Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - ПОЛЁТ

ПОЛЁТ

Автор: Дмитрий Медведев
   [ принято к публикации 15:18  07-02-2013 | Na | Просмотров: 430]
Макс бросал нервные, как беспорядочные выстрелы, взгляды в зеркало заднего вида. Старенький «Москвич» надрывался из последних сил. Холодный пот, стекая со лба, застилал глаза. Соленая влага заставляла часто моргать. Он не мог оторвать даже одной ладони от истёршейся кожи рулевого колеса. Боялся потерять контроль над машиной. Автомобиль очень запоздало реагировал на команды водителя. Чужой, к тому же весьма ненадежный по причине ветхости. Особенно «напрягали» неадекватные реакции на повороты руля. Это могло привести к печальным последствиям… Погоня неумолимо приближалась. Синие световые импульсы проблескового маяка автомобиля ДПС отражались от предметов в салоне. Максиму пришла в голову мысль, которой он не на шутку испугался. А вдруг начнут стрелять? Мозг услужливо предоставил воспоминания сцен из американских боевиков. Главный герой — бравый полицейский. Точными выстрелами из Кольта 38-го калибра пробивает колёса уходящего от погони автомобиля с бандитами. Машина слетает на обочину, утыкаясь в песчаный бруствер и поднимая тучи пыли… У нас – не Голливуд… Могут шмальнуть из АК-47. И не прицельно, по колесам, а просто — в сторону машины… Случайная пуля может и в затылок угодить… Да, весёлая перспектива! Однако, обратного пути нет. Либо его догонят, либо он каким-то чудом оторвется. О способе, которым могут остановить автомобиль – лучше не думать… Хотелось бы всё-таки уйти от преследователей, иначе всё происходящее… окажется бессмысленным…

День начинался, как множество таких же рабочих дней. Подъем в 6:30. Первым делом Макс заглянул в ванную комнату. Сполоснул холодной водой еще не проснувшиеся глаза. Потом натянул ожидавший с вечера на стуле спортивный костюм. Завязал шнурки на кроссовках, и выскочил за дверь, стараясь не хлопать. Не надо раньше времени будить жену и сына. Спускаясь по ступенькам, он подумал, что Света всё равно услышала его уход. И после возвращения Макс застанет жену, стоящей в халате у плиты. Живя на 4-м этаже, Макс принципиально не пользовался лифтом. Предпочитал гиподинамическому образу современной жизни нагружать тело при любой возможности.
На улице – теплый утренний ветерок. Начало сентября, деревья еще не сменила окраску. О времени года напоминают лишь отдельные желтые «вставки» на ветках. Да и, пожалуй, настенный календарь в прихожей. Достигнув парка, привычным маршрутом по гаревой дорожке обежал старый пруд. К концу лета его поверхность полностью затянуло зелеными водорослями. Затем – обратный путь к дому. Быстрый подъём на этаж, ключ – в дверь. В коридоре — смена кроссовок на тапочки… Заспанная Светка стоит спиной к нему у плиты. На сковороде шкворчит яичница с ветчиной. Всё-таки она — хорошая баба… Может, не надо осуществлять задуманное сегодня? Отложить до следующего раза. Сочинить что-нибудь в своё оправдание. Пообещать компенсацию за причинённые «неудобства». С одной стороны – накатила волна нежности к жене. Появились угрызения совести. А с другой – когда еще представится такой случай? В конце концов, мужик он, или нет? Пашет, как вол, с утра до ночи. Имеет право расслабиться. И машина очень кстати в ремонте…

Оставленный на СТО Шевроле – веский аргумент, объясняющий, почему он заказал к дому такси. Это не вызовет подозрений у жены. По дороге в офис надо просмотреть кое-какие важные документы. Сегодня — общение с потенциальными клиентами, а заниматься бумагами в общественном транспорте нереально. Никаких деловых встреч в этот день, на самом деле, не планировалось. Но папка в портфеле — была. Сев в такси, Максим достал бумаги. В ворохе отчетов и проектов коммерческих предложений лежал лист формата А4 — распечатанный накануне электронный билет на самолет. Санкт-Петербург – Москва, и – обратно. Максим рассчитывал вернуться в Пулково уже к концу рабочего дня. С таким расчетом, чтобы быть дома не позднее обычного. Примерно в 8-9 часов вечера. Взяв в руки билет, Макс мысленно устремился вперед. Пулково, Домодедово, такси, Марина.

Марина…
Они познакомились год назад. Её генеральный, забавный и смешливый итальянец, приезжал в Питер. Они вели переговоры на предмет организации рекламной кампании его нового проекта. Фирма, принадлежащая иностранцу, начинала в Подмосковье строительство большого животноводческого комплекса. Марина была штатной переводчицей. Работала с ним уже два года, не смотря на многократно отвергнутые недвусмысленные намёки. Итальянец хоть был и галантен, но всё же — похотлив. Увидев Марину впервые, Макс испытал те же ощущения, что и любой нормальный мужчина. О темпераментном представителе Апеннинского полуострова и говорить нечего! Марина словно бы излучала сексуальность, и призывы к действию… О том, что внешность — обманчива, Максим убедился к концу второго дня переговоров. Улучив подходящий момент, он… схлопотал пощёчину, пытаясь обнять Марину за талию. Однако, этот инцидент не привел к негативным изменениям в её поведении. Наоборот, в глазах Марины появился едва уловимый огонёк. Заинтересованности и любопытства. Максим не отказался от своих намерений, просто взял тайм-аут. Буквально через месяц после их первого знакомства он полетел в Москву. Надо было согласовать начальный этап рекламной кампании. Они снова встретились с Мариной. Вечером, после работы, Максим предложил поужинать вместе. Приглашение она приняла, выдержав благопристойную паузу. Выказала неудовольствие от необходимости переноса какой-то другой встречи. Он позволил ей удалиться в «курилку»: она якобы должна с кем-то поговорить по телефону. Но Макс был уверен: это просто игра. Никакого свидания в тот вечер у неё не было. Вернувшись, Марина «дала добро», предупредив: только — без глупостей! Максим изобразил на лице чрезвычайную благодарность. Спасибо, что не бросили командировочного на произвол судьбы.
После ужина в ресторане (естественно – с вином) Макс напросился в гости, на чашку чая. У Марины была собственная небольшая квартире в отдалённом спальном районе. Причиной позднего приезда к ней было, конечно же, не чаепитие. Они начали страстно целоваться ещё в прихожей… Спустя час Макс обессиленно лежал на «взъерошенном» диване. Уходя в душ, Марина разрешила курить в постели. Пуская дым в потолок, он думал, что зря, наверное, всё это случилось… Во-первых, вдруг стало ужасно стыдно перед женой. Светка ничего не должна об этом знать! Даже если она и не бросит его, узнав о подобном приключении. Ему бы крайне не хотелось доставлять ей душевную боль. Она не заслуживала этого. А, во-вторых, секс с Мариной… — не очень-то и понравился. Необычно, страстно, темпераментно, зажигательно. Но – что-то не то, и — не так… Не его это, одним словом.

И, тем не менее, сейчас Максим ехал в аэропорт, чтобы через несколько часов вновь очутиться на том же самом диване, с Мариной. Два дня назад они договорились о свидании по электронной почте. Её синьор Джованни укатил на неделю домой, и Марина оказалась в незапланированном отпуске. Это будет уже их четвертая встреча. Две предыдущие прошли точно так же, как и первая. Макс часто приезжал в Москву. Рекламное агентство, в котором работал Максим, имело здесь несколько крупных заказчиков. Поводов для командировок — предостаточно. Однако предстоящее свидание было необычным. Впервые Макс решил слетать в Москву только лишь ради встречи с Мариной. Никаких дел в столице у него в этот день не было. Для Светы он с утра уехал на работу. Вечером, как обычно, должен вернуться домой. Зачем всё это? Если бы спросили, Максим вряд ли бы ответил что-нибудь внятное… Скорее всего, дело было в адреналине. Предстоящее «мероприятие» попахивало аферой, которая могла рухнуть в любой момент. Максу сегодня был нужен не столько секс с Мариной. Он искал подтверждения своих способностей решать сложные задачи.
Стойка регистрации, небольшая толчея у автобуса, ступеньки трапа… Ожидая взлета, Максим даже успел погрузиться в полудрёму. Он расположился у окошка, бросив портфель рядом. Утренний московский рейс был явно убыточен для авиакомпании: салон заполнен не более, чем на треть. С мыслей о предстоящем свидании Максим попытался переключиться на работу. Но в итоге снова думать о Марине. Сам собой выстраивался ассоциативный ряд: рекламные контракты, клиенты, столица, итальянец, Марина… Из оцепенения Максима вывела мелкая дрожь салона — лайнер выруливал на «взлётку». Короткий разбег ТУ-134, и они поднялись в воздух. Полетели…

Минуло не более 30 минут, когда Максим окончательно проснулся и забеспокоился. Самолет заметно трясло. Словно он уже успел приземлиться, и катился по твёрдой поверхности. Но не по асфальтированной полосе, а по какой-то ухабистой просёлочной дороге. Пожалуй, можно было и не волноваться – воздушная яма, обычное дело. Однако неожиданно загорелось табло, требующее пристегнуть ремни безопасности. По проходу, из носа самолета в направлении хвоста, пробежал пилот. Его взволнованное лицо Максу не понравилось!
Максима собрался было громко пошутить на счет возможного падения самолета, но был прерван сообщением командира корабля. На борту возникла техническая неполадка! Сразу стало не до шуток. Первое, что пришло на ум – не позднее 9-ти вечера надо быть в Питере! После короткой паузы голос из динамиков попросил не волноваться. Тут же в проходе появилась стюардесса. Она громко напомнила всем о предполетном инструктаже: в случае опасности пристегнуться, наклонить голову к коленям, обхватив её руками. Стало ещё «веселее»! Экипаж воздушного судна готовится совершить вынужденную посадку. Идём на военный аэродром, неподалёку от Твери. О резком снижении можно было и не говорить: манёвры авиалайнера сопровождались щемящим ощущением где-то в паху, а так же – болью в ушах.
Сотрясаясь всем корпусом, самолет продолжал снижаться. В обычной размеренной жизни Максим не боялся думать о смерти. Она – неизбежный итог. Однако сейчас стало действительно страшно! После мысли о том, что ему вечером надо быть дома, появилась новая. Более серьезная и пугающая. Что будет, если он умрёт? Максим думал не о себе, а об окружающих, близких ему людях. Жена, сын, родители, друзья… Как они воспримут его трагическую гибель? Что будет с квартирой, имуществом, сбережениями? Не возникнет ли у Светы проблем с оформлением наследства? Почему он не позаботился о завещании? Потому что думал: смерть – сильно удаленное от него будущее? Не факт… Мертвецу ответы на подобные вопросы совершенно безразличны. Но пока человек жив, они возникают в момент реальной угрозы неожиданной смерти. За несколько секунд Максим успел воскресить из памяти множество эпизодов своего прошлого. Яркие картины удач и потерь пронеслись перед глазами… Не вспомнил он только о Марине…
Первоначальное чувство страха немного отпустило. Макс приподнял голову, и посмотрел в иллюминатор. Уже отчетливо были видны деревья и поля, лайнер стремительно опускался. Слишком стремительно… Самолет был буквально в нескольких метрах от земли. Под ним проносились свежевспаханные поля. Вдруг навстречу самолету откуда-то снизу вырвалась полоса искусственного покрытия. Очень похоже на бетонные плиты… Еще через секунду лайнер ударился колесами о твёрдую поверхность. Раздался металлический скрежет, салон затрясло еще сильнее. Потом был резкий толчок. Максу на мгновение показалось, будто самолет пытается встать на дыбы. Под ногами что-то с шумом оторвалось, Макс вместе с креслом вылетел вперед, сильно ударившись головой об открывшуюся дверцу багажного отсека. За мгновение до того, как наступила темнота, Макс почувствовал привкус крови во рту. Видимо, он прикусил губу…

Сначала появились звуки и запахи. Где-то далеко работала полицейская, или, возможно, пожарная сирена. Был слышен шум воды, как будто поблизости находился бурный ручей. Отовсюду доносились невнятные обрывки фраз… Значит, где-то рядом — люди. Ещё раздавался сильный треск. Словно по непролазному лесному бурелому, не разбирая дороги, двигался огромный медведь… Из множества различных запахов основным был запах гари. Максим попытался открыть глаза. Его моментально ожгло сильной болью где-то в районе лба… Прежде, чем повторить попытку обрести зрение, он минуту лежал неподвижно. Попробовал определить своё положение в пространстве. Понять, что случилось с его телом. Слегка пошевелил руками и ногами. Это заметно прибавила оптимизма: конечности целы, и — свободны. Поднеся руку ко лбу, Максим обнаружил огромную шишку, и — мокрые волосы. Возможно, кровь. Прикосновение так же вызвало боль. Вторая попытка открыть глаза, на этот раз – медленно, увенчалась успехом. Был пасмурный день. По небу бежали низкие серые облака. Приподнявшись на локтях, Макс с ужасом и любопытством (одновременно) начал осматриваться. Он лежал на какой-то брезентовой подстилке, буквально в метре от «взлётки». Его глазам предстала потрясающая картина! Посадочная полоса была занята самолетом: крылатая машина лежала на брюхе поперёк. Частично на траве, частично на бетонных плитах. В более-менее сносном состоянии, если не принимать в расчёт отсутствие шасси. Пожарные почти закончили тушение одного из хвостовых двигателей. И на бетоне, и на траве были разбросаны какие-то вещи. Одежда, сумки, одинокий черный ботинок. А еще – металлические и пластиковые детали, видимо, принадлежавшие когда-то самолету.
Его окликнули. Повернув голову, Максим увидел приближавшуюся к нему женщину в форме офицера МЧС. Она спросила, может ли он самостоятельно передвигаться? Необходимо проследовать к автомобилю «Скорой помощи». Вместо ответа Макс, опершись на руки, сел, а затем и встал. Состояние вполне сносное, конечности целы. Немного кружилась голова, и — подташнивает. Он ничего не смыслил в медицине, но предположил, что это – сотрясение мозга. Да, Максим еще легко отделался. Удар головой о дверцу багажного отсека был весьма болезненным.
Он ощущал себя в состоянии небольшого алкогольного опьянения. Как если бы выпил натощак хорошую рюмку коньяка. Максима поддерживала под локоть женщина-спасатель. Они шли в сторону стоявших неподалеку автомобилей «скорой помощи», МЧС, полиции. Вокруг сновало много народу. Двое санитаров быстрым шагом обогнали их. На носилках – пожилой мужчина. Прикрыв лицо обеими руками, он негромко стонал. Никаких видимых повреждений на его теле не было: ни конечностей, изогнутых неестественным образом, ни пятен крови, проступавших сквозь одежду. Продолжая движение, Макс понемногу начал приходить в себя, и осматриваться по сторонам. Видимо, случившееся с ним не является какой-то глобальной катастрофой. Самолет просто совершил не очень удачную аварийную посадку. Не разрушился, и не взорвался при этом. Не было ни стены огня с мечущимися в ней горящими силуэтами, ни разбросанных повсюду человеческих останков. Видимо, большинство людей, попавших в аварию, отделалось переломами и сотрясениями. Дай-то Бог…
У кареты «скорой помощи» Макс сказал, что с ним всё в порядке. Никаких повреждений у него нет. Даже головная боль начала понемногу проходить. Всё будет хорошо! Тем не менее, врач предложил сделать укол. Крупный мужчина, больше похожий на боксера-тяжеловеса, чем на медработника. Он задрал Максу частично надорванный рукав пиджака. Затем быстро смазал тыльную сторону предплечья комком ваты. Коротким замахом правой воткнул в руку иголку. Опустошив содержимое одноразового шприца, врач сверху вниз взглянул на пациента. Сказал, улыбнувшись: вот теперь действительно всё будет хорошо. Спасибо на добром слове. Вслед за этим Максу на лоб водрузили «ватно-марлевую повязку».
После укола головная боль совсем прошла. К Максиму вернулась способность логически рассуждать. Он посмотрел на запястье левой руки: «Ориент» исправно отсчитывать минуты, лишь на стекле появилась глубокая царапина. Судя по времени, они должны были уже приземлиться в Москве. Если авария случилась около часа назад, тогда… Тогда Макс в данный момент находится где-то недалеко от столицы.
Надо срочно связаться со Светкой, чтобы не волновалась: с ним всё в порядке. Стоп! Какое «позвонить»? Он же сегодня работает в офисе! И к 9-ти часам вечера, как обычно, должен вернуться домой! Что он расскажет жене? Неожиданная командировка, о которой он с утра ничего не знал, прервавшаяся, к тому же, на подлёте к Москве? Бред. Ещё не было случая, чтобы Макс неожиданно куда-то уезжал. И, тем более – улетал в другой город. Конечно, иногда бывают местные командировки, в пределах Питера. Но о глобальных «исчезновениях» он всегда уведомлял Светку. Звонил, рассказывая об изменении своего привычного графика. А тут — улетел, ничего не сказав. Да еще и чуть не разбился…, не предупредив! Нет, однозначно — не поверит. Начнет докапываться до истины, заподозрив его в попытке что-то скрыть. Особо и копаться не придётся, достаточно позвонить в офис. Секретаршу Максим предупредил: если сегодня кто-то будет интересоваться, то он – на важных переговорах. Однако, можно легко выяснить, что Макса вообще на работе не было! Достаточно соединиться с любым отделом, а потом попросить перевести звонок на его внутренний номер. После трёх гудков трубку снимут, и – всё. Непосвящённые коллеги всё расскажут его жене. Что делать? Всё очень просто: надо к вечеру вернуться домой. Времени на это – почти десять часов, более чем достаточно.
Портфель! Где он!? Там были документы, кредитки, немного наличности и мобильник. Почему же сразу не вспомнил о нём? Черт побери, если Макс не найдёт свои вещи, то задача возвращения домой сильно усложнится. Может, придумать для жены историю об ограблении? Напали, скрутили, стукнули по лбу, ограбили. Версия подтверждается следами борьбы на одежде и голове… Здорово, только — что потом? Запихнули в машину, и вывезли из Питера? За сотни километров, выбросив в подмосковном лесу? Полная чушь, Светка не поверит ни одному слову… Вот если бы добраться до Питера, а потом – ограбление, тогда может прокатить…
Максим, медленно бродивший недалеко от ангаров, остановился. Стряхнул оцепенение, вызванное размышлениями. Резко повернулся, и быстрым шагом направился к «взлётке». Туда, где он пришёл в сознание, лёжа на брезентовой подстилке. Найдя место, Макс начал осматриваться по сторонам. Женская кофта, ботинок, полиэтиленовый пакет с наполовину вывалившимися из него документами. Вот плащ, втоптанный в грязь чьей-то неосторожной ногой … Это его одежда! Воспрянув духом, Максим начал внимательно всматриваться по сторонам, как грибник, обнаруживший большой и красивый боровик: если побродить вокруг, то часто можно отыскать ещё что-нибудь.
Примерно через десять минут Максим разочарованно прекратил поиски. Портфеля нигде не было. Возможно, он остался в салоне. К месту аварии его не пустили, пожарная команда еще не закончила тушение корпуса. В конце концов, его имущество мог кто-нибудь и подобрать. Попытался обратиться к одному из спасателей. Безрезультатно. Все вопросы – к комиссии по расследованию, члены которой еще даже не доехали до места аварии… Плохи дела!
Плащ пришлось оставить там, где Макс его обнаружил. Грязный и мокрый, он был совершенно не нужен. Застегнув пуговицы пиджака, Максим пошёл вдоль больших ангаров. Участились порывы ветра, без плаща было весьма некомфортно. У проходившего мимо сотрудника МЧС Макс выяснил, что тропинка выходит к трассе. По пути в голове вертелись мысли вокруг собственного «спасения». Сначала необходимо добраться до автомагистрали, потом попытаться найти попутную машину. Не было уверенности, что кто-то согласится подбросить до Питера совершенно бесплатно.
Вскоре Макс услышал, а затем и увидел, как по автостраде мчатся фуры. Дойдя до автомагистрали, он огляделся по сторонам. Чуть поодаль, на обочине, был установлен дорожный указатель: населенные пункты и расстояния до них. Если двигаться вправо, то до столицы – менее двухсот километром. Следовательно, ему – в противоположную сторону…, примерно пятьсот, может, чуть больше. Успеть добраться к вечеру до дома — теоретически возможно. По трассе неслись тяжёлые фуры. Конечно, на легковой машине было бы комфортнее. Но рассчитывать на то, что частник повезет бесплатно, было бы наивно. Впрочем, если водителю объяснить всю ситуацию… Возможно, незнакомый человек войдет в его положение, и согласится подвезти. Однако Макс не хотел никому рассказывать о своих злоключениях, если, конечно, к этому не вынудят обстоятельства…
Перейдя на другую сторону, Макс поднял руку в надежде остановить машину. Проехавшие четыре или пять легковых автомобилей даже не притормозили. Это его не удивило. Макс представил себя со стороны: грязный, местами надорванный костюм, большая «белая шишка» на лбу. Не трудно понять логику проезжающих мимо водителей: с таким «кадром» лучше не связываться. На всякий случай, от греха подальше…
Спустя минут пятнадцать притормозил «Бычок» с московскими номерами. Макс подбежал к кабине, открыл пассажирскую дверцу. «Подбросите? К сожалению, у меня нет денег…». Вместо ответа водитель – здоровенный бородатый мужик – сделал жест головой, означавший приглашение садиться. Однако радость Максима была недолгой. По дороге выяснилось, что машина сворачивает с трассы примерно через пятьдесят километров. Но и на том – спасибо.
Его высадили у какой-то развилки, неподалеку от автозаправочной станции. Поток транспорта в сторону Питера, казавшийся интенсивным, и вселявший надежду, куда-то исчез. Обеденный перерыв, что ли? Времени оставалось всё меньше, Максим занервничал. Успеть домой к необходимому сроку можно лишь в одном случае. Если прямо сейчас начать движение, с максимально возможной скоростью.
Не слишком осознавая свои намерения, Максим двинулся в сторону АЗС. У одной из колонок заправлялся одинокий «Москвич». Кажется, это древняя модель «2140», заменившая в своё время легендарный 412-й. Ярко-жёлтая, с проступающими пятнами ржавчины на крыльях и дверях, машина напомнила ему учебу в автошколе. Именно на таком автомобиле Макс когда-то постигал азы водительского мастерства. С тех пор у него смелись немало машин, но Макс без труда вспомнил разболтанную ручку коробки переключения передач. Поймать «нейтраль» было очень сложно: рычаг свободно двигался буквально во всех направлениях. Пока Максим подходил, водитель – пожилой мужчина – закончил заливать бензин в бак. Большинство отечественных заправок стали копировать иностранные аналоги. Сначала надо залить топливо, а потом расплатиться. Водитель раритета захлопнул дверцу машины, и направился в сторону автозаправочного комплекса. Помимо кассы АЗС, в здании располагались магазин и кафетерий.
Когда мужчина вошел внутрь, Максим поравнялся с «Москвичом». Через стекло увидел связку ключей, забытую хозяином в замке зажигания. На мгновение Максим остановился, лихорадочно соображая. Решившись на отчаянный шаг, быстро обошел желтый автомобиль слева. Открыл водительскую дверь, сел за руль и повернул ключ. Двигатель взревел. Макс выжал сцепление, воткнул передачу, и резко дал «по газам». Старенькая машина, стирая покрышки об асфальт, понеслась с территории автозаправки. Она явно не ожидала такой прыти от нового наездника. Взглянув в зеркало заднего вида, Максим успел заметить хозяина. Тот выбежал из дверей комплекса, размахивая руками. Максим пока еще не осознавая всех последствий своего поступка, но надеялся, что уладит со временем эту проблему… Сейчас самое главное – оказаться в Питере через шесть часов… Только бы успеть…

…Невесёлые мысли прервал мелькающий за окнами пейзаж. Машина на бешеной скорости мчалась по какому-то населенному пункту. На спидометре около 120-ти. Очередной взгляд в зеркала. Патрульная машина уже совсем рядом. Инспектор что-то кричит в мегафон. Слова нельзя разобрать: двигатель старого автомобиля надрывно ревет, заглушая большинство внешних звуков. Впрочем, смысл слов, раздающихся из динамиков настигающей его машины, понятен и так. Максим переводит взгляд вперед, и цепенеет от ужаса. С невообразимо большой скоростью «Москвич» несется на металлический отбойник. Железная конструкция повторяет траекторию шоссе. Дорога резко, почти под прямым углом, уходит влево! Максим молниеносно реагирует, упираясь ногой в тормоз и лихорадочно крутя руль. Снизу раздаётся хлопок, и педаль проваливается до самого пола кабины. Машина, не снижая скорости, и не слушаясь руля, подлетает к ограждению. Макс успевает подумать, что лопнула старая, наверняка потрескавшаяся и полусгнившая, тормозная трубка. У хороших иностранных машин — выверенная аэродинамика кузова. На скорости автомобиль воздушным потоком прижимается к дороге. Старый «Москвич», наоборот, приподнимает капот. Это предотвращает неизбежно-фатальное столкновение. Автомобиль лишь чиркает об ограждение. Затем резко взмывает вверх, начиная вращаться влево относительно траектории полета. Удар всё же был. И он, судя по всему, повредил двигатель. В момент отрыва «Москвича» от дороги наступила почти звенящая тишина. Полёт…


От резкого звука Максим открыл глаза. Выскользнувший из руки пульт от телевизора шлёпнулся на пол. Супруги рядом не было. Наверное, сидит за своим ноутбуком в гостиной. Снежная рябь на экране намекает, что передача закончилась, и пора бы спать. Зеленые цифры электронных часов показывают начало второго. Задремал… Какой же, однако, странный ему приснился сон… накануне командировки в Москву…?


Теги:





2


Комментарии

#0 16:10  07-02-2013Мегапиxарь    
Анатолич, ты ли это?
#1 16:24  07-02-2013Дмитрий Медведев    
Не, не я... В смысле - не он... ))

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:57  10-12-2016
: [0] [Здоровье дороже]
костлявой суке во хмелю
я средний палец показал
сказал в сердцах, что я плюю
в её уебищный оскал

она же скромно промолчав
ушла не закрывая дверь,
лишь что-то тихо прошептав
о соразмерности потерь

я стар и слаб теперь и вот
пришла пора уйти туда
где Петр встретит у ворот
и может скажет - "Вам сюда"

но нет её и тишина
ломает слух как звук сирен
от света маются глаза
я не живой почти....
12:02  08-12-2016
: [15] [Здоровье дороже]
скрип ногтей по коже тонкой.
кости свёрнутые в жгут.
подрасплющенного ломкой
новые приходы ждут.

боли созревает тесто.
сутки потнодрожий тёмных.
не осталось больше места
на дорогах воспалённых.

увлекает в мёртвый холод
нервной глубиной зрачок....
10:22  03-12-2016
: [11] [Здоровье дороже]
Какой-то вакуум полный в голове,
Комок пустот, не связанных друг с другом,
Где угол, за которым ветра нет?
В чём связь времён с моим порочным кругом?

Нет тяги к жизни, не о чем писать,
Потеряна идея и надежда,
Блистает белизной моя тетрадь,
Не пачкаю страниц уже как прежде....
22:33  27-11-2016
: [6] [Здоровье дороже]
Был у нас такой пацан: Витька Жданов. Лучше всех кидал ножик. Любой ножик, брошенный Витькой, неизменно попадал в цель. Однажды, чтобы окончательно утвердиться в статусе лучшего и развеять сомнения завистников, он объявил во всеуслышание, что поразит белку точно в глаз....
18:09  24-11-2016
: [15] [Здоровье дороже]
Сегодня мимо я прошел:
Лежал старик, как лист осенний
Как будто, кто его поджег
Как будто, подкосились вдруг колени

Лежал старик сжимая трость
Как будто чью то руку
А в горле совести застряла кость
Его я больше не забуду

Бежали люди к старику
А он лежал, кряхтел
Как будто, кит на берегу
Он просто жить хотел

Домой он шел или из дома
За внуком может, в детский сад
Мне не узнать, куда вела дорога
Он рухнул прямо на асфальт

Мне ...