Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Поздняя осень… Поздний вечер…

Поздняя осень… Поздний вечер…

Автор: whiro
   [ принято к публикации 15:53  06-01-2013 | Na | Просмотров: 602]
Поздняя осень… Поздний вечер… Я вышел из автобуса на одной из самых крупных улиц города. Людей на остановке не было. Немного дальше от неё стояла парочка, парень и девушка, лет по 20, видимо, студенты. «Встречаются не долго», думаю я, наблюдая краем глаза за этими нелепыми, но нежными ухаживаниями. Не смотря на то, что часы показывали около девяти часов вечера, вокруг было светло. Огни мегаполиса… Я перешёл дорогу по направлению к северу, и не спеша, направился вдоль этой улицы, вдыхая морозный воздух и продолжая наблюдать за происходящим вокруг. Эта улица прямо-таки пересыщена модными бутиками, ночными клубами, ресторанами, барами.… И неоновыми вывесками, рекламирующими всё подряд, от продовольственных магазинов до стоматологических клиник. Большинство из них закрыты, но неон и светодиоды всё так же продолжают завлекать потенциальных клиентов. Я не один здесь. Слышу, как за спиной, разговаривая не на русском языке, идут два паренька, на обочине ещё одна парочка. Девушка, с розочкой в руках, и крайне надменным взглядом, и парень, который ловит такси. «Интересно, даст ли она ему в этой жизни?», думаю я, вызвав этой мыслью глуповатую улыбку на своём лице. Заметив недоуменный взгляд парня, делаю похуистическое выражение лица, и иду дальше. Мне на самом деле похуй. У меня свой мир. А этот мир, тот что вокруг, настойчиво привлекает моё внимание, заставляя меня размышлять. Следы на свежевыпавшем снеге, покрывшем тротуар… Сколько людей здесь пройдут за этот вечер? Мы не знакомы. Вот, подумал про знакомых, и на горизонте появляется… Очередной ночной клуб. Я иду мимо, косо наблюдая все эти ланд крузеры и двести-двадцать-первые мерседесы с жёлтыми номерами. Наверное, хозяева. Город целиком в чужих руках. Наверное, я не патриот, ибо это меня нисколько не волнует. Абсолютно. Да и что этот патриотизм? Я слишком циничен для такого.
Валит снег, гололёд на дорогах, но, как ни странно, аварий нет. Сегодня понедельник. Ещё ходят автобусы, не смотря на столь поздний для автобусников час. Тоже – не патриоты. Здесь, в этом городе, в этом мегаполисе, по-моему, такие «высокие» понятия как патриотизм, уважение, самоотверженность и альтруизм полностью вытеснены эгоизмом, цинизмом, жестокостью и недоверием. Плохо ли это, я судить не берусь, ведь я сам, как часть всего этого. Я среди них, среди толпы этих невежественных людей. Я – один из них, точно такой же… Романтические идеалы уходят с детством. У некоторых не уходят. А некоторые и не знали никогда, что за пределами того, как они привыкли видеть мир (а главное, каким, и сколько его!), есть что-то ещё.
Снег… Приближается зима. Вернее, уже настала, несмотря на то, что календарь обещает ещё десять дней осени. Хлопья снега, именно такие, которые мне нравятся, густые, медленные, чарующие и завораживающие падают на мою одежду, на моё лицо. Мне не холодно. Я замедляю шаг, чтобы ещё раз посмотреть на это шоу, которое невероятно красиво, но абсолютно не выгодно никому из тех, кто вокруг. Наверное, это один из немногих примеров, что здесь «красивое» и «деньги» не всегда два связанных понятия. Мне нужно идти, меня ждут. Я стою. Моё внимание отвлёк внезапно потухший фонарь. Неожиданно. Но темнее не стало, атмосфера стала ещё более чарующей… Я ходил сотни раз по этой улице, вроде бы, мне всё здесь знакомо. Я пролетал её, не обращая внимания на то, что было кроме самых крупных зданий. Да так и не только здесь. Так всю жизнь. И не только у меня. Мы все обращаем внимание только на самые выделяющиеся места, мы сохраняем в памяти только самые яркие моменты. Что я делал вчера? Ну, могу назвать две-три вещи, или дела. А чем я занимался всё остальное время? Кем я был вчера?! Кем я был год назад?! Кто я, чёрт возьми?! Важно ли это… Жизнь летит, как этот снег. Где, каждая снежинка, как каждый день. Не похожа на другие, зачаровывает, но теряется среди других, теряя свою ценность, теряя свою уникальность, тает в памяти, разбиваясь на куски о рамки, которые здесь представляет асфальт, а в наших жизнях роль рамок являет время. Какой только ерунды не приходит на ум во время таких романтических прогулок в одиночку вечером. Хотя, я всё же не один. В наушниках приглушённо играет какая-то особо популярная композиция, названия которой я не знаю.
Я устал. Был очень тяжёлый день. И сейчас, наплевав на время, наплевав на весь мир, я просто гуляю. Просто? Нет, конечно. Так не бывает. Я иду, у меня есть цель, в этот вечер. Вот так и приходится совмещать, как говорят, «приятное с полезным». Принцип сохранения времени, принцип выживания. Да! Именно выживания! И, знаешь, я совсем не хочу думать, ЗАЧЕМ. Жизнь, как женщина, никогда не даст ответа на этот вопрос. Вернее, даст, но, как и женщина, совсем не тот ответ, что есть на самом деле. И ты, копая всё глубже, поймёшь, что ты закапываешь сам себя. Там, на дне есть какая-то иллюзия того, что ответ всё-таки есть. Иллюзия…
Как бы красиво и романтично не была эта обстановка, на улице начинает холодать. Я ускоряю шаг, и уже через пять минут дохожу до перекрёстка с улицей, на которую шёл. Этот перекрёсток, именно этот перекрёсток, у меня со многим связан. Вернее, со многими. Людьми. Большинство из которых уже поглотила пучина времени. Честно сказать, я уже и сомневаюсь, что кто-то из них когда-то существовал. Они остались в тех днях, тех уникальных, как снежинка, днях, оставшимися под большим слоем других лиц, других событий. Я сворачиваю влево. Здесь не так светло. Справа – пробка. Посреди проезжей части наискось стоит машина какой-то службы. То ли военная, то ли полицейская, то ли пожарная – в дымке этого не разглядеть. Да и не нужно мне это. Людей вокруг стало меньше, да и те куда-то бегут, куда-то спешат. Вечные гонки. Муха в коробке. Вот и я подошёл к месту назначения. Свернув в знакомый переулок случайно наступил в лужу, намочив ботинок. Но… плевать. Я до сих пор не вышел из транса, навеянного прогулкой вниз по Крупной Улице. Возле подъезда какие-то типы. Курят, матерятся. Классика жанра. Обхожу их справа, нажимаю кнопку домофона. Два звонка, трубку на том конце снимают, «-Кто там?»… Не дождавшись ответа, мне открывают. Я прохожу в подъезд, поворачиваю на лево и слышу, как щелкает замок двери. Дверь открывается…
- Привет!
Она целует меня в губы, коротко, холодно, как будто ноябрьский холод проник в её душу. Она – моя любимая, моя милая А. Любовь? Это больше напоминает… Это напоминает послевкусие большого и светлого чувства. Она – первая моя любимая женщина, и судя по всему, последняя. Я больше не верю в любовь, оставив это понятие там, в прошлом, вместе с чёртовым юношеским максимализмом и верой в самое лучшее. В месте со своими идеалами, о верности, честности и прочей, как я теперь вижу, бессмысленной ерундой в том, что все привыкли называть «отношения».
- Здравствуй.
Я снимаю свою обувь, ставлю рядом с входом, раздеваюсь, и прохожу на кухню. Холодно, деревянные окна кухни пропускают в неё холод. Я сажусь возле батареи, и в очередной раз задаю себе вопрос «Что я здесь делаю?», А. даже не заходит сюда, у неё свои заботы, и, как она часто стала говорить в последнее время, меня они не касаются. А мне почему-то абсолютно плевать на это. Я достаю телефон, и точно так же обособляюсь, в своём мире. Несмотря на её холодность ко мне, и моё безразличное отношение к ней, я появляюсь всё чаще в этом дворе, в этой квартире на первом этаже. Парадоксально! Как и всё, что происходит в моей жизни, сделавшей меня настолько циничным, что я без стеснения прихожу сюда. Впрочем, она сама зовёт меня. Ох уж эта женская… логика. Это свидание пройдёт так же, как проходят все остальные. Один в один. А. будет дерзить мне, делать тайну из того, что происходит в её жизни, а я буду пытаться найти с ней общий язык. Ближе к часу мы займёмся сексом, потом она ляжет на мою грудь, прошепчет «Я тебя люблю…», я отвечу теми же словами. И вроде всё налажено, всё хорошо, но утром я уйду по своим делам, и мы снова наденем циничные маски, будем играть эгоистов и плевать друг на друга. Вечером я снова буду у неё дома. Всё по новой…
Утро… Около восьми часов… Я выбираюсь из-под одеяла и снова направляюсь на кухню, чтобы заварить себе кофе. Как всегда опаздываю. Странно, но уходить совсем не хочется. Уходить не хочется, потому что я знаю, чем обернётся найденное нами ночью взаимопонимание. Всё же, выпиваю кофе, с невероятным количеством сахара, одеваюсь, бужу свою «возлюбленную», она идёт со мной до двери, ждёт, пока я обуюсь, тот же короткий, безразличный поцелуй, я делаю шаг в подъезд и слышу, как за мной закрывается дверь и щелкает замок. Здравствуй, мир, здравствуй, очередной день, здравствуй, жизнь, подобная суке, которую я трахаю, но отношусь безразлично.
Вот и всё. Романтика кончается, под утренним морозом в минус десять я следую до поворота, в который мне надо. Так же наблюдая людей вокруг. Так же пытаясь понять, что в их головах, вглядываясь в глупые, почти животные глаза. Переход… Странно, нет ни одной машины. Парень напротив меня терпеливо ждёт зелёного сигнала светофора, чем вызывает мой смех. И вот я перехожу на красный, сдерживаю улыбку, размышляя о сигнатурном мышлении толпы. Парень, лет 23-х, видя, что я перехожу, так же делает шаг мне навстречу. Баран. Я достаю сигарету, закуриваю её, и размышляю над тем, что курить нельзя. Нельзя не потому что наслушался социальной рекламы, пропагандирующей вред курения. Нельзя, потому что я не курил уже месяц, поставив ограничение самому себе. А социальная еботня это для того же быдла, не понимающего цели этих билбордов вдоль дорог. Казалось бы, зачем государству здоровое поколение? Затем, чтобы выжать ещё больше денег, получить ещё больше социальных роботов, шестеренок, работающих на страну. Патриотизм? В пизду патриотизм. Ещё один переход. На этот раз улица намного крупнее. На краю дороги с моей стороны столпилось человек пять, а машин так же нет. Не замедляя шага я и эту улицу перехожу на красный. И всё та же ухмылка появляется на моём лице, когда я, перейдя, замечаю, что и они все пошли за мной. На красный. Бараны. Бараны, которые не могут, или не хотят нести ответственность за свои действия. Бараны, которым нужен козел, который проведет их через перекрёсток. Или через жизнь. Сегодня козлом оказался я. Как же мне льстит то, что я ненавидим ими! Ведь всё же ответственность за их жизни я не возьму, ни в трезвом виде, ни в пьяном, ни в какой форме. И если кто-то, пойдя по жизни за мной, останется на очередном перекрёстке, попав под машину, я пойду дальше. Не оборачиваясь. Слишком циничен. Хотя, наверное, это маска. А может воспитание. Которого не было.
Я на учёбе. Как обычно, опоздал на десять минут. Прохожу в кабинет, включаю компьютер, облокачиваюсь о стол и впадаю в полудрёму… Да, а ещё я ленив. Обсуждаю людей, вешая на них ярлык «быдло», при этом являясь тем же быдлом. Очередная бессмысленная жизнь. Незаметная, среди семи миллиардов, жизнь.


Теги:





3


Комментарии

#0 16:35  06-01-2013Na    
настроение передано.
#1 16:36  06-01-2013Na    
Романтика кончается, под утренним морозом в минус десять я следую до поворота, в который мне надо. (с)
#2 21:34  06-01-2013vaxmurka    
Vsio pravda chestno tak...

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:30  04-12-2016
: [0] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [0] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....
09:03  03-12-2016
: [7] [Графомания]
Я не знаю зачем писать
Я не знаю зачем печалиться
На судьбе фиолет печать
И беда с бедой не кончается

Я бы в морду тебе и разнюнился
Я в подъезде бы пил и молчал
Я бы вспомнил как трахались юными
И как старый скрипел причал....
09:03  03-12-2016
: [5] [Графомания]
Преждевременно… Пью новогодней не ставшую чачу.
Молча, с грустью. А как ожидалось что с тостами «за».
Знаю, ты б не хотела, сестра, но поверь, я не плачу –
Мрак и ветер в душе, а при ветре слезятся глаза.

Ты уходом живильной воды богу капнула в чашу....
21:54  02-12-2016
: [6] [Графомания]
смотри, это цветок
у него есть погост
его греет солнце
у него есть любовь
но он как и я
чувствует, что одинок.

он привык
он не обращает внимания
он приник
и ждет часа расставания.

его бросят в песок
его труп кинут в вазу
как заразу
такой и мой
прок....