Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Купе

Купе

Автор: маг бачаев
   [ принято к публикации 22:17  17-12-2012 | Юля Лукьянова | Просмотров: 313]
КУПЕ


— Извините, что вы сказали? -…Стоя вполоборота к Рут, мужчина все еще держится за ручку открытой двери купе, сквозь проем которой мимо него только что прошмыгнула чернявая девочка лет четырех…за ней, глядя прямо перед собой, прошла женщина.
— Нет-нет, вам показалось.
Худощавый рыжеволосый мальчик остановился на несколько мгновений рядом с отцом, повернув голову в ее сторону. Доходивший макушкой до ее губ он сразу отвел глаза и теперь смотрел в пространство куда-то между ее грудью и подбородком.
«Еще несколько лет и станет такой же дрянью как Евгений…- подумала Рут, но вспомнив человека, который сейчас должно быть мотался по городу в поисках ее, она тут же поправилась — »Не похожи ведь совсем: глаза, лоб, скулы — все другое…И что на меня нашло ?"
Она устало оперлась на поблескивающий никелированной поверхностью поручень под окном, глядя как мужчина подталкивает в спину замешкавшегося сына и войдя в купе, аккуратно закрывает за собой дверь.
Ее купе? Да нет же, теперь это уже ясно — она перепутала вагон, возвращаясь из вагона-ресторана. Ей просто не стоило столько пить.
А теперь? …Рут улыбнулась, представив себе ситуацию, в которой она опередила бы на несколько секунд промелькнувшее перед ней семейство и первой открыла дверь.
Ей не следовало так засиживаться и заказывать третий фужер шампанского. Должно быть уже очень поздно. Рут поднесла к глазам руку с едва различимым, во внезапно наступившем полумраке, циферблатом часов, но в этот момент вагон качнуло и повернувшись, она схватилась за никелированный поручень двумя руками., навалившись на него всем телом и прислонившись лбом к холодному стеклу.
Откуда-то сверху, огибая место, где должны были быть ее глаза, сбегали вниз линии контура ее, Рут, тела, выхваченные из полумрака тусклым ночным освещением. И внутри этого контура — тени, прилипшей к холодному стеклу мелькали какие-то подробности — предметы, наверное будки и семафоры, перелески, километровые столбы и неожиданные короткие куски дорог, пересекающие железнодорожное полотно, чтобы исчезнуть в каких-то пятидесяти метрах от поваленного пограничного столба — шлагбаума… «Поваленного — это значит — можно или наоборот — нельзя ?…»
Оторвавшись от стекла Рут попыталась вспомнить номер своего вагона, но не смогла этого сделать: пятый…шестой…купе номер восемь, но не в этом вагоне — она просто не в том вагоне, она просто не дошла до своего, в котором ее соседом оказался этот тип — лысеющий полный блондин, который сразу вызвал у нее неприязнь и желание провести время до сна в вагоне-ресторане. Впрочем, они успели переброситься только несколькими словами и Рут ничего не знает о нем. Но тогда тем более ей не стоило пить лишнего…
Пора идти. У Рут кружится голова и она не может идти быстро. Ей это кажется странным, потому что уходя из вагона-ресторана она чувствовала себя значительно лучше.
В ресторане вообще все было замечательно, и за два часа, что прошли с того момента как она вышла из купе, Рут, кажется, ни разу не вспомнила о неприятном попутчике.
Негромко игравшая музыка со сбитым синкопированным ритмом…Кажется, рэгтайм. Она сразу обратила внимание на ритм, из-за стука колес, где-то очень глубоко, под ногами: та-та…та-та…та-та… и музыка, раз за разом пытающаяся вырваться из заданной сетки ритма, впрочем, казавшегося Рут, сидевшей посредине теплого светлого вагона, только еще одной и совершенно лишней подробностью.
Избавляясь от подробностей она много курила, забивая табаком все те десятки, сотни запахов: волос, кожи, лака, духов, дерева…тысячи запахов, кружившихся вокруг, заставляя ее раскрываться навстречу впустив в себя запахи и воспоминания, когда жить можно было только чувствами, жить, только откликаясь на происходящее, жить женщиной…
……………
Она же хотела сосредоточиться, чтобы наконец поставить точку в отношениях с человеком, которого оставила в городе несколько часов назад, может быть даже — забыть его, вычеркнуть из памяти так, как забываются лица, эпизоды, слова, при новой встрече с которыми уже не можешь их узнать или хотя бы признать их принадлежность к своему прошлому.

***

Купе номер десять, девять, восемь… Не останавливаясь, она потянула на себя ручку двери и замерла под взглядами двух подростков, совсем еще юных акселератов, на лицах которых после короткого замешательства уже расплывались улыбки.
— Заходите…заходите-заходите!
Рут почему-то смотрела на их руки — костлявые, с редким рыжим пушком у одного и — пухлые, с неоформившейся мускулатурой у другого.
Она чувствовала какую-то странную неприязнь к одной только возможности их прикосновения к себе, к телу, которое уже знало прикосновения десятков мужских рук, и пропустив мимо ушей какие-то слова, она отшатывается назад, лишь только одна пара этих рук срывается со стола в неуместном восторге — " Ну мы так и думали, что нам не придется скучать! "
«Молокососы…теперь до седых волос будут рассказывать о том, как к ним в купе ломилась какая-то девица ( Шлюха! Они обязательно скажут — шлюха !), и рыжий обязательно будет при этом скалиться, показывая крупные желтые зубы.
А она запомнит только их глупые лиц а и холодные (бр-р-р…) руки.
Рут остановилась у дверей тамбура, прислушиваясь к лязгающему грохоту, доносящемуся до нее из-за железной перегородки и подумала о том, что не заметила того, как проскочила это место переходя из предыдущего вагона… Не по воздуху же она перелетела!
Уже держась за ручку двери с другой, внутренней стороны, Рут снова останавливается, неуверенно поставив ногу на ходившую ходуном выгнутую пластину перехода. Она никогда не слышала как правильно называется это сочленение, но сейчас пластина под ногами напоминала ей чешую с панциря какого-то огромного древнего животного — динозавра. В зияющие справа и слева от пластины щели, была видна стремительно вырывающаяся из-под ног черная масса — Земля, лишь изредка освещаемая желто-серыми полосами каких-то случайных огней…С каждой секундой Рут становилось все страшнее шагнуть на эту лязгающую конструкцию. Она даже подумала о том, что так и не решится пойти дальше, и лишь только расслышав какие-то голоса за спиной быстро перенеслась через горбатый мостик-чешую в следующий вагон.

***

Здесь не спали. Осколки гулявшей компании растянулись на всем протяжении вагона, от курящих в тамбуре — до купе проводника, вежливо и безразлично уступая ей дорогу. Ее — восьмое купе, было открыто и через открытую дверь в него входили и выходили какие-то подвыпившие мужчины и женщины, которых она, разумеется, никогда не видела. И все же она прошла впритирку с купе номер восемь, повернув голову так, чтобы убедиться, что на вешалке с левой стороны от входа нет ее ярко-красного плаща и широкополой черной шляпы.
Выходя из вагона Рут поймала себя на том, что не очень-то и расстроилась, не добравшись до цели, а скорее ждет чего-то, замедляя движение, ждет того, чтобы ее кто-то окликнул, позвал или даже вынудил остаться здесь.
Ничего не произошло. Идти следовало дальше. По чешуе динозавра она прошла думая о чем-то совершенно постороннем.

***

К купе под номером восемь она подходила не спеша, словно удивляясь тишине и безлюдности, царившим в вагоне, особенно по сравнению с предыдущим. Было так тихо, что проходя мимо дверей купе она слышала голоса людей, разговаривавших обычными голосами, исчезавшими за ее спиной как раз в тот момент, когда становились слышны голоса следующих. По три шага на каждого — раз, два, три…раз, два, три… Рут так увлеклась счетом, что проскочила мимо своего купе и ей пришлось вернуться назад.
За дверью были слышны два голоса — мужской и женский. »Нет, мы же и не собирались туда ехать…Нам просто не хватит денег…" — обычный разговор, строят какие-то планы. Наверное муж и жена.
А сейчас? Вспоминают что-то…Спорят. Каждый запомнил что-то свое и теперь доказывает другому, что все именно так и было…
Забывшись, Рут прислонилась спиной к двери купе, стараясь не упустить ни слова из разговора, который постепенно становился все непринужденнее, прерываясь короткими смешками и паузами. Через некоторое время Рут отчетливо услышала как за дверью завозились и поняла, что теперь ей придется рассчитывать только на свое воображение. Она почему-то упорно пыталась пристроить пару полураздетых тел вокруг стола или даже на столе, пока наконец не опрокинула обоих на одну из полок с уже расправленной постелью.
Рут представляла себе доносившийся до нее шепот, хотя конечно не могла его слышать. Но шепот становился все громче и громче и вот уже начинал прерываться легкими постанываниями, еще и еще…
Резко оттолкнувшись от двери Рут быстро пошла по коридору к следующему вагону.

***

Вагон оказался последним. И именно поэтому не имело никакого смысла стучаться и ломиться в купе под номером восемь, потому что ее, Рут, вагон не был последним — это она слава богу помнила точно.
Однако машинально сделав несколько шагов по коридору, Рут почувствовала непреодолимое желание дойти до самого конца и постоять, прислонившись к стеклу, глядя на остающееся позади полотно дороги.
На самом деле все оказалось иначе и за последней дверью поезда была еще совсем небольшая огражденная площадка, названия которой Рут тоже не смогла вспомнить ( как и название перехода между вагонами ), а скорее всего никогда и не знала.
После площадки полотно падало куда-то вниз, или вздымалось вверх — она не была теперь ни в чем уверена, теряясь и пугаясь какой-то неестественности происходящего, и чтобы хоть как-то отвлечься и успокоиться Рут подумала о том, что такие площадки в конце поезда она много раз видела в кино, например про ковбоев, в которых крепкие парни стреляли оттуда во все что движется, или в триллерах и фильмах ужасов, где убийца и жертва боролись на этом пятачке, стараясь…
Рут резко обернулась, прижавшись затылком к стеклу — ей только что послышались шаги за спиной. Но в коридоре никого не было и Рут зло рассмеялась, — «Идиотка, пошла из ресторана не в ту сторону, а теперь еще не хватало попасть в лапы какому-нибудь маньяку. Возвращаться нужно и как можно скорее..»

***

Подходя к вагону-ресторану Рут немного запыхалась от быстрой ходьбы и почувствовала, что ей снова хочется оказаться за столом, только на этот раз без шампанского — хватит на сегодня! Ей и так было не скучно… Однако, заглянув внутрь, она увидела, что на ее месте уже сидит какая-то женщина, задержалась на входе на несколько секунд в раздумье, и пошла дальше.

***

Ее место не было рядом с вагоном-рестораном. Рут помнила, что добираясь до него, раз или два переходила из вагона в вагон и поэтому ближайший вагон прошла не останавливаясь и не оборачиваясь, не чувствуя ничего кроме усталости, желания поскорее лечь спать …Но и какого-то нервного возбуждения, которое наверняка еще долго не даст ей заснуть.
И лишь только подумав и осознав это возбуждение она поняла, что не может избавиться от мыслей о нем, как о чем-то физически осязаемом: головной боли, тяжести, сдавливающей грудную клетку, мерзнущих кистей рук… ( она посмотрела на руки — они дрожали, и сцепила их на груди ), и теперь все эти ощущения каркасом сдерживали какие-то рвущиеся наружу слова, крик, бьющийся о стенки гортани, небо, язык, зубы…С-с-сволочь…
Она была готова убить его, всадить нож по самую рукоятку в медленно удаляющуюся по коридору спину в мятой пижамной куртке и переброшенным через плечо полотенцем… Господи, какая пижама?
Мы же в поезде ?!
Какая сволочь… Оказаться здесь, в ее жизни, именно тогда, когда она думала, что наконец нашла свое купе — и он, в каких-то шлепанцах, с опухшей физиономией и остатком сальных черных кудряшек на затылке…вышел из купе прямо перед ее носом…Нет, ну какая все-таки дрянь! Устроил здесь себе дачу на колесах и ни черта ему больше не надо …
Мятая пижама скрылась в туалетной комнате и Рут рванулась вперед, в следующий вагон, даже не заглядывая в открытое купе под номером восемь.

***
-….Откройте! Сейчас же откройте! — Задыхаясь от ярости она стучит в запертую
дверь и пытается пройти внутрь, в купе, мимо появившихся в проеме двери фигур, силуэтов, лиц, чье изумление и растерянность тут же сменяются яростным отпором — Она же сумасшедшая! Полиция…тьфу — проводник! Где начальник поезда?
Рут хочет что-то ответить стоящим перед ней людям, но не видит их лиц, а только собственную ярость, пляшущую перед глазами мутным белесым пятном.
«Начальник поезда …как же она раньше сама не догадалась? К нему! Он должен все объяснить и помочь ей, обязательно помочь!
Рут вырывается из чужих жестких рук, роняя на пол чью-то форменную фуражку и быстро идет по коридору…

***

Она уже слышала это слово — »Сумасшедшая", вчера или позавчера, от Лины, ее подруги — " Ты сошла с ума, зачем тебе уезжать? Бросать Евгения …"
«Почему — сумасшедшая? Я ведь не хочу ничего особенного…дойти до начальника поезда и попросить о помощи — найти ее купе!
Она ведь много раз ездила в поезде и никогда не было никаких проблем…Ей всего лишь нужно дойти до вот той двери и открыть ее…
Дверь больно бьет Рут в плечо и едва устояв на ногах под напором ветра, а затем навалившись всем телом, женщине удается закрыть ее.
Какое-то время она стоит в оцепенении, глядя на небольшую площадку, огражденную поручнем, за которым уже ничего нет — провал, пустота… А где- же начальник поезда, машинист? Где в конце- концов сам локомотив?
Рут с облегчением смеется…Ну конечно — же, она просто вернулась обратно, где-то по дороге, незаметно для себя развернувшись…
Она прошла мимо ресторана? Так значит где-то там она и развернулась! Да и шла ведь она в каком-то непонятном состоянии-полусне и возбуждении одновременно, когда многого могла просто не заметить. Вот только сейчас она вспоминает, осознавая, как долго стояла у закрытой двери какого-то купе и стучала, дергала ручку двери, еще стучала, но так и не дождалась пока кто-нибудь отзовется и решила, что там никого нет и купе закрыто проводником.
Она так и не нашла своего места и теперь стоит здесь, глядя как поезд вгрызается в темноту ночи, выпятив перед собой маленькую площадку как часть остова, скелета… Ее качнуло в сторону и Рут не увидела, а только почувствовала как состав стал поворачивать по длинной дуге направо.
Да, но когда она стояла у такой же двери полчаса назад, полотно дороги вырывалось из-под вагона, а здесь все было наоборот …А это значит, что она, Рут, стояла в голове поезда и это было невозможно!!!
Рут закрыла и снова открыла глаза, ущипнула себя за руку — замерзшее тело отозвалось ноющей болью и это не могло быть сном …
Зачем себя обманывать? Она не разворачивалась по дороге сюда, а прошла состав от начала до конца.

***

Полотно дороги снова выровнялось и теперь Рут стало казаться, что поезд мчится не по горизонтали, а вверх или вниз.
Вверх — вниз… вперед — назад…она представила себя как бы со стороны — внутри теплого, освещенного вагона, в котором так и не нашла своего места и подумала о том, что ей некому помочь.
Мужчина, которого она оставила в городе, тоже мечется сейчас, только его движения более хаотичны, чем у нее, Рут, у которой есть только вверх — вниз, вперед — назад… Закрыв глаза она развернулась, прислонилась спиной к стене и стояла так, пока хаотично бьющиеся в голове мысли не растворились, постепенно оставив после себя только стук колес — та-та…та-та…та-та…вверх- низ …вправо- влево… вверх — вниз… вправо — влево…
Что делать дальше Рут не знала.
Та-та… та-та…та-та…Она снова повернулась к двери вагона, за которой теперь были видны огни какого-то поселка или даже небольшого города, большая часть жителей которого уже спала, но были и не спящие, чьи окна скупо мерцали в ночи.
Она уже неплохо себя чувствует и могла бы по крайней мере еще раз пройти по составу из конца в конец. Что она теряет? Даже если все закончится также…Рут могла бы что-то поправить, по крайней мере не идти с выражением лица потерявшей родителей девочки — то-то от нее все или отшатывались или не обращали никакого внимания.
Рут вспомнила рыхлого блондина, дожидавшегося ее в купе и подумала о том, что если бы ее что-то задержало в пути, или хотя бы заинтересовало, то это только к лучшему. По крайней мере будет что вспомнить потом.
А пока она может просто ходить по составу: вверх — вниз, вправо- влево…вверх-вниз… вправо — влево… …и искать начальника поезда, свое купе или хотя бы делать вид, что ищет … и ходить
… вверх — вниз …вправо-влево…вверх …вниз…вправо …влево… Она провела рукой перед собой …вверх-вниз…вправо-влево…вверх-вниз…вправо-влево… — и выдохнула — Помоги мне….

*******



Теги:





-1


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:00  05-12-2016
: [0] [Х (cenzored)]
Лает ветер на прохожих
белых, желтых, чернокожих,
В подворотнях остужая пыл.
Лихорадит всех до дрожи,
перекошенные рожи,
Как же этот чум людей постыл...

Нет ни дня без войн, насилья,
плачет небо от бессилья,
И снежит, снежит, снежит в душе....
07:59  05-12-2016
: [3] [Х (cenzored)]
МРОТ тебе в рот
или скажешь, наоборот?!
так кому из нас повезет
встретить этот новый год?

а ведь будет год петуха,
ты же сидевший,ха-ха;
так что сам понимаешь что и как,
когда у Снегурки ищешь ништяк.

на своих двоих пока мы оба,
на закуску только сдоба;...
08:30  04-12-2016
: [5] [Х (cenzored)]
...
08:26  04-12-2016
: [2] [Х (cenzored)]
Иван Петрович был не простым человеком. Ещё он был писателем. Взялся он как-то роман писать, причем писать его необычно, не так как все - обычными чернилами или же карандашом. Взялся он его писать невидимой пастой. Такой вот он был скрытный, чтобы даже муха не прочла что же он там пишет....
08:25  04-12-2016
: [6] [Х (cenzored)]
I
Я не надеюсь не на что,
Хочу лишь принести я вам тепло,
И пусть не плед, ни чай, всего то слово издалёка,
Но пусть запомниться надолго, навсегда,

Как запах розы зимней ночью,
Он закрывает разум до утра,
И греет сердце теплой речью,
Мой стих, который не прочтете никогда....