Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - Никогда не ссорьтесь с женщинами

Никогда не ссорьтесь с женщинами

Автор: Yodli
   [ принято к публикации 02:23  16-03-2013 | Лидия Раевская | Просмотров: 777]


Из интервью с академиком Красновским:
корр.: — Итак, Савелий Яковлевич, Вы утверждаете, что буквально через год нас ждет невероятное открытие. Изобретение, которое перевернет стандарты в отечественном образовании...
акад.: — Не только в образовании, простите, что перебиваю, но и в сфере развлечений, в медицине, в экономике. Это будет качественный рывок всего человечества вперед на целые века!
корр.: — Да, охотно верится, но в чем же заключается Ваше изобретение?
акад.: — Ну, не будем торопить события… Как известно, не говори «гоп», пока не перепрыгнешь (смеется). Всему свое время, уважаемый.
корр.: — А Вы интриган, Савелий Яковлевич! Ну что же… не будем говорить «гоп», а лучше наберем полные легкие воздуха и приготовимся к головокружительному прыжку. (на камеру) С нами в студии, дорогие телезрители, был выдающийся человек — академик Красновский — ректор Киевского Института Развития Интеллекта. Спасибо.

*
-Свинья твой Красновский! И мужлан! — Снегурочка зло впечатывала тонкие каблуки в дубовый паркет. Шаги ее гулом отдавались от стен длинного коридора. Позади виновато семенил помятый Дед Мороз.
-Ну, Мариночка… — пытался он вставить слово.
-Ми-ро-ва-я -ве-ли-чи-на! -патетически воздела руки к высокому потолку Снегурка. Ее серые глаза метали огонь.- Тьфу, кобель противный!
-Да ладно тебе вредничать, — Дед Мороз бросил на мраморный столик пустой мешок. Снял красный ватник и хмыкнул: — Смотрите, какая цаца! Оскорбилась! Ну, потрясла бы малость сиськами перед стариком… поди не отпали бы, не приклеенные… И зачем было корпоратив ломать?
-Ах! Так вот зачем я тебе понадобилась!?! — взвыла Снегурочка и резко дернула себя за косу. Русая коса оторвалась вместе с голубой шапочкой и «ледяная внучка» оказалась жгучей брюнеткой. Оторванным инвентарем Снегурка хлестнула Деда Мороза по мясистому носу: — Да ты, Веревкин — сутенер!!!
-Колхозница! — Дед Мороз схватился за нос. К рукам его прилипли перламутровые блестки.

Снегурочка в ярости пнула невзрачную металлическую дверь в конце коридора. Дверь распахнулась и Снегурка вбежала внутрь темной комнаты. Дед Мороз горестно вздохнул и принялся аккуратно отсоединять от лица белую бороду и усы. Обстоятельно сложив их в мешок, он тихо побрел следом за «внучкой».
Безрезультатно пощелкав выключателем, кряхтя во мгле, пыхтя и спотыкаясь, Дед Мороз пробрался к небольшому подиуму. Снегурка сидела в уютном кресле, отвернув лицо к темному окну. Веревкин примостился в свободное кресло неподалеку.
-Ну не дуйся, дурочка деревенская, — продолжал дразниться доктор Веревкин. И шутливо похрюкал носом подобно свинье: — Хрю-хрю… Надо быть современней.
-Чего же ты тогда на мне женился, на деревенской? — На глазах у девушки выступили слезы.
-Я на твоих сиськах женился, — бросил взгляд Веревкин на роскошный бюст брюнетки. — И немножко на попе.
-Лжец. Ты женился на моей трехкомнатной квартире!
-Ну вот, начинается..., — Веревкин постарался обидеться. — Ты еще скажи, что я женился на твоем папе — депутате .
Маринка не ответила. Прикусила губу и отвернулась к сереющему небу.
«Ну и пусть.» — зло решил Веревкин. — «Только вот кафедры эстетики мне теперь точно не видать… Затравят, мерзавцы.»
Эта противная мысль прочно засела в его голове. Веревкин откинулся в кожаном кресле и, вдруг почувствовал невероятную усталость. Он закрыл глаза и моментально провалился куда-то вниз, во что-то мягкое и теплое.
*
Очнулся доктор Веревкин быстро. Рука его нащупала нежный травяной покров и, не открывая глаз, он осознал, что находится на зеленой лужайке. Доносился запах мяты и шалфея. Тихо стрекотали цикады. «Какая, к черту лужайка? — вдруг осенило Веревкина. — На дворе Новый Год!»
Он открыл глаза и вскочил на ноги. Ровный свет заливал пространство квадратной комнаты. Впрочем, это была не комната, а некий серый куб внутри которого и оказался доктор. Разве что под ногами зеленела шелковистая трава, а над головой, прямо на потолке, расстелилось матовое небо. В бетонных стенах необъятного помещения не было ни окон, ни дверей.
-Это что за хрень? — выругался Веревкин. Сорвал пучок травы, пожевал, выплюнул. Трава была горькая и настоящая.
-Это не хрень. — донесся до Веревкина обиженный женский голос. — Это лаборатория коллективных сновидений. Последняя разработка академика Красновского. И Вам здесь не место...
-То есть как это «не место»?!!- возмутился Веревкин. -Я, между прочим, сотрудник института и член научного совета! Я имею полное право на все исследования, которые проводятся в его стенах!
-А -а -а… ну если член, тогда другое дело. — Женский голос стал ближе и мягче. — Только должна Вас предупредить о непредсказуемых последствиях...
-Да ладно тебе, не пугай, — отмахнулся Веревкин. — Лучше объясни, как тут все работает. Где кнопочки-педальки, рычажки всякие?
-Кнопочки? А все кнопочки и рычажки у Вас в голове. — Заявил голос. Веревкин присмотрелся повнимательней и увидел парящую у носа миниатюрную старушку. За спиной у нее шелестели прозрачные крылышки, чем делали ее похожей на стрекозу.
-Оп-па! Вот это я понимаю — нанотехнологии… как тебя звать, насекомое?
-Вообще то, я — Добрая Фея. — Отозвалась старушка и сделала в воздухе пируэт. При этом кружевная юбочка у нее задралась и показались худые ножки в вязаных рейтузиках. — И, в отличие от всего остального, я не плод Вашего воображения, а абсолютно реальный персонаж. Штатный работник лаборатории, между прочим. На официальной зарплате.
-Коллега, значит… Ну, делись опытом, фея.
-Все очень просто: базовая формула — серый куб. Вы — внутри куба и моделируете любую ситуацию посредством своего воображения. Вы прекрасно осознаете, что это сон, но! — старушенция подняла вверх сморщенный указательный палец, — Сон коллективный. Благодаря этой особенности Вы можете делиться своим мировоззрением с окружающими невероятно быстро и красочно. Передавать знания. Получать знания. Воссоздавать исторические события, макеты сложнейших механизмов и ...
-Обалдеть! — перебил ее потрясенный Веревкин. — да это покруче любого синхрофазотрона! Только я коллектива чего-то не вижу. С кем делиться мировоззрением, коллега?
-В данном случае — с Вашей женой. Не стоило с ней сориться… помириться бы. — Старушка застрекотала крылышками и облетела вокруг ошалевшего доктора. Веревкин развернулся и обнаружил за спиной Маринку. Она сидела в кресле лицом к стене. Впрочем, одной из стен уже не было: перед Мариной раскинулся бескрайний бирюзовый океан. Под ногами у нее хрустел мокрый песок, а вдали сияли белые паруса каравелл. Несмотря на прохладу, на девушке была надета кружевная блузка, расшитая жемчугом, а изящные ноги были облачены в ярко-красные длинные сапоги с плетеным шнуром. Те самые сапоги, которые она так и не сумела выклянчить у Веревкина осенью. «Я тебе не резиновый, — заявил тогда Веревкин. — Нету денег. Нет!»
-Да уж, с фантазиями у тебя скудно, — злорадно протянул Веревкин. -Тряпки, цацки, океан… Воображения — как шерсти на лягушке.
-Сам дурак, — надула красивые губы Маринка. — Ботан унылый!
-Не, ну вы гляньте, — обратился Веревкин к несуществующей публике, — У нас мозгов на шелковую сорочку только и хватило. И сапоги со шнуровкой… ты вокруг оглянись, девочка с сельсовета! Как разнообразен мир! Как он безграничен!

С этими словами он махнул рукой на серую стену и неожиданно на ее поверхности возник странный рисунок. Проступил некий этнический мотив и, вздувшись жилами, орнамент стал стремительно расти, извиваться, устремляясь ввысь...
-Искусство северно-африканского Магриба, — восхищенно шептал доктор. Стены покрылись тончайшей ориентальной резьбой, двинулись каменные статуи боевых коней и в небо взметнулись тысячи стрел. На землю падали сотни сраженных воинов-эфиопов. Доктор не отрывал взгляда от ошеломляющей панорамы.
- Первая Абиссинская война… и полная победа Менелика. Смотри-смотри, Маринка! — Веревкин не в силах был отвлечься от иллюзий. События сменялись одно за другим. Тысячи поверженных тел растворились в облаках рыжей пыли. Донесся громогласный рев — это шли в атаку боевые слоны, словно сошедшие с рукописей Бабур-наме. Они звенели доспехами, извергали истеричный визг, давили ногами пехоту, вселяли дикий ужас и несли смерть. Губы обезумевшего доктора дрожали: — Неуязвимые слоны Ганнибала в битве при Карфагене… Ты видишь это, курица безмозглая?

Веревкин обернулся к супруге и с удивлением обнаружил, что она не одна. Вокруг кресла, в котором сидела Маринка, прогуливался здоровенный блондин в темных очках. При этом он заинтересованно косился на Маринкины выпуклости.
-Я не понял, это че за баклан тут нарисовался?! — вскипел Веревкин. -А ну-ка, уважаемый, покиньте лабораторию! У нас тут исторический экскурс, так сказать.
-А ему тоже интересно послушать, — вступилась за незнакомца Маринка. — Так что, не отвлекайся Веревкин, фантазируй дальше.

Доктор развернулся к батальной сцене, но слоны пропали. Пропало все искусство раннего ислама и абиссинский ориентализм. На месте боевых слонов, прямо из сухой земли неожиданно проклюнулись стеклянные призмы. Словно живые они стали обрастать кристаллами, тянуться вверх, образуя сложнейшие пространственные соединения и блоки, трансформироваться в вантовые конструкции и металлические узлы. Моментально достигнув небес, замысловатые структуры создали головокружительный лабиринт из небоскребов.
-Скандинавский хай-тек в стиле Кууп-Химельблау, — важно заявил Веревкин обернувшись к зрителям, но тут же весь его пафос пропал: Маринка сидела возле наглого блондина, который что-то шептал ей на ухо. При этом молодая жена терлась щекой о нос незнакомца и игриво хихикала.
-Не, ну я не понял!- возмутился Веревкин. — Что это за свинство, Марина?!
-Это не свинство. — Перед доктором опять возникла дребезжащая старушка. Ее тонкие крылышки гнали легкий холодок прямо в разгоряченное лицо. — Это коллективная фантазия. Общественный сон, который необходимо...
-Слышь, фея драная! А ну сдрисни отсюда, пока я тебе крылья не повыдергивал! -голос Веревкина сорвался на хрип. Повернувшись к супруге, доктор хотел было ее пристыдить, но от изумления слова застряли в горле: молодая жена расположилась у блондина на коленях и, закрыв глаза, закинула руки за голову. Незнакомец в свою очередь просунул сильные руки Маринке под шелковую блузку и нежно массировал роскошную женскую грудь. Соски ее, словно два детских мизинчика, топорщились под тонкой тканью.
-Хоть бы лифчик одела, коза, — только и смог выдавить Веревкин. — Ишь бесстыжая, дыни напоказ вывалила!
-Поди не отпадут, не приклеенные,- ответила Маринка загадочно улыбаясь. Наглый незнакомец продолжал ласкать ее под блузкой, теребил соски, успевая слегка покусывать растаявшую женщину за мочку уха. И, похоже, ей было хорошо. -Ты давай, Веревкин, продолжай свои познавательные экзерсисы… мы слушаем. Скандинавский хай-тек — это так занимательно.

Растерянный муж обратился к стеклянным небоскребам, попытался собраться с мыслями, но голова его гудела словно медный колокол. Веревкину вдруг стало тошно и захотелось поплакать. Рядом шелестела микроскопическая старушка.
-Чего делать то, фея? — взмолился доктор. — Помогай, а не то сейчас собственную жену прямо на глазах вые… ну ты поняла.
-Ах, коллега, я ведь предупреждала, что сон коллективный, — старушка сочувственно вздохнула.- Каждый фантазирует, как умеет. В меру своих умственных способностей и потребностей. К тому же, я подозреваю, что Вас эта ситуация тоже, как бы это сказать… занимает… Короче, попробуйте внедрить какой то новый объект. Красивую женщину, например. Смоделируйте яркий необычный персонаж.

Веревкин стал лихорадочно перебирать в голове всех ему известных личностей, но кроме Клары Цеткин, Надежды Крупской и престарелой тещи никого не мог вспомнить. Еще в голову назойливо лезли Карлсон и подвыпившая Фрекен Бок.
Тем временем молодая супруга запрокинула голову и слегка раздвинула стройные ножки. Черные ее волосы рассыпались по спинке кресла. Блондин опустился перед Маринкой на колени, расшнуровал алые сапоги и принялся поочередно облизывать миниатюрные пальчики на девичьих ногах. При этом он так усердно работал губами, словно сосал мятные леденцы. Марина тихонько стонала. Мерзавец продолжал лобзать ее гладкие коленки и неторопливо пробирался выше. Учащенно дышал и сопел носом. Маринка запустила холеные ноготки в его белую шевелюру и мелко задрожала: влажный язык незнакомца бережно слизывал капельки любовного сока с ее розовых лепестков.
Сердце доктора забилось в глотке. Он понял, что дело плохо. И даже хуже, чем плохо: жена заигралась… Нужно было действовать. А всего то требовалось изобразить нечто дерзкое и неожиданное. Веревкин зажмурил глаза и напряг все рычажки в мозгу. Нажал на все кнопочки и закрутил все педальки. Изгнав из мыслей боевых слонов, хай-тек и небоскребы, доктор невероятным усилием воли попытался изменить ход безобразных событий. Он вдруг представил блондина в образе океанического лайнера… Тот плыл стальным гигантом по синему морю, на борту было написано «Балтика», а за огромный киль его кусали здоровенные акулы.
-Какой же он огромный! -услыхал Веревкин голос любимой жены, открыл глаза и лишился речи: совершенно голая Маринка сидела в обширной ванне. Напротив нее находился все тот же наглый незнакомец. Он также был в чем мать родила: в темных очках и с часами на запястье. Было заметно, что румяная супруга сунула руку вниз и что-то щупает под пенной водой. Потом она добавила с томным вздохом: -И такой горячий!

На лице белокурого негодяя застыла блаженная улыбка.
В отчаянии Веревкин скрипнул зубами. Оттянув штаны, он глянул вниз и решил нафантазировать себе тоже нечто огромное и горячее. Намного горячей и огромней, чем у незванного гостя, но, как назло, все его мужское достоинство вдруг сморщилось, скукожилось и даже втянулось внутрь живота. У доктора заныли ноги.
И тогда Веревкин взорвался:
-А ну прекратите, сучьи дети! — из последних сил взвизгнул обманутый муж. — Устроили тут оргию!
-Ладно тебе, Веревкин, — захохотала Маринка и ее обнаженная грудь заколыхалась в белоснежной пене словно мармелад в хрустальной вазочке. Розовые сосцы весело запрыгали и подняли в ванне небольшую бурю. — Надо быть современней, деревня немытая.
-Ты чего шумишь, карлик? Не видишь, люди знаниями делятся? — удивился в свою очередь блондин и почесал волосатые плечи. — Усохни, гном!
-Резиновый, — добавила Маринка и захлопала в ладоши.
Веревкин хотел было разразиться гневной тирадой и даже вспомнил какую то страшную цитату из Шекспира, но не смог выдавить из себя ни слова. Горло его сжалось и издало противный тонкий звук. Мир неожиданно увеличился в размерах, белая ванна превратилась в судно невероятных размеров с двумя голыми великанами на борту. Трава моментально поднялась в полный рост, да так близко, что Веревкин отчетливо увидел движение растительных соков в ее полупрозрачных сосудах. Обернувшись на сухой кашель, он обнаружил возле себя старуху со сложенными крыльями за спиной. Из под замызганой кружевной юбки виднелись шерстяные рейтузы. Увеличенная Фея пожала плечами и произнесла безразличным тоном:
-А ведь я Вас предупреждала: никогда не ссорьтесь с женщинами, коллега. От этого бывают необратимые последствия.
Веревкин жалобно пискнул. Из ванны, прямо ему на голову, равномерно хлюпала мыльная пена.
*
Из интервью с академиком Красновским:
корр.: -Как Вы объсните такой невероятный успех, Савелий Яковлевич? Ваше изобретение — коллективный сон — перевернуло с ног на голову все устоявшиеся стандарты. Наука, медицина, философия — все теперь обрело новый формат!
акад.: — Ну-у, не будем преувеличивать, уважаемый. Все же основы мироздания остались не-по-ко-ле-би-мы… выговорил! (смеется). Однако, Вы правы: появился новый формат обмена информацией.
корр.: — Мгновенный обмен...
акад.: — … красочный и доступный. Мы отправляем в коллективный сон целые аудитории студентов и теперь они осваивают образовательную программу намного лучше и быстрее.
корр.: — Гениально. А как же сфера развлечений, господин академик? Может ли быть полезно Ваше открытие в таком неожиданном аспекте?
акад.: — Вот Вы прийдите к нам в лабораторию со своей супругой, уважаемый, и узнаете (опять смеется). Незабываемые впечатления я Вам гарантирую.
корр.: — Без побочных эффектов? Или все же есть нежелательные последствия, Савелий Яковлевич?
акад.: — Пока никто не жаловался. Все остались счастливы и довольны. (ухмыляется на камеру)Несмотря на небольшие ньюансы.
*
Шли дни и недели. Резиновый Веревкин грустил. Поначалу, правда, он злился. Злился на неверную жену, злился на наглого блондина и на престарелую фею. Затем он постепенно свыкся со странной личиной Гнома. Стоя в зеленой траве, под пенье цикад, Веревкин философски размышлял о своей удивительной доле:
«В конце-концов, -думал он, — все не так уж и плохо: я жив и здоров. Сыт и одет. Мой мир безграничен и с каждым днем становится все шире и ярче… Ну да, имею глупый вид: резиновые тирольские шортики и полосатый колпак. Однако, кому какое дело?
Гном тяжело вздохнул. Из дырочки в его боку донесся протяжный печальный свист. Изредка к нему залетала Добрая Фея. Поднимая крыльями тучи пыли, ломая стебли растений, она грузно плюхалась рядом и утешала резинового доктора, как могла.
-Завтра первокурсников приведут, — заговорщически шептала она на ухо Гному. — Опять концерт будет — обхохочемся… Помните, коллега, в прошлый раз одна дурочка спроецировала египетские пирамиды прямо посреди Вьетнама? А-ха-ха!.. да там все вьетнамцы с круглыми глазами три дня ходили… или этот, как его? — старушка пощелкала пальцами и закатила глаза.
-Из методкабинета? — криво улыбнулся резиновый Веревкин.
-Он самый, методист! Ну, я такого барана еще не видела. Это ж надо было такое надумать: изъять из учебной программы февральские тезисы Сексуальной Революции! Теперь вон, валяется в кустах, Баран Плюшевый. Сам виноват.

Фея и Гном перевели взгляд на густые заросли. Там уже больше недели происходила какая то возня. Похоже, Плюшевый Баран старался пробить стены серого куба тряпичными рогами.
А вскоре у Веревкина появился новый приятель — Пластилиновый Заяц. В недавнем прошлом — корреспондент известного телеканала он, также как и Веревкин, стал жертвой ссоры с собственной супругой. Поначалу резиновый Гном ничего не понял. Он лишь услышал откуда то сверху тихие всхлипы и рыдания. Негромкие упреки. Затем раздался звон пощечины и рядом с ним плюхнулся Заяц.
-Вот сука! — крикнул Заяц и прилепил к голове отпавшее в полете ухо. Затем повернулся к Веревкину и изрек глубокомысленную сентенцию: -все бабы — бляди!
Веревкин утвердительно кивнул. Так они подружились.
*
Всемирный Потоп, просветление Будды и падение Римской Империи – все осточертело. Регулярно рушилась Великая Китайская Стена, постоянно набегала Золотая Орда и, в который раз, Амундсен замерзал в арктических льдах. »Титаник" тонул непрестанно. Каждый день Заяц и Гном ставали невольными свидетелями извержений вулканов и крушений самолетов. Познакомились со Сталином и Муссолини. Изучали диковинные приборы Левенгука и пытались расшифровать полотна Иеронима Босха. Спорили до свиста в боку.
-Болван ты, Гном!- смеялся Пластилиновый Заяц, — Армстронг никогда не был на Луне. Мы, журналисты, развели Вас, ученых, как лохов.
-А высадка на Марс? – язвительно спрашивал Гном. – Тоже блеф?
-Не-е-е, освоение Марса – истинная правда. – кивал Заяц помятой головой. – Тут я не спорю. Утерли наши нос американцам… Вон, смотри, детишек привели. Сейчас опять будут мультики показывать.

Серые стены расступились и вскоре промеж детей прыгал рисованный Маугли. Дети восторженно пищали. И лишь одна сероглазая девочка отделилась от группы, наклонилась к земле и подняла из густой травы маленького гномика.
-Гном? – услышала девочка за спиной строгий голос воспитательницы. – Резиновый?
-Это не гном, Татьяна Борисовна. – обиделась девочка. – Это человек! И зовут его – доктор Веревкин!
*
-Открой глаза, Веревкин! – услышал он сверху. – Да проснись же ты!
Доктор резко сел в кресле. Комната была залита белым светом. За пиджак его трясла красивая брюнетка и это была Марина. Серые глаза ее были мокры от слез.
-Ну, ты мастер поспать, Веревкин.- В лабораторию вошел академик Красновский. – Целый год летаргического сна! Если бы не она (кивнул на Марину) спал бы до скончания света.
Веревкин ошалело озирался по сторонам. Рядом, в креслах, мирно сопели еще несколько человек. У одного изо рта сочилась струйка слюны. Второй подергивал во сне ногой.
-Слушай, Веревкин, мы тут подумали и я решил отдать тебе кафедру эстетики. – Красновский плотоядно глянул на Маринку. – Супруга твоя уверяет, что ты очень ответственный человек...
-Вы уж простите, Савелий Яковлевич, — твердо сказал Веревкин, — но я откажусь. Не хочу я кафедру эстетики!

И, взяв за руку жену, он вышел из маленькой лаборатории.
*
-Ты знаешь, Веревкин, пока ты спал, тут столько всего было, — щебетала Марина уже на заснеженной улице. – Я на работу устроилась. Зарплата хорошая, льготы, корпоративы… А Красновского хотят к правительственной награде представить. За особый вклад во что-то там…
-А чего это вдруг Красновский решил мне кафедру отдать? – перебил Веревкин жену и подозрительно сощурился.
-Как чего? – озорно улыбнулась Маринка, — Я твоим рецептом воспользовалась – немного сиськами перед старичком потрясла. Банально, конечно, но… у меня же разума – как шерсти на лягушке.

Веревкин помрачнел и развернулся к холодным витринам. За стеклом рогатые олени тянули шоколадного Йоулупукки на вафельных санях.
-Да пошутила я, дурачок. Папенька мой похлопотал. Позвонил кому надо, нажал на кнопочки, подергал рычажки… Поехали, глупый. Вот, смотри, мне на работе служебную машину выделили.

Марина подвела мужа к черному автомобилю и, сев вовнутрь, поманила рукой: — Ну, залезай же. Чего застыл на морозе?
Доктор Веревкин нехотя умостился на заднем сидении.
-В министерство, Марина Владимировна? – Белокурый водитель повернулся к супругам. Несмотря на пасмурную погоду, на нем были солнцезащитные очки.
-Да какая там работа, Людвиг! — отмахнулась Маринка. — Новый Год на носу. Поехали домой. Костюм Снегурочки будем мерять.

Автомобиль бережно тронулся и в зеркале заднего вида смешно запрыгал резиновый гномик.


Теги:





2


Комментарии

#0 10:34  16-03-2013Мегапиxарь    
Понравилось
#1 13:19  16-03-2013Yodli    
Спасибо. А Лидия - золотце.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Я как сапожник до смерти напьюсь,
И расскажу в своём страданьи скотском,
Как жить устал, как умирать боюсь,
Как быть хочу Владимиром Высоцким.

Как сквозь меня проходят чередой
Есенин, Пастернак, Асадов, Бродский,
Как их люблю, как среди них немой,
Как остаюсь Владимиром Высоцким....
07:40  26-05-2017
: [16] [Здоровье дороже]
Я наверно женюсь, от нечего делать
Завяжу с кабаками и прочим блудом
Запущу свою душу, судьбу и тело
Образцовым мужем короче буду.

Я женюсь, в прокат возьму фрак и туфли
Арендую террасу с видом на реку.
Закатаю брюки, рукав и сопли....
21:38  23-05-2017
: [12] [Здоровье дороже]
Шнобель римский, ебло рязанца,
август вылез поссать с крыльца,
морда наглая, и в багрянце,
от раздавленного винца

Хули, он теперь император!
в термах душных июль хрипит,
допизделся...любви оратор,
край попутал,
ты-дых!
убит....
21:41  22-05-2017
: [21] [Здоровье дороже]

Унылое дело — ебать поэтессу,
Она самой чокнутой бабы дурней:
У той в голове — дети, тряпки и стрессы,
У этой — сплошной пятистопный хорей.

Я жму ей на разные хитрые точки,
Целую в уютных, укромных местах,
Она в это время изящные строчки
Рожает в своих полоумных мозгах....
01:19  15-05-2017
: [9] [Здоровье дороже]
Перепил вчера Синицын
Перепил вчера, подлец
А ему-то ведь не тридцать
А за сорок, наконец

Пил он водку вместе с пивом
3аедая всё камсой
Вот теперь сидит, пугливо -
Неопрятный и босой

Жизнь вся сделалась убогой
Дышит тленом в самый пуп
Может просто выпил много?...