Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Смешная любовь. Глава 22.

Смешная любовь. Глава 22.

Автор: s.ermoloff
   [ принято к публикации 21:38  17-02-2013 | Na | Просмотров: 547]
Сергей Ермолов

Смешная любовь

роман о любви



22

Я говорил себе: не надо торопить события. Пусть Наташа сама скажет, что она меня больше не любит. Я ждал, когда она скажет правду вместо меня.
Наташа не позволяла мне исправлять мои ошибки. Я страдал от своей беспомощности. Я не хотел признаваться себе, что как бы я не старался, что бы ни делал, мне никогда не удастся заставить ее полюбить меня. Я был глуп, когда надеялся, что мои слова могут изменить женщину.
Я был унижен любовью. Теперь я знаю, что такое быть раздавленным. Наташа сломала меня. Она словно ждала, чтобы я помог ей закончить наши отношения. Но я не хотел этого.
- Видел бы ты себя со стороны, — сказала она. – Женщина никогда не забывает свои разочарования.
- Я понимаю. Это я понимаю, — иногда моя способность быть разумным удивляла даже меня. – Я понимаю даже больше, чем ты хочешь сказать.
- Нет.
- Наверное, если бы я знал, что этот сок отравлен, а отравила его ты, я бы его выпил.
- Некоторые люди так и остаются зелеными на всю жизнь.
- Ты хочешь сказать молодыми, — поправил я.
- Да нет, — возразила она, — дураками.
- А что это значит?
- Клоунами, — уточнила Наташа.
Я никогда не сомневался, что она может заставить меня страдать. Я не умел быть равнодушным к ней, и это делало меня уязвимым. Я не мог стать сильнее Наташи. Прошлого нет. Мне казалось, что его не было никогда. Я всегда был несчастен. Мне просто хотелось видеть ее.
- Тебе от меня так легко не отделаться, — я всегда был неловок.
- Наивный. Мне кажется, что тебе следует это знать.
- Что бы я ни говорил, все тебя только раздражает. Что ты хочешь, чтобы я сказал?
Я старался говорить весело, с беспечностью ребенка, который шутит. Я злился. Ничего нельзя было поделать с тем, что чаще я злился на самого себя. Иногда недостаточно быть только счастливым. Повзрослел я немного или нет? Своей лжи я боялся больше, чем лжи любимой. Я умею быть правдивым с самим собой. Только глупость может позволить мужчине вообразить себя любимым женщиной.
- Помнишь, какой терпеливой ты была со мной в самом начале? Теперь моя очередь, — откуда я мог знать, что все так закончится?
Наташа смотрела на меня, как будто не понимая смысла сказанного. Видно было, что такая мысль до сих пор не приходила ей в голову.
Она сказала, что обманывала себя, когда мы говорили о любви. Я старался не относиться к ее словам всерьез. Мы никогда не говорили всего до конца, мы говорили лишь то, что можем сказать. Я никогда не понимал женщин.
Я не хотел больше ничего слушать. Но Наташа была безжалостна, и я должен был слушать дальше. Женщине всегда необходимо убеждать мужчину в своем безразличии.
- Не понимаю, почему ты смеешься, — удивилась она.
Я не хотел сделать из своей любви трагедию.
«Да уймись ты», уговаривал я себя. Но все было бесполезно. Бывают в жизни моменты, когда ужасно хочется посмеяться.
- А мне весело. Был бы умнее, так не радовался бы, когда все – хуже некуда.
- Что хуже некуда?
- Да так, ничего. Что я тебе сделал?
- Я тебе все объясню. Ты обо всем узнаешь.
Эта минута казалась мне переломной – либо теперь, либо никогда. «Нужно было ее обнять», подумал я, «и держать изо всех сил, пока она не перестанет сопротивляться». Но я не мог заставить себя пошевелиться. Я не хотел ощущать свою любовь только как отчаяние.
- Не разговаривай со мной так. Я тебя люблю, — мне были не нужны подтверждения ее слов.
- Каждая женщина может оправдать любую свою вину перед мужчиной. Я ничего не чувствую.
- Не надо. Не унижайся.
Я не знал, что делать дальше. У меня было такое чувство, точно меня сейчас разорвет от обиды. Все, что должно было происходить, происходило не так, как хотелось мне. Это была не та женщина, которую я любил, а совсем другая.
- Объясни, почему ты меня разлюбила.
- Объяснять здесь нечего. Я тебя никогда не любила.
- Ты хоть понимаешь, как сильно я тебя люблю?
Она с насмешливой улыбкой посмотрела на меня:
- Ну-ну, не преувеличивай.
- Это что – еще одно замаскированное оскорбление?
- Теперь я стала той, кого ты видишь, — и никем больше. Хорошо, что уже не придется прятаться, оправдываться, объяснять.
Наташа не подражала любви. Смешно, в ней мне это нравилось.
- Может быть, лучше, чтобы любви не было? – я старался вернуть себе прежнюю беззаботность.
- Все, что я говорила сводится к одному. Нам с тобой больше не надо видеться.
- Может, нам лучше поговорить завтра?
- Я могу сделать для тебя только одно. Немного, но тебе станет легче.
- О чем ты говоришь?
- С тобой мне не удается радоваться своему умению разочаровываться в мужчинах.
Мне хотелось зажать руками уши, чтобы избавиться от ее голоса. Наступила минута нашего объяснения, которого я так долго и мучительно ждал и очень боялся. Я ненавижу обман. Ложь – единственный способ защититься от любви.
Я сидел неподвижно и молча. Я чувствовал, как капля пота ползет у меня по спине, и закрыл глаза, как будто если не буду видеть Наташу, то и слышать тоже перестану.
До чего же я боялся Наташу – в самом деле. Я уверен, что каждая женщина может разочароваться во мне.
- Я от тебя никогда ничего не скрывала, — сказала она. – Женщины уступают обману мужчин совсем не потому, что не знают о нем.
- Перестань меня мучить.
Словами легко обидеть.
Ничего не поделаешь, приходилось мириться с несправедливостями. Завтра Наташа причинит мне боль. Этот прогноз был так же неотвратим, как и наступление завтрашнего дня. Я так же бессилен помешать этому, как и заставить себя разлюбить ее.
- Зачем я тебе все это говорю? Ведь ты клоун и клоуном останешься.
Какую, оказывается, боль могут причинить несколько обычных слов. Человек смешон, когда он никому не нужен.
Я хотел, чтобы все происходящее было сном, но понимал, что это не так. Я боялся слушать слова, которые говорила Наташа. Но я их уже знал. Мужчина беспомощен перед безразличием женщины.
Я перестал чувствовать себя любимым. Правильнее было бы не думать об этом. Мысли Наташи не должны были стать моими мыслями. Я скрывал от нее больше, чем следует скрывать от любимой женщины.
Я услышал ее голос:
- Я никогда тебя не любила. Никогда.
Я слушал собственный чужой голос:
- Нет. Нет. Нет.
Мне приходилось все ей объяснять несколько раз.
Мне не нужны сомнения. Я любил Наташу еще больше, чем раньше. Слишком большой любви не бывает.
- Я даже не понимаю, о чем ты говоришь, — я не хотел чувствовать любовь только как боль.
- Никто не обижается на глупцов.
- Тебе не надо любить меня, — лишь терпеть.
- Не получится, маленький. У меня – ничего. Надеяться – глупо.
Я подумал: «Может, я ослышался?»
Оправдываться было сложно. Я устал от унижений.
Я старался успокоиться, чтобы голос не дрожал. Я даже улыбался. Я искал и боялся найти. В жизни учишься не тому, что хотелось бы знать. Женщина никогда не знает, каких пределов может достичь в своей жестокости, когда чувствует, что делает это ради справедливости.
Лицо у Наташи было растерянное. Я не сомневался: ей также плохо, как и мне. Я раскаивался, что был несправедлив, не прав, невеликодушен.
- Ты можешь быть плохой только для других людей, — я чувствовал себя виноватым.
- Моя искренность – всего лишь прием обольщения. У каждой женщины есть свои способы обмана мужчин.
- Скажи мне, когда все идет так, как сейчас, какое значение имеет, люблю я тебя или нет?
- Не знаю.
- Я тоже. Я хочу быть любимым.
- Для тебя это невозможно.
- Зачем тебе нужно, чтобы я перед тобой унижался?
- Ты клоун.
- Ты это серьезно?
- Серьезно.
Я был для нее смешон. Иногда казалось, что она даже меня за что-то презирает. Помнить об обидах не сложно.
Моя жизнь превращается в мучение. Я не могу думать ни об одной другой женщине.
Раньше отсутствие Наташи рядом со мной не значило так много, не ощущалось так сильно. Я записываю все. Я боюсь что-то забыть.
Мне нравится вспоминать вкус ее губ. Лишь когда любишь, жизнь перестает казаться уродливой.




Теги:





-3


Комментарии

#0 21:44  17-02-2013Na    
Пусть Наташа сама скажет, что она меня больше не любит. (с) зы: АААА, Наташа, прошу, скажи хоть что-нибудь! двадцать вторая глава ведь уже вот этого вот, ну! бггг
#1 23:08  17-02-2013Лев Рыжков    
Вот это тот случай, когда переименование рубрик поощрило графоманов.

Ну, что страшного попасть в рубрику "Графомания"? Ну, подумаешь.

А вот раньше слова "Графоманский высер" звучали как печать позора. Угодив в ГВ плодовитый уродец всерьез задумывался о своем месте в этом мире. Осознавал слова "Можешь не писать - не пиши".

Но нет уже того воздействия.
#2 20:17  18-02-2013Алексей Медведев     
Ёбаный в рот, ну бля.
#3 17:12  19-02-2013И луч    
бедняга, Наташенька просто впилась в него когтями и не отпускает, причём, пытаясь охладить его чувства к себе уже не прикрытыми ничем прямыми оскорблениями, она, наоборот, ещё больше распаляет его. некоторые обороты можно трактовать как признак не первой стадии психического расстройства у автора. береги себя, дружище!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
00:36  18-01-2018
: [10] [Графомания]
Валентину весело у Машки
Каждый вечер трескать пироги.
Молоко налито в белой чашке
И попробуй котик убеги.

Сам то он наверное не белый
И пушистый как сибирский кот,
Но рукой всё гладит загорелой
Лишь его стряпуха целый год.

Спросит,-Ты наверное устала,
Прежде чем ласкаться до утра....
Качает лодочка озябшими бортами,
Ведут нас морем, словно лошадь под уздцы.
Смеются чайки беззастенчиво над нами,
Да на погонах вертят дырки погранцы.

Их старший, с кортиком, как пёс цепной неистов,
Такому крикнуть бы: Послушай, капитан!...
09:06  15-01-2018
: [13] [Графомания]
В старом буфете за пачками с чаем,
В древнем кувшине, покрытым золой,
Ты обнаружишь, явно случайно,
Спрятанный кем-то один золотой.

В руки возьмёшь и на нём прочитаешь:
"Тот золотой ты отдай бедняку".
Надпись прочтёшь и потом зарыдаешь:
"Нет, ни за что я отдать не смогу!...
00:35  15-01-2018
: [53] [Графомания]
Сегодня Миронов испытывает уверенность в собственных силах. Потому что умеет договариваться с руководством, выбивать деньги из спонсоров и даже переваривать критику коллег по цеху научился.
Он подходит к окну, как обычно, чтобы проследить за Аллой....
10:01  10-01-2018
: [12] [Графомания]
Ищет выход маргинал из системы-матрицы
Надоело быть просто бройлерной курицей
Ампулы в кармане – наивный анальгин
От похмельных болей против ранних седин
А с книжной обложки по-доброму щурится он
АЛЕКСАНДР ШУЛЬГИН!


Ищет секса домосед, не выходя на улицу
Он на сайтах мачо-мэн, а по жизни – сутулится
Гомофоб он-лайна до икоты и слез
Любому гею на словах готов сломать нос....