Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Смешная любовь. Глава 23.

Смешная любовь. Глава 23.

Автор: s.ermoloff
   [ принято к публикации 07:41  21-02-2013 | Na | Просмотров: 551]
Сергей Ермолов

Смешная любовь

роман о любви



23

Что произошло? Что происходит? Я не находил ответ на свои вопросы. Я не понимал, кто из нас изменился.
- Я навсегда покончила с любовью к мальчишкам, — сказала Наташа.
- Если однажды я тебе надоем, мы всегда сможем поговорить и об этом, — ответил я.
Мои возражения казались мне глупыми. Забыть о любви можно только научившись обманывать себя.
- Почему ты не понимаешь, что тебе говорят? – спросила она.
Я казался себе сильным. Наташа всегда хотела, чтобы я почувствовал себя взрослым. Я старался не давать ей поводов для упреков. Мой обман был необходим нам обоим.
Мне никогда не нравилась моя серьезность. Почему я был так самоуверен? В отношениях с женщиной вопросов всегда больше, чем ответов.
Я должен был заставить Наташу относиться ко мне внимательнее. Было унизительно думать, что я зависел от нее.
- Чего ты добиваешься? – спросил я. – Хочешь доказать мне, что я эгоист?
- Ничего я не добиваюсь. Никакой ты не эгоист.
- Нам не следует обвинять друг друга в своих неудачах.
Я почувствовал, что краснею, и это было мучительно. Наташа задела мое больное место. Она понимала меня лучше, чем я понимал себя сам.
- Может быть, я просто неправильно любил? – я понимал, что притворяться мне уже давно незачем.
- Твоя уверенность в любви может быть только выдумана тобою.
- Прости.
- Я тебя не виню.
- Зато я себя виню.
В неискренности легко подозревать любого человека. Я, как и все люди, стараюсь скрыть самое неприятное о себе. Не следует любить женщину, рядом с которой ощущаешь свою беспомощность. Наташа понимала все мои слабости.
- Раз уж мы об этом заговорили, то мне еще хуже от того, что ты все время говоришь за меня, — я должен был спорить с ней.
- Если ты не хочешь слышать правду, зачем тогда спрашивать? Каждая женщина всегда притворяется такой, какой ей хочется казаться.
Она делала это назло. У меня не было других объяснений. Я ее понимал. Она не любила.
- Я не хочу причинять тебе боль, — я не знаю ничего беспомощнее своих угроз.
- Если разобраться серьезно, мне даже не в чем тебя упрекнуть. Просто мы не созданы друг для друга. Вот и все, — ей очень хотелось убедить себя, что она меня не любит.
Ее голос звучал тихо, мягко и без иронии, но я все отлично понял. Ее слова ударили меня. Быть благодарным женщине невозможно.
- Не притрагивайся ко мне, — очень сложно возражать любимой.
- Теперь ты знаешь, какая я.
- Я по-прежнему ничего о тебе не знаю, — мне не удавалось разлюбить женщину, которая не любила меня.
Как я ни старался скрыть раздражения, Наташа его почувствовала. Она смотрела на меня, склонив голову набок, прищурив глаза, покусывая нижнюю губу и явно размышляя о чем-то.
Мною овладел испуг. Придет ли наконец день, когда я узнаю, чего хочу? Что мне надо в этой жизни? Как это глупо – позволять фантазиям управлять собой.
Наташа делала мне больно, унижала, но мне это нравилось. Странно. Я мог быть только смешным.
- Ты никогда не изменишься. Поверь мне, — она продолжала внимательно смотреть на меня.
- Что ты хочешь? Что можно хотеть от меня?
- Не строй из себя невинного младенца. Постарайся сдержать свои чувства и не впадай в истерику.
Наташа могла бы и не отвечать. Я бы никогда не ответил.
Я не хотел ее слушать, но заткнуть уши было невозможно. Женщина всегда хорошо знает, какой мужчина ей необходим.
Если бы я только мог ответить почему все так происходило. Если бы я мог это как-то изменить, я бы что угодно сделал. Я бы стал другим человеком. Но ничего никогда не меняется к лучшему. Я понял это уже давно.
- Не объясняй мне, что я хочу, — я очень старался быть любимым.
- Мужчина, уверенный, что нравится женщине своим умом, может быть только глуп.
- Обидеть меня не сложно. Я уже не обращаю внимания на обиды.
- Никогда не считай себя неповторимым. Не заблуждайся. Непонятно, как можно быть таким неловким.
- Почему ты так говоришь?
- Почему? Что ж, я расскажу тебе почему. Ты меня слушаешь?
Как будто я мог упустить хоть одно ее слово.
Я молчал. Все, что она говорила, было ужасно, и мои слова не могли нам помочь. Я чувствовал, что Наташа меня не понимает. Убедить можно лишь человека, который хочет быть убежден. Мы продолжали мучить друг друга. Я пытался делать то, что не умел. Мне не мешали сомнения. «Клоун». Не сказала, так подумала. Я знал Наташу.
- Ты не сделала мне ничего плохого. Не больше, чем остальные, — я находил достоинства в ее недостатках.
- Я обманывала тебя.
- Это неправда.
- Женщинам нравится разочаровывать мужчин.
Я не ответил. Просто не мог. Я растерялся. Когда невозможное становится фактом, я мог только лепетать что-то бессвязное.
- Хватит, — я говорил это не впервые, но Наташа уже не обращала внимания на мои слова.
- Ты обязательно успокоишься, если останешься один. Боль пройдет. И у тебя получится узнать что-то новое о себе. Неожиданное.
- Не хочу.
Правде сложно поверить. Я старался не казаться наивным. Мне следовало перестать притворяться. Наташа сказала то, что должен был сказать я.
Я любил женщину, которая смеялась надо мной. Она умела унижать. Я боялся понимать ее шутки. Мне не удавалось радоваться тому, что происходило.
Людям нравится быть безразличными к чувствам, которые важны для меня.
Я ощущал себя обманутым. Нужно было скрывать слезы. Всему свое время. Мое время еще не пришло. Подумай о будущем. Попробуй заглянуть в завтра.
Потом я услышал свой голос, хриплый и резкий:
- Совсем не обязательно, чтобы кто-то учил меня, как поступать.
- Лучшее, что ты можешь сделать – это не делать ничего.
Я пытался разными словами высказать одно и то же. Наташа не понимала меня.
- Какие же вы все ненормальные, — сказала она.
- Кто все?
- Да вы, мужчины.
Для каждой женщины очень важны ее заблуждения.
Я должен был разозлиться на Наташу. Нет подтверждения моей вины.
- Сейчас я вижу и чувствую только одно: ты меня не любишь, — я обидел себя недостаточно сильно.
- Ты или другой. Не все ли равно.
Никому нельзя верить. Ни о чем не следует жалеть.
- Ты никогда меня не полюбишь? – я не должен был уступать отчаянию.
- Думаю, что нет.
- Но почему?
- Разве это можно объяснить? Не спрашивай. Спроси о чем угодно. Только не об этом. Ты вынуждаешь меня почувствовать себя старой. Искренность женщины – это ее притворство.
- Я не требую от тебя любви.
- Снисходительность мужчины необходима женщине не меньше, чем его заботливость.
- Наверное ты даже не знаешь, за что делаешь мне больно.
- Ощущение превосходства над мужчиной очень важно для меня.
Я ничего не ответил. Испугался, что, если не замолчу, она встанет и уйдет.
Мы смотрели друг на друга с чувствами, не сближавшими, а отдаляющими нас. Мне было трудно говорить с Наташей. Я казался беспомощным не только ей, но и себе.
Я не сомневался, что перестану мучиться, если сумею довериться Наташе. Я никогда не стремился разоблачить ложь в каждом ее признании. Я не умею защищаться от женских обид. Меня никто не оценит. Я не надеюсь. Каждый человек может ошибиться. Я хотел убедить Наташу в том, в чем не был уверен сам. Я не умею врать. Мне необходимо научиться очень многому. Я – человек без воображения. Время все расставит на свои места.
- Ты меня обманула, — я не мог понять, как мне относиться к своей любви.
- Перестань верить в чудеса. Почему ты так на меня смотришь?
- Как я смотрю на тебя?
- Со страхом. Это уже не любовь. Не настоящая любовь.
- Так сразу человека разлюбить невозможно, что бы он не сделал.
- Дурачок.
- Очень многое в моей жизни зависит от тебя. Иногда мне страшно от ощущения, что зависит все.
- Уверенность женщины в правдивости признаний мужчины может быть только самообманом.
Я не должен был обижаться. Не следует стараться объяснять женщине то, что она не хочет понимать. Мне никогда не нравились люди, которые боятся понять самих себя. Я казался себе старше Наташи. Она не могла унизить меня сильнее, чем я унижал себя сам.
Мне начинало вдруг казаться, что я со стороны вижу себя и свою любовь. Все мои поступки и слова как бы раздваивались, теряли свой истинный смысл и приобретали какой-то нелепый вид. Я уже не могу быть прежним.
Я открыл рот, чтобы что-то сказать, и понял, что сказать нечего.
Я был побежден, раздавлен. Мне была необходима эта женщина. Я не знал почему. Рядом с Наташей я всегда оказывался в проигрыше. Я не понимал, как ей удавалось оказываться сильнее и делать мне больно. Я хотел, чтобы равнодушие любимой женщины перестало причинять мне боль.
Я смотрел на Наташу и думал: «Ты меня не любишь. Ты меня предаешь».
- Я должен тебе кое-что сказать, — я смотрел на ее лицо, так похожее на ее прежнее лицо.
- На твоем месте я ничего не стала бы говорить.
- Не волнуйся, я знаю. Я должен смириться со всем.
- Перестань. Стоит ли расстраиваться. Ведь этого нужно было ждать.
- Я без тебя не могу.
- Не говори глупостей. Прекрасно проживешь и без меня.
- Я без тебя умру.
- Хватит дурить.
- Я говорю об этом только потому, что люблю тебя.
- Каждый влюбленный мужчина вынужден выдумывать любимую женщину. Никому не хочется разочаровываться очень быстро.
Я сказал себе, что это мне хороший урок. Влюбленный всегда воображает, что он и его любимая – одно. Это ошибка. Но я чувствовал, что у меня хватит любви на обоих. Я не взрослел.
- Ты для меня – самый близкий человек, — я говорил это просто и спокойно, не поднимая головы.
- Невозможно любить того, кто стоит на коленях. Того, кто не человек без тебя. Любовь – это всего лишь игра.
Никогда не следует оправдываться перед женщиной. Не нужно никому рассказывать о своей боли.
- Мне трудно тебе поверить, — я вдруг почувствовал, что слишком устал, чтобы сопротивляться. – Я не хочу сказать, что ты это выдумала, но просто мне трудно поверить.
- Постарайся.
Если не знаешь, что делать, не делай ничего.
Я почувствовал какое-то беспокойство от близости Наташи, — даже скорей неудобство, чем беспокойство.
«Она совсем близко, слишком близко», подумал я. Или мне это только казалось?
- Как ты можешь жить без любви? – спросил я.
Наташа прижалась ко мне и поцеловала долгим поцелуем. Давно она меня так не целовала. Непонятно, чему она радовалась. Не хотелось думать, что моей беспомощности.
Плохо мне было. Плохо, как никогда прежде. Почему я не скорчился, не встал на колени?? Не взвыл, не зарыдал?
Постараюсь быть предельно искренним, постараюсь до конца обнажить свою душу. Ни одна женщина никогда не заставит меня сомневаться в своей правоте. В любви самое большое преступление, самое большое предательство – представлять себя с другой женщиной, мечтать о другой.
Мне некому жаловаться на самого себя. Наташа неудобна для слов. Что между нами общего? Что? Может быть, я выдумал свою любовь раньше, чем встретил Наташу?



Теги:





-1


Комментарии

#0 14:01  21-02-2013S.Boomer    
не кончилось ещё? финал скоро?
#1 19:02  21-02-2013    
Эту хню кто нибудь читает? Только честно.
#2 19:15  21-02-2013Алексей Медведев     


"Блять, наконец-то!" - написал Брет Истон Эллис на смерть Сэллинджера.



Ты тут Сэллинджер построссийской любви. Гордись и береги. Родина тебя не забудет.




Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:16  22-04-2018
:
[5] [Графомания]

Я, пресловутые полстакана
Наполню жизнью на полпути
У сумасшедшего старикана
Который мог по воде идти

Который — не надрывая глотку
Водил сквозь волны слепой народ
И потому, не нужна мне лодка
Чтоб жизни море осилить вброд

И я, наученный, пошагаю
Седой и голый, как идиот....
23:53  21-04-2018
: [12] [Графомания]
У современности в фарватере
Мне скучно. Я в другом году
Ругаясь запросто по матери
В колонне воинской иду

Близки покрикиванья ротного,
Не в тягость тощий сидорок,
И в радость топот войска потного
И хлёсткий русский матерок.

Легко солдатам быть с ним смелыми
На марше ухватив кураж,
Он под бомбёжкой и обстрелами
Звучит почти как "Отче наш"....
12:31  21-04-2018
: [7] [Графомания]
В ворчанье утреннего бытия,
В отсутствии кофейных ароматов,
Смотрело на меня второе я,
Как будто бы под дулом автоматов.
Как будто виноват, я безгранично,
Что сны стряхнул покинувши кровать
И негу сладкую нарушил не прилично,
Не дал благоговеянно доспать!...
14:28  20-04-2018
: [15] [Графомания]
Жорж был редкостным подлецом!
Саша не выдержал, схватил за лицо!
Indignation, indignation!
C'est pas ma faute. Je n'y peux rien.
Да простит меня няня Арина,
Жорж, вы редкостная скотина!
Как вы могли, обрюхатив Екатерину,
Мерзкие пальцы свои ,потянуть к Наташе....

Если долго кого-то ждёшь
Начинаешь терять рассудок
И к тому же, уж трое суток
По истрёпанным нервам — дождь

Отрывается первоцвет
Как придаток, для жизни лишний
Зимних яблонь и дикой вишни
А кого-то, как прежде — нет

Я кому-то пишу стихи
Вечерами, и хмурым утром,
Только кажется мне, что будто
Не писал ни одной строки

А отверженный первоцвет
Голубями летит под ноги,
От которых белы дороги,
И кого-то, как прежде — нет....