Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Смешная любовь. Глава 27.

Смешная любовь. Глава 27.

Автор: s.ermoloff
   [ принято к публикации 19:42  05-03-2013 | Na | Просмотров: 461]
Сергей Ермолов

Смешная любовь

роман о любви



27


Пока не сказаны последние слова, всегда остается надежда: а, может быть, Наташа любит меня. Всегда остается надежда, даже если я знаю, что она не любит. Я чувствую боль, думая о любимой женщине.
Любовь словно ускользает от меня. Уходят мысли, воспоминания. Все на свете, целый мир – все соединялось в ней одной. В Наташе. Без нее все рассыплется. Я это чувствовал.
- Я хочу, чтобы ты была счастлива независимо от того, счастлив ли я. Мне остается только ждать, — я не верил в то, что говорил.
- Твоя любовь, дойдя до меня, становится чем-то совсем другим, чем-то таким, что мне просто не нужно.
- Прекрати, Наташа, ты меня убиваешь.
- Тебе не обязательно скрывать свою злость.
Как она могла такое сказать? Что она хотела от меня? Я подумал, что она ведет себя, как ребенок, но ничего не сказал. Я не был уверен в правильности того, что делал. Мне не удавалось избегать ошибок.
Настроение Наташи или, возможно, ее слова почему-то вызвали у меня чувство неполноценности. Я не мог убедить ее в своей любви. Я смотрел на ее лицо и, хотя в нем ничего не изменилось, я увидел, что это лицо несчастного человека. Ее признания были не нужны нам обоим.
Я закрыл глаза, но продолжал ощущать мучительное присутствие Наташи рядом с собой. Лучше быть одному, без этой женщины. Мне не всегда удается радоваться, узнавая правду о себе.
Я знал, что уговоры бесполезны и она действительно уходит. И все же сказал беспомощно, как ребенок:
- Останься, Наташа.
- Ни одной из женщин никогда не удастся избежать разочарования в мужчинах.
Я не уверен, что мне есть чем хвастаться. Я привыкал быть беспомощным. Мне не легко говорить правду. Я чувствовал себя одиноко рядом с любимой женщиной.
- Дай себе еще немного времени, — я говорил это не для неё. Такие слова говорятся только для себя.
- Зачем ты это повторяешь? Тебе не кажется, что уже хватит?
Я хотел что-то ответить, но тут же забыл что. Я был слишком взволнован. Разве я не видел в ее глазах любовь? Или мне казалось?
Я улыбался. Словно со стороны видел я эту свою улыбку. Не улыбка, а растянутая щель рта. Веселость, под которой таится обман. Хуже не бывает. Знакомое чувство жалости к себе снова овладело мной.
Знаешь, что самое смешное, Наташа? Иногда мне кажется, что тебя просто не было.
- Я буду ждать, — я постарался произнести это, как само собой разумеющееся. Я не хотел, чтобы она подумала, что меня это гложет.
- Что?
- Тебя.
- Я не ожидала, что ты такой.
«Какой такой?» — подумал я. – «Какой я такой?»
- Иногда мне кажется, что я недооцениваю тебя.
- Мне тоже.
- Прости меня. Вернуться от безразличия к любви невозможно.
Наташа смотрела на меня как бы издалека. И опять я почувствовал ее сожаление. Я боялся, что она уйдет от меня. Чего боялся, то и происходило. Это логично.
- Ты – моя боль, Наташа, — никогда мне не приходилось говорить слов сложнее этих.
- Я тебя предупреждала. Любовь женщины разумнее любви мужчины.
- Ты права, как всегда.
- Не надо так говорить. Лишь иногда. Любовь пройдет. Ты же сам понимаешь, что любовь проходит.
- Как ты все хорошо знаешь.
- Я знаю тебя.
Я не мог ответить «да». Но и не хотел говорить «нет». Я не стал возражать. В этом не было никакого смысла.
Наташа, наверное, получала настоящее наслаждение, отведя мне дурацкую роль клоуна, с которой я смирился. Взглянув на нее, я подумал: не сомневаюсь, что ты опять поступила бы так же, повторись все еще раз. Такова жизнь. Воспоминания делают меня несчастным.
- Нам просто необходимо расстаться, — сказала Наташа. – Ты знаешь это не хуже меня.
- Пожалей меня.
- Каждая женщина может ощутить жалость к мужчине, который ей безразличен.
Я хорошо видел ее глаза. В них не было сожаления. Просто глаза человека, который наблюдает за своим врагом. Раньше мне казалось, что я понимаю женщин.
Я понял, что Наташе нельзя говорить правду. Совсем нельзя. Мне хотелось сказать это ей. Я так и не попытался. Трус. Это была моя не первая неудача.
- Не ешь себя, — сказала она. – Желание обидеть мужчину есть в каждой женщине.
- И это все о чем ты думаешь? – я пытался выглядеть удивленным. Не получилось.
Мне хотелось перестать верить самому себе. Сейчас я не понимаю, почему это было необходимо. Я говорил правду и тогда, когда должен соврать. Мне удается быть откровенным.
- Даже ради того, чтобы ты понимал меня, я не могу быть глупее, чем есть, — Наташа слышала только саму себя.
- Ты же сама этому не веришь.
Я понимал – она говорит правду. Происходящее не было ложью. Я все понимал, но мне не хотелось на эту тему говорить. Мне не нравится, когда мои несчастья недооценивают. Злиться на самого себя долго невозможно. Наташа посмеялась над моей искренностью. Я только сейчас сообразил, как это было жестоко.
Я завидовал умению Наташи не сомневаться в правильности сделанного. Нужно уметь забывать о неприятном. Я утешал себя тем, что таких, как я, мало, но это было слабым утешением. Мне не нравится этот мир, полный измен и обманов.
- Расставаясь с мужчиной, женщина всегда сожалеет, что обидела его недостаточно сильно, — ей нравилось унижать меня.
- Я в жизни ничего более мучительного не испытывал, но раз ты довольна, я не жалею. Я страдаю. Ты сама знаешь. Я терплю, потому что причиной – ты. И терпел бы и дальше, — я не мог не зависеть от любимой женщины.
- Предсказуемый мужчина перестает быть интересен.
- Рядом с тобой все мои разочарования в себе перестают быть только выдумкой.
- Ты еще ребенок.
— Никакой я не ребенок. И никогда ребенком не был. Я не знаю, как можно защититься от любимой женщины. Может быть, тебя следует пожалеть.
«Неужели нет ничего сильнее злобы?» — подумал я. Что-то умерло между нами. Никакие слова были не способны остановить Наташу. Я не мог успокоиться от мыслей. Я не хотел узнать о ее способности ненавидеть.
- Поцелуй меня, — попросила она.
- Нет.
- Ты не хочешь меня поцеловать? Разве ты не только забавен? Ты очень серьезно относишься к происходящему. Жизнь – проще. Ты же хочешь меня.
- Нет.
- Ненавижу тебя.
- Нет, — я говорил ей лишь одно слово и поступил вполне разумно. И еще раз сказал:
- Нет.
Как, однако, легко врать, когда обстоятельства вынуждают. Самого себя я обманывал не меньше, чем Наташу. Не важно то, что я сделал или не сделал. Важно то, что я сказал все, что считал необходимым сказать.
Надо терпеть. Я так научился терпеть, что мог бы давать уроки терпения. И все это из-за женщины, которая сидела рядом со мной и улыбалась.
Не думай о Наташе.
Не думай.
Рассказывая о любви, легче выдумывать, чем говорить правду. Я слишком долго принимал воображаемое за действительное.
Мне еще придется мучиться из-за Наташи, я знаю, но я уже не буду винить ее в этом и злиться на нее. Вот так. Слова любви есть, а сказать их некому.
По-моему, я просто в отчаянии. И такое странное выражение лица. Я вдруг подумал, как же я постарел.


Теги:





-1


Комментарии

#0 21:44  05-03-2013Качирга    
про Нанашкину любовь





Война и Миръ. ушол читать первые двадцать шесть частей. через неделю вернусь бородатым, с дикими горящими глазами
#1 22:00  05-03-2013Березина Маша    
Читала, думала, что недооценили....хоть бы что изменилось за 3 месяца!!!!Ничего!

"По-моему, я просто в отчаянии. И такое странное выражение лица. Я вдруг подумал, как же я постарел."

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
01:53  22-01-2018
: [5] [Графомания]



Распрямив крутые плечи
И прищуря левый глаз
От небес неподалече
Человек смотрел на Марс.

Вдруг мечтают марсианки
Встретить пленника пурги
И связать носки теплянки
Для залётного легки.

Время всё таки проходит,
А вокруг одна земля
Вот бы жизни на исходе
По планетам попетлять....
14:08  20-01-2018
: [10] [Графомания]
Едва сказать успеешь «амен»,
Уловлен будешь ты в сети
Греха.
И душу, словно камень,
Ты будешь на гору нести.

Путь до вершины долог, длинен,
И не имеешь права спать.
Но миг – и ты на дне долины,
Чтоб камень вверх катить опять....
02:39  20-01-2018
: [6] [Графомания]
Я вспарывал землю лбом,

На ты был со стужей,

Столько швов на мне , пломб,

Душа моя, промерзшая лужа,



Столько кожа не стерпит,

Лопнет словно бумага,

Листа осеннего трепет,

Солнца зимнего брага,



Ничего не забыть,

Ничего не отнять,

Тишиною завыть,

Да где ж ее взять,



Да где же убогому,

Найти свой приют,

Столько шума вокруг, гомона,

Облака

скалятся, корчатся ,...
00:36  18-01-2018
: [11] [Графомания]
Валентину весело у Машки
Каждый вечер трескать пироги.
Молоко налито в белой чашке
И попробуй котик убеги.

Сам то он наверное не белый
И пушистый как сибирский кот,
Но рукой всё гладит загорелой
Лишь его стряпуха целый год.

Спросит,-Ты наверное устала,
Прежде чем ласкаться до утра....
Качает лодочка озябшими бортами,
Ведут нас морем, словно лошадь под уздцы.
Смеются чайки беззастенчиво над нами,
Да на погонах вертят дырки погранцы.

Их старший, с кортиком, как пёс цепной неистов,
Такому крикнуть бы: Послушай, капитан!...