Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Кино и театр:: - Призраки (II)

Призраки (II)

Автор: Владимир Павлов
   [ принято к публикации 23:06  17-12-2016 | Антон Чижов | Просмотров: 414]
Январское утро. Новогоднее солнце. Резкое, трезвое. Всю ночь валил снег, теперь он мирно тает на улицах. Вкусная свежесть и тишина. Прохожие терпеливо прокладывают себе путь через снежную кашу, мимо дворников, задумчиво скребущих по тротуарам. Куда ни пойдешь, в размякшем, влажном воздухе этот короткий скребущий звук.

К-ая, 1 – гулко, как в ванной, и все обшарпанное, бурое. Потолки высокие, и чуть кашлянешь – по пустым пролетам прокатывается этакое одичавшее эхо. Верхний этаж, справа. На двери замазанная черной краской табличка, не прочесть номера.

Здесь никто давно не живет, и на пронзительный звонок никто не отзовется. Но я слышу быстрые шаги, дверь открывается (сама собой), и передо мной мужчина лет двадцати семи-двадцати восьми. С виду не очень крепкий, но довольно высокий. Лицо энергичное, запоминающееся. Ослепительно-белая рубашка, свежевыбритый, причесанный и чем-то благоухает.

Его нет (для всех), но он есть (для меня).

Он смотрел на меня удивленно – глаза совсем белые, без зрачков – но только я собрался открыть рот, лицо у него вдруг просияло.

– А, теперь понимаю! – весело сказал он. – Заходите же, заходите, раздевайтесь!
Он втащил меня в переднюю и помог снять куртку: со стороны бы это выглядело так, что какой-то невидимка подталкивает меня, а затем моя куртка по воздуху перелетает к пыльной вешалке.
– Спокойный, видимо, у вас тут райончик! Да я бы на месте бесов тут же поставил вам блок на сахасрару – вид у вас явно просветленный!

Я кисловато улыбнулся на его шутку, но он уже сам, видно, спохватился и рассыпался в заверениях, как он рад познакомиться со мной и как хорошо, что я успел до суда.

Суд этот состоялся пять лет назад. Хозяина квартиры обвиняли в плагиате – он-де использовал в своей философско-религиозной работе литературный образ из книги одного современного гуру, хотя тот утверждал, что никакой это не вымысел, благодаря чему из категории плохонькой беллетристики перекочевал на полки эзотерической литературы. Я смутно знал, что хозяин проиграл дело, и ему пришлось отдать свою квартиру и выселяться на улицу. С тех пор квартира пустует, а хозяин…так и остался навсегда в том времени.

– Лучше, если мы сразу перейдем на «ты», – прибавил он. – К чему эти гримасы условной вежливости…

Он опять засмеялся и открыл передо мной дверь в гостиную. Комната выходила на юго-восток, окно огромное, и прямо на тебя – слепящий свет от сияющих на солнце снежных крыш.
– Присаживайся, – сказал Инфидель. – Нет, нет, не сюда, ради бога! Там что-то со спинкой… – Он попытался сдвинуть со стола большую деревянную шкатулку – рука прошла сквозь нее. – Запылилась малость… А, потом протру.

Когда-то комната была обставлена очень элегантно. Книжный шкаф, секретер, старинные часы на полу, стол красного дерева с неудобными стульями модерн были покрыты толстым слоем пыли. Гравюры по стенам казались завешанными кисеей. В соседней комнате мне видна была картина на стене – очень хорошая, настоящая живопись, и краешек тахты. Легкий беспорядок, будто хозяева отлучились на минуту…
– Собственно, я бы не должен был прерывать Обет Молчания и выходить без Щита… – объяснил Инфидель. – Но страх и опасения несовместимы с энергетикой Любви. По этому критерию, кстати, мы и распознаем тех, кто лжет, и кто по-настоящему готов умереть за Истину. Я заранее благодарю, что ты согласился помочь…
– Черный Доктор говорил… – начал я робко.
– Знаю, знаю. – Инфидель вскочил с кушетки и заходил из угла в угол. Мимоходом он ухватил из железной ванночки на подоконнике хрустальное глазное яблоко (год назад здесь кого-то пытали) и – раз-раз – сгрыз его.
– Лично я не очень-то верю, что М. пойдет на примирение. С обложкой меня подставили – я даже не видел ее до того, как книгу издали. Получилось, что я скопировал цвет обложки и шрифт названия, чтобы попользоваться его «брендом»… Возможно, эта давно запланированная провокация Сил Тьмы, и М. сейчас полностью или частично зомбирован. Вообще, я не знаю, насколько чисто в наше время может воспринимать информацию даже самый подготовленный медиум. Зато мне совершенно точно известно, что еще несколько лет назад до девяноста процентов энергии ноосферы захватывали Силы Тьмы. Сейчас ситуация должна в корне перемениться. Нужна колоссальная концентрация энергоритмов любящих сердец, выявление и мощная защита таких светоносцев во всех районах города. Таким образом, мы, не откладывая, должны сколотить два-три боевых отряда. Центром кристаллизации групп станешь ты. Тебе Владыка дает Луч. Для начала надо бы хоть несколько человек. Как тут у вас?
– У нас есть Виктор, – сказал я. – Этот сойдет за двух.
– Да? – Инфидель улыбнулся и помолчал. – Ты произносишь его имя с таким почтением. А ты, собственно, откуда его знаешь?
– Мы как-то очутились в одной палате в психиатрической клинике. Сначала показалось, отвратный тип, я ведь думал, он шестерка, на администрацию пашет, и он обо мне был того же мнения. Ну, а потом, когда начался бунт, он устроил митинг, и кончилось тем, что нас обоих швырнули в изолятор.

Инфидель подошел к окну и встал почти что спиной ко мне, лица мне не было видно. Он попросил, и я рассказал ему о наших с Виктором совместных «подвигах». Хвастаться было особенно нечем, поэтому я быстро закруглился.

Наша деятельность заключалась в том, что мы без конца таскались по разным организациям, куда был свободный вход, попадали в резонанс с полем сотрудником и под видом сотрудников «проникали» в инфра-двойники этих организаций. Кроме того, мы проявили инициативу и раздобыли себе пару психокостюмов, совершив нападение на двух развоплощенных служителей Тьмы. Поступок не особенно геройский, если учесть, что оба приняли нас за своих собратьев, но что поделаешь!

Вот и все. Больше мы ничего не совершили, достойного упоминания.

Я замолчал, а Инфидель даже не обернулся. Что это за спокойствие на него вдруг снизошло? Он стоял, барабанил по стене пальцами, смотрел на улицу. А может, не смотрел вовсе. Какая-то вдруг странная рассеянность. Слышал ли он то, что я говорил?

Оказалось, он прекрасно все слышал.
– Ну, а дальше? – спросил он, наконец.
– Да, собственно, больше ничего. Остальное так, чепуха.
– Остальное чепуха, – повторил он медленно. – Ну, а эта история с Крокодилом Системы?

Он равнодушно следил за маленьким грузовичком, как тот медленно выезжает из подворотни, бесшумно скользит по тихой улице, не оставляя сизого выхлопа. Значит, он обо всем уже говорил с Черным Доктором. Все знал, но его Святейшеству угодно было устроить мне экзамен.
– Мы думали, если взять на себя Крокодила Системы, можно подчинить всех окрестных лярв и просветлить астральное клише, – сказал я сухо.
– И Виктор тоже так думал?
Я сказал: «Так точно». Помолчали. Тут великий гуру изволил обернуться и смерил меня презрительным взглядом.
– Можешь обижаться, но вы тут же вылетите, если повторится что-либо подобное. Своими фокусами вы можете испортить все дело.

Он сел на кушетку напротив меня и провел рукой по волосам. Они у него были волнистые и какого-то неопределенного цвета. Одно веко у него опять недовольно дернулось, и я вдруг обратил внимание, что всем чертам Инфиделя чего-то уточку не хватает. Нос чуточку коротковат, рот чуточку маловат, скулы выдаются, лоб четырехугольный, но отнюдь не безупречной формы.

– Мы не должны строить себе никаких иллюзий, – продолжал он. – Материя есть некая ненужная аберрация, тормозящая эволюцию душ. Спасти нашу истинную – духовную – отчизну – это зависит сейчас от немногих избранных, их капля в море. Что ж удивляться! В переломные моменты все решали единицы. Зато уж те, кого мы наделяем «виденьем», должны понимать, что грядущая война – не мальчишеская забава. Физический Мир должен быть потрясен до основ, чтобы очистился Духовный Мир. Может быть, тебе еще рано такое слышать, но так оно и есть, – сказал Инфидель с пафосом и снизошел до формулировки: – Мы должны брать тех, кто чувствует себя ответственным за все, кто не делает различия между своей судьбой и судьбой общего дела.
– Ну, уж если соберется такая публика, то нам с Виктором лучше сразу поискать себе место попроще, вроде той Общины, где я недавно был. Хотя, наверное, вы уже успели собрать и эту информацию.
– Задето самолюбие, это серьезно. Это намного важнее сейчас, чем своими упорядоченными мыслями держать энергополе. – Инфидель пытался припустить иронии, но ирония была не про него. – Ведь подобное разглашения – а темные через вашего Крокодила наверняка получили доступ к вашему подсознанию – ведь подобное разглашение раньше среди посвященных приравнивалось к предательству и каралось смертью. Ибо вред от него непоправим, он исчисляется тысячами жизней. Выдать врагу все планы и карты…

Он так разволновался, что весь трясся, я даже пожалел, что довел его до этого. От злости за свою несдержанность Инфидель рывком вскочил со стула и снова зашагал – я бы сказал, «залетал» – из угла в угол. Он попробовал рассмеяться, но смеха не получилось. Какие-то странные звуки – и злость, и истерика, и отчаяние.

– Пойми меня правильно, – заговорил он снова. Он, наконец, взял себя в руки. – Чтобы услышать Голос Учителя, своего Духа бессмертного, своего сердца, надо отринуть авантюры, на которые нас толкает низшее «я». Безусловно, инициативные люди – как правило «старые» духи с багажом накоплений, они интереснее и мужественнее большинства из нас. Можешь передать Виктору привет и скажи, что я рад буду с ним встретиться. Меня другие возмущают – те, которые ни во что не ставят опыт старших. Они относятся к нам чуть ли не пренебрежительно за то, что мы такие осторожные и пытаемся искать контактов с врагом. И что же получается в итоге? Путаница и гибельное шатание. У нас свои, проверенные методы работы, свои Учителя, свои критерии отличия Света от Тьмы, истинного от тонких подделок. В единении сейчас – противоядие от сект и лжерелигий…

Он говорил возбужденно, все больше волновался, – видимо, за всем этим скрывалось что-то личное, – но я слушал уже вполуха. Что такое? Вроде бы кто-то открывает ключом наружную дверь. Вот вошел, завозился в передней… Инфидель ничего не слышал или делал вид, что не слышит, – невозмутимо продолжал свои разглагольствования. Нет, все-таки послышалось. Нервы…

Без десяти час мы с Инфиделем спустились вниз и вышли на улицу, под ясное зимнее небо. В голове слегка шумело. Похоже, похолодало, и мы бодро-весело зашагали по тротуару, вдоль высоких, с человеческий рост, уже грязноватых сугробов. Он проводил меня до самого метро и благополучно растворился в толпе, бесплотный призрак, невидимка для живых.



Теги:





-4


Комментарии

#0 23:44  17-12-2016Лев Рыжков    
Очень перегруженный текст. Целая куча-куча всяких реалий на бредоватых диалогах.

И не порадовали пространные телеги вот этого вот Инфиделя. Телеги, по-моему, это пир духа и праздник. Но их надо доступным языком писать, завораживающе. Желательно избегать "аберраций". А то и так текст не легкий, а тут еще гирю "аберрации" бу-бух на весы читательского восприятия...

Цельного замысла пока не осознал.
#1 11:49  18-12-2016Гриша Рубероид    
кто-то кого-то будет пиздить. исходя из текста.
#2 14:49  18-12-2016херр Римас    
Ну чо, кто скажет читать это что Комсомолец написал?
#3 15:11  18-12-2016Гриша Рубероид    
есле про нечисть всякую уважаешь то читай.
#4 19:47  18-12-2016Renegade    
Не читал, а то букаф слишком много, но полагаю - гавно и хуета шо пиздец.

Запретить.
#5 19:18  21-12-2016Разбрасыватель камней    
Атмосферно. Умеет автор погрузить..

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
06:27  18-06-2017
: [7] [Кино и театр]
Театр - квинтэссенция простоты,
Где ты - это я, а я - это ты,
Где оба причастны одной cудьбе.
(Когда больно мне, то больно тебе),
Где жизнь - квинтэссенция пустоты
Со всполохом призрачной красоты,
Ее обнажённый бесстыдный полёт,
Где грим Азазелло на шабаш зовёт,
Огонь из светящегося конфетти,
И кто-то смеется и шепчет: "Прости"....
21:27  13-06-2017
: [6] [Кино и театр]
Стоят в глубинках городки,
Где петухи орут до хрипа.
Признаюсь, очень мне близки
Селения такого типа

Заборов их перекосяк
Выводит запросто к речушке
Любого, кто презрел "пятак"
Киношки, рынка и торгушки.

Читать оставьте, коль для вас
Тоскливы встречи с бедным бытом,
Моя история как раз
О месте всеми позабытом....
08:53  05-06-2017
: [23] [Кино и театр]
Развеяв по ветру последний марафет,
громит прибой прибрежные аптеки,
из склянок битых - йодом льёт рассвет,
дыхнуло гнилью, мидий взмыли веки

По рунами изрубленной доске
расколотое, скачет солнца блюдце,
свиваясь в имя чьё-то на песке,
лучи, рассеиваясь, литерами вьются

В медуз светильниках притушен белый свет
над ложами, укутанными илом -
дымится, рвётся солнца трафарет
горгоньей головой-паникадилом

Ложатся в пазл морских ежей скорлупки,
не затихает вет...
16:56  02-06-2017
: [12] [Кино и театр]

Массивные инкрустированные двери бесшумно отворились. В маленький зал, чей потолок пожирала позолоченная лепнина, энергично ступил то ли молодой то ли старый, то ли высокий, то ли низкий, то ли красавец, то ли урод, то ли крепкий, то ли слабый человек....
23:04  28-05-2017
: [73] [Кино и театр]
Язык болтается сиреневый
над морем - облако повесилось,
зажмурилось, слетело лесенкой,
качается, щекочет дерево

А мы в закат идём по берегу,
совпав по месту и по времени,
и нам вполне себе сиренево
до моря, облака и дерева

Лилово нам, и фиолетово
торчит топориком из темени
луна, тараща зрак базедов на
звёзды брызнувшие семенем

на море, кипарисы, лётчиков
подбитых, выбитых из стремени,
с резьбы слетевших и со счётчиков,
с учёта снявшихся из племени<...