Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Пациент скорее жив

Пациент скорее жив

Автор: Магадан
   [ принято к публикации 23:31  02-07-2013 | Юля Лукьянова | Просмотров: 1039]
— Что ты пил? Ты употреблял что-то? Наркотики, алкоголь? Отвечай! Я должен знать!
Я не могу говорить. Холодно. Лежу на чем-то твердом. Еду вперед головой. Лампы меняются на потолке, бьют по глазам. «Почему ж так холодно?». Ног не чувствую. Страшно умирать.
— Я чай пил. Китайский. Пуэр. Ничего такого, пост же сейчас, — я все с трудом сказал, стуча зубами.
Суета вокруг. Сердце выпригивает из груди Я отчаянно цепляюсь пальцами в каталку, пытаюсь остановить озноб.
— Ты меня слышишь? Главное дыши! Обязательно дыши!
— Пульс сто двадцать, параксизмальная тахикардия началась, готовьте АТФ, — крикнул кто-то нервным голосом.
Я судорожно цепляюсь за память чтоб не потерять сознание. Надо не забывать дышать. Восстанавливаю порядок действий. Все кусками, обрывками. Я не собирался тут оказываться. У меня столько дел еще. Я больше никогда на желтый, клянусь. Сильно режет в боку, сжимаю зубы, чувствую как делают укол. Я теряю сознание, дальше пустота.
Все тогда уехали из города. Праздники, погода красивая стояла. С девушками своими, к девушкам своим. Я остался один. Не люблю я этого. Боюсь себя. Вот и натворил дел.
Даже глаза мне не надо было открывать чтобы понять, кто здесь. Настя приехала. Пришла проведать. Ну теперь я точно быстро поправлюсь. Кровать такая мягкая и воздух такой свежий тут. Все так красиво наверное будет, когда я глаза открою. Большие окна, солнце в них будет светит, фрукты в корзине, цветы на подоконнике живые. И Настя рядом, за руку держит, по волосам гладит. Идеальная такая, как всегда. Платье, лицо такое правильное, как с картинки, волосы длинные. Грустит. Привык я к Насте.
— Ты как милый? Я так люблю тебя, места себе не находила, примчалась как только узнала.
Смотрю на нее внимательно, узнаю конечно, давно не виделись. Солнце сквозь шторы играет лучами в новом камне на ее шее. Красиво, камень красный.
— Я нормально, немного отлежусь и уеду отсюда. Подустал я. Отосплюсь немного.
— Да, тебе надо отдыхать, мой родной. Ты ж такой большой и сильный. Тебе надо много сил.
— Большой и сильный говоришь…
Как-то докторов не видно, медсестер, никаких капельниц, только просторная красивая светлая палата. И мы вдвоем, Настя в халате и бахилах. Любит стерва маскарады.
— Ты откуда узнала, что я тут?
— Ты звонил мне ночью, забыл наверное, ты так возбужден был. Опять вспоминал все, что случилось.
— Я звонил? Я не мог, я же обещал себе, больше никогда.
Отворачивюсь к окну. Там явно весна. Вспоминаю как мы с Настей были на островах. Свадебное путешествие. Медовый месяц. Фальстарт совместной жизни. Бунгало на берегу, полный бар рома и ликеров, чревоугодие и узаконенный блуд. Никаких мыслей, никаких новостей. Прибой подкатывал прямо к ногам там с легкой пеной. Эспрадрильи, белые одежды. Я бросал куски белого хлеба в прибрежный воздух. Кормил чаек влет. Мне нравится кормить животых — чувствуешь себя человком. Настя бегала по линии прибоя с фотоаппаратом, снимала меня, чаек, пальмы и кокосы. Счастливая как ребенок. Я потерял голову. Оставалось у нас еще 5 лет.
— Как ты себя чувствуешь? Болит? — спрашивает меня моя бывшая жена.
— Я себя не чувствую. Это все из-за лекарств наверное.
— Теперь без лечения уже не обойтись, — сказала Настя, примерив маску милосердия.
Я как-то не настроен на беседы с ней. Лучше просто молчать или спать. И чтоб свет выключили снаружи. Она плачет. Даже плачет красиво, как-то эффектно, чувствешь себя героем кино. Приятно. Тешит больное эго. Надо быть бдительным, не начать ее жалеть, иначе я пропал. Все пропало…
Я помню как было все совсем наоборот снежной зимой. Дальний корпус городской больницы, палата в терапии, страх, мое бессилие, еще и электричество отключили. И я совсем здоров. Настина рука такая гарячая в моей руке, я держу ее нежно, осторожно. Кулак второй руки сжимаю до хруста, давлю свою слабость. Ненавижу себя. Бабуля смотрит на нас заплаканными глазами с соседней койки. Эпидемия гриппа. Паника в городе. Лекарство из Москвы передадут только завтра. Доктор будет утром, если будет утро. Скорее бы утро.
— Алло, пап, я у Насти в больнице. У нее грипп с пневмонией. Как в по телеку показывает, сейчас же эпидемия. Тут в отделении нет никого. Найди нам врача. Дяде Игорю можно позвонить?!
— Он проблемами твоей личной жизни занимать не будет. Он занятой человек, — холодно ответил мой старик.
— Пап, тут даже света нет. У нее температура под сорок. Что делать?
— Молитесь Богу и ложитесь спать.
Я ложу трубку. Ничего нового. Мы все в это мире просто гости. И я молился, как законченный атеист, неумело и меркантильно. В пустом приемном покое. Молился, чтоб болезнь отступила, чтоб жена быстрее поправилась. Чтоб проводник передал нам тамифлю, а доктор не застрял в пробке. Чтоб она немного хоть поспала. Просил нам преград в жизни по-меньше. И еще молился, чтоб самому не слечь, иначе вообще конец.
— Даня, у меня ребенок будет, я беременна, — сказала Настя, убив мою ностальгию.
— От Савчука? Или еще от кого-то?
— От Вани, да. Он мне предложение сделал, его родители багословили нас. Красиво так.
— Я вас тоже благословляю. Дети – это отлично. Может умерит твое эго, — сказал я сквозь зубы. Смотрю на нее. Играет свою жизнь, как роль в сериале. Надо грустить — плачет, надо веселиться — смеется. Ни с кем не считается.
— Как родители твои?, — перевожу тему я
— Впорядке, спасибо. Папа открыл новый филиал. Мама только вернулась с Санторини. Счастливая такая.
- А помнишь как на даче у тебя жили? Стейки жарили на костре. Пили вино. Море в двух шагах. Я на гитаре Кузьмина пел.
— Ага, и матрац надувной вместо кровати на полу, — с улыбкой сказала Настя.
— Да, были времена. Не вернешь. Жалко.
— Мы были бедные, я больше так не хочу, — уверенно отвечает моя бывшая.
— Мы не были бедными, у нас просто денег не было.
Я начинаю уставать. Терять нити. Так и не смог пошевелиться за время нашего разговора. Она бросила взгялд на часы. Третий раз вибрировал ее телефон. Всем пора. Прощаемся. Я вспоминаю, как все закончилось в нашем браке.
Я тогда вернулся пьяный с вечеринки. В ее квартиру. Долго сидел на кухне, пил чай, курил в форточку. Потом все-таки решился, почистил зубы и прошел в спальню. Запнулся об чашку у кровати на полу. Хотел раздеться бесшумно. Запутался в штанинах, в пуговицах рубашки. Лег, обнял Настю. Она спала. Уже пол-года с другим. Ваней Савчуком – директором турагенства. Я пил все эти месяцы. Трусил уйти. Незаметно уснул.
Я так и не смог вспомнить что мне снилось в ту ночь. Пробовал много раз. Но я проснулся посреди темноты, абослютно счастливый. Я ощущал такой трепет и тепло. Я защищал собой и обнимал женщину всей своей жизни. Поцелвал в затылок. Прижал к себе покрепче. Вдохнул запах волос и духов.
— Спи, Марночка, все хорошо. Я люблю тебя, — в пол-голоса проговорил я.
Оцепенение. Трезвость. Я принял спросонья Настю за другую. Свою первую любовь, школьную. Встретил той ночью в городе. Мы проговорили всю ночь. Напились. Ехали в одном такси домой. Я снова почувствовал силу.
Настя наверняка уже ушла. На столе остались уверенные артефакты ее присутствия. Букет полевых цветов, корзина фруктов, бутылка минералки. Все как с картинки в журнале. Пусто и очень бело вокруг. Свет теперь попадает сквозь шторы. Я и больше никого. Мой телефон на прикроватном столике зазвноил, я как-то легко и непрнужденно до него дотянулся. Сообщение. «Ты как?». Отправитель – Марина. Я улыбаюсь. В этом «Ты как?» я нахожу много для себя. Питаю надежды. Без дрожи и тремора набираю «Привет. Все хорошо. В какой-то больнице. Иду на поправку». Отсылаю и больше себе не принадлежу. Я принадлежу ответу. Я буду ждать этих букв, ждать, думать, гадать. Ответ пришел быстро. «Я смогу заехать только завтра к вечеру, извини, куча дел». Ты ожидал что-то другое? Ты думал она примчится? Ты же давно все уже знаешь сам. Ей просто иногда с тобой удобно. Чтоб не быть одной, пока не появился очередной единственный. Отпусти. Не держи. Не зови. « Не надо приезжать, я не в товарном виде», — набрал на экране я. Отправил. Надеюсь, она поступит наоборот.
Так было всегда. Ты не сможешь здесь что-то поменять. Для нее ты навсегда останешься тринадцатилетним мальчиком, который совсем ей не интересен. Лишь однажды ты бы очень близко к Марине. Студентом, в Крыму на мысе Меганом. Еще до Насти, брака, кризиса. Мы жили в палатках на пляже, пили местное вино, купались ночаvи. Группа студентов, все свои. Шестеро друзей. Серега потом женился на Ане. Андрей стал автогонщиком. Маша вышла за турка, по любви. Я и Марина.
Мы сделали солнечные часы на песке. Полоска тени меняла камни, Земля вращалась вокруг Солнца и мы вместе с ней. Помню к вечеру мы развели костер. Я рубил дрова, жарил мясо на шампурах, старался. Портвейн Массандра, все кругом у костра, планы на будущее. Я взял ее за руку, она не отняла. Люблю это вспоминать.
«Ок, навязываться не буду», — развеяла мои страхи Марина. Она не прийдет. Так мне и надо. Надо набраться сил. Дальше мыслей не было…Провал.

- Так, вот, я ее значит усадил сверху, таксисту говорю, чтоб он за дорогой следил и тут такое началось. Платьеце короткое, я весь заряженный, музыка ревет. Сделал я ее!
Я узнаю голоса. Это Антон, а с ним Сережа и Алик. Друзья мои. Самые-самые. Вроде сплю, а вроде уже все слышу.
- У меня тут тоже история была. С такси связаная, — Серега начал рассказывать. Он мастер историй городских.
— Моя где-то пропадает пол-ночи. Телефон молчит. Начало второго. Я на нервах.
- Скажи прямо – на стакане ты, — перебил его Алик.
— Ну выпил немного. Названиваю. Не берет и все. Думаю – опять загуляла. Час, два, три. Наконец дозвониваюсь – берет трубку, там шум, музыка, стаканы звенят, мужик какой-то продолжает ей что-то говорить. Узнаю, она в ресторане Петрович, знаешь, который возле Набережной?
— Это там где Саню встретили на 23 февраля и пели краоке? — сказал Антон
- Да, там! Я кароче бысто одеваюсь, выбегаю на проспект и лавлю машину. Сажусь, называю адрес – едем. А водила такой спокойный попался, музыка играет класическя, курит неспеша, а я весь на нервах. Думаю, сейчас ты мне попадешься, дешевка. Он мне тогда говорит: «Ты чего нервный такой?». «Жену еду забирать из ресторана, шляется с коллегами-пидарами. Достала», — коротко я ему ответил. Злой уже был. Он посмотрел на меня внимтелно и ответил:
— Ну так если с педерастами, то не страшно, молодой человек – монотонно передал голос таксиста Серега.
Комната залилась смехом. Алика аж пополам сложило. Кажется, даже я смеялся. Хохот нереальный. Мы дружим лет десять. Антона и Серегу я вообще с раннего детства знаю. Алик – однокурсник мой. Пришли проведать. Поддать жару.
Я едва приоткрываю веки. Молчаливый свидетель. Стемнело уже. Ни часов не стене, ничего не понятно. Как в казино.
- У тебя хоть кураж есть, гоняешься, ищешь ее. Интерес какой-то. Моя только дома сидит и названивает мне постоянно. Ты где? Ты с кем? Когда будешь дома? Мне вечно попадаются бабы с манией преследования, — в продолжение темы сказал Алик.
— А мне алкоголички, — с смехом сказал Антон – Кому чего не хватает.
— А Даня вон выбирает с манией величия. Помните как Настюха ему галстук подарила на день рождения? Приехала за час до конца праздника, выпившая, вручила галстук. Как ни в чем не бывало. Не дай бог такую жену. Точно никогда не женюсь – продолжил Антон.
— Я кстати потом в этом галстуке на собеседование ходил, нормльный такой галстук, мне еще повышение дали — со смехом сказал Серега.
- Повышение ему дали. Ты кроме галстука хоть что-то одел на встречу с начальницей? – спросил Антон.
— Костюм одел. Да пошел ты! Работу сначала найди, умник! – ответил Серега.
Устроили тут балаган. Шутки шутят. Думают что я сплю. А я ве слышу и наблюдаю. Хорошо, что больше никого нет. Не дали бы покоя.
- Как тебя так угораздило? – спрашивает Сережа.
— Не фарт, светофор не проскочил — отвечаю я. Жмурюсь от досады.
- Даня, ты тут как в санатории устроился! Не задерживайся надолго. Мы ж тебе билет на матч с Баварией взяли. Хорошие места.
Я киваю. С ними мне лучше, чем без них. Так было всегда. Надеюсь, так и дальше будет.
— Нам двигать пора, заедем еще, выздоравливай братец — сказал Алик..
— Медсестричек присмотри мне – добавил Антон.
— Держись тут.
Улыбаюсь.
- Берегите себя, парни – говорю. Спасибо, что пришли. Отключаюсь.
Открываю глаза. Свет режет. Жарко. Душно. Не так как раньше. Сухо во рту. Руки и ноги на месте. Живой. Точно живой. Смотрю по сторонам. Кровати, штук шесть, везде люди. Мужчины. Разный возраст. Подымаюсь в кровати. Пахнет кислым. Пытаюсь говорить, не сразу удается:
— Мужики, где я?
— БСП, больница скорой помощи. Тебя два дня назад после аварии привезли. С осколком в боку. Ты все это время без сознания пролежал. Говорил что-то, бредил, руками махал, — сказал бородатый сосед по палате. Стены были бледно-зеленые, окна маленькие, часы над дверью показывали начало третьего. Светло – значит дня.
— Пить, очень хочу пить – говорю, смотрю на тумбочку у кровати – там пусто. Я в какой-то пижаме.
— На вот возьми воды, мне дочка принесла, а пить много нельзя – сказал сосед.
— Спасибо, отец.
Я пью жадно. Жажда, обезвоживание. Высох. Теперь снова состою из воды. Значит живу.
— Тише-тише, не увлекайся, потихоньку. Желудок же отвык.
— А куда передачи мои спрятали? – спрашиваю я.
— Не было никаких передач, сынок.
— Ко мне же приходили, жена, друзья…телефон тут лежал мой..
— Никто к тебе не приходил. Ты бредил все время. Ворочался. Плакал, смеялся.
— А как же я… кушал и в туалет ходил? – я в недоумении. Старик потупил глаза.
— Сестричка с отделения дежурная ухаживала. Ты у нее в бреду тарелки выбивал, катеторы вырывал, материл ее, Настей звал — сказал лысый мужик с кровати у окна – я б такому как ты в армии сапогом в голову заехал.
— Перестань, Ярослав. Он под наркозом был. И хуже бывает. Вот твой телефон – у меня в тумбочке – говорит бородатый сосед справа. Дает телефон.
Я смотрю на экран. Нет пропущенных. Нет входящих. Никто не писал. И не приходил. Это был бред. Каллейдоскоп галлюцинаций. Дверь открылась. Зашла невысокая девочка в белом халатике и чепчике.
- Так мужчины, меряем температуру! О, вы очнулись. Больше не будете драться? – сказала она с улыбкой мне.
— Извините. Обещаю. Простите!
— Верю! С вас шоколадка – сказала она – меряйте температуру. Улыбнулась. Лицо светлое, глаза ясные. Волосы русые в косичку.
- Вам сильно повезло, вы знаете? – говорит она мне.
— Знаю, непонятно только зачем?!
— Я что зря старалась?! Чтобы жить, любить, детей растить – сказала медсестра, открыв шторы и окно. Свет залил палату. В окно подул свежий воздух. Я вдохнул, улыбнулся пересохшими губами. Ну что ж, значит надо жить!


Теги:





2


Комментарии

#0 11:44  03-07-2013Игорь Домнин    
Недурственно! Более чем...
#1 12:14  03-07-2013Дмитрий Перов    
да, очень неплохой рассказец, в общем понравилось

только вот написан адски небрежно. что это за хуйня, автор? нельзя так к читателю, ну
#2 12:16  03-07-2013Григорий Перельман    
запутался я в именах и вообще всё путано
#3 12:23  03-07-2013Вита-ра    
начала считать количество "Я" с большой буквы, потом я" маленькие (вот больше мне делать нечего ггг , но в глаза же бросаютца
#4 12:51  03-07-2013Ева    
Я довольна.
#5 15:34  03-07-2013Магадан    
Согласен с замечанием про небрежность. Разбогатею-найму корректора.

Григорий Перельман - Имена вообще дело условное. особенно для мужика!
#6 14:33  06-07-2013Лев Рыжков    
Да, неплохая концовка. Новое измерение тексту добавляет.

Буквы все время в слвах кда-то пропдают. За это порицаю))

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
00:36  18-01-2018
: [11] [Графомания]
Валентину весело у Машки
Каждый вечер трескать пироги.
Молоко налито в белой чашке
И попробуй котик убеги.

Сам то он наверное не белый
И пушистый как сибирский кот,
Но рукой всё гладит загорелой
Лишь его стряпуха целый год.

Спросит,-Ты наверное устала,
Прежде чем ласкаться до утра....
Качает лодочка озябшими бортами,
Ведут нас морем, словно лошадь под уздцы.
Смеются чайки беззастенчиво над нами,
Да на погонах вертят дырки погранцы.

Их старший, с кортиком, как пёс цепной неистов,
Такому крикнуть бы: Послушай, капитан!...
09:06  15-01-2018
: [13] [Графомания]
В старом буфете за пачками с чаем,
В древнем кувшине, покрытым золой,
Ты обнаружишь, явно случайно,
Спрятанный кем-то один золотой.

В руки возьмёшь и на нём прочитаешь:
"Тот золотой ты отдай бедняку".
Надпись прочтёшь и потом зарыдаешь:
"Нет, ни за что я отдать не смогу!...
00:35  15-01-2018
: [54] [Графомания]
Сегодня Миронов испытывает уверенность в собственных силах. Потому что умеет договариваться с руководством, выбивать деньги из спонсоров и даже переваривать критику коллег по цеху научился.
Он подходит к окну, как обычно, чтобы проследить за Аллой....
10:01  10-01-2018
: [12] [Графомания]
Ищет выход маргинал из системы-матрицы
Надоело быть просто бройлерной курицей
Ампулы в кармане – наивный анальгин
От похмельных болей против ранних седин
А с книжной обложки по-доброму щурится он
АЛЕКСАНДР ШУЛЬГИН!


Ищет секса домосед, не выходя на улицу
Он на сайтах мачо-мэн, а по жизни – сутулится
Гомофоб он-лайна до икоты и слез
Любому гею на словах готов сломать нос....