Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Там...в раю

Там...в раю

Автор: Leonim
   [ принято к публикации 17:27  15-03-2014 | Гудвин | Просмотров: 463]

Прямо к остановке, гостиницы Мир, подъехало чёрное BMW, универсал, больше похожая на катафалк, нежели на средство транспорта, для перевозки живых людей. Переднее, окно двери, открылось, с характерным звуком. Обычно после того как, окно открывается таким образом, из него должен вылезать молчаливо угрожающий автомат, либо борзая морда с заведомо подозрительным предложением. Но ни чего из того что в этот момент, представлял Антон, не появлялось. Осмотревшись по сторонам, Антон нагнулся и увидел, большого худощавого мужчину за рулём, который даже в такой большой машине, всем своим видом, давал понять, что ему тесно. Он медленно, повернул голову, одетую в чёрную шапочку, с подвёрнутыми краями, точно такую же как у омоновцев, и спросил:
- Ты Антон?
-Да он! - звонким голосом донеслось, с заднего сиденья.
Антон молча сел, и машина с неприятным свистом, откуда-то из под капота, поехала дальше.
-Здорова Антох, вот и встретились. - заговорил весёлый парень, в чёрном спортивном костюме.
-Здравствуйте. Это вы, мне письмо прислали?
-Конечно мы. Знакомься, это Влад - Весёлый парень, в чёрном спортивном костюме, показал на молодого человека, в белом фраке и в красной бабочке - А везёт нас Сёмен. Антон поздоровайся с Семёном.
-Здравствуйте... Семён.
-А меня Костик звать.
Антон огляделся. Пристально посмотрел по сторонам, и повернувшись к окну, нырнул в маленькую щель паузы, ветавшую в машине.
В том что водителя, на самом деле зовут Семен, не было ни каких сомнений. Единственное чего ему не хватало, это въевшейся угольной сажи, на лице и руках. А так, он полностью походил на бывалого шахтера, с жирным намеком на анорексию. Даже черная рубашка, на нем, висела, будто мешок на огородном чучеле. И часы на руке тоже висели. Часы к кстати были без стрелок. И Антон был в праве поинтересоваться, об этой странной особенности часов, но страх подогреваемый, природной скромностью Антона, лишь строил догадки в голове. Может часы были трофейные, или за выслугу лет в шахте. Или за сто тысячную тонну угля. Может в них есть какая-то особенность, какой-то необычный способ отображать время.
Или же Семен просто сумасшедший и носит их по старой привычке, что то носить на руках. Может раньше он носил на руках, одну из своих возлюбленных. Наверно одну. Судя по специфической внешности, и определённо не самой радужной стилистики одежды и автомобиля, возлюбленных отвечающих ему взаимность, было не так много. А может вовсе не было, а может он вообще евнух, или дал обед воздержания. Интересно, тяжело ли сдерживаться Семёну? В отсутствие женского тепла, морозить пятки о туалетный кафель, и орошать миллиардами жизней, фарфоровый унитаз.
Антон присмотрелся на худые пальцы, крепко держащие руль, в положены местах, и ожидаемо не заметил там кольца. Но так же представил, как эти руки крепко могут сжиматься, во время мастурбации, и как его тело похожее на проволоку скручивается во время оргазма. Как он величественный, анарексичный, двухметровый гигант, после частых обратно-поступательных движений, руками, закатывает к верху глазные яблоки, открывает рот и запрокидывает голову назад, еле сдерживая арии эйфории ютящиеся в его голосовых связках. Он спускает миллиард потенциальных Семёновичей и Семёновных, в маленькую лужицу на дне унитаза.
Странно - подумал Антон - иметь часы бес стрелок, да ещё такие винтажные, да ещё на затёртом кожаном ремешке. Он наверно смотрит на них и думает, о том какое сейчас время, и по всей видимости каждый раз ошибается. Или же на оборот не ошибается, думая что каждый раз вовремя, раз невидимые стрелки часов, ни чего не показывают.

Тем временем машина, выехала за город. Дрога за городом приобретает необычные свойства, она мило улыбаясь дорожными пейзажами, и играя мелькающими предметами в окне, начинает гипнотизировать. Медленно и аккуратно, с тонким чувством ситуации и настроения, проникает в твою голову, и вынимает от туда все твои тревоги и воспоминания. Она может залезть так глубоко, что порою становится жутко, от того что происходило в твоей жизни. Но дорога отчаянно пыталась проникнуть в затрещины Антоновского сознания. Он ни о чём не думал. Он грыз ногти, и снова, раз за разом, мысленно прокручивал, прощальный маршрут по своей съемной однушке, затаренной где-то в подъездах хрущёвки, которая так же затеряна, где в лесу районных многоэтажек.
Подошел ко всем выключателям, вспоминая их положение. Присел к каждой розетке, вспомнив куда положил вилки вынутые из них. Прислушался к каждой конфорке, на газовой плите и ещё раз посмотрел на кран, перекрывающий подачу газа. Так же вспомнил, положение каждой ручки, закрывающие окна, форточки и балконные двери. И свернув бельевую верёвку, зашнуровав ботинки, вышел на улицу. Чтоб пройти пару остановок пешком, до гостиницы Мир, и сесть в чёрную машину, похожую на катафалк.

С заднего сиденья, лёгкими атмосферными облоками, выходившими, по всей видимости изо рта Кости, доносился едкий запах сигаретного перекура, и алкогольного перегара. Если бы у людей, был защитный рефлекс, такой как например у мелких животных - притворятся мёртвыми и гнилыми, то Костик всю жизнь бы считался мёртвым и гнилым. Как зомби. Или как мышь. Скорее Костик был бы как мышь. Мышь с интелегентным лицом и глазами полными знаний и мудрости. Хоть и Антон сразу, же отвернулся от остальных пассажиров машины, чтоб не чувствовать запах, и не смотреть на скрученного шахтёра, обволокшего своими руками, похожими на осьминогов, руль. Лицо Кости, рассмотреть, он успел. По его лицу было видно, что там таится разум способный, поддержать беседы про космос, галактики, скачки цен в продуктовом магазине. И Антон недоумевал о том, как такой разум, поселился в этом организме, предпочитающем спортивные костюмы. Антону казалось, что абсурдность резонанса, мыслей Кости и его тела, появилось в результате ошибки потусторонних сил. Они просто не в курсе, что такое пацан с района, в отличии от компетенции по вопросам о ксенофобии.
По мнению Антона, Костик появился так. Какая-то заблудшая душа, прогуливалась по темным дворам, где-то в спальных районах. Бродила и думала, о чём-то вечном, может большем, абстрактном. О чём, ещё может думать заблудшая душа? Точно не о фасоне верхней одежды. Даже если она будет думать о фасоне, то в фасоне она будет находить больше недостатков нежели преимуществен, так как мода и стиль с лёгкостью раскрывают внутренние намеренья. От сюда наверно и этот странный выбор. Худощавое тело, интеллигентное лицо, и чёрный спортивный костюм, идеальное удилище для заблудших душ. Благо Костя рыба хищная. Так что по всей видимости, вытеснить тот бездарный сгусток энергии, что до него управлял этим телом, ему не составило, большого труда.
Проблема у этой хищной рыбы осталась одна - это запах зубной гнили, который въел в себя сигаретный дым, и алкогольный спирт. Что такое зубная паста эта плоть не знала.
Чтобы разглядеть кто такой этот Влад, Антону пришлось пару раз обернуться назад, и сделать вид заинтересованность, видом дороги из заднего окна.

По Владу можно сказать, что его тело подобрали где-то в элитном ресторане. Его белый фрак, красная бабочка и лакированные туфли, громко кричали об этом. По всей видимости, то матовое пятно, на его подбородке, образовалось в результате пены, извергающийся из его рта. Так же на фраке были видны пятна желудочной желчи, что фонтанам переваливалась, сквозь обмякшие челюсти. В общем весь его образ говорил сам за себя. А точнее то, что он, недавно отнёс лобстеры с вином, за столик возле окна, и получил, не плохие чаевые. После чего последовал, короткий звонок и встреча в тёмном закоулке, позади здания, в котором находился ресторан.
Подъехало чёрное BMW, универсал. На заднем сиденье сидел вонючий парень, в чёрном спортивном костюме, а за рулём, большой худощавый мужик, в шапке, с подвёрнутыми краями. Влад протянул, собранные чаевые, а взамен получил таблетку и быстро проглотил её. После чего, машина поехала дальше, до гостиницы Мир, чтоб подобрать Антона. Пока ехала, машина, Влад ни как не мог оторвать взгляда от своих рук, и восхищался тем что ему досталось. Длиной пальцев, аккуратно подстриженных ногтей, и золотым перстнем, на среднем пальце. Счастье Влада, переваливалось за его зрачки, которые перекрыли весь белок его глаз, так что он стал похож на демона, в белом фраке, с красной бабочкой.

Да, вот так компания. Антон ни как не мог поверить в то что, именно эти люди, два дня назад, интеллигентно-деловым языком, через мэйл агент оторвали его от важного занятия, своим безумным сообщением. В письме писалось "Это единственный шанс, посетить мир полный новых ощущений. Дорогой Антон, вы попали под нашу случайную рассылку и мы поздравляем, вас с выигрышем уникального билета на уникальное представление. Для этого вам необходимо шестого числа, ровно в семнадцать ноль, ноль быть у остановки гостиницы Мир. Это не спам, ведь сейчас, ты не вытираешь плафоны на люстре. Верно?".
И в правду, Антон, который сейчас сидел и прокручивал в голове все возможные дальнейшие исходы, в самом деле минутой ранее не протирал плафоны на люстре. Но, стоял на табурете под этими самыми плафонами. Он часто, до этого стоял под этими плафонами, держа в руках бельевую верёвку, добытою с балкона, и думал о смерти.
Все из нас когда-то думали о смерти. И все из нас об этом думают. В момент когда головной мозг отключается, глаза замерзают в одном положении, а фантазия начинает свой шабаш на твоих похоронах.
На похороны Антона на пример, пришла его мать, запуская скупые слёзы по каменному лицу. Коллега по работе, говорящий всем, что Антон не мог такое сделать сам, и его заставили. Предъявляя всем в качестве доказательства, философские высказывания о бытие, на странице социально сети Антона. Пришел и сосед, одолживший, стакан сахара пол года назад, и вернувший в этот трагический день. Так же было несколько незнакомых родственников и парочка скорбящих особ, о которых Антон предпочитал не помнить. Два полу трезвых могильщика и дешевый священник.
У священников по дороже, отпевание расписано на два месяца в перед. Если бы Антон был старухой, копящей свою пенсию на чёрный день, то и его бы посетил священник по дороже, забрав шестьдесят процентов от сбережений. Но Антон всего лишь представлял, как могильщики, лопата за лопатой, заполняют скорбящие лица темнотой.

Антон сидел на стуле возле монитора и переминал, в руках бельевую верёвку. Думал о изощрённости подхода к этой шутке. О том как, такое вообще возможно. Подошел к окну, посмотреть за тем, не следит ли кто за ним. И понял - не следит. Так как его окно плотно прилегало, к соседнему дому, и не радовало городскими пейзажами. Странно подумал Антон. Вот все так, так же как и я сейчас, сидят по своим халупам, смотрят через окно на стены, и представляют о том какая там жизнь. Делая выводы по цвету занавесок и количеству цветов. А потом обратно в телевизор или в компьютер, чтоб очередной раз убедится, в том что всё страшное там, где-то не рядом, что все ужасы как сон, как фильмы, как то о чём можно знать, а интересоваться не стоит.
Именно по этому плюнув на всё, Антон решил, ехать на это представление и не идти завтра на работу.
Следующие два дня, Антон жил в ожидании чуда. Он не обращал внимание на телефон, новые сообщения приходящие на почту, звонки и стуки в дверь. Он просто лежал, готовил себе разные бутерброды и размышлял о жизни.
Так он на пример понял, как получаются неудачные фотографии. Он понял что неудачная фотография, это момент когда, твоя душа меньше всего обладает твоим телом. То есть, неудачная фотография, это отображение максимальной животной сущности человека. Таким образом, в течение следующих, пяти часов Антон просмотрел около пяти тысяч неудачных сущностей из чего отобрал четыре вида, животных сущностей человека. Человек может быть хищным, со взглядом убивающем даже самые бессмысленные мотивы для радости. Не хищным, с глазами тревожно оценивающими обстановку. Подлым, с косящимися по сторонам глазами. И глупым, не понимающим своего естественного уродства. Но поняв, что всё на самом деле сложнее чем кажется, он бросил эту затею. Включил national geograpfiс, лёг на диван и представлял самые далёкие уголки вселенной, понимая ничтожность людского бытия. Приняв нашу планету, за свинью, на которой хитрые паразиты, шаг за шагом, поедают конечности и заменяют их на протезы. Точно так же, неизвестные паразиты поедали зубную эмаль, во рту весёлого парня в чёрном, спортивном, костюме, заменяя её на выбросы зловоний. В этот раз, новые порции, запаха изо рта Кости доносили с собой, что-то вроде копья, возникшего из неоткуда и проникшее в самые глубокие закоулки в памяти Антона. Он сказал:
-Да брат то, не плохой был.
Антон побледнел. Температура его тела в тот момент, была способна разжечь костёр, будь вокруг него куча сухой соломы. Сам Антон, вжавшись, мурашками в сиденье, чувствовал себя буд-то привязанный к столбу. Столб стоял на площади, а под ногами помимо сухой соломы, был аккуратно уложен хворост, подвязанный траурными лентами, с прискорбными надписями. Странно - подумал Антон - обычно подобное действо, по среди средневековой площади, сопровождалось большим, крестьянским флешмобом. Но брусчатка была пуста, ставни на окнах задвинуты, а на площади кроме большого худого палача в красной накидке и двух человек, в смешных средневековых костюмах.
В палаче с лёгкостью узнавался Семён, его выдавали старомодные ботинки, даже для тех времён. А остальные двоя, по всей видимости Костя и Влад.
Костик был при параде, в бордовом плаще, в шикарном парике, ботинках с золотыми пряжками. А Влад на оборот был монотонен, во всём чёрном и в маске доктора чумы. Влада можно было узнать легко, по его манере трогать своё лицо.
Костя достал из-за пазухи свёрток и начал зачитывать:
-Некий Антон Секоевичь приговаривается к сожжению души в адовых кострах. Причинной к столь жестокому наказанию послужила его самоправный, ни согласованный переход в мир иной, через нетрадиционное повешенье на бельевой верёвке под люстрой. Так же приговор усугубляется пунктом 13 статьи 669 "Братоубийство". Хотите ли вы что-то сказать на последок?
С Антона большими каплями стекал пот, который как казалось был способен затушить любой костёр. Его глаза метались из стороны в сторону и он ни как не мог понять, что тут происходит, до тех пор пока в разговор не вмешался Влад:
-Антон здравствуйте. Я ваш защитник в этом безумном мире.
Вежливый - подумал Антон - он на самом деле официант. И с каких пор, во время страшного суда, души суицидов защищают официанты? Может дорогие адвокаты, так же заняты более подготовленными клиентами. На пример старухами. Да точно. Старухи. Они же, днём и ночью околачивают пороги церквей. Интересно сколько им там полагается, на том свете за каждую прочитанную молитву? Они наверно ещё берут мелочь, за нравственное поучение молодёжи, сидя на дворовых лавках.

Антон просто не знал что это его ангел. Скучающий ангел - кислотный официант. Ну конечно, любой на месте Влада, тоже свалил бы в ресторан и ел бы кислоту. Влад спился раньше чем Антон закончил школу. Оберегать безидейный, закомплексованный органитзм, по просту было нет от кого. И когда Антон приходил дамой, то он сотавлял его заботливому, старшему, брату, а сам сматывался, в подворотню, попить пива и покурить травы, вместе с парнем, в чёрном спортивном костюме. А теперь он, толи под метамфитаминами, толи под ещё какой нибудь химией, разыгрывает спектакаль, где-то в средневековье, в Веницианских подворотнрях.

-Антон вы раскаиваетесь в убийстве брата? - спросил Влад.
-Нет - ответил Антон.
-А почему - молнией прилетел вопрос от Кости, который продолжал ковырять пером в ухе.
-Стойте Антон, не говорите ни чего этому прохиндею. Он вас только до адовых печей доведёт. Я открыто заявляю что Антон ни в чём не виноват.
-Нус, аргументируете.
-Так как нашего горячо судимого Антона, к братоубийству склонило поведение самого брата, я считаю его не виновным и достойным персиков, с райских деревьев.
-А яблочек он не хочет. Разве можно считать, половину ампулы мышьяка в супе случайными? А маскировку смерти при помощи говяжьей кости в горле брата, не осознанной?
-Я считаю что издевательства, в виде, пожизненных пинков под зад, отобранных карманных денег и постоянных кучек кошачьих фекалий в кровати, достойными половины ампулы мышьяка. Так же в список входят: Ночные гонения из квартиры ради вечеринок с друзьями, монополия на правообладание телевизионными каналами и негативные сплетни в виде лапши на родительских ушах, которые в последствие вылились в отсутствие чувств любви, в адрес Антона. Таким образом суицид последовавший после смерти, или как трактуется обвинением "убийство" , брата, следует принимать как акт раскаянья через самопожертвование. По этому я настаиваю на отбывание срока, до следующего перерождения, в раю.
-Да, интересно - пробормотал Костик и накручивая бигуди с накрахмаленного парика, произнёс - нам следует удалиться.
Влад, Костик и палач, ушли в одну из дверей, под которой висела вывеска - бар.
Ни когда судьба Антона, не решалась в баре.Тем более в средневековом. тем более по таким вопросам. Раскаивается он или нет?
Антон стоял привязанный к столбу, на куче сухой соломы и хвороста. Лицо обдувал лёгкий ветерок, с запахом средневековых помоев и крыс. Прошёл примерно час. За это время Антон, сосчитал семьсот тридцать два камня, на брусчатке, после чего сбился со счёту. Потом он вглядывался в окна, и заметил что за ними на само деле кто-то стоит и наблюдает.
Он думал:
-Они смотрят на меня. Да смотрят, и ждут, пока меня сожгут. И что мне опять мучатся? разве та самая совесть меня не мучила? Мучила, мучила - думал Антон - ещё как мучила. Мучила, мамиными ремнями по спине, от которых до сих пор остались шрамы. Мучила мамиными криками, по среди ночи, от которых Антон убежал в съёмную хрущёвку. Мучила воспоминаниями, из-за порога на кухню, в которой брат, корчится от застрявшей в горле косточки. Как он, изгибается во всевозможных позах, и держится руками за вздувшееся горло. Как он перестав шевелиться, ещё несколько минут лежал с открытыми глазами, закатившимися в верх. До тех пор пока не прибежала мама. А теперь я вот здесь стою и жду пока, какой-то парень с запахом изо рта, кислотный официант и милый готический палач не решат мою судьбу.
И вот когда Антон, уже почти было заснул, а из-за окон просочился лёгкий свет от свечей, из бара вышли трое. Изрядна шатаясь и подшучивая друг над другом, они подошли к нему.
-Давай поджигай! - Крикнул Костик.
Все, в том числе и Семён, удивлённо посмотрели на него.
-Да шучу я, шучу.
Костик подошёл, по ближе, спустил средневековые штаны, которые были одеты на нём и напоминали бархатные мячи на бёдрах. И принялся справлять нужду, попутно объявляя приговор:
-И так Некий Антон Какойтовичь приговаривается... Да тьфу, к чертям эту помпезность. В общем Антон ситуация такая, жизнь ты прожил не плохую, скромную я бы сказал. Пустую. Куча упущенных моментов. И мы решили что едешь ты в рай.
Антон с облегчением выдохнул. Вместе с облегченным выдохом, выбежали и все мурашки, что прижимали его к креслу. Он с облегчением оглянулся назад где сидели, два до боли родных человек. Один в чёрном спортивном костюме, другого в белом фраке с красной бабочкой и постоянно трогал своё лицо. В машине повисла пауза, по радио играл Лепс, собирающийся в Лондон. Все молчали не из-за того что Лепс, душераздирающе разносил колонки в машине. Все замолчали из-за того что подъехали к большим золотым воротам по среди облаков.
-Да, да как в фильмах - сказал Семён.
-Именно - скупо поддержал Влад.
-Вот это красота. Ну что Антон, давай иди, тебя там ждут.
Костя потянулся к Антону, похлопал ему по плечу и заговорил:
-На самом деле, Антон я бы не радовался. Потому что нет ни какого рая или ада. Есть вот этот "отдушник". Место где все самые бездарные души ожидают своего часа.
Ты войдёшь, поздороваешься с Петей, и пройдёшь дальше. Среди всего самого прекрасного, что скрывается за этими не менее прекрасными воротами, бродит куча мёртвого народу. Они все, до единого не нераскаянны. Они ни сделали того что должны были сделать, они не досказали, не доделали, не смогли и не решились. Они думали что проблема лежащая мёртвым грузом, где-то на дне жизненного архива, или подпирающая шкаф, ни когда их не достанет. Ты всегда будешь смотреть восполненными глазами в точно такие же глаза, которые от недоумения, разрывают капилляры и не знают что дальше делать. Они думали что за каждую жизненную ошибку им будет полагаться кипящий котёл, в котором они должны будут терпеть. Но как показал опыт, люди либо привыкают к горящим котлам, либо быстро свариваются. По этому всю горечь которую они наплодили за свою жизнь, мы вливаем им внутрь, чтоб она там, кипела.
Тебя на входе встретит твой брат, выедаемый горечью несправедливого отношения к тебе. Вы разместитесь в парке с фруктовыми деревьями, прямо на лазурном берегу у моря. Он каждый день будет приходить к тебе и рассказывать о том как он сожалеет, и о том, что ты слишком рано разрушил все его планы на жизнь. Он будет рассказывать о том, как он хотел растить счастливых детей и любить свою жену, но ты лишил его всего этого.
А через полтора года, приедет твоя мама и так же вместе с братом, будет кружить вокруг тебя. Добро пожаловать в Ад. Рано ты умер, Антон, твои пустые раскаянья после смерти, ни к чему не приведут, ведь ни кто не слышит труп висящей третий день на люстре, и ни когда не услышит. Ну ладно Антох счастливо.

Костя на прощание пожал руку Антону, так же с ним попрощались и остальные пассажиры чёрного BMW, универсал, похожего на катафалк. Он вышел, с грустью в глаза кинул последний взгляд и растворился в облаке дыма и света. Свет, похожий на свет ламп люстры с жадностью его поглотил. После чего, Семён моргнул фарами, апостолу Петру, а тот с лучами добра вырывающимися из его улыбки, спрятанной под бородой, помахал им в ответ и пнув под зад Антона, закрыл ворота.


Теги:





-5


Комментарии

#0 18:49  15-03-2014Лев Рыжков    
Устал на дороге, проникавшей в "затрещины сознания"))
#1 19:11  15-03-2014Стерто Имя    
безидейный, закомплексованный органитзм
#2 23:01  15-03-2014Виноградная улитка    
Вода

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:30  04-12-2016
: [16] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [4] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....
09:03  03-12-2016
: [8] [Графомания]
Я не знаю зачем писать
Я не знаю зачем печалиться
На судьбе фиолет печать
И беда с бедой не кончается

Я бы в морду тебе и разнюнился
Я в подъезде бы пил и молчал
Я бы вспомнил как трахались юными
И как старый скрипел причал....
09:03  03-12-2016
: [6] [Графомания]
Преждевременно… Пью новогодней не ставшую чачу.
Молча, с грустью. А как ожидалось что с тостами «за».
Знаю, ты б не хотела, сестра, но поверь, я не плачу –
Мрак и ветер в душе, а при ветре слезятся глаза.

Ты уходом живильной воды богу капнула в чашу....
21:54  02-12-2016
: [7] [Графомания]
смотри, это цветок
у него есть погост
его греет солнце
у него есть любовь
но он как и я
чувствует, что одинок.

он привык
он не обращает внимания
он приник
и ждет часа расставания.

его бросят в песок
его труп кинут в вазу
как заразу
такой и мой
прок....