Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - День рождения

День рождения

Автор: Д.Справедливый
   [ принято к публикации 23:03  02-05-2013 | Юля Лукьянова | Просмотров: 503]
Вечер был теплый, весна уже вступила в свои законные права, не до конца конечно, но было понятно, что зима не вернется. И это искренне радовало Владимира, и это единственное, что его радовало в этот вечер. Завтра его день рождения, но он давно уже не любил этот праздник — из–за никчемных и глупых поздравлений, бессмысленных подарков и оголтелого пьянства. Возраст был уже не тот, а о бесшабашном веселье речь вообще давно не шла. И что такое веселится Владимир как- то уже и подзабыл.
Слишком много работы, встреч, бесконечных собраний, ночные совещаний, дела, заботы. Что такое отдых Владимир не помнил, да и просто расслабляться он давно уже разучился. И вот сегодня Володя решил просто прогуляться по историческому центру, пройтись по набережной, в гордом одиночестве попить кофе в какой – нибудь маленькой кафешке.
Он вышел к реке и медленно пошел вдоль берега, любуясь величественными старинными зданиями. Владимир старался не думать о своей не очень удачной жизни.
Да и собственно, какая там жизнь? Ни родины, ни флага. Годы идут, а детей нет, жена реально уродина, денег вечно не хватает, друзей и тех нормальных нет. Отпраздновать день рожденье и то не с кем.
В печали он остановился перед картинами художников в изобилии выставленных на обозрение гуляющей публики. Владимир не очень любил живопись, но несколько приятных пейзажей привлекли его внимание. Легкие и воздушные, исключительно передающие состояние сегодняшнего вечера. Детали зданий, на том берегу реки, были прорисованы весьма скрупулезна и изображение не чем не отличался от оригинала.
От просмотра картин Володю отвлек вежливый вопрос:
— Вам помочь? Может подсказать что-нибудь?
Владимир обернулся. Перед ним стоял довольно приятный молодой человек, несколько бледный, в длинном черном пальто и длинным шарфом вокруг шеи – классический бунтарь с кисточкой и мольбертом. Владимиру импонировали такие личности и он так же вежливо ответил:
— Очень любопытные работы, я не специалист, скажем честно, я вообще не разбираюсь в живописи, но вот эти картины мне очень по душе.
Молодой человек заулыбался, комплименты ему явно были по душе.
— Ну, если сударю будет угодно, пускай выберет любое мое произведение – будет большая скидка, у меня вчера было день рождение и сейчас я хочу всем делать подарки.
— О, у Вас праздник был вчера? – в тон ему ответил Володя, — не поверите, у меня завтра и я конечно куплю одну из Ваших картин и не поскуплюсь.
Молодой человек заулыбался еще шире и сделав пригласительный взмах рукой в сторону картин резко повернулся и направился к своим товарищам, весело и шумно что – то обсуждавшими чуть поодаль. Вернулся он довольно быстро и не с пустыми руками. Художник протянул опять увлеченному картинами Владимиру початою бутылку вина. Володя не был сторонник употреблять алкоголь на улице, тем более из горла, и тем более на глазах у праздношатающейся публики, но, повинуясь какому – то странному позыву, взял бутылку из рук юноши и сделал большой глоток.
Со стороны компании художников послышались одобряющие возгласы, молодой человек тоже глотнул из бутылки и крепко пожал Владимиру руку:
— Адольф,- представился он,- я не буду мешать Вам с выбором, пожалуйста, берите, что Вам нравится и присоединяйтесь к нам.
Владимир выбрал небольшую акварель, щедро расплатился с улыбчивым художником, выпил немного вина и вызвался сходить магазин и еще купить алкоголя. На душе у него стало легко и весело, ему захотелось праздника.
Счастливая, не побитая жизнью молодежь, как бы давала ему хоть и призрачную, но надежду, что все будет хорошо, что в скором времени жизнь изменится и, конечно, в хорошую сторону. И Владимир решил, что надо тряхнуть стариной и хоть на вечер отпустить вожжи. И отпустил.
Было много алкоголя, были веселые песни, было много поздравлений, как вчерашнему имениннику, так и завтрашнему, но были какие – то словесные перепалки, и споры о политике, куда же без этого, но как все было просто.
Владимир даже запел вместе со всеми веселую кабацкую песню, но апофеозом вечера было его выступление на парапете набережной. Повинуясь странному внутреннему порыву Володя, потрясая кулаками, произнес зажигательную речь по поводу загнивающей буржуазии, забитого пролетариата и мирового империализма. Художники поддерживали его криками и салютовали открытыми бутылками, а Адольф, старательно повторяю энергичные взмахи оратора, еще больше веселил публику. Правда когда дело дошло до продажных полицаев, Владимиру пришлось резко ретировать, так как подошедшие блюстители порядка были настроены весьма агрессивна.
Адольф схватил Володю за руку и потянул его с набережной куда то во дворы старинных домов. Смеясь и выкрикивая оскорбления в адрес правящего режима, два полупьяных человека неслись по историческому центру одного из самых древних городов мира. В этот момент они были свободны, в самом прямом смысле этого слова, ничто их не могло остановить, они были готовы перевернуть этот мир вверх тормашками.
Притормозив на повороте, Владимир в порыве чувств обнял и поцеловал бледного молодого человека прямо в губы. Адольф отшатнулся, но тут же примирительно похлопал Володю по плечу:
— Идемте мой друг, я живу тут недалеко, выпьем еще вина.
Художник снимал страшненькую комнату в полуподвальном помещении. Квартирка была завалена холстами и красками, но пару стульев где сесть и стол где поставить вино нашлось. Приятели выпивали, смеялись, вспоминая происшествие на берегу реки, и общались, как будто были знакомы тысячу лет.
Адольф предложил покурить гашишь, а Владимир понюхать кокаину, которым изначально он собирался развеять хандру сидя в кофейне.
Неокрепший организм Адольфа не выдержал всего принятого, и он начал вырубаться, последнее, что он помнил это жадные руки Владимира щупающее его худое тело.
Проснулся Адольф от боли. Болела голова, болела все тело, а наиболее сильная боль была в заднем проходе. Пытаясь распутать связанные за спиной руки молодой человек разрыдался, да он был свободных нравов, но чтоб вот так – опоить и надругаться над беззащитным телом, такого с ним еще не случалось.
Вытирая мокрым полотенцем уже запекшуюся кровь с ляжек, и рассматривая свое побитое тело в зеркало, Адольф Шикльгрубер ( будущий Гитлер ) чуть шевеля разбитыми губами причитал в пустоту:
— Ненавижу, ненавижу этих грязных эмигрантов, этих вонючих русских, этих жидов. Убивать, убивать, убивать…
В это же время в пару кварталов Владимир Ульянов ( уже Ленин) наслаждался утренним кофеем в венской кофейне. Он взбодрился кокаином и был весьма доволен проведенной ночью:
— Симпатичный немчик попался, такой молодой наивный дурачок, — думал политический эмигрант, — хотя немцы все такие простаки…
И тут лицо Ленина приняло то выражение, по которому его товарищи по партии безошибочно определяли, что их лидера посетила новая гениальная идея…
Эти события могли произойти в городе Вена в 1913 году, ровно сто лет назад, где в это время и проживали эти два великих человека. Конечно их встреча могла пройти и по -другому, но правду мы, конечно, никогда не узнаем.

КОНЕЦ



Теги:





0


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:08  26-03-2017
: [0] [Х (cenzored)]

Лежу в кровати, только сон ко мне нейдёт,
Рука же машинально чешет яйца,
Я филосовствую уже который год,
Я размышляю над проблемой распиздяйства.

Ловлю себя на мыслях ни о чём,
Пустых, как бубен звонкий и гремучий,
Мне бытиё моё, не абы чё,
Где ж смысл в нём великий и могучий?...
...
16:07  25-03-2017
: [4] [Х (cenzored)]
Сиськи смяты в комья, лицо угрюмо.
-Я наверно сдохну? - Наверно, да!
...Хули, ты хотела? Ты - крыса трюма,
Героиня ёбаного труда.

... Всякий, блядь, матросик в тебя кончает.
Их тут, как москитов, и боцман - чёрт.
И насрать всем, детка, что ты в отчае,
Что готова прыгнуть давно за борт....
А во дворе растаял снег.
Манерной поступью Рапунцель
Шел пидор, радуясь весне,
Но был сражен шальною пулей.

Попала в лоб, чуть выше глаз-
В мозгах устроила девичник,
И рухнул наземь пидарас
С лицом томление явившем.

А отблеск оптики шальной,
Сквозь двор по мне промчался мимо,
Поняв, что я пьянён весной -
Адепт любви с баклажкой пива,

Слегка помятый натурал
И демиург без четких целей,
Что здесь сижу еще с утра,
А пиво – это панацея....
...

— Что еще нам
оставалось?
Что еще нам
остается?
В мегафон крик
«Выходите!»
Вот и все их,
дядей, мысли.
Неизвестный
кто-то пишет:
«Мы пытались
дозвониться.
Наберите
сами....