Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Красный дом

Красный дом

Автор: Denis Jodl
   [ принято к публикации 19:30  15-05-2014 | Na | Просмотров: 655]
Темнело, стало холодать, а из теплых вещей с собой была лишь толстовка. Я зашел в ближайшее заведение, то было старенькое кафе. Мне принесли кофе и два бисквита, после чего отдал деньги. Моему телу не было холодно, но что-то внутри давило и будто держало в себе лед. Он не таял, там, где-то в глубинах, стояла минусовая температура, уже на протяжении четырех лет. Давно стукнуло двадцать два, а любви, друзей, удовольствий и всего в этом роде не было. Одиночество- это когда ты болен собой, а остальные болезни обходят тебя стороной, считая твою существование итак никчемным.
Да и черт с ним, подумал я. Закончил с кофе и бисквитами, накинул толстовку и направился по улице вниз. Людей не было, ночь укутала все вокруг, а ноги тащили меня все дальше. Кому придет в голову шататься по улицам ночью, да еще в одной толстовке, когда на улице чуть ли не плюс десять? Я был зол на себя, чертовски зол. Дойдя до старого красного дома, я присел на лавку, что стояла рядом. Этот дом когда-то имел жителей, довольно успешных и известных людей.
Закинул ногу на ногу и опрокинул голову назад. Созерцая звезды понимаешь, что нет ничего бессмысленного и отвратительно сияющего, чем они. Закрыл глаза. Послышался скрип двери. Обернулся. Дверь дома открывалась, ветер с нею играл. Я не обращал внимания на все происходящее, в университете было то же самое. Я лишь учился, можно сказать- существовал, а не жил. Знания, которые получил, не пригодились вовсе. Работы не было, из квартиры выкидывали. Для меня это было не главное. В двадцать два года я учился жить, это тянуло к себе больше.
Поднялся сильный ветер, дверь сорвало с петель. Укрытий, кроме красного дома, не было. Остался здесь.
Прошло около пяти минут, пошел дождь. В карманах толстовки нашел коробок спичек. Поджег ими бумагу. На полу лежало много бумаги: фотографии, на которых были счастливые лица женщин, детей, мужчин, старух, стариков, прохожих, любовников, жен, мужей, влюбленных, также лежали какие-то документы, с изящными подписями, картины, рукописи, книги. Книги не сжигал, мне нравилось читать. Парочку из них я спрятал под толстовку. Дольше всех горели картины и фотографии, особенно вторые, их и было больше. Дождь кончился спустя час. Тянуло в сон. Я отправился домой.
Лег на кровать, не снимая одежды. Закрывая глаза, всплывало изображение, как я сжигал все, что находил в доме. Вот горит лицо чьей-то жены на фото, а вот и договор на машину уже превратился в пепел. Все бы ничего, но книги, которые я не выложил, начали очень сильно нагреваться. Тот час я снял с себя толстовку и откинул их в сторону. Появился дым, запахло гарью. Пол превращался в чернеющее полотно, прям как та картина. Вспоминалось детство, я увидел все счастливые моменты из своей жизни. Вот моя первая любовь, которую не сохранил, а быть может, мы бы сейчас лежали вместе и мечтали о большой доме, вот родители держат меня на руках, отец еще не начал пить, а мать еще не болела раком легких, а сейчас друзья качают меня на руках, я забросил победную шайбу в финале хоккейного матча.
Куча славных моментов, я блаженно улыбался, хоть в улыбке и было что-то страдальческое, пересекающееся с чем-то высшим. Книги поджигали стены, шкаф. Горело все. Я просто лежал на кровати и смотрел в потолок. Сверлил его, испытывал счастье от фильмов, которые создавал на ходу, соединяя воспоминания. Слышал звук сирены, видимо кто-то вызвал пожарных. Стучали в дверь. Я не двигался. Я был полностью погружен в себя настоящего, погружен в очень счастливого человека, чье имя происходит от бога Диониса. Вокруг витало восхищение и радость, мой разум наслаждался происходящим. Кислород кончался, становилось тяжелее дышать. А я, как обычный подросток, которого прогоняют спать, пытался выпросить хотя бы еще минуту, чтобы посмотреть кусок из этого затягивающего фильма. В голову лезла туча вопросов, они впивались в мозг и грызли извилины. Сгорело все, но не я. Тот лед, что был в моих глубинах, растаял, а получившаяся вода расползалась по жилам. Я решил просто выйти, подышать. Перед уходом, я научился жить. После того, как научился жить, мне захотелось создать новую жизнь, но было поздно.


Теги:





3


Комментарии

#0 22:38  15-05-2014Стерто Имя    
Мне принесли кофе и два бисквита, после чего отдал деньги

раньше надо было отдавать
#1 00:58  16-05-2014Лев Рыжков    
Молодежное что-то. Неуклюжее, но искреннее.

Запомнилось, как "в голову лезла туча вопросов".

Так шта плюсик за уебанство. Оно-то и украшает в своем роде этот текст. Было бы все ровно - получилась бы скучиза неудобоваримая))

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
01:53  22-01-2018
: [5] [Графомания]



Распрямив крутые плечи
И прищуря левый глаз
От небес неподалече
Человек смотрел на Марс.

Вдруг мечтают марсианки
Встретить пленника пурги
И связать носки теплянки
Для залётного легки.

Время всё таки проходит,
А вокруг одна земля
Вот бы жизни на исходе
По планетам попетлять....
14:08  20-01-2018
: [10] [Графомания]
Едва сказать успеешь «амен»,
Уловлен будешь ты в сети
Греха.
И душу, словно камень,
Ты будешь на гору нести.

Путь до вершины долог, длинен,
И не имеешь права спать.
Но миг – и ты на дне долины,
Чтоб камень вверх катить опять....
02:39  20-01-2018
: [6] [Графомания]
Я вспарывал землю лбом,

На ты был со стужей,

Столько швов на мне , пломб,

Душа моя, промерзшая лужа,



Столько кожа не стерпит,

Лопнет словно бумага,

Листа осеннего трепет,

Солнца зимнего брага,



Ничего не забыть,

Ничего не отнять,

Тишиною завыть,

Да где ж ее взять,



Да где же убогому,

Найти свой приют,

Столько шума вокруг, гомона,

Облака

скалятся, корчатся ,...
00:36  18-01-2018
: [11] [Графомания]
Валентину весело у Машки
Каждый вечер трескать пироги.
Молоко налито в белой чашке
И попробуй котик убеги.

Сам то он наверное не белый
И пушистый как сибирский кот,
Но рукой всё гладит загорелой
Лишь его стряпуха целый год.

Спросит,-Ты наверное устала,
Прежде чем ласкаться до утра....
Качает лодочка озябшими бортами,
Ведут нас морем, словно лошадь под уздцы.
Смеются чайки беззастенчиво над нами,
Да на погонах вертят дырки погранцы.

Их старший, с кортиком, как пёс цепной неистов,
Такому крикнуть бы: Послушай, капитан!...