Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Чертовщина делюкс. Глава 2

Чертовщина делюкс. Глава 2

Автор: Scazatel
   [ принято к публикации 12:36  29-10-2015 | Антон Чижов | Просмотров: 538]
Сумерки медленно опускались на город. Светящиеся квадраты окон хаотично проступали на серых полотнищах угрюмых многоэтажек. Мишаня не спешил возвращаться домой. Последние три часа он провел сидя в беседке, в нескольких метрах от своего дома. Бедняга весь продрог. Ему срочно нужно было отлить. Словно параноик, он вслушивался в подозрительную тишину в своей голове. Ему было жутко не по себе.

Мальчуган не хотел один заходить в квартиру. Решил, что нужно дождаться предков. Отчима, а лучше маму. Остановить у входа в подъезд, обнять и рассказать обо всем, что с ним произошло за минувшие сутки. Открыть всю правду до мельчайших подробностей, невзирая на то, что ему, как непревзойденному мастеру розыгрышей, никто не поверит.

Сумерки сгущались. Прохожих во дворе становилось все меньше, а светящихся квадратов окон на стенах близлежащих домов еще больше. В окнах квартиры, где жил мальчуган, зияла враждебная темнота.

Предки так и не явились. Вот уже час, как они должны были вернуться с работы. Мишаня подозревал, что с ними произошло что-то недоброе. Произошло не без его вины.

«Пора выгуливать Кляксу, - решил он, вставая со скамьи. – Она ждать долго не будет. Еще оставит лужу мне у двери».

Перед тем, как идти домой, он вынул книгу из своего пакета со школьными принадлежностями. Ту самую книгу, которую хотел вернуть Дане, но побоялся, что за это будут расплачиваться самые близкие ему люди.

«Занимательные задачки по геометрии» - надпись на обложке в сумеречном свете все еще можно было прочесть. Вдруг Мишане показалось, что потемневшие окружности и многоугольники вокруг заглавия в одно мгновение поменялись между собой местами. Без колебаний он швырнул задачник в стоящую радом урну и нехотя побрел домой.

Третий этаж. Сорок две ступеньки. Могильная тишина в голове. Учащенное сердцебиение. Поворот ключа.

Едва Мишаня переступил порог, как в прихожей зажегся свет. Зажегся сам по себе.

«Что еще за розыгрыш?» - мальчуган огляделся по сторонам.

Похоже, родители уже были дома. Желтый плащ матери внахлест с синей курткой отчима висели на привычном для них месте. Мишаня готов был поклясться себе в том, что среди прохожих он не мог проглядеть возвращающихся с работы предков.

Такса по прозвищу Клякса не выбежала по обыкновению встречать хозяина. А ей бы сейчас самое дело с поводком в зубах у двери прыгать. Никто ведь ее кроме Мишани из дома-то не выводит.

В квартире тишина. Ни пьяной ругани, ни истерических криков, ни громких слез.

- Мам? Пап? – позвал Мишаня предков. Ответа не последовало. Он снял ветровку и повесил ее на краю вешалки рядом с их одеждой.
«Пап? Какой еще на хрен пап?», - сам себе удивился Мишаня. Обычно к отчиму он обращался не иначе, как «дядя Вова».

Мать познакомилась с ним три года назад. К слову сказать, ей катастрофически не везло на порядочных мужчин. То мошенника, то бухарика на крючок своей дикой любви подцепит. Так, кочуя по жизни от одного сожителя к другому, на четвертом десятке растраченных лет она сошлась с дядей Вовой.

Вдовец. Сантехник по специальности. Мастер на все руки. И самое для нее главное – необузданный жеребец в постели. К тому же, квартирка неплохая у него в спальном районе имелась. Типа с евроремонтом. Ну, кто мог знать, что новый отчим Мишани окажется скрытым алкашом? Два года сожительства дядя Вова придерживался относительной трезвости, а на третий год сорвался. Да так сорвался, что мама не горюй!

Свет переключился. Снова сам по себе. Погас в прихожей и одновременно зажегся в спальной комнате родителей.

- Что за чертовщина такая? – промямлил Мишаня.

Следуя знаку, он неторопливо побрел по темному коридору. Переступив порог спальни предков, мальчуган окончательно убедился в том, что сбылись его самые худшие опасения.

Широко раскинув ноги, дядя Вова сидел на полу. Неподвижно, спиной к стене. Из одежды на нем были только носки да майка. Конских размеров член отчима стоял торчком. На лице дяди Вовы застыла безумная улыбка. Язык вывалился наружу. Из ушей, видно, не так давно текла кровь. Несколько красных полос по плечам и майке пролегли вниз почти до самого пола. В левой руке отчима тихими короткими гудками материлась телефонная трубка. Пальцы его правой руки мертвой хваткой обнимали пустую бутылку портвейна.

- Ненавижу тебя, ненавижу, – дрожащим голосом прошептал Мишаня, глядя в мутные белки закатившихся глаз отчима. – Ты же дал слово, что оставишь нас в покое! Обещал, что уйдешь навсегда, если я выполню твои указания. Я все сделал, как ты велел… Что-что? Почему не сжег? Наверное, потому, что… спички отсырели! – мальчуган натянуто улыбнулся. – Это же так просто понять. Включи мозги, тупица!

В следующую секунду у дяди Вовы взорвалась голова. Сотни кровавых ошметков резво разлетелись по сторонам. Стена за его спиной теперь стала напоминать одну из картин Герхарда Рихтера. Скальп коротко стриженных русых волос слегка раскачал люстру.

После «мозгового штурма» член у дяди Вовы отнюдь не скукожился. Он по-прежнему пребывал в боевой готовности.

Пасынку досталось от отчима. Мозги на одежде, мозги на лице. Один из осколков черепа едва не лишил его глаза. Мальчугана спасли очки, правая линза которых, приняв удар на себя, покрылась паутиной мелких трещин.

Еще минуту Мишаня стоял не шелохнувшись. Сквозь пелену глубокого шока он почти не различал тепла, струившегося под брюками по обеим его ногам. Затем дрожащей рукой он снял разбитые очки, сложил их и положил в брючный карман. Окружающий его интерьер сразу же утратил былую четкость.

Мишаня вышел в коридор. Свет снова переключился. Погас за спиной и зажегся в ванной комнате, словно указывая мальчугану его дальнейший путь.

Пятнадцать шагов по темному коридору. Следы от мокрых ног на линолеуме. Тихий скрип половиц в голове. Мутная пелена шока. Скрип открываемой настежь двери.

Согнув ноги в коленях, в ванне с водой лежала женщина. В халате и тапочках. Лицом вниз. Вода упорно продолжала прибывать из обмотанного вокруг шеи женщины душевого шланга. Длинные черные волосы утопленницы, подобно водорослям, причудливыми узорами расплылись по поверхности фатального водоема. Одна из прядей тщетно пыталась мигрировать в канализационные стоки вместе с излишками воды через верхнее сливное отверстие ванны.

Мишаня не поверил своим глазам. Наотрез отказался признавать факт того, обнаружил труп матери:

«Этого не может быть. Кто угодно в мамином халате и тапочках мог здесь захлебнуться. Кого угодно, но только не мама!» - пуская слезы, он отрицательно покачал головой, а затем опустил руку в холодную воду.

Задача перевернуть утопленницу, чтобы рассмотреть ее лицо оказалась необычайно сложной. В воде пальцы мальчугана мгновенно свело судорогой. Они как будто заледенели. Превратились в безвольные отростки, неспособные справиться с упругими нитями черных волос. При таких обстоятельствах следствие наверняка бы зашло в тупик, но все исправил тихий знакомый голос за спиной:

- Мишаня, ты дома? – такой родной сердцу голос, который просто невозможно было спутать, принадлежал его матери. - Сына, ты где? Отзовись!

Безвольные отростки снова стали послушными пальцами, как только мальчуган вынул из воды руку. Он вытер слезы мокрой ладонью, размазывая по лицу кровь отчима.

- Мишаня, ты где? – еще раз настойчиво позвала его мама, и свет в ванной комнате погас.

Шаг за шагом на голос матери. Шаг за шагом на тусклый мерцающий свет. Мишаня и не заметил, как оказался в гостиной.

Новый плазменный телевизор мерцал на стене. Дюймов пятьдесят по диагонали, не меньше. Такой телик к новому году хотели купить предки. Или уже купили? Мальчуган больше ни в чем не был уверен. Из плазмы Мишаню звала его мама.

Оксана Алексеевна, а чаще Ксюша, когда-то давно мечтала стать звездой киноэкрана. Около четырнадцати лет назад на свадьбе давнишней подруги она познакомилась с весьма интересным молодым человеком. Слегка картавя, он представился Яковом Камертоном.
Яков оказался начинающим кинорежиссером. В его послужном списке было несколько успешных короткометражных фильмов, о которых Ксюша, конечно же, ничего не слышала.

Не прошло и получаса после их знакомства, как они уже совсем непринужденно болтали, уединившись в подсобке ресторана, где проходила свадьба. Яков рассказывал Ксюше о замечательной работе кинорежиссера, время от времени поправляя осунувшиеся на нос очки с невероятно толстыми линзами и подливая шампанское в ее бокал.

Как выяснилось, в ближайшем будущем он собирался снимать сиквел «Кавказской пленницы». Отметив харизму Ксюши, кинорежиссер предложил ей пройти кастинг на главную роль. Несмотря на то что, в конечном счете, все решал продюсер, Яков пообещал девушке грандиозную протекцию со своей стороны. Допив шампанское, они договорились о встрече в офисе продюсера в полдень ближайшего понедельника. Адрес офиса Яков старательно вывел маркером на белых трусиках Ксюши. Договор скрепили половым актом, в результате которого семь месяцев спустя на свет появился Мишаня.

Проведя Ксюшу из подсобки к праздничному столу, кинорежиссер удалился. Больше они никогда не виделись. Позже обманутая девушка узнала от невесты о том, что Яков Камертон не значился в списке приглашенных на свадьбу гостей. Более того, ни один из ее знакомых не слышал о кинорежиссере с таким странным именем. По адресу, оставленному им на трусиках Ксюши, находилась прачечная.

Время незаметно пролистнуло страницы жизни, переводя мечты Оксаны Алексеевны в категорию «несбыточные». Последние восемь лет она работала оператором в городской АТС. Ее тайным увлечением стало прослушивание телефонных разговоров незнакомых людей, в неосознанной надежде услышать слегка картавый, располагающий к доверию голос, который она до сих пор не забыла.

Проклятая близорукость смазывала изображение. Лицо матери в телевизоре и интерьер за ее спиной без очков было не разглядеть. Мишаня достал из кармана очки. Машинально протер о рукав рубахи. Вынул из оправы осколки разбитой линзы. Порезал пальцы и даже не заметил этого. Все внимание на экран.

Уцелевшая линза вернула четкость изображению. Знакомая мебель на заднем плане. Холодильник с дюжиной магнитиков на дверце. Теперь мальчуган видел, что мама звала его из их кухни. Она как всегда была в своем стареньком махровом халате. Мишаня сумел разглядеть даже блестящие стразы на заколке-бабочке в ее волосах. И только лицо матери оставалось по-прежнему смазанным.

- Что-то не слышит меня мой сын, - оправдывалась Ксюша перед камерой оператора. – Наверное, оттого, что в учебу ушел с головой. На днях принес он книжку домой. «Занимательные задачки по геометрии», кажется, называется. Теперь от задачек этих его за ворот не оторвешь. Молодец! Горжусь им. Взялся-таки за ум парень! А еще год назад рос мой Мишаня на всю голову ёбнутым распиздяем. И учиться не хотел и меня совсем, недоносок такой, не слушал.

Вы спросите: так в чем же секрет успешного воспитания? Я отвечу: в правильном питании. – Ксюша достала из холодильника небольшую стеклянную банку с оранжевой крышкой, на которую оператор сразу же навел камеру. – Милые мамаши, возьмите бумагу и карандаш. Формула правильного питания Ваших детей очень проста: арахисовая паста пять раз в день, семь дней в неделю. Успели записать?

Именно так. Вы не ослышались. Арахисовая паста чертовски питательна и она действительно способна творить чудеса! За считанные дни она в разы повысит умственную активность Вашего ребенка. Направит на путь истинный даже самого неисправимого распиздяя, сконцентрировав все его внимание лишь на получении новых знаний.

И это только первая строка в длинном списке полезных качеств сего замечательного продукта. Вот вторая строка: подкармливайте регулярно арахисовой пастой своего муженька. Обещаю, он не устанет ублажать Вас в постели. Лично у моего развратника хрен на арахисовой диете стал просто несгибаемым.

А вот и третья строка: Вы не поверите, эта штуковина (рука со стеклянной банкой потянулась к камере оператора) отлично поднимает настроение, – Ксюша безуспешно попыталась сдержать внезапный приступ смеха. – В больших объемах употребления пробирает не хуже каннабиса!

Говорить об арахисовой пасте можно бесконечно долго. Не лучше ли ее просто попробовать? Она изумительна на вкус, ее так и хочется есть. К черту стройную фигуру! Этот соблазн того стоит!

Намажьте толстым слоем пасты тост или ломтик хлеба. И ешьте. – Ксюша поставила банку на край кухонного стола. Сняла с нее крышку. Зачерпнула пасту столовым ножом и растерянно посмотрела по сторонам. – Вышло так, что в доме не осталось даже черствой корочки хлеба? Не беда. Выход есть! Мажьте пасту прямо на ладонь и ешьте! Ешьте! – быстрыми движениями ножа мама Мишани измазала пастой левую ладонь, а затем театрально поднесла ее ко рту.

Арахисовая паста – сладкие мгновения в Вашей быстротечной жизни! – подытожив, она с остервенением вцепилась зубами в руку.

Мотнула головой, отрывая часть плоти. Кровь сразу же залила ей лицо. Ксюша отвела руку в сторону. Кровь брызнула в объектив камеры. Сигнал пропал. Экран плазмы зашипел и через две секунды отключился. Мишаня оказался в темноте.

- Говоришь, снова проголодался? – отстраненно прошептал он, и как ответ на его вопрос в гостиной зажегся свет.

Шесть ламп в старинной люстре сейчас горели, казалось, ярче обычного. Гигантская плазма исчезла со стены, но мальчугана, похоже, этот фокус ничуть не удивил.

Он вышел из гостиной в освещенный коридор. Свет горел теперь в каждой из комнат. Мишане было все равно. Он и без наводки знал, куда ему следует идти.

Шаг за шагом в направлении кухни. Отрешенный взгляд. Парализованный рассудок. Капли крови из порезанных пальцев на линолеуме. Тихий скрип половиц в голове.
Медленно вращаясь вокруг своей оси, из комнаты Мишани вылетел глобус. Догнав мальчугана, глобус толкнул его ножкой. Мишаня оглянулся, но никого не увидел. Выполнив нехитрый маневр, глобус снова оказался сзади. Еще один удар ножкой, на этот раз в затылок. Неспешный поворот в сторону обидчика и снова никого за спиной.

У порога кухни глобус в очередной раз подзадорил Мишаню: толкнул в спину и игриво отлетел в сторону, прячась за одиноко висящей на вешалке ветровкой мальчугана.

Мишаня проигнорировал этот удар. Он замер, уставившись на свою собаку.

Клякса лежала на кухонном столе в луже собственной крови. Вспоротым животом вверх. Горстка потрохов на полу держала с ней связь через натянутую нить кишечника. Лапы и левое ухо таксы пятью столовыми ножами были приколоты к столешнице.

На краю стола стояла банка арахисовой пасты с оранжевой крышкой наверху. Рядом с ней бездельничал еще один столовый нож. На другом краю стола, у задних лап Кляксы, лежали два покрасневших ломтика хлеба. (Остатки позавчерашнего батона, невольно вобравшие в себя собачью кровь). Мишаня побрезговал их брать.

Он присел за стол напротив выпотрошенной собаки и сделал так, как учила мама: открыл банку, зачерпнул ножом пасту и намазал ею порезанную ладонь.

Внезапно Клякса открыла глаза. Очевидно, учуяв запах пасты, она повела носом в сторону хозяина. Заметив это, Мишаня совсем не удивился:

- Ты тоже проголодалась? – он протянул собаке измазанную пастой ладонь.

Такса задергалась, пытаясь перевернуться со спины на лапы, но гнет державших ее ножей был неумолимо жесток. Осознав, что дело - дрянь, она быстро сменила тактику. Подавшись насколько это возможно вперед, Клякса попыталась ухватить хозяина за ладонь зубами.

- Собакам ни к чему есть сладкое, - Мишаня вовремя успел отвести в сторону руку. - Особенно, мертвым собакам, - задумчиво уточнил он.

Клякса не желала признавать свое поражение. Пуская кровавые слюни, она продолжала безудержно клацать челюстями.

Глобус уже успел прилететь в кухню. Теперь он кружился у самого потолка над головой мальчугана, набирая скорость с каждым новым витком.

Сам не зная зачем, Мишаня решил сделать еще толще слой пасты на своей ладони. Измазав обильно руку, он поднес ее ко рту, как учила мама.

- Арахисовая паста – сладкие мгновения в Вашей быстротечной жизни! – торжественно произнес Мишаня. Он подмигнул неуемной Кляксе и воткнул нож себе в глаз по самую рукоять.

Глобус сразу же рухнул на пол. Клякса отчаянно заскулила. В двух кварталах отсюда, лежа в желтом футляре для очков, чертенок открыл глаза.


Из подслушанных Ксюшей телефонных разговоров. Эпизод №1

- Вот еще рецепт послушай, а лучше запиши: «Каннеллони с лососем» называется. Нарежь филе лосося мелкими кубиками. Высыпь на сковородку и быстро обжарь с небольшим количеством подсолнечного масла. Посоли, поперчи по вкусу. Шефрана щепотку сыпни, если хочешь. Затем добавь сливки, и туши пять минут… алло, ты еще здесь, Екатерина Павловна?

- Да здесь я, здесь, Вера Петровна. Пытаюсь представить себе, как это изумительно вкусно…


Теги:





1


Комментарии

#0 12:36  29-10-2015Антон Чижов    
эхма...
#1 22:21  29-10-2015Марат Князов    
Пасту недавно готовил, сливочную с креветками. Не помню названия. Так хули, думаю, креветки эти - лёд один. Купил свиной поджарки мироторговской, поджарил, потушил с лучком, сверху пармезан, зелень. Очень так. Извините если не в тему.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
23:47  16-10-2018
: [1] [Х (cenzored)]


С Нефертити наравне из страны Хеопса
Управляется вполне с мужиками Опса,
А Колюня супостат без любовной фальши
Предложил заехать в зад как возможно дальше.

И не думала внимать просьбе деловито,
Предложила угождать честно и открыто,
Но Колюне не впервой получать отказы
Обижаться озорной вовсе не обязан....
Газманов с детства держал своего сына Родиона в крепкой, кабалистической узде. Но та узда не сравнится с лошадиной уздой вагинальных выделений, в которой держала Родиона его первая (и, к несчастью, последняя) жена Эсмеральда.
На самом деле её звали Ульяна Горбова, потому что какая ещё нахуй Эсмеральда может выйти из деревни Устье–Перезассанское Холмоёбовской области, но история не об этом....
23:50  11-10-2018
: [3] [Х (cenzored)]
...
03:15  11-10-2018
: [3] [Х (cenzored)]
Ноги в руки, в парах две
На парах стремлюсь вполне
У тебя ведь тоже пары
Плюсом грудь, шесть струн гитары
Ветер, не порви мечту
Я пары свои спущу
И аккорд один оставлю
Улыбается мечта, так славно
______________________________

Посвещается женщинам, которые сварили больше тонны борща и щи....
09:46  10-10-2018
: [4] [Х (cenzored)]
...