Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Ожидание апокалипсиса.

Ожидание апокалипсиса.

Автор: s.ermoloff
   [ принято к публикации 07:57  16-11-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 504]
Сергей Ермолов
Неизбежность невозможного
(Ожидание апокалипсиса)
отрывок из романа




“Царство мое не от мира сего”




1

Сижу за столиком в кафе. Несколько человек вокруг. Скучных человек.
Мне не о чем говорить с ними.
В словах всегда ощущается опасность. Поэтому я чаще молчу. Стараюсь быть осторожным.
Сижу одиноко и молчу. Разговаривать не с кем. Нет желающих поговорить.
Мне сидеть еще час.
Я устал изображать из себя нормального человека, похожего на окружающих. Я никогда не был похож на окружающих.

Мне нечего сказать людям. Мне люди не интересны.
Раньше я надеялся, что притворюсь и обману. Теперь понимаю – ничего не получится.
Я не хочу ничего никому объяснять.
Поражение не выглядит иначе. Я знаю все о поражении. Мне нравятся слова отчаяния. Я почти соблазнен ими.
Вернуться в реальность не получится. Я уже не надеюсь на чудо. Покайтесь ибо грядет кара небесная. И я выступаю свидетелем ее. И проповедником ее.
Свершится сказанное пророками.

Я лишь стараюсь создать свой маленький мир. Мне не интересна другая реальность.
Я не способен думать. Все свои проблемы я пытаюсь решить при помощи интуиции, воображая, что это и есть мудрость.
Любой человек может совершить ошибку. Но я совершаю ошибки чаще других людей.
Я не могу быть смелым. Я знаю, что я испугаюсь. Я уже боюсь.
Я слишком мелок и мелочен. Мне необходимы радости лилипута.

2

Люди вышли на площадь.
Люди шли молча. А мне хотелось поговорить.
О том, что происходит. Очень важно облечь происходящее в слова.

Я шел в толпе. Вокруг были молодые люди. Некоторые несли флаги. Кричали все. Я тоже кричал. Мне начинал нравиться шум. Раньше я не замечал в себе такой особенности.
Народу становилось больше. Меня уже толкнули несколько раз. Один раз я чуть не упал. «Затопчут, уроды».
Я свернул в свободную улицу и остановился отдышаться.
Мимо пробежали несколько мальчишек, срывая красную тряпку с палки.
На моей палке тряпка была голубой, и я подумал, что сорвать ее было бы разумно.
Тряпка была приделана основательно. Я промучился минут пять, но сумел отделить только половину. Ко мне подошел усатый человек в шапке, надвинутой на самые глаза. «Не умеешь», — сказал он. Взял палку из рук и толкнул меня ею.
«Урод». Мне не следовало сегодня выходить на улицу. Я сделал это не подумав. Я сделал глупость.
«Останусь без сладкого три дня. Хотя правильнее было бы четыре».

Я не способен думать. Узнать об этом очень страшно. Мой мозг спит.
Мой мозг зажат в рамки. Единственное, что я хочу – это удобно устроиться в жизни. Для меня важен покой и комфорт. У меня нет других убеждений.
Убеждения человека значат не больше, чем убеждения муравья в муравейнике. Их убеждения – это слова, которые исчезнут быстрее, чем они сами.


3

Сегодня вечером я не играл в шахматы. На сегодня хватит комбинаций.
Ничего кроме ничьи у меня бы не получилось. Борьбы не получится. Невозможно выигрывать у себя всегда.

Я отказался от своего совершенствования. На моем уровне это было бы бесполезной тратой времени.
Синий свет от лампы уже не казался мне тусклым.
Нет смысла стараться рассмотреть все написанные буквы.
Никто не сможет прочитать написанное, даже если различит все слова.
Люди отказались от чтения. Это одно из немногих разумных решений человека за последнюю историю.
Отказ от снятия повешенных с виселиц тоже разумен. Тела должны снимать птицы и звери.
Черные тела под перекладинами всегда навевают на меня философское настроение.

Я проживу жизнь тупого, ограниченного человека. Поражение естественно для человека. Я говорю об удобстве поражения. Самые важные слова.
Я примитивен. Это нормально. Я жалок. Это естественно. Быть равнодушным заманчиво. Я всегда равнодушен. Мой мозг спит.
Слова могут делать со мной, что угодно. Я не сопротивляюсь.
Бог сделал меня идиотом. Зачем мне такой бог? Я не знаю, почему это случилось именно со мной.

Ощущение себя нормальным – всегда иллюзия. Я умею ненавидеть нормальных людей.
Я проживу жизнь глупого неудачника. Все, что я могу – это лишь попытаться облегчить жизнь близким людям. Я не способен помочь им.

Я устал притворяться нормальным. Не знаю, что может быть унизительнее этого притворства. Никому не дано выбраться за пределы своей судьбы.
Я всегда производил впечатление жалкого человека. Я знаю, что смириться с этим разумно. И я стараюсь смириться.
Я уперся в свою ничтожность, как в стену. Зачем мне такая жизнь?
Я никогда не поднимусь над своей тупостью. Я начинаю ощущать себя бараном, который идет на заклание судьбы. Я не умею не только думать. У меня даже не получается сформулировать необходимую мысль.
Мой мозг беспомощен. Не мне советовать другим, как жить.
Все мое поведение определяет страх. Будущее может быть только опасно. Я очень старательно защищаюсь от него. Правильнее жить без будущего.

Только работа поддерживает мой социальный статус. Без нее все рассыплется.
Я совсем не могу говорить о политике. Я этого не понимаю. Я могу описывать только переживания шизоида.
Я описываю маленький мир человека, загнанного в тупик своего сознания.

4

Я закрыл глаза и три раза ударил лбом в стену. Это отступление от норматива каралось не слишком строго. Биться о стену с открытыми глазами вредно для нервов.
«Интересно, когда на нашей улице появятся новые виселицы?»
Когда соседей за окном качает ветер, чувствуешь себя менее одиноким.
Люди, которые попадают в мои списки, висят на других улицах. Это делает мою работу менее ответственной. Страдает общее дело.
Не знаю, как отнесутся к синяку у меня под глазом.
Есть ли у меня повод для гордости?

Я не могу быть нормальным человеком. Ничего не получается. Теперь я и сам это понимаю.
Я никогда не был свободен. Раньше это казалось мне удобным, а теперь напрягает.
Сдаться быстрее было бы правильнее. Это было бы самым разумным поступком в моей жизни.
Я не могу выиграть сам. Я могу ожидать, только когда ошибется противник. Все мое оружие – это терпение.
Я прост и примитивен. Не могу быть сложным. Я боюсь разоблачить себя неосторожным словом. Я не знаю, о чем напишу завтра.
Единственное, что стабилизирует мою жизнь – работа. Все остальное – неловкая пустота. Без ненавистной работы я потеряю свой статус и моя система развалится. Только работа создает каркас моей жизни. Вне работы я веду себя, как шизоид.
Только работа держит меня на плаву. Только она поддерживает мой статус нормального человека. Без нее моя жизнь развалится на шизоидность, отчаяние и бесперспективность.

Меня опять ожидает огромный бесконечный день.
Мне не стать нормальным ни при каких условиях. Я знаю о своей болезни. Говорят, что это – пол пути к выздоровлению. Ложь.
Я уже не удивляюсь своей тупости. Я знаю, что это моя судьба. Мой отец тоже знал о своей ограниченности.
Это страшное ощущение.
Тебе выпала судьба. И ты вынужден идти по ней до конца. Страшное ощущение предопределенности.
Мой рассказ о бунте человека против своей судьбы.
Очень смешных и нелепых потугах человека, который знает о неизбежности своего проигрыша судьбе.

Я никогда не научусь играть в игры другихлюдей. Знаю, что никогда. Я скучный и заурядный человек. Без воображения и фантазии.
Мне нравится, когда ничтожность становится радостью. Мне нравятся тупики моего сознания. Когда боль идет за поражением, исправить это не получится.


5

Мое лицо должно улыбаться на шутки окружающих людей. Но мне не удалось растянуть морщины. Слишком много пластических операций за последний год. Кто же их хирургов допустил ошибку? Зачем кому-то понадобилось уменьшать количество улыбающихся лиц? В политике власти много тайн.

Никто не хочет оказаться виновным, когда дело доходит до приговора.
Виновному должны сообщить о его вине за несколько дней.
Приговор слишком важное событие в жизни человека, чтобы к нему не дали времени подготовиться.

Счастливые равнодушны ко мне. Так было всегда. Даже вечность не сможет изменить этого.
Нет смысла начинать жить.
Ничего не меняется в моей жизни. Не получается изменить. Странные тексты странного человека. Во мне нет ничего, кроме странности.
Не нужно стараться подняться после каждого падения. Я никогда не поднимаюсь.
Я умею быть равнодушным и безразличным. У меня много недостатков. Я пытаюсь договориться со своим отчаянием. Только шизоидность позволяет мне уцелеть в этом мире.

Я становлюсь скупым и жадным. Человек неприятный для общения. У меня нет друзей. Я не люблю людей. Уверен, что это ощущается на расстоянии. Все окружающие меня существа ужасно нудны.
Ощущение невозможности собственной жизни сводит с ума.
Я не готов стать героем. Я достаточно трусоват для этого. Я боюсь своих иллюзий. Я не знаю, что мне с ними делать.

Мне не интересны люди. Люди мне тоже безразличны, как и все в жизни.
Я лишь притворяюсь похожим на окружающих меня людей, но всегда помню, что я – иной.
Я могу быть только жалок. В этом нет ничего необычного. Мир делится на рабов и тех, кто правит. Я всегда был рабом. Я рожден жалким рабом.

6

День всегда начинается туманом.
Похоже, что у моего фонарика села батарейка и я не различал луча на фоне желтого пятна. Выглядывать из-под низкого капюшона было неудобно. Наверное поэтому меня часто толкали.
Дойдя до офиса я всегда ощущал разбитость во всем теле.
Я унизился до разговоров о погоде и обсуждения предстоящего выбора правителя.
На протяжении всей своей жизни я голосовал только за одного кандидата и всегда гордился этим. Мне не в чем упрекнуть власть, которая правит на протяжении всей моей жизни.

Тридцать три года назад я родился. И за тридцать три года убедился только в своей ущербности и жалкости. Я не умен. С этим ничего нельзя поделать. Оказалось, что меня окружают умные люди. А я оказался глупее многих. В тридцать три признаваться в этом унизительно.
Меня унижали, а я делал вид, что так и нужно. Я продолжаю делать такой вид. Я мирюсь со своим унижением. Я делаю вид, что оно мне приятно.
Я всегда был заурядным молчуном, которому нечего сказать из-за беспросветной тупости.

На перекрестках я всегда смотрю на водителей проезжающих мимо машин.
Смотрю на тех, кто умнее меня. Это очень простой критерий. У них хватило ума не ходить пешком. А я делаю вид, что это полезно для здоровья. Я обманываю себя постоянно. Я выдумываю причины для своих унижений.

Я общаюсь с людьми, которым я безразличен. И это мои единственные друзья. Я им не нужен и не интересен. И я и они знаем об этом. Но я продолжаю с ними общаться, потому что иного общения у меня нет. А мне очень хочется видеть себя нормальным человеком. Я не умею строить отношений.
Не зря я избегал общения с людьми на протяжении тридцати двух лет своей жизни. В тридцать три вообразил, что смогу стать нормальным.
Я очень старательно создавал имитацию своей похожести на окружающих людей. Я вообразил, что у меня это получилось. Моей глупости хватило, чтобы поверить в иллюзию.
Я пытаюсь научиться говорить и думать. Среди людей я всегда молчу только потому, что мне нечего сказать.

Я учусь принимать мир таким, какой он есть. Это отношение – высшая мудрость живущего. Спорить с судьбой – глупость. Я живу судьбу жалкого человека.
Я жил жизнью дурака до тридцати трех лет.
Позже вообразил, что поумнел. Это тоже оказалось заблуждением. Мне не ускользнуть от своей ненормальности.
Мой мозг затуманен страхом.
Я не умею общаться с людьми. Я уверен, что мне мешает страх. Отдельные мысли вспыхивают как искры в моем потухшем мозгу.
Жизнь начинается странно. И продолжается также необычно. Я не хочу описывать черное небо. В мрачном настроении нет ничего привлекательного.

7

Рассматривая виселицы вдоль дорог, очень легко убедиться, что бога нет.
Сама мысль о боге становится крамолой.
Бог – это ненависть. Бог – это отчаяние.
Вера – это иллюзия, которая убивает. Не самая удачная иллюзия человека.

Идешь за болью в душе. Только на этом пути можно найти бога.
Я верю только в одно – от меня в моей жизни ничего не зависит.
Ты живешь в заблуждениях. И знаешь, что умрешь с ними. Очень страшно умереть так и не узнав правду.

Я говорю о поражении своего отца. Он жил с ощущением неизбежности поражения. Я начал понимать его. Его жизнь отдана, чтобы я мог не совершить его ошибок.
Нет смысла делать то, что не получается. У меня не получается быть свободным. Я бездарен так же, как и мой отец. Он осознал свою ограниченность. Я осознаю свою.
Самое правильное решение в моем положении – смириться с предложенной судьбой.
Я просто умру, ничего не добившись.
Выбор другой судьбы может быть только иллюзией. Я слишком слаб, чтобы изменить свою судьбу.
Я ничего не могу с собой сделать. Я только туп и скучен. Я могу только идти за другими людьми. Никто не идет за мной. Нет смысла стараться выбраться из своей судьбы.
Никто не видел во мне свободного человека. В любой компании я только невзрачен. Я никогда не был ярок. Я могу только молчать. В любой компании я – последний. Меня признают только среди ограниченных людей.


Мне не выдумать ничего оригинального. Я могу думать только ранее вычитанными мыслями других людей. Я знаю, что говорю фразами, которые отложились в моей памяти от прочитанных книг. Я не расскажу о себе ничего, кроме примитивных мыслей. У меня не получается притвориться сложнее, чем я есть.
Я могу общаться только с людьми, которые меня понимают.

Я не могу описать красоту восходящего солнца. Я совсем не уверен, что в этом процессе есть красота.

Я уже перестал расстраиваться, смотря на свое лицо в зеркале по утрам. В поражении человека нет ничего необычного. Победителей – единицы. Я оказался среди большинства.
Страх порабощает человека. Мне нравится рассказывать о своих страхах. Я никогда не верил в существование реальности. Все, что происходит за окном выдумано не меньше, чем я сам.
Я живу завистью. Получается, что я завидую всем. Мне нравится это чувство.
Я не рассчитываю на жалость. Я не верю, что в человеке жалость возможна. Только ненависть может защитить человека. Слабые должны держаться за слабых.


Теги:





1


Комментарии

#0 02:31  17-11-2012Лев Рыжков    
И вот этого вот - целый роман?

Как можно было вот это вот высидеть и выписать? Что грело душу и было стимулом?

Готово ли шампанское на случай звонка от Спилберга? Отмыта ли ванная?

Не, я честно хуею чота))
#1 11:57  20-11-2012Oneson    
да тут веде пиздец.

или пррограмный
#2 12:00  20-11-2012Oneson    
или программный перевод или автор болен. нельзя так мысли передавать. и говорить. и думать. и писать.
#3 12:55  20-11-2012Евгений Морызев    
Неизбежность невозможного

(Ожидание апокалипсиса)

отрывок из романа

#4 13:21  20-11-2012Бабанин    
"...Мой мозг затуманен страхом. Я не умею общаться с людьми. Я уверен, что мне мешает страх".



Монолог кафкианского Замзы после инъекции дроперидола. Зашибись!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:30  04-12-2016
: [0] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [0] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....
09:03  03-12-2016
: [7] [Графомания]
Я не знаю зачем писать
Я не знаю зачем печалиться
На судьбе фиолет печать
И беда с бедой не кончается

Я бы в морду тебе и разнюнился
Я в подъезде бы пил и молчал
Я бы вспомнил как трахались юными
И как старый скрипел причал....
09:03  03-12-2016
: [5] [Графомания]
Преждевременно… Пью новогодней не ставшую чачу.
Молча, с грустью. А как ожидалось что с тостами «за».
Знаю, ты б не хотела, сестра, но поверь, я не плачу –
Мрак и ветер в душе, а при ветре слезятся глаза.

Ты уходом живильной воды богу капнула в чашу....
21:54  02-12-2016
: [6] [Графомания]
смотри, это цветок
у него есть погост
его греет солнце
у него есть любовь
но он как и я
чувствует, что одинок.

он привык
он не обращает внимания
он приник
и ждет часа расставания.

его бросят в песок
его труп кинут в вазу
как заразу
такой и мой
прок....