Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Смешная любовь. Глава 23.

Смешная любовь. Глава 23.

Автор: s.ermoloff
   [ принято к публикации 07:41  21-02-2013 | Na | Просмотров: 423]
Сергей Ермолов

Смешная любовь

роман о любви



23

Что произошло? Что происходит? Я не находил ответ на свои вопросы. Я не понимал, кто из нас изменился.
- Я навсегда покончила с любовью к мальчишкам, — сказала Наташа.
- Если однажды я тебе надоем, мы всегда сможем поговорить и об этом, — ответил я.
Мои возражения казались мне глупыми. Забыть о любви можно только научившись обманывать себя.
- Почему ты не понимаешь, что тебе говорят? – спросила она.
Я казался себе сильным. Наташа всегда хотела, чтобы я почувствовал себя взрослым. Я старался не давать ей поводов для упреков. Мой обман был необходим нам обоим.
Мне никогда не нравилась моя серьезность. Почему я был так самоуверен? В отношениях с женщиной вопросов всегда больше, чем ответов.
Я должен был заставить Наташу относиться ко мне внимательнее. Было унизительно думать, что я зависел от нее.
- Чего ты добиваешься? – спросил я. – Хочешь доказать мне, что я эгоист?
- Ничего я не добиваюсь. Никакой ты не эгоист.
- Нам не следует обвинять друг друга в своих неудачах.
Я почувствовал, что краснею, и это было мучительно. Наташа задела мое больное место. Она понимала меня лучше, чем я понимал себя сам.
- Может быть, я просто неправильно любил? – я понимал, что притворяться мне уже давно незачем.
- Твоя уверенность в любви может быть только выдумана тобою.
- Прости.
- Я тебя не виню.
- Зато я себя виню.
В неискренности легко подозревать любого человека. Я, как и все люди, стараюсь скрыть самое неприятное о себе. Не следует любить женщину, рядом с которой ощущаешь свою беспомощность. Наташа понимала все мои слабости.
- Раз уж мы об этом заговорили, то мне еще хуже от того, что ты все время говоришь за меня, — я должен был спорить с ней.
- Если ты не хочешь слышать правду, зачем тогда спрашивать? Каждая женщина всегда притворяется такой, какой ей хочется казаться.
Она делала это назло. У меня не было других объяснений. Я ее понимал. Она не любила.
- Я не хочу причинять тебе боль, — я не знаю ничего беспомощнее своих угроз.
- Если разобраться серьезно, мне даже не в чем тебя упрекнуть. Просто мы не созданы друг для друга. Вот и все, — ей очень хотелось убедить себя, что она меня не любит.
Ее голос звучал тихо, мягко и без иронии, но я все отлично понял. Ее слова ударили меня. Быть благодарным женщине невозможно.
- Не притрагивайся ко мне, — очень сложно возражать любимой.
- Теперь ты знаешь, какая я.
- Я по-прежнему ничего о тебе не знаю, — мне не удавалось разлюбить женщину, которая не любила меня.
Как я ни старался скрыть раздражения, Наташа его почувствовала. Она смотрела на меня, склонив голову набок, прищурив глаза, покусывая нижнюю губу и явно размышляя о чем-то.
Мною овладел испуг. Придет ли наконец день, когда я узнаю, чего хочу? Что мне надо в этой жизни? Как это глупо – позволять фантазиям управлять собой.
Наташа делала мне больно, унижала, но мне это нравилось. Странно. Я мог быть только смешным.
- Ты никогда не изменишься. Поверь мне, — она продолжала внимательно смотреть на меня.
- Что ты хочешь? Что можно хотеть от меня?
- Не строй из себя невинного младенца. Постарайся сдержать свои чувства и не впадай в истерику.
Наташа могла бы и не отвечать. Я бы никогда не ответил.
Я не хотел ее слушать, но заткнуть уши было невозможно. Женщина всегда хорошо знает, какой мужчина ей необходим.
Если бы я только мог ответить почему все так происходило. Если бы я мог это как-то изменить, я бы что угодно сделал. Я бы стал другим человеком. Но ничего никогда не меняется к лучшему. Я понял это уже давно.
- Не объясняй мне, что я хочу, — я очень старался быть любимым.
- Мужчина, уверенный, что нравится женщине своим умом, может быть только глуп.
- Обидеть меня не сложно. Я уже не обращаю внимания на обиды.
- Никогда не считай себя неповторимым. Не заблуждайся. Непонятно, как можно быть таким неловким.
- Почему ты так говоришь?
- Почему? Что ж, я расскажу тебе почему. Ты меня слушаешь?
Как будто я мог упустить хоть одно ее слово.
Я молчал. Все, что она говорила, было ужасно, и мои слова не могли нам помочь. Я чувствовал, что Наташа меня не понимает. Убедить можно лишь человека, который хочет быть убежден. Мы продолжали мучить друг друга. Я пытался делать то, что не умел. Мне не мешали сомнения. «Клоун». Не сказала, так подумала. Я знал Наташу.
- Ты не сделала мне ничего плохого. Не больше, чем остальные, — я находил достоинства в ее недостатках.
- Я обманывала тебя.
- Это неправда.
- Женщинам нравится разочаровывать мужчин.
Я не ответил. Просто не мог. Я растерялся. Когда невозможное становится фактом, я мог только лепетать что-то бессвязное.
- Хватит, — я говорил это не впервые, но Наташа уже не обращала внимания на мои слова.
- Ты обязательно успокоишься, если останешься один. Боль пройдет. И у тебя получится узнать что-то новое о себе. Неожиданное.
- Не хочу.
Правде сложно поверить. Я старался не казаться наивным. Мне следовало перестать притворяться. Наташа сказала то, что должен был сказать я.
Я любил женщину, которая смеялась надо мной. Она умела унижать. Я боялся понимать ее шутки. Мне не удавалось радоваться тому, что происходило.
Людям нравится быть безразличными к чувствам, которые важны для меня.
Я ощущал себя обманутым. Нужно было скрывать слезы. Всему свое время. Мое время еще не пришло. Подумай о будущем. Попробуй заглянуть в завтра.
Потом я услышал свой голос, хриплый и резкий:
- Совсем не обязательно, чтобы кто-то учил меня, как поступать.
- Лучшее, что ты можешь сделать – это не делать ничего.
Я пытался разными словами высказать одно и то же. Наташа не понимала меня.
- Какие же вы все ненормальные, — сказала она.
- Кто все?
- Да вы, мужчины.
Для каждой женщины очень важны ее заблуждения.
Я должен был разозлиться на Наташу. Нет подтверждения моей вины.
- Сейчас я вижу и чувствую только одно: ты меня не любишь, — я обидел себя недостаточно сильно.
- Ты или другой. Не все ли равно.
Никому нельзя верить. Ни о чем не следует жалеть.
- Ты никогда меня не полюбишь? – я не должен был уступать отчаянию.
- Думаю, что нет.
- Но почему?
- Разве это можно объяснить? Не спрашивай. Спроси о чем угодно. Только не об этом. Ты вынуждаешь меня почувствовать себя старой. Искренность женщины – это ее притворство.
- Я не требую от тебя любви.
- Снисходительность мужчины необходима женщине не меньше, чем его заботливость.
- Наверное ты даже не знаешь, за что делаешь мне больно.
- Ощущение превосходства над мужчиной очень важно для меня.
Я ничего не ответил. Испугался, что, если не замолчу, она встанет и уйдет.
Мы смотрели друг на друга с чувствами, не сближавшими, а отдаляющими нас. Мне было трудно говорить с Наташей. Я казался беспомощным не только ей, но и себе.
Я не сомневался, что перестану мучиться, если сумею довериться Наташе. Я никогда не стремился разоблачить ложь в каждом ее признании. Я не умею защищаться от женских обид. Меня никто не оценит. Я не надеюсь. Каждый человек может ошибиться. Я хотел убедить Наташу в том, в чем не был уверен сам. Я не умею врать. Мне необходимо научиться очень многому. Я – человек без воображения. Время все расставит на свои места.
- Ты меня обманула, — я не мог понять, как мне относиться к своей любви.
- Перестань верить в чудеса. Почему ты так на меня смотришь?
- Как я смотрю на тебя?
- Со страхом. Это уже не любовь. Не настоящая любовь.
- Так сразу человека разлюбить невозможно, что бы он не сделал.
- Дурачок.
- Очень многое в моей жизни зависит от тебя. Иногда мне страшно от ощущения, что зависит все.
- Уверенность женщины в правдивости признаний мужчины может быть только самообманом.
Я не должен был обижаться. Не следует стараться объяснять женщине то, что она не хочет понимать. Мне никогда не нравились люди, которые боятся понять самих себя. Я казался себе старше Наташи. Она не могла унизить меня сильнее, чем я унижал себя сам.
Мне начинало вдруг казаться, что я со стороны вижу себя и свою любовь. Все мои поступки и слова как бы раздваивались, теряли свой истинный смысл и приобретали какой-то нелепый вид. Я уже не могу быть прежним.
Я открыл рот, чтобы что-то сказать, и понял, что сказать нечего.
Я был побежден, раздавлен. Мне была необходима эта женщина. Я не знал почему. Рядом с Наташей я всегда оказывался в проигрыше. Я не понимал, как ей удавалось оказываться сильнее и делать мне больно. Я хотел, чтобы равнодушие любимой женщины перестало причинять мне боль.
Я смотрел на Наташу и думал: «Ты меня не любишь. Ты меня предаешь».
- Я должен тебе кое-что сказать, — я смотрел на ее лицо, так похожее на ее прежнее лицо.
- На твоем месте я ничего не стала бы говорить.
- Не волнуйся, я знаю. Я должен смириться со всем.
- Перестань. Стоит ли расстраиваться. Ведь этого нужно было ждать.
- Я без тебя не могу.
- Не говори глупостей. Прекрасно проживешь и без меня.
- Я без тебя умру.
- Хватит дурить.
- Я говорю об этом только потому, что люблю тебя.
- Каждый влюбленный мужчина вынужден выдумывать любимую женщину. Никому не хочется разочаровываться очень быстро.
Я сказал себе, что это мне хороший урок. Влюбленный всегда воображает, что он и его любимая – одно. Это ошибка. Но я чувствовал, что у меня хватит любви на обоих. Я не взрослел.
- Ты для меня – самый близкий человек, — я говорил это просто и спокойно, не поднимая головы.
- Невозможно любить того, кто стоит на коленях. Того, кто не человек без тебя. Любовь – это всего лишь игра.
Никогда не следует оправдываться перед женщиной. Не нужно никому рассказывать о своей боли.
- Мне трудно тебе поверить, — я вдруг почувствовал, что слишком устал, чтобы сопротивляться. – Я не хочу сказать, что ты это выдумала, но просто мне трудно поверить.
- Постарайся.
Если не знаешь, что делать, не делай ничего.
Я почувствовал какое-то беспокойство от близости Наташи, — даже скорей неудобство, чем беспокойство.
«Она совсем близко, слишком близко», подумал я. Или мне это только казалось?
- Как ты можешь жить без любви? – спросил я.
Наташа прижалась ко мне и поцеловала долгим поцелуем. Давно она меня так не целовала. Непонятно, чему она радовалась. Не хотелось думать, что моей беспомощности.
Плохо мне было. Плохо, как никогда прежде. Почему я не скорчился, не встал на колени?? Не взвыл, не зарыдал?
Постараюсь быть предельно искренним, постараюсь до конца обнажить свою душу. Ни одна женщина никогда не заставит меня сомневаться в своей правоте. В любви самое большое преступление, самое большое предательство – представлять себя с другой женщиной, мечтать о другой.
Мне некому жаловаться на самого себя. Наташа неудобна для слов. Что между нами общего? Что? Может быть, я выдумал свою любовь раньше, чем встретил Наташу?



Теги:





-1


Комментарии

#0 14:01  21-02-2013S.Boomer    
не кончилось ещё? финал скоро?
#1 19:02  21-02-2013    
Эту хню кто нибудь читает? Только честно.
#2 19:15  21-02-2013Алексей Медведев     


"Блять, наконец-то!" - написал Брет Истон Эллис на смерть Сэллинджера.



Ты тут Сэллинджер построссийской любви. Гордись и береги. Родина тебя не забудет.




Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:54  02-12-2016
: [0] [Графомания]
смотри, это цветок
у него есть погост
его греет солнце
у него есть любовь
но он как и я
чувствует, что одинок.

он привык
он не обращает внимания
он приник
и ждет часа расставания.

его бросят в песок
его труп кинут в вазу
как заразу
такой и мой
прок....
09:45  02-12-2016
: [13] [Графомания]
Я открываю тихо дверь,
Смотрю в колодец темноты,
И вижу множество потерь,
Обиды, бывшие мечты.
Любви погибшей силуэт,
И тех, ушедших навсегда,
На чьих могилах много лет
Растёт шальная лебеда.
Пои меня, моя печаль,
Всё то, что в памяти храню-
Возможно, жизни вертикаль,
Стрела, летящая к нулю....
14:17  30-11-2016
: [9] [Графомания]
РОЖДЕСТВО

— Так, посмотрим, что у меня из еды? — почесал затылок Петя, открывая холодильник. Там было не густо: половина палки колбасы, несколько ломтиков сыра на тарелке, да два апельсина — остатки вчерашнего пиршества. «Гляди-ка! Даже шампанское осталось!...
07:57  29-11-2016
: [4] [Графомания]
Сквер опустел. Тропинок нити
Ведут меж памятных скульптур.
Здесь бесшабашие в граните.
И в трещинах из гипса сюр..

Век дополняет постаменты.
И вот уже и он готов.
Сим восхитительным моментом
Был поражён без всяких слов..

....
18:45  27-11-2016
: [3] [Графомания]
В комнате пахло самогонкой, зелёным луком и салом. По радио, тягуче и надрывно, исполняли песню об беззаветной любви к родине. Тамара сидела напротив Александра и улыбаясь беззубым ртом слушала его бессвязный рассказ.
Неожиданно, с тягучим скрипом, отворилась дверь и в комнату вошёл Тимофеев....