Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Смешная любовь. Глава 5.

Смешная любовь. Глава 5.

Автор: s.ermoloff
   [ принято к публикации 20:24  20-12-2012 | Na | Просмотров: 470]
Сергей Ермолов

Смешная любовь

роман о любви


5

Не следует быть искренним больше, чем необходимо. Я чувствую, что хочу изобразить себя не таким, какой есть. Ни один человек не может быть совершенен.
Наташа смотрела на меня. Я ей улыбался. Мне было легко с ней.
- Как поживаешь? – спросила она.
- Прекрасно. Но я тут не при чем.
- Нет, — подтвердила, глядя на меня.
- Ты меня в этом упрекаешь?
- Нет, завидую. Ты не притворяешься, что любишь меня?
- Ты думаешь, все можно превратить в шутку?
- Мне не нравится, как ты это произнес. Не будь таким самодовольным. Ты думаешь, что я не могла сказать «нет»?
Я посмотрел на себя, как бы со стороны и увидел, что стал совсем другим, почти незнакомым мне человеком. «Прекрати», сказал я себе. «Не может она подразумевать то, что мне показалось». Любовь Наташи сделала меня самоуверенным. Я выдумывал себя для нее. Я очень нравился себе.
Я ощущал ее хрупкость и уязвимость. Искренность женщины убедительнее искренности мужчины. Ей требовались слова. Впрочем, как и мне. Я был тем, кем Наташа хотела меня видеть. Притворство убеждает. Обманывая, я никогда не чувствовал себя обманщиком. Я мог сказать о любви более убедительно.
- Не смеши меня, — попросила Наташа.
- Я всего лишь говорю правду.
- Нет не говоришь. Не будь наивным.
- Просто я оптимист, — я старался воспользоваться всеми выгодами своего положения.
Кто знает? Может быть, это и есть любовь? Я не могу думать ни о какой другой женщине. Из моих желаний исчезла противоречивость. Нет человека счастливее меня. Я знаю, что это невозможно.
Наташа считает хитростью слова, в которых я всегда искренен. Любить – значит уступать. Мужчины менее расчетливы, чем женщины.
- Ты еще мальчик.
- Нет.
- Ты просто красивый мальчик. Стремясь понравиться любимому мужчине, женщина забывает о необходимости нравиться самой себе. Просто, наверное, это как раз то, чего мне не хватало.
Наташа притягивает своей необъяснимостью. Я не понимаю, чем она нравится. Любовь вытеснила из меня чувство недовольства людьми.
- Не принимай такой озабоченный вид, милый, — сказала Наташа. – Влюбленная женщина всегда может принять глупость мужчины за оригинальный мужской ум.
- Тебе скучно со мной?
- Если б мне было скучно с тобой, я бы с тобой рассталась. Ты несколько наивный, но совсем не скучный. С тобой я чувствую себя все моложе. Я люблю тебя. Ты должен мне верить.
- Хорошо, я верю.
- Только доверяя притворству мужчины, женщина может ощутить себя счастливой. Что с тобой?
- Ничего.
- Перестань, не глупи. Не сердись на меня. Когда я обманываю, я знаю, что обманываю. А ты обманываешь и хочешь себя убедить, что говоришь правду.
Я подумал: «Значит, это называется — любить». Мои признания удивляли меня, но оказывались естественны для нее. Наташа хочет верить, что нужна мне. Я тоже хочу этому верить. Мое счастье не может быть другим. Я старался быть понятен любимой женщине, но меня раздражало ее превосходство. Она не могла знать обо мне все. Для того, чтобы узнать человека, нужно время.
Я не могу привыкнуть к тому, что стал любим. Нужно стараться не завидовать. Мне нравилось разоблачать притворство Наташи. Я мог бы нравиться женщинам больше, если бы был глупее.
- Пока ты меня любишь, — сказала она. – Что будет дальше – увидим. Хотеть от мужчин многого – глупость. Не сердись пожалуйста.
- Я вообще никогда не сержусь. Ни на кого. Не имеет смысла.
- Хотела бы я иметь твою уверенность.
Очень сложно быть не хуже своих представлений о себе. Я боялся испортить все случайной ошибкой. Никто не может избежать ошибок. Я очень стараюсь выиграть и не должен выбирать средства. Выиграть хочет каждый. Незачем делать тайну из очевидного. Мне нравится выигрывать за счет любимой женщины. Я должен был признаться в этом себе.
- Не умею я разговаривать с детьми, — сказала Наташа. – А ты всегда рассуждаешь, как ребенок.
- Знаю.
- И ты доволен этим?
- Доволен.
- Иногда слова могут только мешать. Слов не должно быть много. Попробуй относиться к себе снисходительнее. Все же так делают.
- Тебе скучно?
- Что ты. Почему?
- Я все время боюсь, что тебе скучно.
- Но почему?
- Потому что с того времени, как я познакомился с тобой, мне не бывает скучно.
- Я рада, что тебя выбрала. Я рада. Я очень рада. Мы встретились, и это уже хорошо.
- Хорошо.
- Ах ты, малыш. Иногда мне кажется, что я тебя выдумала.
Ее темные глаза смотрели на меня безо всякой иронии. Взгляд был внимательным и нежным. Я ощущал себя счастливым.
Теперь я понимаю, что моя первая женщина не могла быть другой. Наташа – само желание искренности.
Прежде я всегда был более осторожен, чем откровенен. Теперь скрытность мне не нужна. Я говорил то, что мне хотелось сказать. Я нуждаюсь в понимании.
- Я совсем забыла, — сказала она.
- Что ты забыла?
- Что мне тоже может быть хорошо, — Наташа смотрела на меня, гладила по голове, трепала волосы и улыбалась задумчиво и нежно. А может быть, проницательно? – Нет настроения, тихоня? Я подозревала.
- Что ты подозревала?
- Какой ты недогадливый. Мужчина, который не старается скрыть свои чувства, всегда интересен женщине.
Я подумал: «Она говорит о себе – женщина. И думает, что похожа на других» .
«Смешно», твердил я себе. Но ее напряженный взгляд, казалось, старался разубедить меня в чем-то. По ее глазам я увидел и понял, что глупыми были не мои поступки, а мои сомнения. Я не хотел, чтобы мне удалось убедить Наташу в своей глупости. Женщина всегда лишь позволяет мужчине любить ее.
Наташа взяла меня за уши и осторожно, серьезно и бережно притянула к себе и поцеловала.
Без слов мы стояли друг перед другом. Без слов знали друг о друге все. Слова были лишними. Женщина обязана уступить мужчине. Я был ей необходим. Я знал, что должен делать, но мне не удавалось пошевелиться.
Наташа сказала: «Я люблю тебя» настолько тихо, что я угадал это лишь по движению ее губ. Я все смотрел на нее, словно хотел увидеть ее насквозь.
Я ни о чем не думал. Не было необходимости думать. Я лишь чувствовал любовь, простую, обычную любовь. Я умею быть смешным.
Я сказал себе: «Любовь оправдывает все».




Теги:





0


Комментарии

#0 21:56  20-12-2012Na    
...Иногда мне кажется, что я тебя выдумала... (с)
#1 21:56  20-12-2012Na    
вечер любовной любви на Литпроме.
#2 00:28  21-12-2012Лев Рыжков    
Автор девственник, по-моему.
#3 20:34  23-12-2012Atlas    
эк персонаж себя долбит в голову

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
10:46  23-07-2017
: [0] [Графомания]
Стены дома красят светом
Солнца первого лучи
Поздней ночью в доме этом
Человек навек почил

Снизу вверх на челядь глядя
Бледнолиц и отрешён
Прохрипел - Дождались, бляди
И тихонько отошёл

Хоть над ним три дня шаманил
Медицинский светоч, но
Даже и его стараний
Было недостаточно

Просто время наступило
У одра - лакеев сонм
Тупо пялятся в мобилы
Кто в самсунг, а кто в айфон

Не горюют лизоблюды
И семья хранит покой
Лишь рыдает прачка Люда
Так...
13:20  22-07-2017
: [11] [Графомания]
Ну что,
Точка.
Занавес бумажных штор,
Ни крика ни строчки,
Затихший шторм,
Обрыв
И пропасть,
Сердце пробив,
Злая новость
Затянула петлю.
И письма летят,
С одним лишь словом "люблю",
Тебя все простят,
Не поймут,
Мир сломлен и смят,
Жить , непосильный труд....
10:25  20-07-2017
: [8] [Графомания]
Бомжовость не была для Васьки чем-то мучительным и нисколько его не оскорбляла. Он воспринимал это своё житиё как альтернативу окружающему рекламному рабству.
«Настоящее, на него ведь надо решиться, - рассуждал Васька. - По крайней мере, я никому ничего не должен»....
15:37  19-07-2017
: [20] [Графомания]
Я провожал тебя к дому от Сретенки
По полутёмным, холодным дворам
Греемый мыслью о будущем петтинге
Переходящем в орал

Изредка дума занозою вкрадчиво
Одолевала мой разум, свербя
Будет ли всё это стоить потраченных
Денег на выгул тебя

Чем растворяться в немом восхищении
В призрачной мгле твоих глаз голубых
Лучше б у тачки развал со схождением
Отрегулировал бы

Не искушен я в любовной риторике
И не научен лить в уши елей
Да и стремны эти тихие дворики
Не...

На столе сигареты, закуска, и хлеба ломоть
За окном чернота, и от ветра орешню качает
Мы сидим, распивая малиновку, я и Господь
Задаю ему сотни вопросов, а он отвечает

Терпеливо толкует о жизни святой, до зари
Осуждает поступки и часто незлобно серчает
А потом говорит -«Если жить не умеешь — умри!...