Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Смешная любовь. Глава 10.

Смешная любовь. Глава 10.

Автор: s.ermoloff
   [ принято к публикации 20:24  14-01-2013 | Юля Лукьянова | Просмотров: 344]
Сергей Ермолов

Смешная любовь

роман о любви

Глава 10

Я старался соответствовать своим представлениям о том, каким должен быть влюбленный мужчина. Я не хотел оказаться ни груб, ни смешон. Недоверчивость всегда искренна.
Наташа смотрела на меня любящим, насмешливым и заботливым взглядом. В ее наивность я не верил также, как в свою.
- Разве я не такая, как обычно? – спросила она.
- Как всегда не такая.
- Миленький, тебе показалось.
- Нет, не показалось.
- Ничего не говори.
Наташа смотрела на меня настойчиво и проницательно. Просто некуда было скрыться от этого взгляда. Ей должна была понравиться моя уступчивость.
- Ты недостаточно часто говоришь мне, что любишь, — сказала она. Иногда женщины бывают излишне привередливы. – Не забывай, пожалуйста, говорить мне все приятное, что тебе придет в голову.
- Тогда мне придется только это и говорить.
- Ты просто не умеешь быть плохим. Вот что важно. Обычно мужчина старается отомстить женщине за то, что вынужден измениться, чтобы понравиться ей.
Иногда я не понимаю, о чем она говорит. Мне не хотелось слушать ее. Я не любопытен. Пользоваться тем, что есть – самое разумное решение.
- Я люблю тебя, Наташа, — не каждый мужчина скрывает свои чувства от женщины.
— Только не забывай об этом. Ты хочешь, чтобы я обещала тебе любить только тебя?
- А почему бы и нет?
- Я не подумала об этом заранее. Мои слова – самое малое, что я могу тебе дать. И ты это понимаешь. Женщина всегда выдумывает себя для мужчины.
- Моя любовь не выдумана.
- Глупый. Глупый и жадный. Не можешь остановиться, когда рассказываешь о своих достоинствах. Такой милый, такой наивный. У меня есть ты – больше мне ничего не надо.
В ее голосе была та нежность, которую я видел в ее глазах.
Я смотрел на нее. И Наташа не смотрела ни на кого, кроме меня. Я почувствовал, что впервые в жизни меня понимают. Я получил, что хотел. Что же дальше? Я пытался найти ответ, который был известен только Наташе.
- Ты сделала меня интереснее для себя, — я умею говорить о любви.
- Великодушно с твоей стороны.
- Только справедливо.
- Ты рассуждаешь, как маленький ребенок. Женщина терпелива только с необходимым ей мужчиной. Мне нравится быть уверенной в твоей любви. Наши поступки не случайны. Каждый на своем месте. Наша жизнь принадлежит нам.
Я подумал: какую чушь она говорит. Моя жизнь уже не принадлежит только мне. Я старался отогнать от себя эту мысль. Но она все время возвращалась. Словами очень сложно говорить о любви. Мне не нужно оправдываться перед собой.
Я замолчал. Мне казалось, что я и в самом деле немного смешон и неловок, но чувствовал, что я допускал именно те неловкости, какие следовало. Я не спорил. Мое согласие можно назвать осторожностью. Каждая женщина может порадовать себя обманывая мужчину.
Мне нравилось чувствовать себя любимым. Я старался не сомневаться в словах Наташи. Самому себе я никогда не казался глупым.
- Каждый человек иногда говорит неправду, — сказала она, — а некоторые – обманывают всегда.
- Только не я.
- Ты безнадежен. Невозможен. Самонадеян.
- Я не могу этого объяснить. Просто я чувствую, что это – правда, — мне очень хотелось убедить Наташу в своей исключительности.
- Какой ты смешной. Ну и что ты теперь будешь делать?
- Почему ты меня об этом спрашиваешь?
- А почему ты не хочешь об этом говорить?
- В тебе нет чуткости, — я верил в то, что говорил. – Нет совсем.
- Ты не можешь понять всю сложность моих чувств. Ты еще сам не знаешь, что хочешь. Обычно мужчина никогда не торопится следовать желаниям женщины.
Теперь Наташа чувствовала себя обиженной. Я уже устал от нее. Что хотела, то и делала. Она что-то требовала. Слишком много она требует за свою любовь. Только бы не все. Я знаю – любовь того не стоит. Женщины все сводят к своему удобству. Чужой опыт не проходит для меня бесследно. Хорошо, когда удобно. Наташа нашла, что искала. Да, лишь удобство и искала.
Живешь и не подозреваешь, что однажды жизнь откроет перед тобой. Столкнешься со своим истинным я. Случайно. Я думаю над этим всерьез. Шестнадцать лет. Самое важное время.
- О чем ты думаешь? – спросила Наташа.
- Думаю? Насчет чего?
- Ты же не ребенок. Я спрашиваю тебя: о чем ты думаешь? Ты никогда не сможешь обмануть. Ты не умеешь врать убедительно.
- Я не хотел тебя обидеть.
- Нужно быть более чутким.
- Ты любишь меня, а я – тебя. Почему мы должны притворяться, что это не так? – я никогда не умел быть терпеливым.
- Женщина часто оказывается безразлична к признаниям мужчины совсем не потому, что ей этого хочется.
Я отвернулся от ее торжествующей улыбки. «Вот тут-то она и ошибается», подумал я, но промолчал. Радость делала ее ближе для меня. Слышишь ведь всегда то, что хочешь услышать. Я выдумывал себя для Наташи.
Я не видел ее глаз. Но в голосе слышалась дрожь. Влюбленная женщина всегда спешит признать недостатки любимого мужчины его достоинствами. Я не мог оправдываться. Это было бы слишком просто. Впервые Наташа показалась мне уязвимой: она волновалась еще больше меня.
- Я выгляжу хуже, чем обычно, — говорила она. – Я хочу почувствовать себя моложе тебя. Я боюсь, что живу неинтересно. Женщины себя ни в чем не сдерживают.
Я не всегда понимал, что она имела в виду, но не хотел сомневаться в искренности ее слов. Не следует смеяться над собой. Я смог преодолеть безразличие женщины. Мне нравится радоваться этому. Не нужно пытаться понять другого человека, если не можешь понять себя.
Я смотрел на губы Наташи. Так близко от меня. Я не знал, что она ожидала. Я прижался к ее щеке. Совсем по-детски. Она должна была со мной согласиться. Мне было стыдно – ощущение в чем-то даже приятное. Я чувствовал, что не надо ничего говорить. Я не наивен. Себе я доказывал это чаще, чем другим. Любовь невозможно остановить.
Мои чувства были так сильны, что я не мог с ними справиться. Они требовали немедленного действия, а Наташа просто стояла, крепко прижавшись ко мне, и медленно покачивала головой. Я начал целовать ее волосы и щеку. Потом она подняла голову, и наши губы встретились. Я был нетерпелив, но осторожен. И завидовал искренности Наташи.
Я всегда догадывался, что способен на сильное чувство. Я не впервые думаю об этом. Мне нравится хвастаться. Человеческая жизнь всегда эгоистична. Впервые признавшись себе в этом, я был расстроен. Я хочу быть уверен в любви Наташи. Не верить самому себе легко. Я бы никогда не справился с сомнениями без помощи ее любви.


Теги:





0


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:53  27-04-2017
: [10] [Х (cenzored)]
Ганюшкин с силой распахнул окно, и привычным движением снял со стены плазму. Со словами: "иди полетай", он выбросил телевизор с восемнадцатого этажа.
Что странно, плазма, не стала планировать, а полетела вниз камнем. Достигнув земли она совершенно бесшумно разбилась в пыль....
Ближе к полудню барыня Татьяна Алексеевна проснулась. Не открывая глаз она прислушалась к непонятным процессам внутри своего организма. Внезапно ее стошнило и она вырвала,успев лишь повернуть голову, чтобы не испачкать подушку.
«Неужели отравилась шампанским?...
С берёзы брызжет сок обильно,
По банкам в сумрачном лесу,
Весна. Нетронуто либидо,
Хоть член срезай на колбасу.

В траве клещи хранят истому,
В преддверии больших чудес,
С надеждой впиться в чью-то жопу,
Зашедшей обосраться в лес....
поэтесса-стрампонесса,
метр семьдесят, без лишнего веса
составит компанию поэту
и ей нужно конкретно вот это:

адекватный би-универсал в заход,
без лишних рифм, но "полиГЛОТ";
для дружбы и интима-
не проходите мимо.

Фейсситинг обязательное условие!...


...В субботу друг Рафа Шнейерсона Тит привел пару первоклассных девиц.


Где он их взял?


Почему Тит не приводил таких красоток прежде? Например, тогда, когда Рафу было тридцать?.. Или сорок? Или пятьдесят? Или даже – шестьдесят?...