Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Настоящий Томас Джефферсон

Настоящий Томас Джефферсон

Автор: 4-Q
   [ принято к публикации 19:47  19-05-2013 | Юля Лукьянова | Просмотров: 474]
Спокойные шаги третьего президента Америки покрывали мокрую от дождя моржовью кожу асфальта. Солнце зажабилось под серой пленкой, а
машинные фары вырывали разбитую морось из умыкавших от старых краснокирпичных зданий утренних теней. Листья толпились под кронами и гудели продувным шелестом,
словно помехи в эфире., вдалеке трясся трамвай. Томаса грели мысли о том, что прийдя домой он отдаст верхнюю одежду жене и уйдёт на кухню, — Марта развесит его мокрые тряпки на бельевых веревках, пока он будет приставать к темнокожей гувернантке, стягивать с себя майку и целовать ее глупые пухлые губы. Влага невидимой мошкарой липла к лицу и волосам, Томас пробежал половину дороги навстречу мигающему светофору., поздоровался с бродячим псом чау-чау, а после по выгнутым цементным зубам лестницы проскочил к собственной квартире.
Жена получила рубашку, пальто и штаны; Джефферсон затолкал гувернантку в кладовку, на ящики с мягким хламом вроде обуви, ковров, курток, еды для моли, и Салли размазывала по его бледной шее громкое дыхание. Господин, в духовке, нужно проверить пирог.

В какой-то момент Марта зашла в ванную, крутанула ручки крана и заплакала. Чуть позже она одернулась, посмотрела на дверь и дернула щеколду, чтобы запереть себя изнутри., убавила напор в кране. Ее тихое повизгивание рассекало воздух, отражалось от кривых стен и глухим стеклянным всплеском уходило в вентиляционную трубу. Сосед сверху сидел на унитазе и сосредотачивался на чем-то большом и неудобном, вылезающим из его волосатой задницы.

Уф, что не так у этой женщины?

Снаружи
распускался день, ветер осел к обочинам и изредка ворчал, если мимо проезжали люди. Деревья

сочились равнодушием. Старая ветка мокрой липы смотрела в окно квартиры Джефферсонов, где за небольшим круглым столиком муж с женой разделяли трапезу.

из стен торчали обои:
голубые полоски, красные цветочки и белые полоски,
а в потолке рдело рыжее гнездо люстры и выкидывало плохой свет на пышный пирог, пышные формы Марты, на колючую бороду Томаса Джефферсона, умявшего большой кусок. Локти стучали по краю стола.
- Марта, ты что-нибудь слышишь?
Марте пришлось вынимать взгляд из прострации, прежде чем ответить.
- что ты делаешь?
- снимаю с тебя штаны, Энди, я всю жизнь пытаюсь доказать, что ты неправ.
- Да, Том, похоже на чью-то беседу.
Президент свел брови в попытке нахмуриться: «Звуки доносятся из шкафа?»
- и? дальше?
- мы будем сидеть здесь, без штанов, а потом посмотрим кто кого трахнет
- Действительно. — Ответила Марта и подхватила розовыми губками кусочек пирога.

- Позови гувернантку. — Отозвался президент. — Пусть заберет своих детей.

Гувернантка, «хвастаясь» плоскостопием, прошлепала к шкафу., поразглядывала полуголых детей, что сидели с подмятыми под себя ногами и брюками прикрывали гениталии.
- Госпожа, этот ребенок не мой. — Салли ткнула в зажмурившееся уродливое лицо. Затем схватила второго ребенка за волосы и утащила из комнаты.
Марта и Томас отвернулись от пирога.
- Как тебя зовут, малыш?
Парнишка потупил взгляд на ржавоцветное гнездо люстры.
- Энди, сэр.

Энди остался у четы Джефферсонов на три дня, пока сын гувернантки Салли его не зарезал. Томас Джефферсон работал в ночную смену, он приносил в дом нагнетающую атмосферу, хватал Салли,

всегда хватал Салли, относился к ней со злым пренебрежением.

Марта впивалась плачем в стены, похмельный мужик, сосед сверху, слушал ее тошнотворные стоны. На второй день, когда кончился дождь, она поцеловала Энди, спросила — почему дети нашей гувернантки тебя не любят? Энди притворился, что не расслышал вопроса, и тогда Марта снова его поцеловала.
- Я сегодня не буду плакать.

кукушка лизала небо, ветер обкрадывал воздух

Солнце светило в полную силу, швыряло на землю жар, яркость.
- я очень боюсь смерти.
- о, да.
Энди перерезали горло, оторвали веки и серой пластинкой лезвия сделали насечки на глазах. На следующий день снова пошел дождь, и всё вошло в прежнюю череду, — разве что куда-то ушел бродячий чау-чау, и Томасу Джефферсону стало не с кем здороваться, перед тем как войти в жуткий подъезд своего дома.


Теги:





1


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:57  19-11-2017
: [0] [Х (cenzored)]
*посвящается поэту-байронисту, романтику и декабристу
Александру Бестужеву-Марлинскому

Он просил у вас хлеба,
а вы дали ему камень...
Потому то я к бабам
не хожу с цветами...

Я несу бабам деньги
Я несу бабам хавку
На....
08:05  18-11-2017
: [11] [Х (cenzored)]
...
10:12  17-11-2017
: [0] [Х (cenzored)]
Есть у вас по солнцу наработки?
Надо полнить тощую казну
Пусть не скачет зряшно от Находки
Одичавшей антилопой гну.

Для себя должны мы выгнуть право
Продавать его весёлый свет,
Вдруг да рухнет русская держава
И совсем развалится бюджет....
10:11  17-11-2017
: [4] [Х (cenzored)]
Ломанулась к чертям, посылая по доброму осень.

Подмигнув фонарям, листопадом припудрила носик.

Звезды, словно на мед, налетели с окраин вселенной,

Пробурив небосвод, задождили фатальной изменой...

Каблучком приколю пожелтевшие ревностью лица....


Грозен, страшен горизонта
Поэтического вид –
Со времён Атиллы гуннов
И Чингиза, словно бич,

Орд «Ежей» поход по сайтам,
С диким кличем голося,
На читательские массы
Налетает, ум разя.

Сонм поэтов одряхлевших
Совещается зазря:
«Старый чин благоговейно
Возвернуть опять пора»....