Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Критика:: - Женская проза. Взгляд из окопа.

Женская проза. Взгляд из окопа.

Автор: Тов. Птиц
   [ принято к публикации 09:24  14-04-2017 | Антон Чижов | Просмотров: 546]
Редкого мужчину застанешь за прочтением книги Анны Гавальды «Просто Вместе», и даже падкий на эротику мальчишка-шестиклассник не покусится на «Анжелика – маркиза ангелов».
Есть произведения для женской аудитории нетто, есть книги о женщинах (например, израильский автор Меир Шалев пишет исключительно о женщинах), а есть книги, написанные женщинами в надежде, что их поймут все, книги с претензией, амбициями. Меня интересуют последние, а также вопрос – что надо сделать автору-женщине для того, чтобы её произведения попали в руки читателей обоих полов? Убрать с обложки котика? Взять мужской псевдоним? Добавить «мнение критика» - серьёзная литература для думающих людей? Над чем стоит задуматься и как при всём этом не спалиться.
Почему вполне нормально подумать следующее (сказать вслух уже не всегда нормально) - классная книжка (фильм) хоть автор и женщина.

Чем отличается «женская проза» от «мужской» и почему женское творчество по мнению многих и не безосновательно «хуже».

Появился на моей работе новый коллега. Мне было важно понять, и как можно быстрее, с кем я имею дело. Пригласила я его, естественно на местный колорит - хумус абу Хасан, что в Яффо на улице Дольфин. Спиною к арабам герой мой сесть застеснялся и это почетное место, после минутного колебания и шаркания ножкой, уступил мне. Идём далее. Спрашиваю: что вы любите из современной литературы, сэр?
- Я, вообще-то мало читаю. Есть одна только книжка, которая мне очень нравицца, но она для мужчин. Исключительно мужская книжка.
- Какая же? Очень мне интересно познать мужскую душу и как можно скорее.
- Нет, говорит, вам это ни к чему, там матерные слова всё время. Но автор – он, понимаете, прям в нашу мужскую душу заглянуть сумел и всю её на свет вытряс. Очень мужская книга.
Название бестселлера и имя автора я, естественно, получила. Ничего решила не узнавать заранее, что бы не сложилось предвзятое мнение. Даже синопсис великого произведения не читала. Скачала, загрузила.
Мародёр. Беркем аль Атоми. Фантастика, мистика, мир пост апокалипсиса. Мучительно, но из любви к психоанализу одолела книжку.

Главный герой и действующее лицо мужчина по кличке Ахмет.
Первые мои подозрения вызвала немота жены главного действующего лица. Ни имени, ни голоса. Одно определение: жена и обращение «маленькая моя». Второй безымянный женский персонаж появился у проруби, он был ужасен, бил других женщин, нарывался на грубость и заслуживал смерти. Третья/четвёртая женская особь появилась в конце книжки в виде бляди и её рабыни, приведенной на продажу. Тут я окончательно убедилась, что так унизить женщин могла только автор женского пола. Главный Герой Ахмет (то ли грузчик, то ли кладовщик в прошлом) кроме всех прочих навыков ведения ближнего и дальнего боя, минирования периметра и разведения собак обрёл также и гинекологические таланты, запустил два пальца рабыне в промежность (в тексте использованы куда более «мужские» существительные) и определил, что товар испорчен… унизительная и необязательная процедура.

(лирическое отступление)
-Что ты, я ещё девственница, - говорит мне голубоглазая нимфа с пышной копной белых ангельских локонов на голове, да.
- Так у тебя же парень был, три года встречались!
- Ну да, был.
- И ни-ни?
- Ну я ему отсасывала в подъезде, конечно, а так не было у нас ничего, девственница я!
(конец лирического отступления)


Даже если не верить в то, что настоящее имя истинно мужского писателя Беркема - Асия Кашапова, с уверенностью могу утверждать, что автор книги Мародёр – женщина.
Действующее лицо произведения – мужчина. Женские образы – ущербны.
Как и в большинстве произведений авторов – женщин.
Основным предметом исследования Жэ-авторов являются мужчины. Даже если главной героиней романа является женщина – предметом её искания, рассмотрения, целью и предметом изучения автора – является мужчина. Героиня-женщина наблюдатель, рассказчик или ведомая сила.

«Зулейха открывает глаза» Гузель Яхина 2015
Зулейха наблюдатель, едва ли не единственное решение Героини на протяжении всего романа – это кража пастилы для духа кладбища на самых первых страницах. Потом она просто плывёт по течению от родной деревни до берегов Ангары. Все поворотные решения принимает герой мужчина – Игнатов. Он убивает мужа, он увозит героиню, он даже даёт жизнь её сыну в конце романа. Зулейха же покорно принимает и «передаёт» нам эту историю.

«Щегол» Донна Тартт 2014
Главный герой мальчик-мужчина. Все героини ущербны: мать идеальна, но мертва (она же катализатор всей истории и всех бед, которые случились с героем), Большая Любовь героя – калека, немая, едва ощутима, Мачеха героя – алкоголичка, которая бросает и своего пасынка, и «сына» - собаку. Мать друга – полусумасшедшая аристократка и так далее.

Дети Медеи. Людмила Улицкая. 1996

Главные действующие лица, как это не прискорбно – покойный муж Медеи и господин Бутонов. И Медея, и женщины Бутонова способны лишь отреагировать на действия мужчин. Кто выбрасывается из окна, а кто просто продолжает жить.

К сожалению действующими лицами произведений женского пера являются мужчины. Женщины пассивны. Предметом изучения являются Люди, но рассматриваются они через действия мужчин. Женщины зачастую унижаются максимально, так, как только женщина может унизить саму себя, способами самыми изощрёнными, опробованными.

Что же с прозой от мужчин?
Во-первых, предметом изучения часто является не только Человек, а также: Смысл жизни. Что есть вина и как с нею жить? (Достоевский). Что есть разум? (Лем) Сознание? Одиночество? Любовь? Общество? Закон?
Другими словами, по моему мнению, предмет или тема мужских произведений
- узконаправлена (не пытается объять необъятное, прыгнуть выше головы)
- не ограничивается одним или двумя живыми существами
- затрагивает понятия философские, интересные интеллектуалам обоих полов

Тут мой запал потух как-то… слово философия всегда выбивает меня из колеи.

Женщины склонны посвящать свои таланты Человеку, изучению почему, как, зачем и кто есть человек. Человек, как главная загадка. Часто они берут в посредники или «кладут на предметное стекло» именно мужчину пренебрегая женщинами, как объектом хорошо изученным.
Часто, авторы-женщины жестоки к своим героиням, унижают их или вообще низводят к нулю. Мужчины (Дюма, пара Анн и Серж Голон, Достоевский, Чехов, Толстой, Паланик даже, Кинг) относятся к женщине если не всегда с уважением, то с интересом, любопытством, обожанием, любовью. Так, как женщины в свою очередь умеют относится только к мужчинам.
Мужчины в прозе уделяют внимание одной цели, они сконцентрированы и указывают на одну и ту же деталь (предмет их исканий в данном произведении) используя разных героев, оперируя ими невзирая на их пол. Например, Достоевский использует Князя Мышкина, Рогожина и Настасью Филипповну для одной и той же цели – показать человеческую способность, высшее предназначение в том, чтобы добровольно приносить себя в жертву.
Женщины часто распыляются, пытаются сесть одной попой на три стула, описать неописуемое, при этом героев часто дискриминируют.

И когда появляется в списках качественных прозаиков такой автор, как Франсуаза Саган и хочется возмутится, ах, она только о шарфиках и шпильках, лазурных берегах и аристократах на завтрак - понимаешь, что нет, скрой она своё имя, никто бы не заподозрил в произведениях, где главным героем является настроение, жизнь, одно точное чувство, а единственным действующим лицом женщина – коротко стриженную поцоватую девчонку.

Короче говоря, уничижительное или снисходительное отношение к «женской прозе», к сожалению, имеет под собой основания так как часто, после её прочтения можно поплакать или поразиться богатством языка и красотой изложения, образов, но сказать себе лишь одно: «что ж такова жизнь, да».
Проза мужского авторства (и немногих способных женщин) оставляет после себя впечатление, которое отслаивается мыслью, чёткой, сформулированной, если не в словах, то в образах. Мысль эта, как семя, даёт росток, развивается, приобретает форму, оживает и проявляется затем в нашей жизни. Ну, что и не удивительно.


Теги:





0


Комментарии

#0 10:41  14-04-2017Швейк ™    
"небезосновательно". Слитно
#1 11:25  14-04-2017Тов. Птиц    
оно само разделилось. Впрочем, может я имела ввиду не совсем безосновательно. на этот пробел я положила надежду
жена читает Гавальду ага

я с супругой даже кено по мотивам иё книги пасмарел вроде как раз Просто вместе
#3 13:30  14-04-2017херр Римас    
Ну нормалек, спасибо, я половину книг, подвергнутых разбору как раз и не читал, и наверно теперь и не буду.

До третьего абзаца искренне полагал, что креос называется Женские позы, а не про прозу.Ну я имею ввиду например миссионерская поза, сзади, догги и супердогги.
#4 13:44  14-04-2017Алена Лазебная*    
Из какого такого окопа?
#5 14:28  14-04-2017Тов. Птиц    
Из какого окопа: женского, человека, который смотрит на данный вопрос не со стороны, а с линии фронта, к тому же из окопа видно не много, но то что удаётся увидеть, удаётся также и потрогать - все близко. Как то так
#6 14:34  14-04-2017майор1    
#4 И такого окопа. Из неглубокого волосатого окопа.
#7 14:38  14-04-2017майор1    
Беркем, кстати, отвратительное гавнище.
#8 14:49  14-04-2017Тов. Птиц    
Из того окопа только дети родятся.

За все творчества автора аль Атоми не знаю, ради науки прочла только Мародера. Но у неё много поклонников, продажи.
#9 15:30  14-04-2017майор1    
это из-за тяжелой болезни покупателей.
#10 16:49  14-04-2017Лев Рыжков    
Ход авторшиной мысли мне нравится. Видно, что не чужда парадоксам. И это хорошо.

Про Беркема скажу, что все-таки мужик. Много в том же "Мародере" всякого такого, что только службой в армии приобретается. Именно военная матчасть, всякие диверсантские прибамбасы - все это там весьма четко.

И, во-вторых, я знаю некоторое количество авторов - безусловных мужчин, которые, как огня, боятся женских образов. И умудряются целые романы без женщин вообще выпускать))
#11 17:01  14-04-2017Тов. Птиц    
Обитая на форуме судебных медиков я могу поддержать разговор на эту тему и даже сойти за коллегу делая простые копипейсты. Имея мужа/друга военного, медика, футболиста я могу сойти за любого из них особенно если хорошо слушать и принимать исправления. К тому же, неужели нет женщин в армии? Можно почитать учебник, мемуары и мимикрировать
#12 17:03  14-04-2017Лунапаркский    
Кстати, мужики от женского имени выступают гораздо чётче. Телки же не упускают случая ввернуть какую-нибудь затертую поговорку, прибаутку или фразеологизм типа "из окопа".
#13 17:05  14-04-2017Лунапаркский    
Бабы более обстоятельны в сопутствующих мелочах. Мужики препарируют только самое нужное
#14 23:11  14-04-2017дядяКоля    
Сорри, я такую прозу не читаю.
#15 23:40  14-04-2017Тов. Птиц    
Лунапарский - спасибо, учту, что бы впредь не палиться. Если бабы более обстоятельны в мелочах, то Беркем скорее женщина, там много подробностей, часто вовсе незначительных для сюжета.



Даже не думала что эта темя повергнет меня в такое недоумение. Выходит, что вне жанра развлекательной литературы (Маринина, Кристи, Шелли) количество прозаиков женщин стремится к нулю. Вульф, Саган, Санд, Митчелл, а русских и вовсе нет. Из десятка, не более имен и фоток, которые выдал гугл по запросу "писательницы" из незнакомых заинтересовало фото Елены Андреевны Шварц, но и у нее всего две повести...

То есть о жизни, доле, сиськах и просто попиздеть - мы хороши, а что б на одну полку с Достоевским - пока таких нет. поразительно

#16 23:44  14-04-2017Швейк ™    
"чтобы". Слитно
#17 07:17  17-04-2017Файк    
«Щегол» Донна Тартт 2014

Ужасное произведение. Нудная детализация всякой хуйни. Блять, подробнейшее описание завязывания шнурков, вот и все впечатление. На кол автора.
#18 07:29  17-04-2017Файк    
Впрочем, мужики тож хороши. Есть такой писатель Лукьяненко, у него масса повторов в стиле: "Ебет, ебет - подскочит, о камень хуй поточит, газету почитает и снова начинает".

Возможно, это для увеличения объема, автору за объем платят?

И даже Сорокин со своим "Голубым салом" начал за здравие, а скатился в политику, для читабельности?

#19 07:49  17-04-2017охотник на дикобразов    
Женская проза почти всегда приторна и местами наивна. Вспомнил только одно серьёзное произведение, которое этим не грешит.



#3, что такое супердогги? Меня очень волнует этот вопрос.
#20 22:19  17-04-2017Тов. Птиц    
Какое? серьёзное произведение?

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:25  16-10-2017
: [5] [Критика]
(Водолазкин Е. Г. Авиатор: Роман. — М.: Издательство АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2016. — 410 с. — (Новая русская классика)

Евгений Водолазкин — автор парадоксальный. Например, в «Лавре» и «Авиаторе» пишет он о вещах по большей части тяжелых и страшных: о болезнях, смертях, казнях, пытках, потерях и унижениях, — но очень уж акварельно ваяет-то!...
Почему ты ещё не вымер, дорогой читатель? Потому что ты приспособился. Ты нашёл в окружающей среде достаточно оснований, чтобы быть. Своим телом ты вытеснил другие тела на край погибели, подальше от твоей зоны комфорта. Надеюсь, тебе за это не стыдно, как не стыдно мне за съеденный завтрак....
А это правда? Что именно? Ну, то что вы сказали? Да, самая настоящая правда. Странно. Почему? Потому что я вижу всё по-другому. Как же? Это внутренний мир маленького мальчика, а всё остальное сортирные надписи. И события и люди- это всего лишь надписи в сортире....
17:13  23-08-2017
: [6] [Критика]
(Алешковский П. М. Крепость: Роман. — М.: Издательство АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2017 с. — 592 с. — (Новая русская классика)

Если поверить, что это и есть «новая русская классика», то какая-то она неклассичная, эта классика. Не значит, что не цепляет....
Творческие люди жутко блядь чувствительные. Вот наступит обычному человеку на ногу какое-то мурло, так обычный человек просто скажет ему убери ногу нахуй, и всего делов то. Но творческий человек не таков, он из другого теста. Он будет краснеть и пучиться придавленный тяжестью чужого каблука, но слова из себя не выдавит....