Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Смешная любовь. Глава 11.

Смешная любовь. Глава 11.

Автор: s.ermoloff
   [ принято к публикации 06:40  16-01-2013 | Na | Просмотров: 416]
Сергей Ермолов

Смешная любовь

роман о любви

Глава 11

Я не могу объяснить в себе любви. Наташа настолько занимает все мои мысли, что вдали от нее я чувствую себя не у дел. Невозможно понять, что именно в ней притягивает меня.
- Я знала, — сказала она, — что ты придешь как раз тогда, когда ты больше всего нужен. Ты необходим мне.
- Я скучал по тебе, куколка, — я не хотел сопротивляться своим желаниям.
- Ты должен говорить это только мне.
Она казалась моложе и менее уверенной в себе. Она была чуть ниже меня и это тоже нравилось. Я ощущал себя очень уверенным. Как я себя люблю в такие минуты. Мне нравилось знать, что Наташа счастлива со мной. Я гордился ее волосами, ее походкой, ее большими, никого, кроме меня, не видящими глазами.
- Желание женщины понравиться мужчине, ничем не отличается от ее желания понравиться самой себе, — объясняла она.
- Я позволяю обманывать себя только тебе.
- Ты разочарован?
- Не задавай вопросов. Я ведь тебя люблю, — не обязательно признаваться женщине в том, что хочется скрыть от нее.
Жизнь вдруг стала такой простой, обыкновенной и естественной, какая, возможно, она и есть на самом деле. Наша разница в возрасте уже не казалась мне огромной.
- Мы хорошо смотримся вместе, — сказала Наташа.
- У каждого мужчины есть идеал женщины. Ты соответствуешь моему.
- Я не хочу, чтобы у тебя появилась возможность думать о других женщинах. Мне необходима твоя молодость. Рядом с тобой я сама чувствую себя моложе.
- Никто другой не поймет тебя так хорошо, как понимаю я.
- Любовь женщины всегда делает мужчину самоуверенным. Куда это ты так спешишь?
Что бы я ни делал – это было проявлением любви. Выразить свою нежность к любимой женщине очень легко.
- Ты совсем ребенок, — сказала она. – Я не могу относиться к тебе, как ко взрослому мужчине.
- Ты ничего не понимаешь.
- Я все понимаю лучше, чем ты.
Ребенок. Вот за кого она принимает меня. Наши отношения определились уже в начале. Мы приняли условия игры, которые устраивали обоих. Я согласился подчиниться. Может быть, в этом проявилось мое истинное лицо. Рядом с Наташей я чувствую себя ребенком. Я улыбнулся как бы про себя.
- Ты что, говоришь сам с собой? – спросила она.
- Нет.
- А мне показалось. Я видела, как у тебя шевелятся губы. Что ты говорил?
- Ничего, — мне не хотелось отвечать ей, потому что я боялся ее любопытства.
- Я очень много думаю о тебе. Но боюсь, что воображение меня обманывает. Не доверять своим чувствам естественно для женщины.
В любви не хочется сомневаться. Я постарался убедить себя сам. Я не мог притворяться рядом с Наташей. Понять себя так же сложно, как понять другого человека. Мне не хотелось разоблачать себя перед женщиной.
- Влюбленная женщина всегда обманывает саму себя больше, чем своего любимого, — сказала Наташа.
- Мне необходима твоя ложь.
- По-твоему, это что, обида? Я понимаю тебя лучше, чем ты думаешь. Мужчина радует женщину лишь для того, чтобы извлечь свою выгоду из ее радости.
Я улыбнулся ей в ответ. Я не мог ее огорчить. Я позволил Наташе почувствовать, что она мне необходима. Ее хорошее настроение увлекло меня.
На мгновение я ощутил радость. Потом почувствовал, что сильно устал. Это была усталость, которая неизбежно наступает после томительного ожидания. Мне не всегда удается заметить момент, когда я начинаю обманывать себя иллюзиями.
Я не спешил говорить Наташе все, что она желала услышать. Мне нравится сомневаться в очевидном. Я уверен в своих чувствах. Но сомнения всегда необходимы. Наташа заставила меня поверить в свою удачливость. Но я не хочу надеяться только на случайность.
- Ты хороший человек, Наташа, — сказал я. – Ты себя недооцениваешь.
- Спасибо на добром слове. Но поверь: я не подарок.
- Ничто не изменит моего отношения к тебе.
- Мужчина всегда переоценивает женщину, в которую влюблен. Что в этом приятного?
- Не смейся надо мной.
- Разве нельзя смеяться над тем, что любишь?
- Ты всегда смеешься надо мной. Это оттого, что ты меня любишь?
В ее смехе всегда ощущалось превосходство, которое заставляло меня чувствовать себя виноватым. Над умным человеком можно посмеяться так же, как над глупым. Я бы хотел разочароваться в Наташе. Эта женщина оказалась для меня важнее, чем мне необходимо.
- Что-нибудь случилось? – спросил я.
- Ничего не случилось.
- Нет случилось, — я был уверен, что знаю ее.
- Я себе не нравлюсь. Я себя не люблю. Ты усложняешь мне жизнь и за это я злюсь на тебя. Разговоры о любви мало что значат. Любовь – это не чувство. Любовь – это поступки.
Я смотрел на любимую женщину и не мог насмотреться. О любви не следует говорить неумело.
- Баловать тебя, конечно, незачем, — сказала она.
Мне пришлось согласиться с ней. Нужно смириться. Мы играем по ее правилам игры. Я чувствовал, что Наташа старалась обмануть хотя бы внешним видом. Как иногда сложна оказывалась моя любовь.
- Ты думаешь, у меня не было никакой личной жизни до встречи с тобой? – спросила она. – Иногда доверчивость похожа на глупость.
- Расскажи мне про других.
- Ты хочешь, чтобы я начала вспоминать? Но какое тебе до них дело?
- Может, тебе неприятно о них вспоминать?
- Да нет, не то чтобы неприятно. Просто мне хочется понять, почему тебя это интересует?
- Я хочу избавиться от искушения вообразить, будто я единственный в своем роде.
- А если я скажу, что их было столько, что я уже сбилась со счета.
Наташе нравилось мучить меня. Что делать, если она выбрала такой способ? Я не думаю плохо о мужчинах, которые были у нее прежде. Я о них вообще не думаю. Пусть каждый останется при своем прошлом. Я не ищу в любви сложные пути.
Я не могу быть лучшим. А Наташа, конечно, может выбирать. И, конечно, есть из кого. Я знаю, что все мужчины хотят отнять у меня эту женщину. Счастливых людей очень мало.
Я был испуган. Теперь она знала, что меня легко испугать.
- Я тоже был счастлив без тебя, — я уверен, что сказал глупые слова.
- Это происходит со всеми. Шестнадцать лет. Нечего объяснять.
Я не знал, что возразить. «Со всеми». Ясно, что как личность я для нее никто. Я промолчал. Пусть все останется, как есть. Очень сложно выиграть, когда не знаешь правил игры. Я не знаю.
- Ты очень молод, — сказала Наташа. – Совсем мальчишечка. Никто не воспринимает тебя всерьез.
Не воспринимает она. Я уже догадывался, чем все может закончиться. Мои худшие предчувствия всегда сбываются.
- Это пока ты была замужем, у тебя появилась привычка спать с кем попало? – спросил я.
- Иногда я старалась быть верной, но у меня никогда не получалось.
- Зря старалась, не стоило.
- Не говори так. Бесполезно. И глупо.
Правой рукой она закрыла мне рот – молчи. Я всегда завидовал людям, которые могут контролировать себя. Мне это никогда не удавалось.
- Мужское остроумие забавляет только самих мужчин, — сказала Наташа.
Мы выглядели так, словно столкнулись лбами.
Мне следовало быть осторожным, с ней – более, чем с кем бы то ни было. Моя глупость разочаровывала ее сильнее, чем меня.
- Ну прости меня, маленький. Сама не знаю, чего я добиваюсь. Женщинам свойственно ошибаться. Не такая уж я хорошая, как ты вообразил.
- Но стараешься быть хорошей.
- Я не стою тебя. Часто выхожу из себя. Слишком много ругаюсь. Ты гораздо лучше меня.
Я догадался, что ошибся. Глупость сделала меня неудобным для самого себя. Неприятно было думать, что я трус, но я подумал это. Я искал ложь в Наташе. Ее разоблачение казалось мне правильным. Нужно уметь забывать о своих неудачах.
- Каждый мужчина готов доверять искренности красивой женщины, — сказала Наташа. – Мужчины редко бывают оригинальны.
- Я не понимаю тебя.
- Какое это имеет значение, понимаем мы друг друга или нет, если мы любим друг друга. Я устала быть старой. Я хочу быть ребенком..Мне не нравится ощущать свой возраст.
- Все же мы с тобой счастливы, — нерешительно проговорил я.
- Счастье – опасная штука, — отозвалась она, может, самой себе так сказала. – Я знаю, что ты мне не поверишь. Не понимаю, зачем я это тебе говорю. Не следует напоминать себе о возрасте слишком часто. Но я ни с кем не могу говорить об этом так, как с тобой.
Я не был для нее лучшим вариантом. Конечно, не лучшим. Похоже, она никогда не устанет говорить об этом. Как оказалось, до меня у нее было множество знакомых. Красивые и сильные. И вот выбор пал на меня. Повезло. Так она обрисовывала ситуацию.
- Таким я тебя больше люблю, — сказала она.
- А я тебя любую люблю.
- Как странно ты это сказал. Теперь я счастлива. Ты понимаешь? Как ты научился любить? Что ты знаешь о себе?
Я редко бываю искренен. Откровенность непривычна для меня. Но я почувствовал, что сейчас просто необходимо улыбаться, смеяться, чтобы подладиться под настроение любимой женщины. Я хотел перестать бояться своей неуверенности. Но мои желания никогда ничего не меняли. Я понял это очень давно.


Теги:





-2


Комментарии

#0 14:55  16-01-2013Инна Ковалец    
Наташа счастлива со мной. Я гордился ее волосами, ее походкой, ее большими, никого, кроме меня, не видящими глазами.(c)мощь!

я гордился ее левой пяткой, ее осанкой, ее большими, никого, кроме меня, не слышащими ушами...

весь текст блестящий...
#1 14:57  16-01-2013Na    
будучи обутым в берет. да.
#2 14:57  16-01-2013Инна Ковалец    
все... теперь о любви сяду писать я... держитесь
#3 23:03  16-01-2013Лев Рыжков    
Когда в романе о любви, в его, блять, одиннадцатой главе, главный герой называет объект своей страсти "куколка" - это, сцуко, диагноз.

Руки чешутся кол осиновый взять.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:26  06-12-2016
: [0] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [3] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [5] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....
09:03  03-12-2016
: [10] [Графомания]
Я не знаю зачем писать
Я не знаю зачем печалиться
На судьбе фиолет печать
И беда с бедой не кончается

Я бы в морду тебе и разнюнился
Я в подъезде бы пил и молчал
Я бы вспомнил как трахались юными
И как старый скрипел причал....