Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Спектральный анализ... Женщины. Четыре дня до...

Спектральный анализ... Женщины. Четыре дня до...

Автор: Бабанин
   [ принято к публикации 15:35  16-05-2013 | Raider | Просмотров: 782]
— Чего же ты так психуешь?
- Я психую? Я нисколечко не психую! Я спокоен, как каменный сфинкс.
- Ну я же вижу.
- Это ты психуешь, а я сетую.
- Ни-ичего себе! Если ты так «сетуешь», то как же ты психуешь?
- Не желаю тебе это увидеть. Просто все очень плохо. Очень-очень. Они переписали условия контракта — экое свинство!
- Только и всего? Подумаешь…
- Это тебе «подумаешь», а для меня это — жопа! Вот сейчас ка-ак возьму, да ка- ак напьюсь, будут знать!
- Ты спокойно можешь объяснить, что случилось? Сядь и успокойся.
- Это ты успокойся, а мне нечего успокаиваться. Сегодня вдруг выясняется, что мой гонорар урезан наполовину. А я должен быть при этом спокойным?! Где моя «валерьянка»?
- Если ты ищешь коньяк, то он в кухне на полке.
- А почему он в кухне, да еще и на полке? Он должен быть всегда на видном месте. На прикроватной тумбочке, к примеру.
- Еще утром здесь не было прикроватной тумбы.
- Очень смешно! Значит, он должен быть в изголовьи дивана! Всегда начеку, готовый в любой момент придти на помощь. Коньяк быстрого реагирования- «КО. Б. Р»!
- И что теперь? Ты заберешь рукописи назад?
- Хреняк! Они уже запустили в печать. Теперь мне остается довольствоваться лоховским гонораром и строить смешные рожицы, изображая радость признания.
- Фи, и из-за этого ты так расстроился? Я испугалась, что произошло нечто из ряда вон.
- Ну конечно, по- твоему, это — ерунда? Все, теперь только по принципу «утром — деньги», ну а девушки — потом! Козлы!
- Но я же с тобой.
- Да, это единственное, что примиряет меня с жизнью. Ладно, фиг с ними. На вверенной мне территории объявляется запор и… ой, запой и минор! Зеркала укрыть черным, трусы и флаги приспустить, транслировать «Лебединое озеро»!
- А как быть с Пасхой?
- Какой Пасхой?
- Какой, какой — православной! Ты что, забыл? Завтра — Пасха, надо радоваться и целоваться.
- Думаешь, завтра хандра пройдет?
- Уже прошла.
- Иисус в Москве-с? Воистину в Москве-с!

***
- Ну и как тебя приняли на родине? Почетный караул, оркестр, петарды или банальный скандал?
- Мы просто не разговариваем — очень удобный способ не замечать друг друга. И ничего никому не надо объяснять.
- Мрачная семейка! Знаешь, на днях перечитывал Хэма — он шестьдесят лет назад все о нас с тобой написал. Я опписался от количества совпадений.
- А как меня звали?
- О, ты была баронессой, но очень легкомысленной: сегодня с одним, завтра — с другим. Правда, делала это очень красиво; твои любовники вовсе не обижались. Ну, может, чуть- чуть…
- Как ее звали?
- Брет Эшли. Звучит, да?
- Неплохо. А тебя?
- А меня скромненько так — Барнс.
- И что мы делали шестьдесят лет назад?
- В основном, пили до изнурения. С удовольствием и помногу. Слонялись по ночным барам и кабакам, ездили в Испанию на фиесту — в общем, все то же, что и сейчас, только в масштабах Европы.
- Ты любил меня?
- Тьфу на вас, леди Эшли! Шестьдесят лет назад мне на фронте осколком оторвало пиписку, поэтому сексом ты занималась с моими друзьями, а ко мне приходила всплакнуть и отлежаться. Я был твоей лучшей подружкой! Нехило, да?
- Угораздило же тебя. Слава богу, что твоя пиписка восстала из пепла и теперь ты — моя лучшая подружка, с которой я занимаюсь любовью. А что мы еще делали?
- Так, что еще? Тебе было 34 годика, но на корриде ты легко склеила девятнадцатилетнего матадора, публично бросив двух его предшественников — такая роковая страсть в твоем стиле. А мальчишку, между прочим, отпиздил, как попугайчика, твой любовник: он был боксером.
- Вот это мне нравится. А почему ты не вступился?
- Не переживай, меня тоже отпиздили, но не так интенсивно, как тореро.
- Невеселая история получается. А кем я работала?
- Приживалкой, как и сейчас. Правда, получала какую-то ренту из Англии, но в основном за счет очередной жертвы. Но опять же делала это так красиво, что всем тут же хотелось заплатить за тебя.
- И даже тебе?
- Мне — в первую очередь, ведь я — твоя лучшая подружка, чтоб ты была здорова!
- Ладно, я — содержанка, а ты где брал деньги? Не поверю, что пахал как Карло.
- Между прочим, я был редактором американского издания в Париже. На жизнь хватало.
- Вредная книжонка. И, конечно же, все окончилось трагически?
- Ну, если трагедией назвать инцидент с матадором, то — да. Ты вызвала меня телеграммой, потому что осталась без копейки.
- Неужели ты приехал за мной?
- А что делать, Пятачок, что делать?! Приехал, утер сопли, накормил, напоил, отогрел и увез домой.
- Да, жаль, что так получилось с… осколком.
- Надеюсь, время лечит.
- Вообще, все писатели — сволочи! Они пишут так, как им хочется, поэтому главный герой — всегда герой, а все остальные — в говне и шрамах! Ведь каждый авторишка ассоциирует себя с героем, правда? Ты точно такой же! Твои герои — копия тебя, а все женские персонажи — сволочи и потаскухи. И все, как одна, влюблены в нашего героя. А он, томно развалясь, позволяет себя ласкать, ведь так? Конечно, так! Ты и про нас пишешь в таком же стиле. А лет через шестьдесят кто-то прочтет эту книжонку и подумает: «Какой несчастный человек! Любит свою девушку, а она, как последняя шлюха, прыгает из постели в постель. Я не права?
- Если я когда-нибудь окончу наш роман, то обязательно дам тебе на редакцию. Все, что тебе покажется оскорбительным, вычеркнешь, идет?
- Давай прямо сейчас.
- Он еще не готов. Нужно время, чтобы все, что происходило с нами, было еще хоть кому-то интересным.
- Тогда я не доживу! Мы уже столько лет вместе, а роман не готов. Может, это и к лучшему, пусть наша история умрет вместе с нами? Не хочу, чтобы кто-то перед сном, зевая, копался в нашей жизни.
- Зря ты так категорично.
- С чего ты вообще взял, что наша жизнь может быть кому-то интересна? Что в ней особенного? Банальный треугольник — ничего романтического. У каждого в жизни случается подобное.
- Может быть, только не каждый способен рассказать об этом честно, без сглаживания углов и сопливых эвфемизмов.
- Опять умные словечки! Ты можешь изъясняться по-русски?
- Это когда шлюху называют «бедовой девчонкой», а мой образ жизни именуют «рассеянным». Как тебе больше нравится?
- Мне все нравится. Все, что происходит с нами.

***
- Ты замечал, какие глаза у бродячих собак? Очень грустные и умные, а у котов – хитрые и нахальные. Кошек вообще терпеть не могу. Кстати, почему у тебя в доме никто не живет?
- Мне с головой тебя хватает. Тем более, за тобой не надо ухаживать: ты с голода не помрешь. С собакой еще гулять надо два раза в день, прививки там всякие, ошейники. Мне некогда.
- Конечно, ты же занят только собственной персоной! Все, что отвлекает тебя от высокого — низко! Даже я, да?
- Когда ты хандришь, то — да, а так — нет. Зато тебя не надо выгуливать — ты мочишься под себя.
- Вот, хам!
- И еще ты неплохо пахнешь для домашнего животного, поэтому из всех я выбрал женщину. Желательно замужнюю, чтобы не было гемора с ЗАГСом, с детьми, ну и там всякие ювелирные пакости.
- Как нормальный мужик может столько прожить, ни разу не женившись?! Что-то тут не так. Я читала, что бобыли раньше умирают.
- Этот бред могла придумать старая дева в отместку за свое одиночество. Лично я не чувствую себя обделенным женским вниманием, а «прелести» семейной жизни у меня постоянно перед глазами. Представляю: если бы у меня была жена, которая периодически исчезает на несколько дней к своему любовнику. Хорошенькая перспектива!
- Во-первых, не все женщины такие, есть и домоседки, к тому же преданные. Я — неудачное исключение из правил семейной жизни, потому что… сам знаешь.
- Знаю, знаю, не обижайся. Ну, подумай, куда мне еще и жена? Как бы ты себя чувствовала, если бы я был женат?
- Я бы?! Я бы убила ее, потом тебя, а потом… все были бы довольны.
- «Леди Макбет Мценского уезда». Давай обойдемся без криминала. Да и вообще, легче быть одному и в одиночку выходить из окружения. С обозом не выйти — накроют. К чему ты завела этот разговор? Надеюсь, ты не хочешь за меня замуж?
- Хочу, но ты никогда не предложишь, ты — трус!
- Приехали, Ал-леша! Новые интонации…
- Я пошутила, не бойся. Очень мне нужен такой муж, у которого двести дней в году не бывает денег. Ты и себя не в силах прокормить, не то, что семью. Муж должен быть сильным и надежным, ну а… любовник, тот может быть «рассеянным».
- За такие разговорчики тебя надо сослать на сто первый километр. Прямо сейчас. Выматывайся! Давай-давай, вымогательница!

***

- Что новенького? Чего такой радостный?
- Так, с сегодняшнего дня обращайся ко мне на «вы» и шепотом: перед тобой стоит первооткрыватель принципа «Зеркало зеркала»!
- Как-то мудрено.
- Н-да, не для среднего умишки. А на самом деле тотальность моей теории делает бытие невыносимо легким, примиряет его с сознанием и, вообще, примиряет все со всем!
- И для этого ты разбил в ванной зеркало?
- Любая теория требует опытного подтверждения, так что зеркало — полная фигня в сравнении с масштабами и последствиями. У тебя есть в косметичке зеркальце?
- Есть, но… для опытов я его не дам.
- Жлоб. Оно и понятно! Не буду я разбивать твое пропахшее снобизмом зеркальце. Дай, я покажу тебе сам принцип. Да дай ты его, не боись!
- Я предупредила: оно не для полевых занятий.
- Да за такие слова ты будешь распята Вечностью! Вот, смотри — целое зеркало?
- Мое, к тому же.
- Твое, твое. Что ты в нем видишь?
- Как что? То, что в нем отражается.
- Сейчас в нем что отражается?
- Я… отражается… юсь…
- Не самое подходящее отражение. Словом, отражается нечто цельное, неделимое, верно? Ну, соглашайся быстрее, тупица!
- Н-ну, и что?
- А ничего. Теперь разобьем зеркало.
- Только не мое, я же просила!
- Забери ты свое сокровище. Все, что надо, я уже разбил — смотри. Казалось бы: разбитая на части реальность должна состоять из фрагментов, верно?
- Ну да.
- Ан — нет! Теперь каждый осколок отражает отдельную реальность. Посмотри в любой осколок.
- Нельзя, это нехорошая примета. Смотреться в осколки разбитого заркала — значит, привлечь беду!
- Телячьи нежности! Смотреть можно во что угодно, в том числе и в зеркало. Ну, смотрись!
- Сам смотрись. У тебя обострение шизофрении. Я даже читала, что весной многие болезни обостряются.
- На фоне тотального отупения пусть хоть что- то обостряется. Но смотри, даже если сложить все осколки вместе, даже если их склеить, то все равно они уже не составят целого. В лучшем случае мы получим мозаичную картину мира. Но это уже не будет тот мир, который отражался вначале! Доходит?
- Не слишком. Ты, главное, не волнуйся, спокойнее.
- Я не волнуюсь. Таким путем мы получаем что?
- Что?
- Универсальную множественную систему! Понимаешь? Ладно, молчи, попробую объяснить по-другому. Стоит дерево, на него смотрит пять человек. Сколько в этот момент существует деревьев? Ну, говори наобум.
- Одно?!
- Понятно… Их существует пять! Пока на дерево никто не смотрит — оно не существует, а если наблюдателей пять, то и деревьев пять! Но если один наблюдатель будет смотреть в разбитое склеенное зеркало, то он увидит тысячи деревьев — и так до бесконечности. Словом, не сильно напрягаясь, я могу многократно умножать мир! И он будет таким же реальным, каким его создал Тот, с нимбом! Сечешь?
- Мне почему-то захотелось кушать.
- У женщин всегда так: как только они сталкиваются с новой непонятной информацией, им тут же хочется кушать, какать или трахаться! А вот Рене Магритт на картинах изображал обратное: отражение, разбитое на части, навсегда запоминает только свой фрагмент. Этим я отличаюсь от Магритта. Ладно, с тебя довольно, ты и так зеваешь.
- Ты думаешь, я тупая?
- Не только ты, все женщины и подавляющее большинство мужчин хотят в таких случаях кушать и спать. И только мы вдвоем не спим: размышляем, сравниваем, моделируем, испытываем...
- А кто вторая?
- Второй. Тот, который с нимбом. Ладно, идем, я тебя накормлю.


Теги:





3


Комментарии

#0 11:28  17-05-2013Raider    
ах, ну какая же опять нудятина, боже ж ты мой...
#1 13:39  17-05-2013Бабанин    
"ах, ну какая же опять нудятина"



Жизнь с женщиной - это и есть нудятина. До того момента, пока... Пока не началось.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
01:53  22-01-2018
: [6] [Графомания]



Распрямив крутые плечи
И прищуря левый глаз
От небес неподалече
Человек смотрел на Марс.

Вдруг мечтают марсианки
Встретить пленника пурги
И связать носки теплянки
Для залётного легки.

Время всё таки проходит,
А вокруг одна земля
Вот бы жизни на исходе
По планетам попетлять....
14:08  20-01-2018
: [10] [Графомания]
Едва сказать успеешь «амен»,
Уловлен будешь ты в сети
Греха.
И душу, словно камень,
Ты будешь на гору нести.

Путь до вершины долог, длинен,
И не имеешь права спать.
Но миг – и ты на дне долины,
Чтоб камень вверх катить опять....
02:39  20-01-2018
: [6] [Графомания]
Я вспарывал землю лбом,

На ты был со стужей,

Столько швов на мне , пломб,

Душа моя, промерзшая лужа,



Столько кожа не стерпит,

Лопнет словно бумага,

Листа осеннего трепет,

Солнца зимнего брага,



Ничего не забыть,

Ничего не отнять,

Тишиною завыть,

Да где ж ее взять,



Да где же убогому,

Найти свой приют,

Столько шума вокруг, гомона,

Облака

скалятся, корчатся ,...
00:36  18-01-2018
: [11] [Графомания]
Валентину весело у Машки
Каждый вечер трескать пироги.
Молоко налито в белой чашке
И попробуй котик убеги.

Сам то он наверное не белый
И пушистый как сибирский кот,
Но рукой всё гладит загорелой
Лишь его стряпуха целый год.

Спросит,-Ты наверное устала,
Прежде чем ласкаться до утра....
Качает лодочка озябшими бортами,
Ведут нас морем, словно лошадь под уздцы.
Смеются чайки беззастенчиво над нами,
Да на погонах вертят дырки погранцы.

Их старший, с кортиком, как пёс цепной неистов,
Такому крикнуть бы: Послушай, капитан!...