Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Смешная любовь. Глава 26.

Смешная любовь. Глава 26.

Автор: s.ermoloff
   [ принято к публикации 18:22  02-03-2013 | Na | Просмотров: 476]
Сергей Ермолов

Смешная любовь

роман о любви



26

Я мало дорожу тем, что получается легко. Для меня важно знать о своих успехах. Я хотел слишком многого. Кто хочет многого, ничего не получает.
Когда можно сказать, что знаешь человека? Может, лишь после того, как поймешь, что это невозможно и смиришься с этой невозможностью. Наташа видела во мне не того человека, которого я видел в себе сам.
Лучше быть обманутым, чем недоверчивым. Наши отношения были игрой, для которой я сам выдумал все правила. Ясность исчезла, исчезла надежда – осталась только любовь. Зачем Наташа искала для меня самые унизительные слова?
Я смотрел на нее, не шевелясь. Я знал, что наше расставание будет ужасным. Наташа дала мне возможность самому признать свое поражение. Я чувствовал себя униженным, вдруг сразу поглупел. Она менялась так быстро, что я не успевал реагировать на ее признания.
- Я очень устал от твоего равнодушия, — моя любовь не могла зависеть только от меня.
- Ты меня еще любишь?
- А ты сомневаешься?
- Нет, но было бы проще, если бы не любил.
Это был удар. Я дрогнул, но тут же сказал себе: а почему бы и нет? В желании уступить любимой женщине, нет ничего необычного.
Я не могу забыть ее взгляд: злой и несчастный одновременно.
- Я тебя никогда не любила, — она сказала это очень спокойно. Уже не в первый раз. – Ну и что? Почему я должна была любить тебя? Почему вообще надо кого-то любить?
- Ты говоришь с какой-то обидой.
- Наверное, так оно и есть.
- Я думаю, что не любить – глупо.
- Не могут же все быть такими умными, как ты.
А ведь на самом деле она говорила: «Я не люблю тебя».
- Скажи что-нибудь хорошее, — мое горло сжалось, трудно было произнести даже слово.
- Что тебе сказать?
- Выдумай, что ты меня любишь.
- Зачем? Ищешь сострадания? Совета? Смысла? Объяснения?
Я хотел смотреть и смотреть на нее. Смотреть не отрываясь, но все-таки опустил глаза. Мне было стыдно, что она так легко читала мои мысли.
Почему Наташа говорила мне это? Что во мне было не так?
Я был намерен вытерпеть все, что она мне скажет. Оправдание любимой женщины не требует усилий.
- Ты меня просто используешь, — мне хотелось только соглашаться с Наташей.
- Я никогда не умела чувствовать себя виноватой перед мужчиной.
Я знал, что не смогу изменить ее. Мне было неприятно сознавать свою беспомощность. Но разве я боялся ее? Да. Мне незачем врать самому себе.
Ненадолго наступило молчание. А на меня навалилось отчаяние, показалось, что стало холодно. Руки у меня дрожали, но эта дрожь была вроде бы внутренней, для Наташи незаметной. Мне очень хотелось научиться ненавидеть ее. Но не следует признаваться женщине в том, что она не способна понять.
- Почему ты такая задумчивая? – спросил я.
- Так, вспомнила что-то.
- Вот и я тоже.
- Я не люблю тебя. Я никого не люблю. Я не хочу никого любить.
- Кто будет любить тебя, как я? – мои возражения убеждали только меня.
- Твои желания выдумывают любовь.
Я повернулся, чтобы заглянуть ей в глаза, но она упрямо смотрела перед собой. Наверное, я не умею любить так, как любят все. Наташа изменила мои представления о любви. Я не хотел оказаться прав. Не следует искать логику в своих поступках. Я оказался не готов понять правду о себе. Любимая женщина вынуждала меня ощущать себя жалким, но я не мог от нее отказаться – от ее тепла, ее глаз. Не хотел ничего исправлять.
Непонимание между двумя людьми может длиться долго. Я боялся убедиться, что преодолеть его невозможно.
- Иногда мне начинает казаться, что ты меня любишь, — мои признания удивляли меня не меньше, чем ее.
- Любовь может быть только самообманом. Я уже не хочу выдумывать в себе ощущение любви.
- Но я же люблю тебя.
- Не будь смешным.
- Ты понимаешь, что я должен буду ненавидеть тебя?
Ее губы изогнулись в насмешливой улыбке:
- Можно сказать и так.
«Разве так можно?» подумал я.
Не мог же я сдать все позиции. Я заставил себя улыбнуться, как если бы она пошутила. Я решил, что имею право на маленькую ложь.
Вспоминать о своих неудачах неприятно. Я хочу знать о них один. Мне следовало перестать удивлять любимую женщину глупостью своей доверчивости. Я ясно понимал свое положение – ни в чем другом ясности не было. Клоун. Я никогда не смогу стать для Наташи кем-то другим.
- В отношениях женщины с мужчиной всегда есть расчет, — ей нравилось злить меня.
- Я не хочу изменить свое мнение о тебе.
- Ты не выглядишь убежденным. Тебе следует научиться делить людей на плохих и хороших.
Исправить свою любовь невозможно. Я не хочу исправлять. Совсем необязательно было искать возражения против ничего не означающих фраз Наташи. Ее безразличие делало меня ненужным самому себе. У меня было ощущение, будто я играю роль, которую не успел выучить.
- Я еще не поставил на себе крест, — мне хотелось сказать ей очень злые слова. – А вот ты поставила. И шагаешь по мне. Не отвечай. Я у тебя ничего не прошу, тем более ответа. Просто я хочу, чтобы ты знала.
- Ты смешон.
А я хотел унизить.
Наташа смеялась. Я тоже, через силу. У меня нет желания оправдывать ее.
Есть вещи, случившиеся с нами, которых я совершенно не помню. Зато другие отчетливо стоят перед глазами.
Я смотрел на Наташу и пытался понять: зачем ей все это? Я подумал, что нельзя ничего оставлять недосказанным.
- Совсем не обязательно надо мной смеяться, — я уже не надеялся, что она поймет меня.
- Не будь злым. Тебе это не идет. Мужчина никогда не сможет оправдаться перед женщиной, которой он безразличен.
Я только теперь понимаю, что она хотела сказать. Тогда же я лишь спросил:
- В каком смысле?
- Безразличие всегда длится дольше любви.
Я хотел ответить – и не смог. Я не чувствовал ничего, кроме усталости. Я молчал. Мне было нечего сказать. Не ко всякому признанию любимой женщины хочется быть готовым.
Я старался не смотреть ей в глаза. Сам не знаю, почему. Я ненормальный, говорил я себе. Ненормальный.
Теперь мне предстоит расплачиваться за любовь – всю жизнь. Я об этом знал, но не мог представить.
Наташа находит удовольствие в том, чтобы дразнить меня и мучить. Я никогда не хотел ощутить себя правым в споре с любимой женщиной. Она и не подозревает о том, какую имеет надо мной власть. Мне это нравится. Я только теперь понимаю, что мне это нравится.
Я все делал правильно? Я не хочу думать о себе. Я думаю о Наташе.
Люди выживают в этом мире благодаря умению делать выводы. Однако все мои выводы оказались ошибочными. Ты можешь быть только смешным, сказала Наташа.
Я ощущаю свое одиночество. Оно не только пугает меня, но словно мешает думать и дышать. Одиночество – состояние, которое находится не только во мне, но и вокруг меня.
Я ищу жалости. Хочу, чтобы меня жалели. Шептали тихие бессмысленные слова. Гладили по голове.
Кто меня пожалеет?


Теги:





-1


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
01:53  22-01-2018
: [6] [Графомания]



Распрямив крутые плечи
И прищуря левый глаз
От небес неподалече
Человек смотрел на Марс.

Вдруг мечтают марсианки
Встретить пленника пурги
И связать носки теплянки
Для залётного легки.

Время всё таки проходит,
А вокруг одна земля
Вот бы жизни на исходе
По планетам попетлять....
14:08  20-01-2018
: [10] [Графомания]
Едва сказать успеешь «амен»,
Уловлен будешь ты в сети
Греха.
И душу, словно камень,
Ты будешь на гору нести.

Путь до вершины долог, длинен,
И не имеешь права спать.
Но миг – и ты на дне долины,
Чтоб камень вверх катить опять....
02:39  20-01-2018
: [6] [Графомания]
Я вспарывал землю лбом,

На ты был со стужей,

Столько швов на мне , пломб,

Душа моя, промерзшая лужа,



Столько кожа не стерпит,

Лопнет словно бумага,

Листа осеннего трепет,

Солнца зимнего брага,



Ничего не забыть,

Ничего не отнять,

Тишиною завыть,

Да где ж ее взять,



Да где же убогому,

Найти свой приют,

Столько шума вокруг, гомона,

Облака

скалятся, корчатся ,...
00:36  18-01-2018
: [11] [Графомания]
Валентину весело у Машки
Каждый вечер трескать пироги.
Молоко налито в белой чашке
И попробуй котик убеги.

Сам то он наверное не белый
И пушистый как сибирский кот,
Но рукой всё гладит загорелой
Лишь его стряпуха целый год.

Спросит,-Ты наверное устала,
Прежде чем ласкаться до утра....
Качает лодочка озябшими бортами,
Ведут нас морем, словно лошадь под уздцы.
Смеются чайки беззастенчиво над нами,
Да на погонах вертят дырки погранцы.

Их старший, с кортиком, как пёс цепной неистов,
Такому крикнуть бы: Послушай, капитан!...