлен тому, что вновь увидел знакомого ученика, и что его знания понадобились кому-то в это тяжелое и смутное время. Однако, видя, что его труд не проходит впустую, немного успокоился и даже обрадовался такому повороту в своей судьбе.
В свободное от занятий время Павел помогал ребятам в их грязной работе. Таким вот образом он решил отблагодарить за всеобщее трепетное отношение к его скромной персоне.
Жили они с ребятами почти рядом, поэтому частенько захаживали, друг к другу в гости, и все относились к Павлу со вниманием и уважением, почти как к сыну полка.
Еще через четыре дня Сереге начало казаться, что о нем забыли и даже больше того, что он стал больше никому не нужен. Это начинало тяготить его и провоцировать невеселые думы.
Однако все когда-нибудь кончается, как закончилось и время Серегиного бездействия.
На восьмой день вынужденного простоя его посетил Владимир Владимирович. Они о чем-то поговорили, после чего Серега заторопился в город.
— Я пойду изучать местность, — объяснил он сыну. – Нужно готовиться к будущей операции.
Если бы кто-то из знакомых встретил тогда Серегу в Москве, то с трудом бы узнал его из-за появившегося сильного кавказского акцента, с которым он по-русски разговаривал с редкими прохожими, и изменившейся внешности, а именно густой бороды и усов.
— Так надо,- объяснял он своим удивленным приятелям. – Это входит в план будущей операции.
Однако спустя некоторое время в разговоре с друзьями этот акцент стал проявляться постоянно.
— Э, какой такой павлин-шмавлин, нэ прыставайтэ ка мнэ па пустякам, — воинственно отвечал он, если был чем-либо недоволен, при этом вызывая смех окружающих.
И уже через несколько дней он уже вполне мог сойти за настоящего джигита, сошедшего с высоких кавказских гор и приехавшего в Москву, чтобы отомстить неверным за поруганную честь своих соплеменников.
Вскоре наступило время активных действий.
Однажды Чекало, Цветиков, Занустян и Уркан, переодевшись в камуфляж и надев маски, чтобы их не узнали, стали на время полицейским патрулем. В таком наряде они гоняли Серегу в течение часа по городу, будто бы преследуя опасного преступника. «Преступник», разумеется, убежал, но шороху в городе они все вместе наделали капитально.
После нескольких подобных приключений Серега стал вполне узнаваем не только в широких, но и в узких, преступных кругах. А именно это как раз и требовалось получить в качестве исходных данных для дальнейшей операции.
На очередной встрече с подготавливаемым диверсантом Владимир Владимирович был доволен и не скупился на комплименты.
— Все идет как нельзя лучше, Серж. Теперь нужно добавить реальных действий, например, ограбление склада. Есть у меня кое-какой план.
Можно было не сомневаться, что следующей ночью был ограблен продовольственный склад на Арбате. В последующие дни был ограблен целый ряд различных объектов преимущественно в центре Москвы. Город, что называется, был поставлен на уши.
Еще немного, и о геройстве отважного «кавказца» начали бы слагать легенды. Это обстоятельство вплотную приблизило штаб к осуществлению плана по уничтожению бандформирований.
А план был следующий. Каким-то образом нужно было узнать, где находятся бандитские логова или хотя бы склады их оружия и днем, когда бандиты не так активны, одновременно накрыть эти точки. Роль Сереги состояла в том, чтобы подбросить бандитам меченое оружие.

И вот однажды Серега как всегда отправился на свое теперь обычное задание – грабить очередной склад. Только в этот раз ему дали необычное оружие – портативный гранатомет последней разработки, еще не поступивший на вооружение в российскую армию, который должен был стать приманкой для боевиков.
Он вышел в город далеко за полночь. Полная луна освещала ему путь, заботливо указывая на все препятствия, возникающие на его пути. Гранатомет лежал в рюкзаке за спиной, давя своей тяжестью на еще не совсем окрепшую после ранения в Минске спину Сереги. Он хорошо изучил, как пользоваться такой «базукой», даже видел это в некоторых боевиках российского и иностранного производства, но все равно очень сильно волновался. Сердце колотилось у него в грудной клетке, и он начал бояться, как бы это волнение не стало заметно для посторонних. А народу, кроме него, ожидается много. По сведениям из хорошо осведомленного источника, сегодня ночью этот же объект будет грабить одна из банд, и задача Сереги была продемонстрировать в действии свою «базуку» бандитам.
Как всегда, объект был заранее вскрыт специально для него. Задача Сереги была такова – взять подготовленный заранее пакет с «награбленным» и дождаться приезда спецмашины, по которой ему нужно было в виде самообороны выстрелить из «базуки».
На все про все ушло несколько минут. Наконец, послышался шум двигателя подъехавшего автобуса – это и была подготовленная мишень. Отчетливо раздался голос:
— Смотрите, здесь опять ограбление, черт побери.
Это был сигнал к атаке.
Серега вытащил из рюкзака свою «базуку», вышел на открытое пространство и, тщательно прицелившись, выстрелил по автобусу.
В тот же момент он загорелся, раздались истошные крики «раненых». Сердце у Сереги немного екнуло, он на секунду представил себе, что в автобусе и впрямь были живые люди, а не манекены. Отогнав от себя эти неприятные мысли, он поколдовал над использованным гранатометом, проделав только ему одному известные манипуляции, и бросился наутек, как и требовалось по легенде. Гранатомет же он бросил на открытом месте, чтобы тот был как можно более заметным для всех. Вскоре он был подобран бандитами.
Оставшееся время он слонялся по городу, чтобы попасться на глаза ночным жителям города, рискуя при этом своей жизнью, и только под утро вернулся домой, целый и невредимый.
Проспал Серега до самого вечера, как пшеницу продавши, крепко и долго.
Вечером к нему в гости пришли старые друзья, а вместе с ними и Доля с «Бульдогом» и Фархутдиновым с объемистыми пакетами в руках.
— Чертовски рад познакомиться с таким крутым челом, как ты, — вместо приветствия прохрипел «Бульдог» хозяину.
И добавил:
— Сукинагей, – видимо, от прилива лишнего адреналина в кровь.
«Где-то я это уже слышал?», — задал себе вопрос огорошенный Серега, но поскольку искать правильный ответ было некогда, ответил на приветствие совершенно другое:
- Я тоже сочту за честь видеть вашу честь в своем доме.
После такого обмена любезностями остатки сна из Серегиной головы улетучились окончательно.
— А это Тимур, — бодро представил «Бульдог» Сереге своего друга.
Они поздоровались за руку, словно старые знакомые. Тимур тоже неплохо выглядел, под стать своему другу «Бульдогу».
Неожиданно к Сереге подошел Иван и тихо сказал:
— Ты извини меня за мои слова насчет лоха.
— Не извиняйся, время нас рассудит, лох я или не лох, — философски заметил приятелю Серега.
— Раз уже настала эра примирения, то давайте выпьем за успех будущей операции, — весело сказал услышавший все «Бульдог».
Через несколько минут поляна была готова. Содержимое пакетов было выставлено на стол.
Водка, коньяк, хорошая закуска – что еще нужно человеку, присутствующему при конце света, чтобы встретить начало новой эры.
Серега даже крякнул от удовольствия при виде этого изобилия.
— Поздравьте меня, я нашел своих родных, — сказал после некоторой паузы Вадим.
— Ну и где же они? – спросил обрадованный Серега.
— В общаге, в нашем доме пока жить нельзя.
— Что ты собираешься делать? – продолжал допытываться Серега.
— Попросить у начальства, может быть, времянку какую-нибудь дадут, — с надеждой в голосе ответил Вадим.
— Догонят и еще дадут. Тут нужно действовать решительно. Смотри, Серега ловит преступников, вот ему хоромы и дали, — подсказал Вадиму отличную идею Иван.
— Попроситься, что ли, вместе с Серегой преступников ловить? – задумался вслух
Вадим.
— Да, нужно вырастать из коротких штанишек, — рассудил Чекало. – И мне уже надоело развозить трупы. Я ведь тоже нашел свою жену и сына.
— Вот теперь я спокоен – отбивать у меня жену стало некому, — облегченно вздохнул Серега.
Все рассмеялись. «Бульдог» бросил недоуменный взгляд на Серегу:
— Ты о чем?
— Не буду об этом рассказывать, кто старое помянет, тому глаз вон. А зрение мне еще понадобится, — объяснил тот.
Чекало посмотрел на Серегу, как на родного брата, отказавшегося от наследства в его пользу, – с нескрываемой симпатией.
Друзья выпили по этому поводу по одной и закусили.
— Остальные из вас, как я понимаю, пока своих не нашли. Главное – не теряйте надежды, — посочувствовал друзьям Серега.
— Надежда умирает последней, — ответил Цветиков. – Мы ищем, если кто-нибудь жив, то обязательно найдется. Я хоть и развелся со своей Юлькой, а все равно все бы отдал, чтобы найти ее и дочку Настеньку.
Сергей утер скупую мужскую слезу. Все с сочувствием посмотрели на Цветикова. Сначала разводятся, после ищут друг друга, — пойми этих загадочных русских!
— Когда же это все кончится? – горячился Миша. – Я имею в виду этот бедлам в городе. Честно говоря, так жить больше не хочется.
— Терпение, мой друг, будет и на нашей улице праздник, — успокоил его Доля, по-дружески похлопав по плечу.
Долго еще друзья жаловались друг другу на проклятую жизнь, мечтали, как они заживут, когда все закончится, пока все не выпили.
Кто выпил в меру, кто лишку перепил, а кто и вообще ушел на бровях под тяжестью своих забот, – так или иначе все закончилось благополучно, без приключений. И только непьющий Серегин сын Павел в глубине души и втайне от других радовался, как хорошо быть молодым и неженатым и как тяжело быть взрослым.

Глава 9

Боевое крещение

Через два дня пришли первые отклики от хорошо информированных источников, а также разведывательные данные от агентов, внедренных в ряды боевиков.
Применение Серегой портативного гранатомета новейшей системы оказало сильное психологическое воздействие на бандитов. Разумеется, они захотели заполучить себе как можно быстрее такое же оружие. Произошло единение позиций главарей, в общем-то, разрозненных банд с целью разведать местонахождение хранилища этих «базук».
И вскоре в дверь Серегиного жилища постучали. В дверь вошел с виду военный человек в камуфляжной форме без погон. Он представился генералом Ивановым, действовавшим от имени и по поручению Владимира Владимировича. Обыкновенная, ничем не выделяющаяся внешность, подтянутый, седой, но еще не старый.
Он поздоровался с Серегой за руку. Серега тут же вспомнил, что во время его недолгой воинской службы в рядах Советской Армии с ним также обменялся рукопожатием командующий ВВС БВО генерал-лейтенант Р.
Молодой капитан, он обратился тогда к самому главному начальнику в авиации с просьбой о переводе в другую часть по семейным обстоятельствам, ибо командир полка, в котором служил Серега, не был уполномочен на такие деяния.
— Я только могу тебе посоветовать, товарищ капитан, попытаться самому найти себе место для продолжения службы, — по-дружески подсказал ему выход из положения полковник Аваров.
Вскоре Серега сам нашел часть, в которую его были согласны взять, и записался на прием к командующему. К его удивлению, командующий ВВС округа внимательно выслушал Серегину просьбу, а через три месяца последний уже служил в 129 лаборатории измерительной техники в Барановичах.
Так Серега впервые попал в военную метрологию.
После этого случая Кличко и сделал для себя вывод, что доброе рукопожатие старшего начальника, – это верный признак того, что твое дело выгорит.
— Нам нужно обсудить с вами некоторые вопросы, — сразу беря быка за рога, отрапортовал генерал Иванов.
— Ну, наконец-то. Я весь внимание, — радостно ответил Серега.
Он заждался серьезной работы, поэтому ему не терпелось поскорее покончить с всякими обсуждениями.
— Вы должны навести бандитов на склад с гранатометами, — коротко сказал генерал Иванов.
— Показать им склад – дело нехитрое. А что, если бандиты разузнают, что я работаю на вас, и захотят меня убрать? – прямо спросил Серега. – Опасность для жизни довольно велика.
— Бояться не стоит. Вас будет подстраховывать наш опытный разведчик, действующий под псевдонимом «Бурый», — обнадежил его генерал.
— Тогда мой псевдоним будет «Серый», это напоминает мое имя. Не хватает только «Малинового», — пошутил Серега. – Тогда бы получился победоносный серо-буро-малиновый альянс.
— «Малиновым» буду я, — рассмеялся генерал Иванов, своей реакцией давая понять собеседнику, что дело пустяковое и не стоит выеденного яйца. – А теперь серьезно. «Бурый» будет Вас подстраховывать только в случае крайней необходимости. Дело в том, что он может нам понадобиться и после окончания операции, и будет жаль, если он засветится перед боевиками из-за какого-либо пустяка.
— Понимаю. Так что я должен делать? – Глаза Сереги излучали предельную сосредоточенность и решимость.
Генерал подробно рассказал Сереге, как он должен действовать. В конце рассказа он посмотрел Кличко прямо в глаза и строго-настрого предупредил:
— Главное – не переусердствовать, показали, где находится склад, – и ходу домой. Но если начнете с ними спорить и конфликтовать, то можете поплатиться жизнью. Бандиты – люди хитрые, они могут вас быстро раскусить и убрать.
Вечером Серега по плану вышел на очередную прогулку по городу. Буквально через десять минут за ним увязался «хвост». Заметив это, Серега для приличия поводил за собой двоих незнакомцев несколько минут по улицам, затем остановился возле угла дома старой постройки и стал ждать.
Еще через несколько минут незнакомцы, оглядываясь по сторонам, подошли к нему и по-русски, но с кавказским акцентом предложили пройти с ними.
— Э, куда это я с вами должен пройти? – тоже включил кавказский акцент Серега. – Я что, баран, чтобы за вами ходить?
— Слушай, э, если ты не пойдешь по-хорошему, то мы потащим тебя силой, — ответил один из незнакомцев в тон Сереге, с угрожающим видом глядя на него.
«Видно, лед тронулся», — решил Кличко.
Чтобы не перегнуть палку, Серега согласился пойти с ними в качестве барана.
Шли они долго, путая следы, по всей видимости, боясь за собой слежки. Наконец они подошли к какому-то полуразрушенному дому и вошли вовнутрь.
В доме уже находились люди. Вошедшие вместе с Серегой незнакомцы о чем-то пошептались с ними. Наконец, как впоследствии выяснилось, один из главарей бандформирований бородатый крепыш по имени Шамиль обратился к Сереге:
— Слушай, брат, нам совсем не интересно, кто ты такой и откуда, расскажи, где ты взял такой гранатомет?
Шамиль окинул взглядом белоруса с ног до головы, надеясь таким вот образом быстро раскусить его нутро и замыслы. Но ничего подозрительного он не заметил, грузин как грузин, таких он встречал много раз, поэтому спокойно приготовился выслушать Серегу.
«Слава богу, клюнули!», — с облегчением подумал Кличко.
— А что мне за это будет? – сразу начал торговаться Серега.
Он должен был держаться в меру независимо, но в тоже время и в меру покладисто, как обычный человек, чтобы боевики его ни в чем не заподозрили.
— Проси, что хочешь, для хорошего человека мне ничего не жалко, — любезно предложил ему главарь.
— Мне от вас ничего не надо, — для приличия решил поотнекиваться Серега.
— Каждому человеку в этой жизни что-то надо, например, деньги, — по-отечески начал учить его уму-разуму Шамиль.
— Хорошо, уговорил, черт красноречивый, — «нехотя» сдался Серега. – За миллион покажу.
— Рублей? – переспросил у него главарь террористов.
— Нет, долларов! – в шутку ответил Кличко.
«Вдруг это прокатит?!» — подумал Серега.
Как раз в Москве начали открываться разные магазины, и деньги, а особенно доллары, ему бы совсем не помешали. А миллион рублей или долларов – было не так уж и важно.
Шамиль улыбнулся, показав всем своим уверенным видом, что эти деньги у него есть. Ему по душе была такая дерзость и жадность незнакомца.
— Ну и где же находятся гранатометы? – спросил он у Кличко, буравя его пронзительным взглядом.
— Слушай, брат, я Москву пока плохо знаю, но могу показать место, где расположен этот склад, — предложил Шамилю Серега. – В заборе вокруг склада есть дыра, через которую я когда-то залез на этот склад. А там этих гранатометов – несколько десятков ящиков. Хватит для завоевания всего города.
Он внимательно посмотрел на Шамиля и понял, что попал точно в цель. Тот гордо окинул орлиным взором своих соратников. Им нужно было покорить этот город, прежде всего для удовлетворения своих амбиций.
На Кавказе он частенько пощипывал и даже побеждал в отдельных боях российские войска. Однако победить их в Москве – совсем другое дело. Это могло бы кардинально изменить ход истории, и боевики смогли бы стать хозяевами в России.
Серега по выражению лица прочитал сокровенные мысли этого человек и понял, что пощады от него никому ожидать не стоит.
— Если сегодня ночью покажешь, получишь свой миллион, — великодушно пообещал довольный Шамиль.
— Договорились, — сразу согласился Серега.
Бандиты вышли из комнаты, чтобы обдумать план своих дальнейших действий. Вдобавок, нужно было дождаться глубокой ночи, чтобы под покровом темноты ограбить указанный Серегой склад вооружения.
Засады на складе они не опасались, неухоженный и даже дикий внешний вид Сереги всем внушал доверие, однако нужно было решить, что дальше делать с таким нежелательным свидетелем?
— Его нельзя оставлять в живых, — горячился Беспальцев. — Он видел наши лица и может сдать нас ФСБ. По горячим следам они нас настигнут.
— Ты предлагаешь убить нашего брата, который согласился нам помогать? – возразил Беспальцеву Мохаммед, кавказец, уже давно воюющий с неверными.
— Лишний боец в драке бы не помешал, — объяснил остальным боевикам Мохаммед.
Всем стало понятно, что он не желал смерти их добровольного помощника.
И кавказцы поговорили между собой на языке, известном только им одним. Затем, о чем-то договорившись, перешли на великий русский язык.
— Ты прав, русский. Когда мавр сделает свое дело, мавр может уходить, — переделал известную поговорку на свой лад другой кавказец по имени Саид. – Уберем его, как только получим оружие.
— Мы наденем ему пояс шахида, — сурово сказал Беспальцев. – А чтобы он ни о чем не догадался, мы и себе сделаем такие пояса.
Один из боевиков пошел за взрывчаткой. Террористы были мастера на такие вещи, поэтому вскоре пояса были готовы. Затем они снова вошли в комнату, и Саид торжественно объявил Сереге:
— Брат, мы сделали себе пояса, чтобы не попасть живыми в руки врага, так у нас принято. Тебе тоже придется надеть пояс, в самом крайнем случае нажмешь вот на эту кнопку.
И он показал потайную кнопочку на боку пояса.
— Что я, дурак надевать на себя бомбу? – сказал раздосадованный Серега. – Я еще жить хочу.
— Так надо, — по-приятельски доверительно сказал ему Беспальцев. – Надевай, если все обойдется, после окончания операции мы его с тебя снимем.
Серега покорно надел на себя тротиловый пояс. Однако ему стало немного дурно от осознания того, что теперь он может взорваться в любую минуту.
— Ну вот, поздравляю, теперь ты настоящий шахид, — похлопал его по плечу Беспальцев.
— А ты сам-то кто будешь? – посмотрел на него исподлобья Серега.
— Я — твой друг, — рассмеялся прямо Сереге в лицо Беспальцев.
Остальные боевики довольно заулыбались. Дело было сделано. Серега им поверил, а от пульта радиоуправления его пояс мог быть дистанционно взорван в любую минуту, и этот пульт находился у Беспальцева.
Однако свойский и проникновенный тон, с которым обращался к нему Беспальцев, в свою очередь озадачил Серегу.
«Уж не «Бурый» ли это? И эта странная фраза: Я — твой друг», — только успел подумать новоиспеченный шахид.
Однако больше времени на философские раздумья у него не было. С минуты на минуту нужно было выходить. Заканчивался месяц апрель, ночи становились короче, поэтому нужно было торопиться, чтобы еще до наступления рассвета закончить это опасное дело.

Теперь стоит вернуться к нашим остальным друзьям, ибо у них начали твориться вещи, достойные удивления и даже уважения.
Еще днем в «общаге» стало неспокойно. Ребята окольными путями (утечка информации существует всегда, под какими грифами секретности ее не скрывай) узнали, что этой ночью начнется операция по уничтожению бандформирований.
— И что, проспим эту ночь, как ни в чем не бывало? – Голос Шалыгина был напряжен.
Как затаившийся возле добычи молодой лев, Вадим был готов к прыжку. Однако когда и куда прыгать, он еще не знал.
Вторым молодым львом оказался Иван.
— Я предлагаю помочь спецслужбам в их нелегкой работе, а заодно и Сереге, — молодецки сказал он.
Некоторое время шли прения по такому важному вопросу.
— Ну что же, если все согласны с Иваном, пошли к Доле, — для приличия предложил Чекало. — Он наверняка сам участвует в этой операции.
Сергей, Миша и Жора были не против такого хода событий.
Вскоре все ребята были у Павла.
Доля не очень удивился появлению своих друзей. Не откладывая дело в долгий ящик, он взял в руку телефонную трубку.
Вскоре с ним на связи был генерал Иванов.
— Здесь ребята хотят немного помочь своему другу. Да, знают об опасности, — сказал в трубку Доля.
И, выслушав вердикт генерала, через минуту ответил:
— Так точно, скоро будем.
Положив телефонную трубку на место, он обрадовал ребят:
— Так вот, мои дорогие друзья, нам поручено прикрывать спецназ.
— Да кого угодно, лишь бы не сидеть, сложа руки, — высказал общее мнение Цветиков.
— Тогда пошли за мной, — уверенным голосом скомандовал Доля.
Через двадцать минут они были в казарме спецназа, где их уже ожидал генерал Иванов.
— Вот, товарищ генерал, хотим повоевать, — браво сказал Миша. – Какое оружие нам выдадут?
— АКМ, — коротко ответил генерал.
— С подствольным гранатометом? – обрадовано воскликнул Сергей Цветиков.
Генерала даже передернуло после этих слов и при пришедшей вслед за этим в его голову мысли о том, сколько бед может принести оружие в неумелых руках. Он подозвал к себе Павла Долю, и что-то ему прошептал.
— Теперь старшина Доля обеспечит вас всем необходимым, — затем сказал он вслух ребятам.
— Ого, такой молодой, а уже старшина, — завистливо сказал Вадим. – Присвойте тогда мне хоть старшего сержанта.
— Командир вашего отделения – младший сержант Чекало, — невозмутимо произнес генерал Иванов. – Ну, ребята, ни пуха вам, ни пера, во всем слушайтесь своего старшину.
— Ну что, салаги, пошли за оружием. — После ухода генерала старшина Доля решил сразу показать новобранцам, какой он крутой командир.
Вскоре друзья уже получали «калаши», бронежилеты, шлемы и прочее имущество, необходимое спецназу.
— Рожки с патронами получите непосредственно перед операцией, — наставительно сказал Доля. – А то еще перестреляете друг дружку от излишнего рвения или взаимных упреков.
— Ну, это вряд ли, — невозмутимо сказал младший сержант Чекало. – В моем отделении дедовщины нет.
— А ты кто такой? – удивился Доля. – Ты по возрасту – настоящий дед, поэтому и дедовщина у тебя будет. Главное, чтобы она не мешала делу.
Целый час ребята наряжались в новую для себя одежду. Даже длинному Ивану нашлась форма по размеру. Но настоящим воякой предстал перед почтеннейшей публикой Вадим.
Военная форма на нем сидела, как костюм на манекене, а смертоносное оружие в руках гармонично сочеталось с хищным блеском его глаз.
— Да ты прямо Рембо, — со всех сторон раздались восхищенные возгласы.
— Забудьте вы эти поганые кликухи. Я теперь не «Рэмбо», а офицер белорусской армии, — объяснил Вадим. – Поэтому в этом нет ничего удивительного.
— Хорошо, тогда будешь поручиком Ржевским, — смеясь, заключил Чекало. – Хотя он и не был белорусом.
Ему импонировало командовать офицерами. Любому человеку приятно, когда в его подчинении находятся другие люди. Это льстит его самолюбию. А когда младший сержант командует капитанами, то это льстит самолюбию вдвойне.
— Бывший офицер армии другого государства приравнивается к рядовому спецназа Российской Армии, — шутливо добавил Чекало.
Вадим, молча, проглотил горькую пилюлю. В последнее время ему не слишком везло. Серега занял просторное жилье, которое могло бы принадлежать ему, теперь вот Чекало будет им командовать, хотя ничего в военном деле не смыслит. Жора молчит, находясь в подавленном состоянии, хотя мог бы поддержать своего друга. Нужно было что-то предпринять, чтобы вернуть себе расположение госпожи Фортуны.
Предстоящая операция была как нельзя кстати. Он должен был чем-то отличиться, в конце концов, он бывший военный и должен был доказать себе и другим, что недаром ел солдатскую кашу.
— Если все готовы, прошу на выход, — вежливо предложил ребятам старшина Доля.

В тот же самый момент на тропу войны вышел и Серега с бандитами под руководством Мохаммеда. Покружив, как Иван Сусанин, по городу, через час он привел врагов к искомому месту.
— Нам туда. – Серега показал на дырку в заборе, окружавшем некоторую неизвестную территорию.
Самостоятельно бандиты пока сюда еще не добрались. Это был пустырь на окраине Москвы, где поживиться было особенно нечем. Поэтому оказалось, что только один Серега был знаком с объектом операции.
Они проникли в здание, похожее на склад, находившееся за забором из колючей проволоки. В одном из помещений склада Серега показал на приготовленные для боевиков ящики с новейшими «базуками».
— Вах, — раздались восхищенные бандитские возгласы, когда один из ящиков был вскрыт и новенькая «базука» оказалась в руках террористов.
— Молодец, брат, — пожал Серегину руку довольный Мохаммед. – Я вижу, что ты держишь свое слово. А теперь уходи вместе с ним.
Он указал на Беспальцева.
— А деньги?! Вы же обещали заплатить мне за удачно завершенную работу. Свое слово надо сдерживать, — постыдил бандитов Серега.
— Извини, брат, сейчас у нас нет денег, — виновато ответил Мохаммед. – Но мы еще встретимся, и тогда сполна рассчитаемся с тобой. Пока же они тебе не нужны, ты и так настоящий джигит и сам найдешь себе все, что захочешь.
«Больно нужны мне ваши тридцать серебряников, — со злостью подумал Серега. – Оставьте их себе».
Но вслух только сказал Мохаммеду:
— Ладно, я подожду свои деньги, но если встречу кого-либо из вас, то обязательно напомню о вашем долге.
Бандиты рассмеялись. Они уже считали Серегу трупом, а трупам, как известно, деньги не нужны.
Несмотря на всеобщее ликование, Серега не питал никаких радужных иллюзий в отношении себя и приготовился к наихудшему варианту разворачивания дальнейших событий.
«Если меня будут убивать, то я буду сопротивляться, просто так я им не сдамся», — решительно подумал он.
Они вместе дошли до забора. Серега старался не поворачиваться к сопровождавшему его боевику спиной.
Вдруг Беспальцев небрежно бросил:
— Ну что, «Серый», небось, в штаны наложил от страха?
У Сереги отлегло от сердца. Его назвали по псевдониму, это являлось хорошим знаком. Кличко внимательно посмотрел на «бандита».
— А я уже собрался было драться за свою шкуру, — тихо сказал Серега, не реагируя на обидные слова.
И, чтобы не оставаться в долгу, в свою очередь поддел его:
— Ты знаешь, почему-то я сразу догадался, что ты и есть «Бурый».
— Главное, чтобы бандиты до этого не догадались, — невозмутимо ответил «Бурый». — Ладно, давай я отцеплю пояс. Это я должен был взорвать его, тем самым, ликвидировав тебя. Так было решено кавказцами.
— Ну, собаки бандитские, — только и смог проворчать Серега.
Он представил, что могло произойти с ним в случае провала операции, и на него снова навалилась тяжесть от груза ответственности и переживаний.
Через минуту пояс шахида уже был в руках у «Бурого».
— Расслабься, все под контролем, — успокоил Серегу наблюдательный Беспальцев, заметивший изменение в его настроении. – Я знаю, что нужно дальше делать.
Он нашел манекен, заблаговременно спрятанный в укромном месте, и надел на него Серегин пояс.
— Сейчас буду тебя взрывать, — весело сказал Беспальцев. – А ты беги отсюда, пока цел, и заодно передай привет генералу Иванову.
Серега посмотрел на обезоруживающую улыбку Беспальцева, и у него на душе вдруг стало очень весело. Такие улыбки иногда обладают прямо-таки магическим действием на собеседника.
На прощанье они по-дружески обнялись, и каждый из них пошел своей дорогой: «Бурый» — назад, к бандитам, чтобы довести до конца начатое дело, а «Серый» – вперед, к запасному выходу.
Через несколько секунд за спиной у Сереги раздался взрыв.
— Второй раз умираю, а все никак не умру, — пробормотал он. – Значит, мне еще жить да жить.
Пролезая сквозь запасную дыру в заборе, Серега подвергся неожиданному обстрелу со стороны неизвестных.

Отделение Чекало прибыло на оперативный объект сразу после появления там бандитов. Напротив запасного выхода в засаду легли Вадим и Жора. Оба были на взводе – как-никак, это было первое боевое задание. И когда Серега показался в просвете забора и прицеле автомата, Вадим, недолго думая, пульнул по нему короткой очередью.
Серега, к своему глубокому удивлению, остался на ногах. Не почувствовав никакой боли, он, не долго думая, бросился наутек.
— Ты зачем стрелял, это же был свой, — пожурил друга Жора.
Он разглядел в силуэте убегающего «бандита» знакомые Серегины опознавательные черты – такой же длинный и сутулый, да и такая же своеобразная манера бега.
Теперь уже и Вадим сообразил, что обманулся.
— Но стрелял-то я точно в него, тогда почему я не попал? – с недоумением спросил он у Жоры.
Сомнение в своей меткости было для него сродни позору.
Не дожидаясь ответа, он вытащил рожок из автомата и исследовал его. Странная картина явилась ему и Жоре – патроны были холостые, то есть без пуль.
Машинально Жора проделал такие же операции со своим автоматом, но и на этот раз чуда не случилось. Его автомат тоже оказался безобидной игрушкой в руках матерого воина.
Друзья вспомнили, что рожки выдали непосредственно перед выходом на объект, а они, даже не осмотрев их, сразу вставили их в свои автоматы.
— Вот я дурак, так опростоволосился, — посетовал Вадим на свою долю.
— Да это Доля нарочно выдал нам холостые патроны. Нас даже поставили туда, где не ожидалось появления бандитов, — поделился с другом своими соображениями Жора. – А рожки выдали в темноте, чтобы мы не заметили подвоха. Мы не должны были никого убивать, мы – просто массовка, статисты.
— Ты прав, война закончилась, пошли искать своих ребят, — упавшим голосом предложил Вадим.
В это время ребята, услышав выстрелы, тоже принялись стрелять по воображаемым бандитам.
— Живым я им не сдамся, — подогревал себя Цветиков, стреляя короткими очередями по «наступающим» на него врагам.
Только Чекало из последних сил сохранял хладнокровие.
— Иван, куда ты стреляешь, там же никого нет. Ну, стреляй, стреляй, пока все патроны не выстрелишь.
Вскоре «патроны» закончились.
— Давай новые рожки, — запальчиво крикнул Миша старшине.
— С холостыми патронами? – съехидничал вовремя подоспевший Вадим.
Все вопросительно посмотрели на Долю, который стоял неподалеку от них.
— Какие рожки мне выдали, такие я вам и раздал, — невозмутимо произнес старшина, но, видя, что его слова не произвели должного эффекта, а, наоборот, вызвали недовольство у личного состава, неожиданно «раскололся»:
— Ладно, расскажу вам по секрету. Мы должны были произвести как можно больше шума, что мы и сделали. Боевики нас услышали и испугались, значит теперь можно идти по домам с чувством выполненного долга.
— А если бы бандиты на нас напали? – на всякий случай спросил Чекало, угрожающе близко подойдя к старшине.
— Тогда бы я вам раздал рожки с боевыми патронами, — ничуть не испугавшись, успокоил его Доля, похлопав по своему рюкзаку, давая понять, что они именно там.
Присутствия духа и сообразительности ему было не занимать. Боевых патронов у него в рюкзаке сроду не было.
— Железная логика, — проговорил Жора. – Благодаря этому наш Серега остался жив. Ведь Вадим сдуру выстрелил по нему, не разобравшись, что к чему.
— Ну и голова же этот генерал Иванов, как чувствовал, что можем перестрелять друг друга, — с облегчением добавил Доля, довольный тем, что никаких страшных и даже глупых происшествий в его роте не произошло, и его пошатнувшийся авторитет все же устоял. – Пошли, а то уже начало светать.
— Ты только в штабе не рассказывай про меня, ладно? – Вадим смотрел умоляющими глазами на Долю.
— О чем ты говоришь, конечно. Ты с честью выполнил ответственное задание. Расслабься,
скоро будет очередное задание.
Бразды правления были снова в руках Доли.
Вскоре счастливые и довольные ребята уже были дома.


Теги:





0


Комментарии

#0 19:48  09-11-2012Лев Рыжков    
"ребята занялись очисткой города от всевозможной грязи, заполнившей собой весь город" - ну, это так еще, цветочки))

"Сердце колотилось у него в грудной клетке, и он начал бояться, как бы это волнение не стало заметно для посторонних" - это, то есть, ребра ходуном ходят?

"незнакомцы, оглядываясь по сторонам, подошли к нему и по-русски, но с кавказским акцентом предложили пройти с ними" - а вот это уже ягодки. На этом и читать бросил.
#1 12:13  10-11-2012ngl    
это бы до дайджеста сократить, строк до 5 квинтэссенции, чтобы можно было прочитать и решить, хочется ли читать полную версию.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:16  06-12-2016
: [0] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [5] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....
09:03  03-12-2016
: [10] [Графомания]
Я не знаю зачем писать
Я не знаю зачем печалиться
На судьбе фиолет печать
И беда с бедой не кончается

Я бы в морду тебе и разнюнился
Я в подъезде бы пил и молчал
Я бы вспомнил как трахались юными
И как старый скрипел причал....
09:03  03-12-2016
: [7] [Графомания]
Преждевременно… Пью новогодней не ставшую чачу.
Молча, с грустью. А как ожидалось что с тостами «за».
Знаю, ты б не хотела, сестра, но поверь, я не плачу –
Мрак и ветер в душе, а при ветре слезятся глаза.

Ты уходом живильной воды богу капнула в чашу....