Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Пустите даму!:: - СССР - страна расистов (часть третья, она же вторая)

СССР - страна расистов (часть третья, она же вторая)

Автор: Алена Лазебная*
   [ принято к публикации 21:13  11-11-2013 | Гудвин | Просмотров: 917]
Дашка стояла в стеклянной будке переговорного пункта, пинала ногой, хромоногий дерматиновый пуфик и набирала папин рабочий номер телефона.
На каникулы Дашка домой не поехала. Боялась. Никак не могла решиться и сообщить родителям о своем замужестве.
- Па, привет, это я! Папочка, у меня все хорошо, ты только не волнуйся.
- Па, я вышла замуж.
От неожиданности собственного признания, вжала голову в плечи и слушала, как колотится пульс в прижатой к уху трубке телефона.
- Дооця! Ну, наконец-то. Ты куда пропала? Что за шутки? Мы волнуемся. Замуж она вышла,- раскатистый радостный смех.
- Па, ты не переживай, это правда. Он… хороший. Нам уже комнату в общежитии дали.
- Папочка, папочка, не кричи. Ну, пойми, мы не хотели свадьбы, все эти незнакомые родственники. Они пьют, а потом невесту крадут и водку в туфли наливают.
- Па, не надо, не ругайся, он вам понравится.
- Я не хотела вас обидеть папа…
Казалось, что отец орет на весь переговорный пункт. Губы дрожали и Дашка аккуратно повесила липкую, залапанную трубку.

Через день позвонила домой, младшей сестре.
- Кать, привет. Как дела? Ну что? Как там папа? Кричал?
- Не то слово. Так орал Жиды, что даже соседи притихли. И еще сказал, что лишит тебя фамилии.
- А мама, мама как?
- Мама сказала, что фамилии тебя уже лишили и что, есть надежда, что мальчик вовсе не еврей.
- А папа ответил, что так подло поступить с его дочерью могли только жиды и что, если парень не чистокровный еврей, то значит вторичный или третичный.
- Слышь, Дашка, а ты, что и правда замуж вышла?- хохотала в трубку сестра,- Ты себе не представляешь, что дома творится. Отец требует, чтобы ты немедленно приехала домой.
- Знаешь, Даша…, ночью я видела, как папа плакал. Сидел на кухне, один и плакал.
- Даш, ты, когда приедешь?

Через неделю Даша с Саней стояли на пороге родительской квартиры. Дверь открыл серьезный, одетый в костюм и сжимающий в руках журнал «Вітчизна», отец.
Дашка осторожно просочилась в квартиру, чмокнула его в щеку.
- Папа, привет, знакомься. Это Саня, мой муж, — хихикнула и бросилась к маме.
- Кто ты по национальности?- хмуро интересовался отец у насупившегося Санька.
- УкрАинец,- басил, русскоязычный сын донбасского народа.
Отец вздохнул с облегчением и просиял.
- Ну что, пошли, выпьем… Сынок, — ухмыльнулся и пожал парню руку.
Дашка тарахтела с мамой, о всякой студенческой чепухе. Не давала возможности задавать серьезные вопросы, вынимала из сумки столичные подарки, нахваливала мамины пирожки и всячески мешала отцу разглядеть в Саше подонка, соблазнившего его дочь.

Родителям Саня понравился. Серьезный, мастеровитый и влюбленный в их дочку парень. Дашу папа простил, хотя еще долго обижался за то, что она лишила его такого праздника.
- Ну, не хотела ты большой свадьбы, так мы бы самых близких пригласили. Не дала отцу похвастаться. Эх доця, ничего ты не понимаешь.

Спустя три дня, отец провожал молодоженов в Киев, и с удивлением смотрел, как его дочка уезжает не одна, а с молодым мужчиной, со своим мужем. Он никак не мог поверить, что он сам, лично, доверяет свою, родную девочку кому-то другому, чужому. Что Дашка теперь не принадлежит ему безраздельно, что теперь она чья-то жена.

Общага для иностранцев бурлила, кипела, жгла. Выставленное на показ, варево семейных отношений, поражало необычностью и экзотикой. На кухне толпились жены, по коридору бегали дети, из домашних магнитофонов лились заунывные арабские напевы, ритмичный стук африканских барабанов, латиноамериканские гитарные переборы, дразнящие нёбо португальские песни, джаз, рок и русская попса. Клекот иноязыков утихал на этаже только глубокой ночью.
Общительность иностранцев не имела предела. Семейные вечеринки, заседания землячеств, праздники, дни рождения, танцы не прекращались. Учиться в их общежитии было невозможно. После занятий ребята шли в библиотеку, а вечером погружались в удивительный, странный мир чужеземных студентов.

Марокканцы делились привезенным с родины шафраном и учили Дашу готовить кус-кус. Алжирцы все блюда пичкали красным перцем и угощали пылающим жарким мясом. Студенты из Венесуэлы и Никарагуа открывали секреты приготовления настоящего ризотто. Африканки обжаривали в кипящем масле, отваренный в мундире картофель и выкладывали на огромные блюда золотистые хрустящие шарики.
Соседки учили Дашку красить глаза сурьмой и правильно облачаться в саронг, а мужчины дарили Сане ножи и пытали анисовой водкой.

По соседству с ребятами жили россиянка Ирина и парень из Израиля.
За роман с арабом отец-генерал сначала сдал Иру в психушку, а когда она сбежала из лечебницы, проклял изменницу родины, отрекся от единственной дочери и заявил, что внуки русского генерала никогда не будут служить в Израильской армии.
Когда израильтянин увидал закоченевшую, с ободранными в кровь руками, изгнанную родителями беглянку, у него не было другого выхода, кроме как жениться на отчаянной русской. И они таки родили Израилю нового сына.

В дальнем блоке общаги бурно кипели страсти в семье студента из Перу и юной выпускницы театрального вуза. Кудрявая, блондинистая актриса, дома сидеть не любила, а посетив театральные подмостки, возвращаться к мужу тоже не торопилась.
Когда в конце коридора раздавался грохот распахнувшей двери, звон посуды и бешеный крик: «Эвэтта!!!». Соседи понимали, что домой пожаловала загулявшая Светка.
Перуанскому Отелло было неинтересно выяснять отношения без зрителей. Захлебываясь в сложносочиненных испанских ругательствах, он выкидывал гулящую в коридор и на глазах у очарованных зрелищем иностранцев то замахивался на нее ножом, то падал на колени и просил прощения. Иногда он кричал по-русски: « Эветта! Ты осссень красссивая!» и Светка благосклонно кланялась публике.

Вообще, семейные иностранцы любили выяснять отношения и скандалить именно на русском. Так им было не скучно.
Студенты из Конго, Сэмюэль и Петрина, начинали ссору на английском и у Даши была возможность подучить иностранный сленг. Затем, чернокожий, элегантный, в белоснежной сорочке Сэм, запирался в блочном туалете, а, наряженная в национальную парчу Петрина, ставила под дверью в туалет табуретку, удобно присаживалась и, раскачиваясь из стороны в сторону, начинала громко завывать:
- Твоя мать проститууутка!
- Йес, Петрина, йес,- вторил из туалета Сэм.
- Это все знайууут!
- Йес, Петрина Йес.
Дальше следовал длинный перечень родственных Сэму козлов, дураков, сук и алкоголиков.
Часа через два, печальные темнокожие подруги Петрины, брали ее под руки и утаскивали в комнату, а Сэмюэль так и продолжал вещать из туалета рэперское: «Йес, Петрина, йес».

Жилось ребятам в общаге для иностранцев весело.

Постепенно отступали страх и неприязнь к людям с другим цветом кожи.

До поселения в общежитие для иностранцев Даша и Саня никогда не общались с африканцами, азиатами и арабами. Нельзя сказать, что они их боялись, но эти люди казались им странными, непонятными. Их поведение смешным, а поступки необъяснимыми.
Дело в том, что иностранцы были другими. Другими, иными, непохожими.

В первую очередь они отличались цветом кожи. Почему юные, практически не имеющие жизненного опыта ребята, испытывали чувство отвращения к темнокожим студентам?
Откуда возникала брезгливость? Жалкая, неистребимая, мещанская брезгливость к лоснящейся темной коже, к сладко-терпким запахам тела, к темным сверху и светлым, как будто ободранным внутри, ладоням, к непривычным ароматам их блюд? Деревенская брезгливость, граждан зашореной страны, не позволяла ребятам относиться к иностранцам, как к обычным людям.

Чем светлее была кожа у их соседей, тем проще складывались дружеские отношения, тем ближе, родней они казались ребятам и, тем меньше они ощущали собственные различия.
Жило в душах ребят гнилое, необъяснимое чувство превосходства, продиктованное только осознанием того, что они европейцы и что они белые.

Даша и Саня дружили с марокканцами, израильтянами, латиноамериканцами. Грань отличия между ними стиралась довольно быстро.

Но они никогда не сближались с африканцами и азиатами. Эти люди были для них бесконечно далекими и чужими. Понять их, они даже не пытались. Удивление, смех и неприятие испытывали ребята к людям других рас.
И эти странные, другие люди знали, чувствовали неприязнь славян к себе и отвечали агрессией и ответным пренебрежением.
Они, конечно, замечали, как Даша непроизвольно выдраивает посуду, к которой случайно прикоснулись их руки, как мчится в сушилку снять белье, когда там появлялись африканки, как бесконечно поливает хлоркой общие душевые и унитазы.
- Расистка,- злобно шипели ей вслед обиженные иностранцы.

Эта необъяснимая, стойкая неприязнь, совершенно не касалась детей.
Только дети, черные, желтые, узкоглазые, были выше всех этих расистских предубеждений. Детей хватали на руки, целовали, возились с ними, нянчились, совершенно не обращали внимания на то, что они другие. Дети не вызывали страха, непонимания. Детей просто любили. Любили потому, что они маленькие, беззащитные, потешные, искренние. Дети в общежитии были общие, родные, студенческие.
Дашкин отец, приехавший проведать студентов, оторопело пялился на широкоплечую, чернокожую студентку из Ганы и никак не мог понять это Он или Она. Но вместе с тем, не задумываясь, хватал на руки маленького сына африканки и напевал ему украинские песни.

Сокурсники Даши и Сани симпатизировали иностранным друзьям ребят. Для наших студентов они были в первую очередь друзья друзей и только потом иностранцы. Подобное знакомство убирало различие свой-чужой. Иностранцы сразу становились своими, нашими и не вызывали агрессии и антипатии.

Общага гуляла Первое Мая. День международной солидарности трудящихся всех стран. Никто особо не задумывался об этой солидарности. Праздновали теплый весенний день, дополнительный выходной и хорошее настроение.
В студенческих комнатах пахло огурцами и свежей зеленью. Девчонки нарезали праздничные салаты, а мальчишки закупали спиртное. Дневные шашлыки в парке перетекали в общежитовские гулянки.
В комнатах студентов гудели вечерние застолья, смеялись девчата и разгорячено философствовали парни. Из распахнутых окон общежитий вылетали пустые бутылки из-под вина и водки и плавно приземлялись в распустившейся нежной траве цветущих палисадников.

- Будущее мира за советской молодежью!- уверенно утверждали студенты девяностых.

Разбушевавшийся первомайский вечер требовал благодарного выплеска пьяной энергии. Читалки, и подвалы общежитий загудели басами музыкальных колонок, и компании подвыпивших студентов ринулись на праздничные дискотеки.
Студгородок вздрагивал залпами первомайского салюта, толпы молодежи бродили из одной общаги в другую. Выпитое на лавочках пиво увеличивало степень уверенности в себе и порождало мутное, нарастающее желание, выяснить отношения и поговорить. В темных углах дискотечных залов завязывались мелкие разборки, молниеносные потасовки и приглушенные крики девчонок. На лестничных клетках обидчиво тянули кровавые сопли невезучие кавалеры местных красавиц.
Последние многообещающие медляки, сменялись убойным грохотом ритмов зарубежной эстрады.

- Негры наших бьют!!! — пронеслось от двери.

Грохот падающих стульев, пронзительный гул микрофонов, оборванные провода колонок и усилителей. Злобно-яростная, жаждущая зрелищ и справедливости толпа, хлынула на улицу.

Сбившиеся в стайку, зареванные студентки снова и снова рассказывали всем желающим, как к ним пристали пьяные африканцы, обозвали шлюхами и грубо тянули в кусты. Восторженно повествовали, как из общаги вышли наши парни и бросились защищать своих девушек.
Рыдающая Даша дула на разбитые коленки, а разбушевавшийся Саня светил боксерским разрядом и безостановочно метелил Дашкиного обидчика.
Толпа дерущихся славян и африканцев все увеличивалась. Славян было больше и драка перерастала в расправу.
Пьяная ярость и жажда справедливости бушевала в первомайском студгородке. В ход пошли обломки кирпичей и палки.
Из других общежитий, на помощь своим бежали земляки-иностранцы. Вакханалия пьяной безудержной не знающей границ драки нарастала.
Визжали наши девчонки, гортанно подвывали и бросались в толпу жены и подруги африканцев.
- Бей негров!
- Не уйдешь, падла!
- Ну сссука, держись!
- Завалю мразь черную!
Ливень русских ругательств перемежался отрывистыми английскими, французскими и африканскими проклятиями.
Разъяренные, вошедшие во вкус пьяной драки студенты, теряли грань разумного, не видели черты дозволенного.
В какой-то момент Саня схватил металлическую урну и двинулся навстречу врагу.
Заверещала, заойкала и бросилась за Саней перепуганная Даша.
Студенты столичного вуза, мальчишки, приехавшие из Донецка, Николаева, Запорожья били чужих, отличных от них людей.
Африканские парни из Конго, Нигерии, Ганы, Замбии, Марокко защищались от врагов, от других, не родственных и не похожих на них парней.
Драка чужих и своих превращалась в кровавое побоище.

Бывший афганец, председатель студенческого комитета, запрыгнул на скамейку рядом с общагой и направил на дерущихся, красный, содранный с противопожарного щита, огнетушитель.
- Стояяяять! Слушааай мою комаандууу! Разззойдииись! — срывая связки, орал Майструк.

- Прекратить мордобой! Занять исходные позиции! Поубиваю падлы!- приказывал бывший командир и поливал пеной толпу студентов.

Драка прекратилась мгновенно. Командный голос Майструка был понятен всем и служившим в армии нашим и, не понимающим русских военных терминов, африканцам.

Понурив головы, сплевывая выбитые зубы и роняя на землю намертво зажатые в ладонях камни, студенты разбредались и не глядели друг на друга. Они просто выполнили приказ. Они еще не понимали всей беды произошедшего.
Постепенно, к ним возвращался разум и ужасающее осознание необратимости бытия.
За драку с иностранцами нашим студентам грозили тюрьма и отчисление из университета.

Утром, не дожидаясь разборок, Саня съехал из общаги и написал заявление о переводе на заочное отделение.

В ту роковую первомайскую ночь, в лифте общежития для иностранных студентов, появилась новая надпись.
На испачканной кровью фронтальной стене, слепыми выдранными глазницами зияли нацарапанные ключом буквы — СССР СТРАНА РАСИСТОВ!


Теги:





1


Комментарии

#0 21:54  11-11-2013Гудвин    
вот.
#1 21:56  11-11-2013Григорий Перельман    
в первой же фразе столько лишних слов с непременной разудалой ДашКОЙ во главе, что я отложил томик этот
#2 21:58  11-11-2013Алена Лазебная*    
зря.
#3 22:03  11-11-2013Григорий Перельман    
устыдился, прочитал, пришол к выводу что был прав.
#4 22:05  11-11-2013Алена Лазебная*    
мерси за любезность
#5 22:09  11-11-2013Черноморская рапана    
Хорошо известная микробиологам бактерия рода Desulfitobacterium не только успешно очищает сточные воды, но и, как недавно выяснилось, производит при этом электричество. 24 часа в сутки, семь дней в неделю.



Вот это, я понимаю, продуктивность... какая то одна несчаная бактерия(ггг
#6 22:37  11-11-2013Лев Рыжков    
Аленушка, мне нравится, что ты панораму и детали быта даешь))

Описание побоища немножко наивное.

Но, помню, в Краснодаре тоже какие-то пацаны негров у общаги буцкали за что-то подобное)) Примерно в то же время))
Ну наконец-то название начало оправдывать себя. Или это уже конец.
#8 23:16  11-11-2013el gato triste    
хуйня
#9 23:23  11-11-2013Наталья Туманцева    
Читается легко, уже меньше всяких синтаксических конструкций-головоломок.

Но грамматика ужасающая, просто ужасающая. У меня студенты физкультурного грамотнее писали. Лазебная, ну сделай уже что-то с собой!

И еще главное: перестань путать ксенофобию и расизм.

Прочти рассказ Фредерика Брауна "Кукольный театр", так тебе будет понятнее.
#10 23:27  11-11-2013el gato triste    
Лазебная, жертва Пол Пота, слышала шо тебе умные люди говорят?
#11 23:30  11-11-2013Черноморская рапана    
Лазебная, мне тебя аж жалко чота стало. Не читай вообще никогда ничего, только себя, свои тексты. а если савсем невмоготу будит, читай афиши и рекламу. всяко польза.
#12 23:45  11-11-2013Алена Лазебная*    
el gato triste Да слышу я всё.

Наталья Туманцева Думаю, что текст имеет право на жизнь.

Jingles and Delacroix не пизди



#13 23:50  11-11-2013ПЛОТНЕГ    
"роняя на землю намертво зажатые в ладонях камни"



алена, так нельзя...
#14 23:50  11-11-2013Черноморская рапана    
не, не могу не пиздеть. мне за державу обидно. о золотом детстве столько воспоминаний. а ты всё портишь.
#15 23:50  11-11-2013el gato triste    
Алена, а тебе правда гекконы на голову срут?

Можешь не отвечять.
#16 23:53  11-11-2013el gato triste    
Джынгз и Делакруа, тебе сколько лет, милая? СССР даже я нихуя не помню
#17 23:55  11-11-2013Григорий Перельман    
а я помню . заебись было.
#18 23:57  11-11-2013Черноморская рапана    
el gato triste, я не виновата что у тебя склероз. йод пей, помогает.
#19 23:58  11-11-2013Алена Лазебная*    
СССР это сказка, придуманная литпромом.



Срущие на голову гекконы это к деньгам, проверь на себе el gato triste



ПЛОТНЕГ ссука, это точно
#20 23:59  11-11-2013Черноморская рапана    
молчи, блять.
#21 00:00  12-11-2013el gato triste    
Вермут по рупьписят помню, а расизм не помню. Да и негров я только по телику видел, в передаче "Международная панорама".
#22 00:06  12-11-2013Алена Лазебная*    
el gato triste ну вот что ты в жизни видел? Гекконов не видел, негров тоже. Теряешь время, ггг
#23 00:09  12-11-2013ГринВИЧ    
рубрика
#24 00:11  12-11-2013Григорий Перельман    
вспомнив, что в этой рубреке раньше бултыхалась Раевская, канешно малость охуеваешь от перемен
#25 00:13  12-11-2013ПЛОТНЕГ    
к 24

в ссср такой хуйни не было.
#26 00:14  12-11-2013ГринВИЧ    
лебезическе приходит эпитет несравненная. То есть не сравнимо все это.
#27 00:15  12-11-2013ГринВИЧ    
это про Лиду было
#28 00:15  12-11-2013Алена Лазебная*    
Раевская бултыхалась и былтыхается, а Перельман только охуевает.
#29 00:17  12-11-2013Григорий Перельман    
Раевская давно не бултыхается. А охуевать есть от чего.
#30 00:17  12-11-2013ГринВИЧ    
авторша, вы агрессивная какая-то. зачем вам это?
#31 00:18  12-11-2013Григорий Перельман    
это новая мода пошла
#32 00:18  12-11-2013ПЛОТНЕГ    
алена, как ты умудряешься так нестабильно творить? после двух порнороликов вот это вот что?
#33 00:19  12-11-2013Алена Лазебная*    
00:17 12-11-2013ГринВИЧ В общем, уже ни к чему.. Реакция предсказуема.
#34 00:22  12-11-2013Наталья Туманцева    
12

Алена, да все имеет право на жизнь. Даже Тимати.

Но речь-то о другом. О том, что ты к себе вопиюще некритична.
#35 00:22  12-11-2013Алена Лазебная*    
00:18 12-11-2013ПЛОТНЕГ Да хрен его знает. До литпрома я порнороликов не писала, может это моё амплуа.ггг
#36 00:23  12-11-2013ПЛОТНЕГ    
дело не в сюжете, а в косяках.
#37 00:23  12-11-2013Алена Лазебная*    
Наталья Туманцева Ну, оправдываться бессмысленно.
#38 00:28  12-11-2013Наталья Туманцева    
Алена, ну кому тут нужны твои оправдания, что ты в самом деле?.. Ты ж не на ногу в трамвае наступила.
#39 00:28  12-11-2013ГринВИЧ    
не, текст правда плохой, чесслово. Могу коротенько как читатель, смотрите сами.

Первая часть про девчноку и замуж, получилась кое-как (стил. косяки не берем), то есть недоразвитая (каг там папа, что там мама, у кого какая физия, диалоги можно было бы - это имею в виду) - то есть, текст получился недоразвитым в угоду второй части. С которой, как ни пичально, очень слабо логически связан. Ведь, если бы вы начали сразу с бытия героев, расистская составляющая хуй бы пострадала.



Быт в общаге претендует на сочность, однако лубошный, ей-бо, к тому же я жрал ризотто и ето италианское блюдо.



Драка кошерная могла бы быть, но блин, баталии отдельный труд хорошо писать, вы знали об этом? Поэтому и написали.

Ну, где я неправ
#40 00:36  12-11-2013Алена Лазебная*    
Гринвич, спасибо.

Не сочтите за оправдание, у рассказа есть первая часть. ризотто готовят не только в италии, а баталии недорисовала, это точно.



#41 00:38  12-11-2013ПЛОТНЕГ    
алена, забудь этот расизм, как страшный сон. тебе все верно растолковали про него. твори дальше, как в последних двух. и не обязательно в стиле порева. хотя более жесткие вещи у тебя получаются лучше, чем вот такая мазня по сусекам сознания. треш в голове это ахуенно.
#42 00:42  12-11-2013Наталья Туманцева    
Алена, ты рассказ-то почитала?

Уловила разницу между ксенофобией, встречющейся среди представителей одной расы и одних народностей (генетически детерминированной, к чему уже склоняется большинство ученых) и расизмом, обязательным условием которого является разделение на высшие и низшие расы?

У тебя описана классическая ксенофобия. Так что не путай народ, вынося ошибку в заглавие.
#43 00:47  12-11-2013ГринВИЧ    
слезьте с авторши, ну. с кем не бывает
#44 00:55  12-11-2013Алена Лазебная*    
Да все так запутано, что однозначно нельзя сказать где заканчивается ксенофобия и начинается расизм.



По поводу нестабильности. понимаете вот я сейчас иду, как по болоту какому-то проваливаюсь и нахожу твердые места. И в этом тексте для меня обрисовались тоже кой-какие островки, что-то постоянное.



Ну и еще. Есть у меня одна вещь, на литпроме ее обосрали будь здоров и вдруг мне предложили ее издать. Написана она настолько примитивно, что я боюсь ее перечитывать и именно эта вещь вызвала интерес. Почему?
#45 00:59  12-11-2013ПЛОТНЕГ    
алена, в СССР никогда, никогда не было расизма. с туманцевой согласен. не путай с местечковыми проявлениями ксенофобии. двор на двор пиздился еще кровавее. общаги пиздили не смотря на то кто в них там проживает. хуярили всех, всех приезжих нахуй и против городских насмерть стояли представители всех республик и деревенские кресты с недалека.

#44 00:55 12-11-2013Алена Лазебная



По поводу нестабильности. понимаете вот я сейчас иду, как по болоту какому-то проваливаюсь и нахожу твердые места. И в этом тексте для меня обрисовались тоже кой-какие островки, что-то постоянное.(с)



Пиздец красные кхмеры взяли Пном-Пень. Алена лесами и болотами уходит во Вьетнам.





Ну и еще. Есть у меня одна вещь, на литпроме ее обосрали будь здоров и вдруг мне предложили ее издать. Написана она настолько примитивно, что я боюсь ее перечитывать и именно эта вещь вызвала интерес. Почему?



Забей, на дурацкие вопросы. Твой правильный вопрос сейчас - каков гонорар?
#47 02:20  12-11-2013ima    
Рассказ короткий, поэтому все эти обвинения в недостаточности раскрытия образов пап-мам не существенны для такого сжатого текста.

Все раскрыто, расказано - водевильно, разухабисто, эдакая развеселая карусель которая обрывается кровавой трагедией.

Было весело, но оказывается - не всем.

Читается так. Так я восприняла. Прочуствовала - перепад в настроении появился.

#48 10:47  12-11-2013Алена Лазебная*    
Спасибо всем прочитавшим. Спасибо за мнения, советы и комментарии. Всех люблю и Перельмана тоже. ггг
#49 11:27  12-11-2013Стерто Имя    
так то мне понравилось, но где то не дотянуто, не договорено, а где то много воды....

но Алену люблю, потому плюс ей... гг
#50 11:53  12-11-2013КОЛХОЗ    
Проникновенье наше по планете

Особенно заметно вдалеке:

В общественном парижском туалете

Есть надписи на русском языке!
#51 14:25  12-11-2013castingbyme*    
Похоже, что описывается общежитие УДН. Или, как щас - РУДН. В принципе, узнаваемо. Что уже хорошо. Конечно, расизма там никакого не было, но драки по какому-либо поводу, естественно, не приветствовались.

Жило в душах ребят гнилое, необъяснимое чувство превосходства, продиктованное только осознанием того, что они европейцы и что они белые.(с)

к сожалению, это правда во всех странах и во все времена, и не пиздите, что это не так.
#52 15:35  12-11-2013Sgt.Pecker    
я не читал но мне всё равно спасибо
#53 15:36  12-11-2013Sgt.Pecker    
Кастя прешли!!!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:45  02-12-2016
: [8] [Пустите даму!]
—Сонька, спасибо!!! — кричу в трубку, — ты первая!!!
У меня днюха. Я валяюсь в постели и радуюсь, что мне никуда не надо идти. На работе взяла выходной, решив, что ничего не будет плохого, если эту днюху я встречу трезвой.
День рождения… Это как Новый год… Его важно встретить в тишине, чистоте и гармонии....
07:57  29-11-2016
: [5] [Пустите даму!]
- Кума, привет! Жарь картошку, скоро с бутылкой придем!- новоиспеченная кума Танька многообещающе кричала в трубку.

Танька, Танюха- Кипиш, как называем мы ее между собой с друзьями -тридцати пяти летняя женщина с очень вспыльчивым характером и ну, очень кипишная....
09:30  21-11-2016
: [25] [Пустите даму!]
Оказалось совсем не просто - быть не вместе, а только рядом.
Делать вид, что совсем чужая, проклиная себя за это.
По ночам, обнимая небо в многоточиях звездопада,
Как и раньше, под песни ветра, ожидать от тебя привета.

Страшно слышать, как очень нежно не мое произносишь имя,
Пробуждая слепую ревность- /больно бьет, да с безмерной силой,
обрывая поток фантазий/ - я смешна, я не- вы- но- си- ма....
19:04  19-11-2016
: [13] [Пустите даму!]
Не пристало, говорят, таким молоденьким умирать.
Им бы предаваться любви в гостиничных номерах,
там, где просыпаешься утром - и глуп, и наг.
Только вот внутри ощущается нужность и глубина.

Кости из иссохших становятся крепкими как кремень,
горло больше не сдавливает молчанья тугой ремень....
13:23  18-11-2016
: [65] [Пустите даму!]
Золотяться колосья пшеницы
Словно ночью блестит светлячок
День дневной окунаясь искрится
Освещает лучом колосок
А купель его в этих колосьях
Что пшеницей злаченой полны
День купается
Будто резвится
наслаждается духом зимы.
В этом раннем по зимнему свежем
В этом ярком луче колосок
Замирает окутавшись в нежность
Словно днём уснул светлячок....