Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Смешная любовь. Глава 28.

Смешная любовь. Глава 28.

Автор: s.ermoloff
   [ принято к публикации 19:22  07-03-2013 | Na | Просмотров: 531]
Сергей Ермолов

Смешная любовь

роман о любви



28


Все мои чувства были настороже. Я старался замечать все, что могло бы помочь мне. Я пробовал возражать Наташе. Я не уступал ей лишь потому, что хотел уступить.
- Не стану говорить, что меня мучают угрызения совести или что-то похожее. Врать не буду, — вот так, несколькими словами она выбивала почву у меня из-под ног.
- Любовь существует.
- Нет. Меня никто и никогда не любил. Ты понимаешь меня?
- Нет.
- И я тоже не понимаю.
«Не думай о ней», говорил я себе. Я делал все, что делать не следовало.
- Мужчины умеют забывать о любви быстрее женщин.
- Кто может тебя забыть? Даже если бы он хотел? Почему ты мешаешь мне любить тебя?
- Что ж, я заслужила этот упрек.
- Я не шучу.
- Я тоже. Ты просто не хочешь слушать меня.
- Не хочу. Мне следовало бы догадаться. Это правда: ты меня не любишь. Ты совсем не думаешь обо мне.
- Не указывай мне, что мне следует делать.
- Ты знаешь, что ты делаешь?
- Я почти всегда знаю, что я делаю.
- Так что, значит, это правда? Все кончено? Ты это знаешь?
- Да. Я знаю. Ты что-то хочешь сказать?
«Как всегда, догадалась», подумал я.
- Нет, ничего.
- Не отвечай. Я давно это знаю.
- Я так не могу. Я должен любить.
Я говорил каким-то злым голосом, хотя даже не понимал, был ли на самом деле зол. Может быть. Я никогда не был уверен ни в чем, кроме своей любви.
Самое интересное, что я не нуждался в утешении. Возможно, конечно, я ошибался. Не знаю, почему я вел себя так глупо.
Я смотрел на Наташу и видел, что все происходящее с нами означает «нет».
- Рядом с женщиной мужчина может быть только эгоистом.
Я ответил «да», хотя это и не соответствует правде. Но я решил, что так будет правильнее.
Мы смотрели друг другу в глаза. Я должен был сказать здесь и сейчас самые злые слова, какие мог найти:
- Я кое-что забыл тебе сказать.
- Что?
- Я люблю тебя.
Я не знаю чувства более сложного, чем любовь.
- Почему ты до сих пор меня любишь? Почему?
- Судьба, — подумал я. Подумал вслух..
- Не смотри на меня так.
- Мне будет тяжело жить без тебя.
- К обещаниям мужчины не следует относиться серьезно.
- Это ужасно.
Я и на самом деле так думал. Каждый человек плачет по-своему. Из моих глаз не выкатилось ни слезинки.
- Я должна была тебе это сказать, — женщина всегда убеждает себя сама.
- Лучше бы не говорила. Ты ошибаешься, если думаешь, будто ты меня совсем не любила.
- Любой женщине нравится быть неблагодарной. Сходить с ума из-за мужчины – глупость.
Я не сразу понял, о чем она говорила. Потом догадался. Но почему так? На это я не мог ответить. От недостатка воображения можно только страдать.
Мне не хотелось слушать Наташу. Я не испытывал даже обыкновенного любопытства. Я не знал, что сказать. Мне казалось, что лучше всего молчать и ждать, пока она поймет свою ошибку. Просто потерпеть какое-то время.
Я ждал. Ждал.
Я чувствовал мучение – меня все больше засасывало отчаяние. Я боялся признаний Наташи.
- Я не могу с тобой говорить, — в ее словах звучала такая уверенность, что я поверил ей. – Нам нечего больше сказать друг другу.
Я зажал рот ладонями.
Мы молчали. Она все еще смотрела на меня, но постепенно перестала меня видеть, ее взгляд устремился куда-то вдаль.
- Ты не мужчина, — Наташа сказала это очень убежденно и без злобы.
Моя память не может ничего исправить в словах любимой женщины. Я никогда не думал, что любовь завершается так странно. Изумление переходило в боль и мне хотелось кричать. Что она сделала со мной?
Клоун. Возможно. Но может ли любовь быть иной? Я словно ждал, когда мне на этот вопрос ответит Наташа.
- Неужели ты не поцелуешь меня на прощанье? – она просила о невозможном.
Наташа наклонилась ко мне и прижалась горячими губами к моим губам. Я подумал: «прощай».
Мне никогда не удастся заставить себя ненавидеть любимую женщину. Я никогда не думал о том, что могу ее потерять.
Я не помню, что я чувствовал. На самом деле я уже ничего не чувствовал. Не мог чувствовать. Разве что, к собственному ужасу, намек на облегчение. Я слишком хорошо помню все.
«Расти всегда трудно», подумал я. «И очень больно».
Моя жизнь зашла в тупик. Я мгновенно и навсегда стал взрослым. Что-то во мне умерло, и я ненавидел Наташу за то, что она была этому причиной. У каждого человека есть тайна, которую он никому никогда не раскроет.
У меня была любимая женщина, а потом – ничего. Я старался думать о чем-нибудь другом. Ничего не помогало.
Меня тянет к Наташе. Со страшной силой. Прошлое владеет мной. Есть люди, которые, пережив в жизни трагедию, перешагивают через нее. Мне это не удается.
Иногда случившееся кажется мне сном, вроде того, когда снится, что я умер, но знаю, что этого не может быть, что надо только проснуться. Может, со мной произошло что-то непоправимое. А, может, ничего не произошло, и именно это непоправимо.
Я никогда не смогу сказать, что разлюбил Наташу. Я – не ее судьба. Это моя судьба – Наташа. Я хочу видеть ее, хочу слышать ее голос. Я хочу, чтобы она была рядом.
Я хочу быть прав только в одном. Жить без любви нельзя. Наташа это может, а я не могу. Моя любовь никогда не закончится. Никогда.
А может быть, любовь всего лишь иллюзия?


Теги:





-1


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....