Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Не говори, что наша встреча случайна...

Не говори, что наша встреча случайна...

Автор: вионор меретуков
   [ принято к публикации 16:10  27-10-2013 | Гудвин | Просмотров: 546]
… Я расплатился, и мы, обогнув собор, вышли на набережную. Быстро темнело. Мимо дворцов дожей, мимо старинной тюрьмы, мимо отелей, по горбящимся, изнывающим от векового напряжения, мостикам, перекинутым через издыхающие при впадении в залив каналы, мы подошли к причалу. Я купил два билета на пароходик, не спросив, куда он направляется и когда вернется назад. И вернется ли вообще...

Прогулочный кораблик, как морская рабочая лошадка, ярко светя перед собой прожектором, не торопясь, пересек залив, вошел в широкий канал и, грохоча древним дизелем, упрямо и уверенно двинулся по нему навстречу сгущающейся темноте.

Мы с Диной стояли на палубе, ближе к носу кораблика, прижавшись друг к другу, как молодые влюбленные. Пьянящий запах свежескошенной травы долетал до нас с близких берегов, напоминая о детстве, когда отец на даче резал привезенный из города арбуз...

Свежий, почти холодный ветер, пронизывал нас насквозь и заставлял прижиматься друг к другу все тесней и тесней. Нас окружала тьма. Прохладный арбузный запах травы пьянил...

Я поцеловал Дину в теплую голову, ощутив на губах медовый вкус ее волос...

«Единственная река, которая течет против Леты, река воспоминаний». Довлатов.

Неужели, чтобы почувствовать – пусть на мгновение – вкус к жизни, надо всего лишь взять билет в оба конца?

… Мы вернулись в Венецию уже ночью.

… Воздух этого волшебного города заражен ядом романтической любви. Попадаешь в Венецию – и ты пропал. Здесь ты не можешь не влюбиться. И не важно, что твоя первая любовь осталась в далеком прошлом, а сам ты телом похож на поставленную стоймя раскладушку, на которую надеты брюки, рубашка и туфли.

Я подозревал, что, покинув Венецию, расстанусь и с тем чувством, которое начал испытывать к Дине.

Мне не хотелось торопить события. Но в Венеции надо либо жить, либо – уезжать после двух-трех дней, чтобы город не наскучил тебе, а остался в памяти как светлое, сентиментальное воспоминание.

Эти два-три дня прошли, и я стал тяготиться Венецией. Я не хотел быть вечным туристом, навсегда прикованным к древним камням, дворцам дожей и каналам с беспрестанно снующими по ним гондолами. Надо было уезжать. Но куда? Разве везде не одно и то же?..

Меня приводила в трепет мысль, что завтра я проснусь и не буду знать, чем занять себя до вечера, когда можно будет хотя бы напиться.

Я смотрел на Дину, заглядывал в ее зеленые глаза, в которых уже не было прежнего блеска, и понимал, что и она погружается в сходное настроение.

Иногда Дина уходила гулять одна. Я валялся на диване и пустыми глазами смотрел телевизор.

… Мы сидели в маленьком открытом ресторанчике на набережной у Большого канала и пили шампанское.

— Тебе не кажется, что мы знакомы много лет? – спросил я.

— Не знаю… – рассеянно ответила она, рассматривая разложенный на столе план города с историческими достопримечательностями. – Мы еще не были в музее Дворца дожей и галерее Академии. Пойдем завтра?..

Я повертел сигарету в пальцах и, сдерживая раздражение, отчеканил:

— Я не могу, как те туристы, которые превратили увлекательные путешествия в профессию и исколесили на старости лет полмира, бегать по музеям и фотографироваться возле каждого вытесанного из мрамора древнего грека, любуясь его сифилитическим носом и отбитыми еще до нашей эры яйцами...

— Ого! Сколько сарказма… – Дина кротко улыбнулась. – Я думала тебе это интересно. Ты ведь художник… Почему ты на меня сердишься?

— Прости. Это я на себя сержусь. Совершенно не могу долго сидеть на одном месте.

— А как же Москва?.. Ты там годами сидел, никуда не выезжая.

— Там я работал. И потом, – то Москва… Дом, хозяйство...

— Что-то мешает тебе работать здесь… Или кто-то. Может, я? Я могла бы уехать...

— Я сам себе мешаю… И потом, все эти пейзажики тысячи раз тысячами художников написаны и так набили оскомину, что… – я замер с открытым от изумления ртом.

Мой взгляд случайно упал на странного туриста, идущего в толпе низкорослых японцев и диковато озирающегося по сторонам. Он был бы похож на ребенка, потерявшего мать, если бы не имел на лице пятидневной щетины и если бы не возвышался над азиатами на целую голову.

А так турист как турист. Почти. В летних, свободного покроя, брюках, голубой рубашке и сабо на толстой подошве. Правая рука мяла невероятно большую, устаревшего фасона, с высокой тульей и широкими полями, соломенную шляпу, увенчанную красной атласной лентой и пошлым бантом.

В левой руке небритый гражданин нес корзину с цветами, фруктами и бутылкой армянского коньяка.

Глаза туриста уперлись в меня. Он резко остановился – будто наткнулся на невидимую стену, и, замерев, некоторое время простоял неподвижно, постепенно осознавая, что нашел если не мать, то, по крайней мере, человека, которому сможет без опасений доверить корзину.

Японцы, сцепляясь сумками, обтекали его по сторонам. По лицу туриста бродила плотоядная людоедская улыбка. Он коротко размахнулся и артистичным движением выбросил старомодный головной убор в воды Большого канала.

Маленькие азиаты разом загалдели и принялись снимать на видео весело покачивающуюся на воде соломенную шляпу необычной формы и невиданных размеров.

— Действие первое, явление седьмое, – сказал я, сдерживая радость, – те же. К сидящим за столиком шаркающей кавалерийской походкой подкрадывается Энгельгардт. В руках корзина...

— Ну, наконец-то, едва вас нашел! Я здесь уже два часа, – усталым голосом сказал Алекс, подходя и ставя корзину на стул. – Ну и жарища! Здесь всегда такое пекло?

— Шляпу не жаль?

— Она у меня водонепроницаемая...

— Каким ветром?..

— Да вот, решил развеяться… Прилетел утром.

— Прилетел? Своим ходом? – спросил я. – На собственной реактивной тяге?
Алекс с укором посмотрел на меня.

— Ладно, садись, – вздохнул я, – садись, раз прилетел… Познакомься, Дина, это Алекс. Человек-легенда. Летающая легенда. Легенда, не знающая границ...

— Александр Вильгельмович Энгельгардт, – вежливо представился мой друг, пристально глядя на Дину и протягивая ей цветы, – представитель вольных каменщиков. Масон, одним словом...

— Врет он все… Не слушай его, Дина. Алекс – неудавшийся художник. Вроде меня. Только еще хуже. Единственное, что он умеет делать более или менее профессионально, это ходить по потолку.

Я посмотрел на Дину. Ее глаза загорелись веселым огнем.

— Я не хуже, – обиделся Алекс. – Я просто еще более неудавшийся… А прогулки по потолку… – сказал он небрежным тоном, – прогулки по потолку – давно пройденный этап.

— Ты где остановился?

— Свет не без добрых людей. Приют мне обеспечен, в самолете я познакомился с одной очень милой дамой...

— Милой дамой?..

— Да, да, очень милой! Правда, у нее, к сожалению, есть недостаток...

— Недостаток?! Разве у женщин могут быть недостатки? – изумленно спросила Дина.

— Увы, у этой есть, – подтвердил Алекс, еще раз взглянув на девушку.

— Все ясно. Она стара...

— Если бы только это...

— Так, значит, она стара?..

— Хуже, она скупа… Но, кажется, она понемногу исправляется, – осклабился Алекс и, достав из кармана пачку банкнот, с удовольствием повертел ею перед нами. Он даже зажмурился и понюхал деньги своим породистым носом.

Официант подумал, что понял все правильно. Он тут же очутился рядом с Алексом и, преданно заглядывая ему в глаза, склонился в ожидании приказаний.

Когда Алекс, гурмански потирая руки, попросил его принести стакан апельсинового сока, у официанта вытянулось лицо.

— Ты заболел? – участливо спросил я.

— Я больше не пью, – печально ответил он и, видя, что я жду объяснений, продолжил: – Ты ничего такого не подумай, я просто вдруг перестал находить удовольствие в этом.

— А раньше находил?

— Находил.

— Всегда?

— Всегда!

— И что же тебе нравилось?

— О, это очень просто. Это вроде сигарет. По крайней мере, для меня. Я пить и курить начал только потому, что мне это было приятно. И потом, это так романтично – бокал вина, потом сигарета, синий дымок, мужественный взгляд… А сейчас это ощущение прошло. Если так дело и дальше пойдет, я и курить брошу. А пока бросил пить. Не поверишь, не пью больше… одного дня! И не тянет!

— Ты и раньше, я помню, пытался бросить… И не один раз.

— Дело в другом. Тогда я, сознавая, что могу спиться, пытался бросить пить. А, оказывается, моя свободолюбивая натура не терпит насилия. И потому мои попытки заканчивались крахом. А теперь что-то, независимо от моего желания, произошло со мной, и выпивка уже не приносит мне, как прежде, удовольствий, связанных с романтическими мечтаниями, уносящими в мир волшебных иллюзий. Ах, вспомни, Сережа, как, бывало, хорошо мы сидели, переваривая бурчащими животами водку или портвейн, и, опьяненные мыслями о счастье, мечтали об ожидающих нас миллионах и сказочном будущем!

Он помолчал, вспоминая, потом сердито произнес:

— Может, это Бог услышал, наконец, молитвы моей бедной матери, и потому меня не тянет к выпивке? И потом, если бы я всегда пил только благородные напитки! Вспомни, какой только гадостью мы с тобой не надирались!

— Ну-ну. А здесь-то ты как оказался?

— Как?.. Взял билет и прилетел.

— А корзина?

— Не мог же я оставить ее без присмотра? – удивился Алекс. Потом неожиданно мягко спросил: – У тебя еще есть вопросы к усталому путнику?

— Есть. Не говори, что наша встреча случайна...








Теги:





-1


Комментарии

#0 16:42  27-10-2013Гудвин    
вионор, будем ли мы хоть раз вознаграждены за то, что читаем вас, проникнувшись хоть одним чем-то цельным? эти сыплющиеся с вас рекламные пазлы раздражают не хуже, чем веллер вас. будьте человеком, ответьте. самое простое, это спровадить вашу очередную шифровку в хуету и забыть. но ведь завтра вы зашлете другую.
#1 17:07  27-10-2013castingbyme*    
о, какой текст. Только сегодня мечтала о том, чтобы годик пожить в Венеции, пока её не засрали окончательно.

#2 17:58  27-10-2013вионор меретуков    
Гудвин, дорогой мой! У меня практически нет рассказов. Я пишу только крупную прозу: такой я автор, такова моя особенность. Согласитесь, в истории литературы таких как я, пишущих и писавших литературные "кирпичи", не так уж и мало.

Мне интересно на этом сайте. Это сайт хулителей и ругателей разных мастей, которых, как я понял, объединяет общность интересов и достаточно молодой возраст. Сайт Ваш веселый, остроумный, подчас жестокий, и этим он мне нравится.

Все, что я размещаю на сайте, это отрывки из романов. Ссылаться на это я не имею права. Я понимаю, отрывки так отрывками и останутся, их очень сложно переделать в рассказы. Специфика различна.

Мне одно непонятно: писать и размещать крупную прозу это что - преступление? Почему-то большие фрагменты Ваши авторы, читающие мои опусы, называют "простынями", которые никто читать не будет не потому, что проза никуда не годится, а потому, что слишком много времени надо потратить на процесс чтения. То есть, априори крупную прозу лишают права на существование и выбрасывают на помойку. Переходим на комиксы? Роман умер? Его уже столько раз хоронили...

Я не утверждаю, что моя проза гениальна. Думаю, она на "приличном уровне". Этого что, мало?

Впрочем, я могу уйти, если хотите.
Ждем ответа Гудвина. Для справки: Вопрос -313, Ответ-1243 знака. Верю, что роман не умер, и на Литпроме в частности. Ставлю на Гудвина.
#4 18:21  27-10-2013hemof    
#2 длинную прозу тут тоже нихуёво читают, проверено
#5 18:40  27-10-2013Vova Putler    
проза есть - хуй оторвешься, всю ночь напролёт читаешь, но - это нонче редкость
#6 18:59  27-10-2013Григорий Перельман    
да пошли ты нас нахуй, автор. от души. чо как неродной?
#7 19:27  27-10-2013Гельмут    
первый раз читаю у Вионора такой длинный рассказ.
#8 19:31  27-10-2013Григорий Перельман    
такое впечатление, что автор переворошил бабушкин сундук, надел жабо, и стремительно выписал "медовый вкус" и "арбузный запах"
#9 19:56  27-10-2013Гудвин    
вионор, цель любого трейлера - реклама. я не думаю, что вы настолько махровы в стилистике, что читатель ждет от вас любого абзаца, лишь бы внимать, лишь бы скорее растащить по своим темным, непросвещенным норам цитаты от великого мастера слова. значит цель только одна - реклама своих произведений. я не знаю насколько вы сильный романист, я не читал ни одного вашего романа. но вот такие выдранные куски текста не совсем в вашу пользу. это все, на что я хотел обратить ваше внимание. и роман не умер. поверьте, даже если бы вы за все это время опубликовали здесь свой роман, вместо перемешанных осколков далекого и непонятного счастья, вы нашли бы с десяток своих читателей и почитателей. несмотря на то, что сотни остальных просто бы обходило ваши главы стороной или даже плевались. литпром жесткий ресурс, как вы верно заметили выше,

ну и по собственным наблюдениям - длинные простыни, умело разбитые здесь на каждодневные главы - читают. и не обязательно коментят при этом. так что решать вам, продолжать ли и дальше публикацию трейлеров к вашим романам, или поступать как-то иначе.
#10 19:59  27-10-2013Григорий Перельман    
ну логичнее всего было бы запостить пару-тройку первых глав. по крайней мере стало бы ясно, имеет ли смысл продолжать. или злобно плюнув скукожиться в офлайне.
#11 20:01  27-10-2013Гудвин    
о чем и речь. и сам автор прочувствовал бы атмосферу отношения к роману и принимал бы решение о продолжении публикаций.
#12 20:01  27-10-2013basic&column    
Мне нравится. Хотела бы я так писать.

Таков класс, образ жизни и стиль изложения.

Встречи, трёп, выпивка, девушки.

#13 20:04  27-10-2013Григорий Перельман    
пока что из данного коктейля можно вычудить следующие ингридиенты: вычурную речь, венецию странно смещанную с Довлатовым, пыльные метафоры и непременное ожидание бредущего из-за горизонта пидараса Веллера.
#14 20:06  27-10-2013Гудвин    
и я подумал что лг увидел в толпе японцев веллера.
#15 20:09  27-10-2013castingbyme*    
у меня два вопроса возникло:

1. Почему автор думает, что он не может ссылаться на собственные романы?

2. Сколько дворцов дожей в Венеции?

3. автор, вот этим "Я могу уйти, если хотите", не надо пугать здешних читателей. А то они в самом деле ночей не будут спать от огорчения.
#16 20:22  27-10-2013allo    
не знаю.. если бы Вионор писал про спорт

к примеру это было необычно

а так какие-то ремарковские герои

усталые и сплошь положительные

заброшенные в наши дни
#17 21:00  27-10-2013вионор меретуков    
Я обычный человек. Со своими слабостями, недостатками, даже пороками и малюсеньким набором достоинств. Словом, всё, как у всех.

И, как каждый автор, серьезно относящийся к тому, что он делает, я нуждаюсь в понимании. Мне хочется, чтобы меня читали. Это понятно.

Попробую разместить роман "Восходящие потоки". Начну с первой главы, а там видно будет. Если это вызовет интерес, пусть даже со знаком "минус", пойму, как вести себя дальше.

Спасибо всем.
#18 21:01  27-10-2013Григорий Перельман    
у вас есть одно несомненное достоинство: крепкие нервы
#19 21:02  27-10-2013Гудвин    
благодарствуйте за взаимопонимание, вионор.
#20 22:33  27-10-2013Дмитрий С.     
Я бы почитал вионора, если только сначала, хотя уже больше нравится короткая проза.
#21 23:05  27-10-2013медленный пес    
мне стилистика меретукова не всегда нравится. слишком минорный, надменный тон. однако, роман я бы почитал. хотя бы чтобы сложить мнение об этом авторе, который вытирает ноги о веллера.
Ребя забудьте в приложении к данному автору слово "стилистика" древние анекдоты, презрение (полное ко всему вообще) и уверенность в том, что все понял (применением постоянно фразы "Как все" (как все врачи, как все люди, как все дети, пидорасы, американцы, дожи, хуежи, винеции и т.д) Это не стиль - это метод жизни старого махрового еврея. Да простят меня евреи.



А романов то и нет никаких. Меня сильно зацепил первоначальный вариант профайла и я погуглил - один в виде электронной книги издательства Нью-Йорка название не запомнил.



Вот вся хуйня и сиськи сбоку.
#23 06:41  28-10-2013ПарфёнЪ Б.    
давайте роман, Вионор.

чо бы и роман не почитать.



#24 22:30  06-11-2013Лев Рыжков    
Вот как оно начиналось. Сами же выпустили чуму из бутылки непонятно чего.

По тексту.

Венеция, Вионор, - это несусветная пошлость. Кем только не описана. С какими только изъебствами и выкрутасами. Я помню даже читал путеводитель под названием "Венеция это рыба". Там уже шли кунштюки на уровне каких-то надсознательных ощущений. Все остальное уже опробовано, я вот к чему.

Плюс к пошлости - Венеция это очень скучно. Гораздо интересней, как по мне, какой-нибудь Нижний Тагил, никем и никогда не описанный, с сюрпризами на каждом шагу.

Ну, и выражение "глаза уперлись" - как прикажете понимать?))

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....