Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Элли в каменном лесу

Элли в каменном лесу

Автор: Григорий Самбарин
   [ принято к публикации 17:30  13-09-2017 | Антон Чижов | Просмотров: 190]
I. Сказки бывают разные

Как и любая интересная сказка начинается со слов "данным-давно, в далеком прекрасном месте...". Но эта история начнется с других слов, потому что мы не знаем, когда она произошла и в каком замечательном месте. И это незнание не сказывается на сказочном и волшебном наполнении. Сказка начнется со знакомства с маленькой героиней, чье милое любопытство станет началом ее приключений. Обычно такое мы переживаем во сне. Мы направляемся туда, куда желаем, следуя за своим любопытством в глубокой тишине. И эта тишина всегда принадлежала нам, состоя из нескольких частей. Первая, как и всегда, принадлежит таинству сна. Чем меньше и спокойней она, тем интереснее истории приходят ночью к нам, сладкие и сказочные тексты Морфея. Другая таится в месте, что окружает нас, что создаем, не задумываясь о ней. И третья, самая важная ее часть, обитает внутри каждого, теплом своим, обливая и согревая. И так трехчастная тишина пришла в ту лунную и волшебную ночь, где-то на окраине леса. Там же недалеко расположилась маленькая деревушка, где только что погасли огни в окнах, и сон тихо прокрадывался в постели обитателей этих домов. Одна маленькая девочка не спала и не желала погрузиться в крепкие объятия Морфея. Нечто необыкновенное произошло в эту ночь.
Это было прекрасное явление.
Каждую ночь, с заходом солнца, мир погружается в тишину, волшебную и загадочную. Сказка рассветает и ужасы пропадают. Загораются звезды, и луна прелестным сиянием открывает завесу тишины. Но на окраине этой деревушки был лес, где она была всегда, и днем, и ночью, и даже в праздники. Вечно неизведанная и всегда таинственная. И лес этот называли каменным. А все потому, что там было много тропинок выложенных камнем, которые со временем меняли свои направления. Также поговаривают, что там жил монстр, при встрече, с которым люди теряли рассудок. Конечно, если оставались живы. Он каждую ночь выходил из леса и смотрел в сторону деревушки. Вглядывался вдаль, в красоту звездного неба, и как только свет в окнах исчезал, монстр возвращался в лес.
Детям той деревни рассказывали страшилки про это место и монстра. Говорили что, лес полон опасных и диких животных, которые как встретят человека, сразу же разрывают в клочья. Молва о монстре была разная, но во многом они пересекались. Его сердце золотое, а руки его вечно холодные. Прикосновение дарует вечность, замороженную в ледяной каменной скульптуре. Многие, кто встречался с ним, становились статуей, и украшают тропинки этого леса, посей день. Также на него ссылаются, как на обладающего свирепыми, сверкающими или лихорадочными глазами, или глазами голубовато-серого цвета. Они обладают таким же леденящим взглядом, пронзающим до пят. Сам он был долговязым и черным, как зимняя ночь, и холодным, как лед. Вот так запугивали взрослые детишек, поэтому они не ступали ногой в каменный лес.
Стояла великолепная теплая ночь, каких много бывает в сказках и крайне мало в реальном мире. Погода была сухая и теплая - очень подходящая для дозревания ржи. Деревья по обеим сторонам лесных тропинок меняли цвет. Высокие деревья обрели желтизну доброго масла, а заросли ровных кустарников, выползающие на тропинки, горели ослепительно красным. Только старые дубы сопротивлялись осени: в их листве зелень и золото мешались поровну. В ту ночь, что была особенной, маленькая девочка решила пойти познакомиться с монстром. Маленькая, но любопытная и смелая девочка.

II. Ровно столько, сколько нужно вечеру
День подошел к концу, настало время вечера, душистого и загадочного. Маленькая девочка была довольна тем, что к вечеру закончила большую часть основных дел. Остались незначительные, но тоже важные дела. Остались вечерние дела. Но их нужно успеть все закончить вовремя. Если делать все как следует, то можно и раньше управиться до прихода мудрой и загадочной Луны. До прихода чудесных минуток вечернего спокойствия, когда можно в свое удовольствие поделать то, что душа пожелает. Например, повязать или почитать любимую книжку.
Маленькая девочка скрестила руки на груди и добрую минутку смотрела в глубину большой комнаты. Белая и строгая печь стояла в самом центре, в ожидании свежих сухих дров и теплого аромата огня. Она сложила недавно найденный хворост и несколько приятных на запах дровишек внутрь печь и заботливо разожгла огонь. Сухая сосенка, ясень и бодрая лиственница. Хорошие наполнения для огня. Вскоре в печи трещало игривое пламя. Она некоторое время смотрела на огонь, потом отвернулась. Мелкие дровишки и хворост должны были прогореть, а для этого нужно было время.
А пока есть чем заняться, но сперва ей захотелось осмотреть недавнюю находку. Ее она нашла несколько дней назад на каменной тропинке перед входом в каменный лес. Маленькая девочка протянула руку в карман к каменной фигурке. Ее пальцы нащупали гладкое и прохладное. Выточенная из куска светлого гордого, но застенчивого камня. Ангельский солдатик в отчётливой кольчуге, с милым личиком, таким славным, не хочешь, а поцелуешь. Одно маленькое крылышко было обломлено, словно потеряно в ожесточенном бою. Бедняжка. Просто потерялся. У него было имя, которое еле видно на груди: "Кта". И под ней еле заметный узор, башня пожираемая языками пламени. Маленькая девочка улыбнулась и положила куколку в карман.
Далее она зажгла спиртовку. Желтое пламя сделало комнату теплой, а свет от лампы смягчил желтизну мягкой нежной лазурью. Она поставила котелок на спиртовку и положила в него нутряное сало. Добавила немного соли. Котелок стоял сверху и языки пламени гордо и нежно обнимали его, при этом в комнате исчезли оголенные дрожащие тени, цепляющиеся за стены. Маленькая девочка улыбнулась. Пока сало томилось, она взяла из приготовленной заранее медной мисочки мускатный орех. Они все были такими редкими, такими незнакомыми и необычными. Полные дальних приключений. Девочка провела пальчиком по шероховатой узорчатой шкурке. Поднесла его к лицу и втянула аромат морских странствий, каретного переезда и пешей прогулки по чистым засеянным полям. Она разлущила его и кончиком любопытного застенчивого языка коснулась удивительного странной зёрнышки. Постояла, застыв, как вкопанная. Потом, вдумчиво и нежно провела гладенькой стороной зернышки по губам. Некоторое время спустя, губки маленькой девочки растянулись в широкой довольной улыбке. Именно то, что надо!
Огонь в печке к тому времени прогорел до золы, исподлобья смотря на нее маленькими красными огоньками. Еще чуть-чуть и можно будет его собирать. А пока она начала лущить остальные орехи один за другим. Толкла их в тяжелой каменной ступке, мелко-мелко, до состояния еле видной пыли. Пересыпала потом ее в глубокую баночку. И так она лущила и толкла. Лущила и толкла. Управившись с мускатным орехом, маленькая девочка смела золу и положила в глиняную чашку, плотно утрамбовав.
Она посмотрела на него, темный и мрачный пепел без огненных глазок. Он был легок, но зависим. Девочка взяла банку с большим горлышком, поставила сито на него. Точь-в-точь. Они были созданы друг для друга. Пересыпав пепел в сито, девочка начала потихоньку заливать чистую прозрачную воду с родника. Вода просочилась сквозь пепел, и засочила несколькими струйками, заполняя банку мутно-красным раствором, как перемешанная глина, кровь и мед. Маленькая девочка подняла банку с зольной жидкостью, после того, как последние капли упали с сита. Раствор был прекрасен. Он был цвета заката. Дымчато-бурого цвета. Изысканный капризный румянец таился в нем. Раствор был достаточно хорош. Достаточно изыскан.
Девочка посмотрела на сало. Настало время снимать его с огня. Растопленное сало аккуратно напросилось, чтобы его помешали. Затем она процедила, так, чтобы не осталось ничего лишнего, кроме острого, горячего жира. Поставила котелок в сторону, остывать. Он был царственный и изысканный. Не зря она два дня настаивала сало в холодной воде, и часто меняла воду, такую чистую и кристальную, как утренняя невинная роса. Далее она пошла за свежей водой, наполнив склянку правильной родниковой водицей.
Подошла к полке с травами и окинула взглядом их. Достала эфирное и оливковое масла и поставила их на стол к остальным ингредиентам. Следом принесла баночки с разными травами. Посмотрела на легкий порошок цветов ромашки. Они точно придадут мылу желто-зеленый цвет, жаль, что с течением времени он побледнеет. Главное ромашка заботливая. Она снимает воспаление и лечит раны. И это было хорошо и прекрасно. Кхм... Молотые листья пачули. Идеальный фиксатор. Идеально закрепляет аромат эфирных масел. И добавит в мыло свой зеленоватый оттенок. А когда будешь им пользоваться, то по любому будет ощущаться легкий запах пачули... Очень приятно!
Маленькая девочка заглянула в стынущий котелок и заметила, что жир начал застывать. Он волшебно обнимал края котелка, образуя тонкий полумесяц. Она улыбнулась. Скоро он наполнится, как и луна, вырастет и окрепнет.
Девочка понимала истинное устройство мира. Она частично познала способ быть маленькой. Постигла многие тайны и секреты. Все тонкие, вкрадчивые пути, которые делают человека мастером в этом искусстве. Самое главное и единственное в этом: не желать ничего для себя. Тогда ты становишься маленькой, и тебе ничего не угрожает и не грозит. Это означало, что ты можешь ходить по миру неприметно. И так появляется много разных путей! Все что в этом мире описывается формулами, обозначениями, надписями, символами, все, что обычно считается истиной, может оказаться обычными фокусами. И все это становится простыми хитроумными способами разговаривать с миром. А если вести себя бережно, если стать неотъемлемой частью вещей, то ты сможешь найти под этим тайную глубину, сокрытую суть вещей. Так познается истинный облик мира. Тихо и мирно наблюдаешь со стороны за всем происходящим, не раскрывая себя. А все прочее отсеется и станет рокотом далёких барабанов. Это один из возможных способов двигаться изящно.
Маленькая девочка пока думала над всем этим, поставила котелок у окна, где медленно, не спеша просыпалась луна. Она, зевая, смотрела сквозь окно сонным, но по-матерински нежным взглядом. Мягкий добрый свет падал наискосок. Стынущее сало образовало тонкое белое кольцо вокруг середины медного котелка. После недолго отдыха, маленькая девочка отнесла его к текучей холодной воде, принесенной из кристального родника. И как проворный кузнечик, оно остыло, образовав плоский белый круг. Она аккуратно отлепила круг сала и слила золотистую воду, что образовалась снизу.
Тепло снова озарило эту комнату, когда она зажгла спиртовку. Желтое пламя вновь нежно обняло дно котелка, приятно целуя его. Маленькая девочка улыбнулась идеальному кругу чистого белого жира. Ей, наверное, хотелось поломать чудесный сильный диск на кусочки, чтобы он побыстрее растаял. Но это было не правильно! Это было бы не культурно. Она положила диск жира в котелок аккуратно и бережно, чтобы он не почувствовал дискомфорта и не обиделся.
Затем - масла. Она вылила их в перетертый мускатный орех. Сладкий и легкий аромат заполнил комнату на фоне острой едкости изящного ореха. Она размешала их, а потом влила влажную густую массу в пресс, который поставила над чашей. Девочка принялась крутить боковую ручку, так что два диска ползли навстречу друг другу. С одного края, где был маленький желобок, наружу попросилась густая маслянистая жидкость. Тонкой струйка потекла на дно банки. Под конец ручка давалась тяжело, туго прокручиваясь. Жидкость медленно капала вниз на дно чаши. Она поднатужилась и прокрутила рукоять еще на пол оборота тяжело, против сопротивления пресса. Маленькая хрупкая девочка скрипела зубами, как будто прокручивала не рукоять, а саму себя выжимала. Еще несколько капель попадали. Затем еще. И еще.
Она больше не могла прокручивать дальше. Вздохнула. Расслабилась. Раскрутила пресс и вычистила мускатную рыхлую посветлевшую массу, которая рассыпалась на дрожащие крошечные кусочки. Маленькая девочка посмотрела в чашу, на янтарную вязкую жидкость. Она была полна сладких тайн и морской пены. Она насыщена загадками. Жидкость была идеальна!
Маленькая девочка подошла обратно к котелку и с превеликой радостью обнаружила, что сало растаяло. От него пахло жаром и костром. Совсем скоро. Уже близко тот самый момент волшебства. Она помешала жир палочкой. Взяла банку закатного зольного раствора и аккуратно, никуда не торопясь влила его в жир. Вся эта загадочная смесь тотчас помутнела, окрасившись легкой розовостью. Маленькая девочка наполнилась радости, заулыбалась и вновь принялась помешивать смесь.
Потом она насыпала некоторое количество порошка цветов ромашки и молотые листья пачули. Смесь приняла зеленоватый оттенок. Она все так же была наполнена тайн и загадок. Следом девочка влила янтарный раствор. Она помешала волшебную смесь, и вокруг все пространство заполнилось дивными легкими ароматами ромашки, пачули и масел.
Девочка сосредоточено помешивала ее, пока варево окончательно не загустело. Все. Готово. Она отнесла его остывать у окна, чтобы оно полюбовалось мягким добрым светом мудрой и величественной луны.

III. Кто правила игры ведет - к тому приходит добрый год

Она глубоко вздохнула и выпустила с воздухом уставшее состояние и запыхавшееся минутки изнуренности. Пошла сполоснула свои руки и лицо. Посмотрела на комнату и принялась собирать свои инструменты, разнося их по своим законным местам. Управившись со всем этим, взяла метелку и начала подметать пол. Она делала это не спеша, убираясь тщательно, чтобы по возможности не было ни одной пылинки. После всю пыль замела в совок и забросила в печь, глубоко-глубоко. Оставив пол, поставила метелку на место. Маленькая девочка осмотрела все как следует. Сейчас, когда все было прибрано, и все находилось на своих местах, она чувствовала себя, как маленькая горошина в своем собственном идеальном стручке, молоденькая и свеженькая.
Далее она вспомнила про уже успевшее остынуть превосходное мыло. Быть полностью уверенной в том, что оно было хорошим, девочка не могла, но предполагать - это уже другое дело. Наклонив котелок и сунув туда руку, она достала гладкую, округлую головку душистого мыла. Безобидным ножичком принялась резать мыльный купол. Девочка порезала разные кусочки и все они непохожие один на другой. Каждый уникальной формы и размеров. Каждый по-своему прекрасен. Нужно еще дать им отдохнуть.
Все они были ровно тем, чем они должны быть. И эта уникальность порадовала маленькую девочку. Время от времени можно побаловать себя чем-то настоящим и приятно живым. Она взяла бережно-бережно маленький кусочек и поднесла к лицу, легонечко дотронувшись любопытным язычком до него. Оно было восхитительное. Маленькая девочка улыбнулась его загадочной таинственности. Мыло было поцелуйным. Загадочное, но сладкое. Милое, нежное, но твердое. Так и просилось на прикосновение.
Девочка взяла кусочки мыла и отнесла их на полку возле печи. Там не так жарко и не так холодно. Там оно могло до конца отдохнуть и "допечься". Один кусочек она положила в карман. Второй отнесла к умывальнику.
Все дела на этот день были закончены. Можно теперь спокойно проведать своих друзей и полюбоваться загадочной и мудрой луной в свое удовольствие, без суматохи и спешных дел. А вдруг чего нового и интересного принесет этот замечательный вечер. Тем более она была вполне уверена, что сегодня глубинный вечер. Вечер находок и откровений. В ее груди бурлило возбуждение.
В две мисочки налила молоко и взяла буханку хлеба. Как только маленькая девочка вышла на улицу, рыже-фиолетовый кот подбежал к ней, и, мурча, начал тереться об ее ноги.
- Шир, - с радостью в душе протянула маленькая девочка, - Ты меня поджидал?
Он отошел в сторону и сел, смотря на нее, улыбаясь по-кошачьи. Шир так элегантно передвигался, что все его перемещения вызывали умиротворение и спокойствие. Мурча, зевнул и медленно подошел к ногам девочки.
- Я тебя поняла, - ставя блюдца с молоком на порог перед входом, она в наказательной форме сказала ему, - Вот это блюдечко для тебя, а вот это постарайся не трогать. Ты умный и мудрый кот. Прекрасно знаешь, как устроен этот мир и правила игры.
Кот довольно выслушал ее слова, кивнул головой и подошел и той мисочке, предназначенной для него. Молоко было свежим и теплым. Прекрасное парное молоко было восхитительным. Сделав несколько глоточков своим маленьким язычком, кот внезапно задумался. Остановился и испод боку посмотрел на маленькую девочку удивленным взглядом, навострив свои уши.
При лунном желтом свете они все лучились теплым медом. Оба были достаточно спокойны, чтобы осознать истину этого мира.
- Шир, чего же ты? Милый мой, любимый, - сказала маленькая девочка, не сводя глаз с кота, - так смотришь на меня, как будто не знаешь всего этого. Или как будто хочешь что-то спросить нежно, напрямую, но не можешь.
Кот подошел к ней, встал на задние лапки, оперевшись в нее передними, и громко мурча, напросился на ручки. Как только мурчащий комочек шерсти оказался на коленках девочки, он усердно начал ластиться свое головкой к ее лицу.
- Ты все прекрасно понимаешь! - убедившись, сказала она, - Есть в этом мире и другие, которым тоже нужно помогать. Поэтому оставляю хлеб с молоком за дверью. Я так помогаю этому миру. Пока маленькая и незаметная, могу чинить то, что треснуло. Выправлять то, что покосилось. Так можно чуточку сделать мир добрее. Хотя и говорят, про каменный лес и его обитателей не так лестно, как хотелось бы или как есть. Там действительно есть что-то интересное!
Кот задумчиво поглядел на девочку, сделав вид, что ничего не слышал, стал ластиться дальше. Он был в том лесу, и не раз. Даже многое видел.
Маленькая девочка посмотрела в глаза коту.
- И все же, - почти никто из каменного леса не возвращался, после ночи проведенной там. И многие в нашей деревне говорят: не ступайте человечьи дети в темноту, где бродят монстры в каменном лесу. А кто духом потемней, каменные статуи любят делать из людей. Но что же защитит тебя от зла? Ясный разум, железо и чистота, и мастерство умельцев тех, кто правила игры блюдет, и хлеб с молоком для них на крыльце кладет.
Кот перестал громко мурчать и улегся на ее колени. Глубоко вздохнул и от нежных ласковых рук маленькой девочки заурчал снова, когда она провела по его шерстке легко и приятно.
- Вот поэтому все дети нашей деревни знают, что ночью нельзя бродить по каменному лесу. Быть там, где нельзя. Вот поэтому мы всегда прибираемся, наводим порядок и чистоту в наших домах. А я знаю, что мир совсем другой, не такой как его описывают. Когда ничего не хочешь и не просишь для себя, тогда ты становишься маленькой, тогда открываются тщательно скрываемые тайны. И прекрасно знаю, что зла в каменном лесу нет, ибо оно появляется там, куда его приносят сами люди.
Они посмотрели в бескрайнее небо, где бледным серебристым светом сияли звезды, слишком слабым, чтобы что-то освещать. Лунный свет был величественным и благосклонным. Благодаря ему образовались очертания того, что было вокруг. Даже больше и щедрее. Стояла прекрасная погода, теплая тишина безветренной ночи. И она была бездонна и безбрежна, словно конец золотой осени, и неподъемной, как одинокий и излюбленный рекой валун. То было терпеливая покорность крепкого сна ветра в нежных объятиях каменного леса.
Кот внезапно навострил уши, поднял голову и посмотрел в сторону амбара. В один миг он спрыгнул с ее колен и навострился на охоту. Где-то вдалеке зашуршали мелкие грызуны, мышки начали что-то обсуждать и кот решился наведаться к ним. Но перед этим он встал на задние лапы, повернул голову на левый бок и изумлённым взглядом посмотрел на маленькую девочку.
- Знаешь, если верить сказкам, то где-то есть магия! - сказал Шир и после этого совершил акробатический этюд, от которого девочка еще сильно удивилась.
Кот перепрыгнул через себя, приземлившись на мягкие пушистые лапки, легко и непринужденно, словно пушинка опустилась на землю. Легкое воздушное перышко. Он слился с травой, полностью прилег, и быстро перебирая лапками, исчез тихо и незаметно.
Маленькая девочка втянула в себя воздух. Удивилась. Усмехнулась. Выдохнула. Имя маленькой девочки сладко таилось в груди. Ее удивительная улыбка сияла ярче тонкого месяца.
Это был волшебный и прекрасный вечер.

IV. Последствия слепого взгляда

Удивления было так много, что маленькая девочка не заметила, как ее окружила царственная идеальная тишина. Она зависла в воздухе. Только беспокойное дыхание и еле слышный храп ветра тревожили тишину, словно теплое освежающее осенне дуновение. Волшебство вторглось в сегодняшний вечер, принеся за собой несколько приятных загадок.
Несколько долгих минут маленькая девочка тщетно напрягала свое богатое воображение. Топом остановилась на мысли, что это все ей причудилось от усталости. Шир просто своей непредсказуемой выходкой попытался сбить ее верного пути. Смущая все сущее весом причудливых моментов, весом своих хитроумных кошачьих желаний. Ну и пусть. Причудилось, так причудилось. Отступила назад, посмотрела кругом и вздохнула глубокой грудью. Не надо забывать, что сегодня волшебный вечер.
Она собралась в путь, в загадочный каменный лес. Тропинка одна была выложена из камня разного света, то красного, то желтого. Остальные тропинки были проселочными и не такими заманчивыми. Можно подумать, что все так и было задумано. Каменная тропинка заманивала людей в ночной и страшный лес, в объятия монстра, живущего там.
Теплый осенний вечерок радовал маленькую девочку. Она шла, изредка шурша опавшими листьями, отвлекаясь на все, и, если видела что-нибудь интересное, - сразу весело бежала туда. Ленивый вечерок, зевая, шевелил листьями в кронах деревьях. Она подходила к каменному лесу, радостно и весело подпрыгивая, пока чуть не сбила какого-то человека
Незнакомец аккуратно поднял маленькую испугавшуюся девочку. Увидев ее невредимой, он расслабился, и улыбнулся идеально белоснежными зубами. Его голубовато-серые глаза, с золотым ободком вокруг зрачка, сверкнули и заглянули прямо в душу маленькой девочки.
- Монстр? - удивленно с долей страха и скованности, прокричала она.
Тревога затаилась в ее сердце. Можно сказать, что это было лицо кошмара. Словно холодный кинжал вонзается сквозь отупение, в которое завернулась маленькая девочка, будто в толстое одеяло. Что-то схватило ее грудь и сжало изнутри. Страх был седой и вязкий.
- Улыбнись, - монстр обратился к маленькой девочке.
- А ты хочешь увидеть улыбку? Или мою искренность? - спросила она.
- Смотря, что ты хочешь увидеть.
Она улыбнулась, слегка стесняясь, сквозь увядающую скованность, но искренне, настолько, сколько любопытство, и страх, и слеза сковали ее сердце.
- Не бойся меня, я лишь тьма, в которой столько хорошего, сколько и плохого. Обычно, что человек желает, то и видит это.
- А я не боюсь! Я просто маленькая и не такая смелая, как взрослые! - похрабрела она.
Хоть монстр выглядел страшным на первый взгляд, но приглядевшись, можно разглядеть его милую неряшливость в движениях и безобидную доброту. Некоторые действия руками сопровождались с таким звуком, какой издает трескающееся дерево под тяжестью зимнего льда. Он встал на колени, не приближаясь к маленькой девочке. Теперь его лицо было на одном уровне с ней.
- Это хорошо, - порадовался за нее монстр, и наклонился к ней поближе, - Можно попросить тебя об одолжении?
- Можно, - страх и скованность испарились из ее фраз.
- Никогда не взрослей и не забывай свои мечты. А самое главное, не выходи из сказки.
- Но...?
- Да... Это "но" здесь не уместно. А ты как далеко в этом мире была?
Легкая пауза повисла в воздухе.
- У тебя есть имя? - девочка обратилась к монстру.
- Есть, но я его не помню. Его так давно не произносили вслух, что оно просто испарилось. Исчезло без следа.
- А такое бывает? - удивленно и смущенно произнесла вопрос она.
- Бывает, - тяжело ответил монстр, - Просто оно стирается из памяти сердец, когда тебя покидают близкие люди. А потом, имя уходит из твоего сердца, но не навсегда. Вот если бы кто-нибудь напомнил мне его, я вспомнил бы и озвучил его тебе. А у тебя есть имя?
- Элли, - неуверенно протянула девочка, - но ко мне так мама обращается каждый день. Поэтому я его не забуду, как ты.
Она игриво заулыбалась. Монстр уважительно кивнул.
- Кхм... Прекрасное имя! А ты знаешь, что оно в себе хранит?
- Хранит?
На ней была коричневая жилетка, а под - простое темно-зеленое воздушное платье. Монстр трепетно относился к именам, они для него значили очень много. Он посмотрел на нее и заглянул вглубь маленькой девочки пустыми глазами.
- Да! Именно, хранит. Не удивлюсь, что это твое любимое одеяние...
Она быстро закивала головой, захватываемая любопытством.
- Имя твое, Элли, является символом надежды. Оно дарует многие навыки, но если ты приняла его и не конфликтуешь с ним. И если это так, то ты всегда знаешь, что нужно делать в нужный час. Твои родители, видать, тщательно подобрали имя для тебя. Люди, носящие это имя, пользуются заслуженным авторитетом даже в юном возрасте. Дитя Меркурия, - обратился монстр к ней.
Он поднял взгляд к звёздам, мерцающим на черном покрывале небесного свода. Монстр знал многие имена. Истории многих, с кем он был знаком лично или косвенно. Знал давно, как свои собственные пять пальцев. И даже где сейчас находился Меркурий, чтобы показать его девочки.
- Здорово, и теперь я могу всегда обратиться к Меркурию? - получив положительный кивок, она помахала ему ручкой, - Здравствуй, милый Меркурий. Будем знакомы. Ты можешь ко мне тоже обращаться. А что еще ты знаешь про мое имя?
- Наверное, ничего. Все зависит от тебя и обстоятельств жизни, - нежно улыбнулся монстр, - Со временем, эта авторитетность обретёт четкую направленность под влиянием обстоятельств жизни. Вот чем ты увлечешься, каким родом деятельности, то это станет моментом больших возможностей для носителя имени Элли, и на этого человека всегда можно будет положиться. Но не надо забывать, какой ценой это расположение будет стоить. Иногда на сохранение этого статуса уходят все физические и нравственные силы.
Девочка смотрела слепым взглядом в темноту слов монстра, давая отдых усталому слуху. Он понял, что она утомилась от этой нудной и скучной истории. Она ждала веселых приключений, что мог поведать монстр, вынимая живые истории из имени Элли. Но нет, монстр поддался ее авторитетности, что она пока не усвоила. Он набрал полную грудь лунного воздуха и беспокойно огляделся, словно услышал что-то незнакомое.
- А ты была в далеких краях или в интересных местах?
Она схватила его за руку и повела. А точнее побежала, ведя монстра на небольшой холмик, с которого открывается прекрасный вид на маленькую деревню.
- Тссс, - указала пальчиком ему, и монстр послушался, - Вон видишь то поле?
Монстр кивнул, едва производя шум.
- Вот тот домик, вдалеке? - она указывала куда-то вдаль, дом, где труба была наклонена на одну сторону, - Это мой домик.
Монстр долго вглядывался, но так и не понял где этот дом.
- Вот это почти все места, где я побывала. От края того поля, до домика, где я живу, - улыбаясь говорила она, - А еще, папа меня на ярмарку берет с собой, но я правда там ничего не вижу.
- Кхм... А ты любопытная девочка. Ты же знаешь, что твой мир не ограничивается какими-либо рамками?
- Наверное... - неуверенно и робко сказала она.
- А ты знаешь, что люди все цены для нас. Они часть огромного и разнообразного мира. Не ограничивай свой кругозор, потому что не знаешь, где тебе дадут нужную соломинку, которую сможешь положить в нужный момент. Этот мир настолько большой и волшебный, он больше даже этого леса. Поверь мне, раньше я был в других местах, которых больше нет. Только запоминай эти соломинки и не забывай. Во всем нужно уметь видеть структуру и распределять на свои места.
С сердцем, радостно кувыркающимся у нее в груди, девочка снова взяла монстра за руку, улыбнувшись, куда-то повела вприпрыжку. Она была едва на полпути, как вдруг до нее долетел отзвук мелодии. Девочка застыла, словно холодный медный камень. Звук, который мог бы быть звоном одиноких ветвей, пением птицы остановил ее.
- Нам туда, - направила она монстра.
- Я знаю, ту часть леса и там ничего нет...
- Пошли, я покажу, что там есть...
- А ты знаешь, что сегодня день находок? - девочка обратилась к монстру, - Сегодня глубинный день. Светлый день.
- Хм... А ты мне поведаешь в эти находки? Или мне придется разгадывать их?
- Не переживай. Я все покажу.
Она мило улыбнулась. В ее груди бурлило возбуждение, и тайна игриво существовала там. И наконец, услышав шум воды, они остановились у куста. Лунного света было ровно столько, чтобы разглядеть бледный силуэт двух животных, что пришли ночью на водопой к ручью.
- Тсс... Не спугни их. Нужно аккуратно, без резких движений подойти к ним, - шепотом проговорила она.
Монстр кивнул в ответ и повторял все движения, что она делала. Так же медленно продвигался за ней. Когда они близко пробрались к ручейку, то смогли увидеть четкие очертания двух оленей. Девочка мягко и нежно порхнула к ним, а они в свою очередь приятно обрадовались ее появлению.
- Знакомьтесь. Это монстр каменного леса, - обратилась она к оленям, поглаживая их по головам, - Не бойтесь, он не такой страшный, как описывают в страшилках. Хоть и каменный лес - место, где столько деревьев, сколько вы в жизни не видели. Место, полное тайн, мистики и магии. Зато в нем есть те, кто тебя понимают и никогда не предадут, и примут таким, какие мы есть.
Монстр нехотя с опаской подошел к ним. Положил свою дрожащую руку на голову одного из оленей, проведя нежно по шерсти. Он вспомнил историю их. Прикосновение открыло и поведало о тяжелой жизни этих двух зверьков, которые гордо и смело прошли сквозь века, помогая друг другу. Они его тоже вспомнили, но обиды на монстра каменного леса уже не держали. Второй олень подошел рьяно к нему, напрашиваясь на ласку. В их глазах таилась любовь друг друга, любовь к лесу, к саду, что посадил и вырастил монстр. Он только сейчас понял, что примирение леса и его стало милым домом и прекрасной защитой от страшных людей не только для них самих, но и для жителей леса.
- Я и не знал, что в лесу есть кто-то, - улыбаясь, сказал монстр.
- Давно с ними знакома, частенько с ними встречаемся здесь и играем вместе. Но я никогда не рассказывала о них в деревне. Боюсь, что меня неправильно поймут. Боюсь, что их неправильно воспримут.
- Я думаю, тебе можно доверять. А хочешь увидеть мой город, что веками был здесь и со временем исчез. Но был спрятан лесом, садом, и мной, чтобы оберегать его от полного исчезновения.
- А тут был город?
- Он тут был еще задолго до твоего появления. Задолго до появления твоей деревни. Его история уходит далеко вглубь былых лет. Но лучше я его тебе покажу. Это лучше любых рассказов! Но все, наверное, начинается с моего друга леса. Лес был древний и мощный. Деревья в нем были разные. Там всегда была загадка - и была хорошей. Там была тьма - и была плохой. В том лесу всегда был ветер - и не был тем или тем. Он просто качал ветви, гонял тьму и загадывал интересные вопросы всем им. Я встречал неоднократно ветер и беседовал с ним. Мы вместе видели день - и он был светел. К нам приходила ночь - и была темна. Мы любовались луной - и она была и темна и светла, и дарила свое холодное тепло.
Монстр посмотрел на девочку, и повернул ее голову в сторону Луны.
- Чувствуешь?
- Да. Она и вправду холодно теплая. А ты меня с ветром познакомишь?
- Если он придет, конечно же.
Она уставилась на Луну и неподвижно, вкушала ее аромат и запах, который веял холодным теплом. Монстр был удивлен и чуточку ошарашен.

V. Если верить сказкам, то где-то есть магия

Возвращаясь к той прекрасной погоде, вновь похвалю ее приятным словом. Стояла теплая тишина безветренной ночи. Наши герои неторопливо бродили по каменному лесу и болтали, особенно без умолку что-то Элли рассказывала монстру. Через некоторое время они вышли на широкую прогалину, скрывающуюся где-то в лесу. Каменная тропинка тоже присутствовала. А на окраине поляны, стояла статуя, которая в руках держала арфу. Поверхность прогалины была наполнена зелеными сочными красками, которые переливались при лунном свете. Даже слабое дуновение ветерка не тревожило травяную поверхность. Монстр прошелся вглубь, слегка поглядывая на Элли, оставшуюся на краю. Ее глаза были больше неба, темнее ночи, и все звезды отражались в них. Монстр смотрел на нее через левое плечо, и потом спросил:
- Ты идешь?
- А? - очнулась девочка, - Да, иду.
Деревья зашелестели по кругу поляны, и ветерок промчался по каждой веточке нежно, едва касаясь листьев. Легким дуновением прошелся в сторону героев, и так же ласково приподнял волосы девочки. Монстра обошел стороной, но поздороваться не забыл. Через некоторое время ветерок нежно провел пальцами по ее щеке, и просвистел что-то ее на ушко.
- Познакомься с ветром, - обратился монстр к Элли, - Он тебе уже что-то сказал?
- Я так поняла, что да. Но, а что он сказал - не разобрала.
- Иногда, сам не понимаю, что он рассказывает. Но сейчас он тебе сказал, что почувствовал твое тепло и твой аромат, навевающий медом и запахом, который появляется в воздухе перед сильным дождем.
Девочка молчала. Она закрыла глаза, глубоко вздохнула.
Струны арфы оказались не каменными, они были настоящими и живыми. Колонна и корпус были из дерева цвета темного кофе, и свежей земли. В ней сочетались приглушенное эхо, чистый мелодичный звук струн. Ветерок коснулся пальцами их, провел и перешел к конкретным струнам, настраивая каждую чуть-чуть. Потом сыграл простую мелодию. Она прозвучала верно, и мягко. Потом прозвенела еще одна струна, за ней другая, а потом они все зазвучали. Ветерок играл их медленно, посылая ноты не дальше наших героев. Проводя пальцами по струнам, он играл сладкие и чистые ноты, что врывались в душу и замирали образами из приятного прошлого.
Ветер это свободный музыкант-импровизатор, который играл то, что хотел. И здесь был звук. Родной. Знакомый. И их уже было много, сочетание разных нот. Но в мелодии были тонкие провалы. Она имела недостатки, но какое это имеет значение, когда речь заходит о делах сердечных? Мы любим то, что мы любим. И эти звуки были знакомы нам с детства. Рассудок тут ни при чем. Во многих отношениях, неразумная любовь является истинной любовью. Любить просто так мелодию может каждый. Вот так просто взял камешек, и бросил в воду. Нет. Это не то. Но вот любить, несмотря ни на что. Знать недостатки и любить их также. Это редкое, настоящее чистое и совершенное чувство.
Прошло некоторое время, прежде чем герои пришли в себя после таких мелодичных композиций. В воздухе витала некая неуверенность, словно оба побывали на театральном спектакле, когда дальше зрители встав замерли и не знают, что дальше делать. Тишина словно кричала "Бис!".
Если бы у ветра сейчас было лицо, то, не подымая глаз и не думая, он вслушался в свою душу, заиграв одну из песен, что также с детства нам знакомы. Первые нотки были минорными и арфа как бы нашептывала: "Мне грустно! Я предаюсь воспоминаниям, что потерял навеки". Из-под дрожащих струн в вечерний воздух капала печаль. Прошло несколько минут, прежде чем они открыли было рот, чтобы произнести слова, потом остановились. Маленькая девочка вспомнила детские сказки о монстре, о луне, о боли в груди, о слезах прощения. Музыка всегда помогает нам, даже в самые сложные минуты нашей жизни. Пока она с нами, никакая ноша не покажется столь тяжкой и чугунной.
Маленькая девочка посмотрела на слезы на щеках монстра и поняла его тысячелетнее одиночество. Они долго стояли молча, словно в глубокой задумчивости, после того, как музыка прекратилась литься из арфы. И наконец, когда тишина отпустила их на землю, девочка произнесла приглушенно и неуверенно:
- Послушай. А ты когда-нибудь позволишь... - девочка задумалась, - А нет. Ты дашь кому-нибудь себя просто любить? Нет! Не правильно, ты когда-нибудь любил?
Монстр посмотрел на нее, обращая пустой и томный взгляд в ее сторону. Это был первый человек, с которым он так дружно и мило беседовал за последнее тысячелетие. Да и с ветром они никогда не были очень близкими друзьями. Ее близость была самым сладким и острым ощущением в его жизни, настолько долгом промежутке времени.
- Я не помню. А все что приходит мне в воспоминаниях - это мелкие обрывки. Отчетливо помню только... - монстр сделал глубокую паузу, явна ища отчетливые моменты своей жизни, - Сначала была тьма, а внутри меня поселился страх, - начал свою историю монстр, - Затем луна осветила мне путь, а далее глаза привыкли к мраку и звезды открылись для меня. Ночью открываются многие тайны, только надо их увидеть или заметить.
- Это как бабочки? - задорно спросила маленькая девочка.
Монстр повернул свою голову, и, посмотрев на нее, кивнул.
- Ты все время торопишься и не даешь истории набрать свои обороты. Попробуй насладиться моментом, - он приподнял подбородок, закрыл глаза и глубоко вздохнул, - Ммм... какой свежий и свободный воздух. Опьяняющий разум, освобождающий мысли, и именно в эти моменты желаешь вслушаться в звуки, порхающие в округе. Именно в такой день, или ночь я познакомился с тьмой, и страхом, поселившимся у меня в груди, выпрыгивающий наружу, от незнания того, кто ты, и что ты здесь делаешь. Тайны открывают свои двери, но не сразу, только тогда, когда созреваешь до них. И был такой день, и вспомнил я, как оказался в этом мире.
Он сидел на полянке, освещенную лунным нежным светом. Трава шелестела в такт умиротворенного спокойствия. Сказочное волшебство этой ночи проникло в каждый уголок каменного леса и потаенные уголки сердец наших героев. Если бы музыка залилась на полянку тихим ручейком, то это были звуки арфы, перекликаемые с сочным звучанием скрипки и едва уловимой игрой на пианино. И все это проявлялось в живой природе каменного леса. Настоящее и родное, до боли знакомое каждому читателю.
- Я был частью города, что поглотил каменный лес. Я стал частью этого леса, как создали этот прекрасный сад. И думаю, это самое главное, что сейчас именно тот, кто я теперь.
- А имя свое ты не вспомнили? - оживленно и игриво задала вопрос девочка, - Но имя у каждого должно быть.
- Имя это самое главное, что тяжело отнять у нас. Оно есть у каждого. Если ты знаешь имя, настоящее имя, то можешь знать многое, и может быть, даже больше.
Маленькая девочка встала перед, сидящим на камне, монстром и грозным детским взглядом посмотрела на него, надув свои щечки. Некоторое время они смотрели друг на друга, а монстр просто улыбался. Вид был у него добродушный.
- Интересно, что значит "даже больше"? - задумчиво произнесла маленькая девочка.
Он прошептал что-то невнятное. Ветер ворвался на полянку, приподнял камень, на котором сидел монстр, и некоторое время провисел в воздухе перед девочкой. Она широко открыла глаза от удивления. Монстр что-то пробормотал и опустился на землю, все также восседая на камне, легко и нежно, словно мать укрывает одеялом свое любимое чадо. И как ее нежный поцелуй, ветер исчез с поляны, едва заметный, но надолго оставшийся в памяти.
- Даже больше, - повторил монстр, улыбаясь в ответ, - Даже больше. Мое имя знает ветер, а я знаю его. То же самое и с лесом.

VI. И даже то, что быть не может, однажды тоже может быть
Лес был мрачен, но это было легкое беспокойство за наших героев. Листва взволновано играла осторожные нотки, которые волной выплывали из глубины леса. Он как всегда наблюдал. Неважно за кем и за чем. Он просто смотрел со стороны оценивающе. Но что лес хотел увидеть, никто не знает, кроме него самого. Его осторожное дыхание едва заметно. Легкое, нежное и неуловимое привычному глазу, как вечерний поцелуй матери перед сном. И в дыхании таилась осторожная взволнованность. Лес что-то знал. Лес что-то чувствовал.
- А ты как давно знаком с лесом, - спросила маленькая девочка.
- Давно, - довольно ответил монстр, - достаточно давно. Еще с тех времен, когда он только родился. Но...
Он задумался. Лес еще внимательнее прислушался.
- Что но? - задумчиво нахмурила бровки девочка.
- Мы не сразу были друзьями. Я же долго обитаю здесь, - томный взгляд бросил монстр на маленькую девочку, - Раньше тут был крупный город, даже, я бы сказал один из центральных и значимых городов большой империи. Большие храмы и библиотеки красовались здесь. Многие вопросы решались в центре города, на форуме, начиная от мелких сделок между обычными смертными и до вопросов огромной империи, что простиралась на весь большой континент. Моя история жизни начинается не в этом месте, но большая часть ее связана с этим городом. Он до сих пор находится здесь, - монстр показал на то место, где они находились, обводя руками всю округу.
Девочка перебила его рассказ.
- Кто? Город?
- Да! Город. Он до сих пор таится в этом месте, спрятанный лесом и погребенный частично под землей. Я тебе попозже свожу в самые интересные места, которые дороги мне. Но мы же про лес говорили?
- Угу, - заинтересовано ответила она, - А ты, получается, видел, как наша деревня строилась?
- Да, видел. Так, тебе что интересно услышать?
- Лес. Ветер, - споткнулась на полуслове и все равно произнесла, - Твоя история.
- Я тогда продолжу про лес. А потом по порядку про все остальное, - она ему в ответ кивнула, - Время шло. Причем достаточно много лет прошло, да и это было еще задолго до появления твоей деревни. Город по какой-то причине оставили, забыв меня в нем. Оставив один на один. Одни я не мог справиться и уследить за городом. Природа и нещадное время постепенно брали вверх над строениями. Дожди и вода брали вверх над могущим камнем, вытесывая и вымывая его. Не все дерево могло победить время, точнее устоять перед его мощью и напором. В итоге часть зданий разрушилось, часть ушло под землю, а потом пришел лес.
Лес нахмурил свои брови, если бы они у него были. Сильнее навострил свой слух, и напряг свою память. Ох. Как же давно это было. Наверное, подумал бы сейчас лес в этот момент.
Монстр, почти нашептывая, продолжил свой рассказ.
- Он вторгся в разные строения города. Занимая свои позиции на крышах, разрушая их своими корнями. А уличную плитку превращал в цветущую поляну. Мне ничего не оставалось, кроме как уничтожать его, вырубая и выдергивая все его творения. Мы долго враждовали, пока люди не пришли и не построили твою деревушку рядом. Тогда мы впервые заговорили.
Девочка подскочила и смотря игривыми глазками на монстра, спросила:
- А о чем?
- Ты снова меня перебиваешь? - прищурился он.
- Я больше не буду, - глазами маленького котенка посмотрела на монстра, скрестив ручки за спиной, - А как вы общались?
- Мы представились друг перед другом. Я узнал его имя, а он мое. Этого достаточно для того, чтобы договориться. Для того, чтобы понять друг друга. Только имя должно быть настоящим и отражать сущность всего происходящего внутри души, - монстр тяжело вздохнул, как будто вспомнил что-то из прошлого, что забыл навеки, - Но имени своего я давно не помню. И ветер не помнит. И лес. Хотя имя мое они слышали.
- Я помню, что ты не свое имя не знаешь. А что дальше было с лесом и тобой?
- Мы договорились. В центре леса и города, среди руин прошлого, вместе создали цветущий сад. Который спрятан от постороннего взора. Форум вновь стал живым и играет другими волшебными цветами и красками. Мы договорились менять тропинки в глуби леса. Я их очищаю и перевожу к нормальному городскому виду и пересаживаю вместе с лесом на другие тропки, поэтому лес у вас так и называется каменным. Все дорожки меняют свои направления в течении каждой ночи. Каменная плитка всегда чиста и желта, красна, и ведет в разные места, куда душа заблудшая стремится, туда, где жаждет найти свой покой. И лес, и ветер, и я способствуем всему этому, но не все принимают нас как помощников. Мы лишь проводники, что нашептываем подсказки им...
- Будешь конфетку? - вновь маленькая девочка перебила монстра, - у меня на всех хватит. И тебе, и лесу, и ветру.
Девочка встала, подошла к большому камню на поляне, и, улыбаясь, положила конфету на него, приговаривая:
- Это тебе, ветер. Она сладкая. Тебе точно понравится.
Дальше девочка подбежала к краю леса, к пышным и цветущим кустам, и спрятала внутри них другую конфетку.
- А это тебе, лес. Она волшебная, в ней таится аромат морской волны. Ты такого еще не пробовал, - она повернулась и окликнула монстра, - А ты так и не ответил.
- Я буду, - довольно согласился он.
Монстр принял конфетку от девочки. Посмотрел в небо, тяжко вздохнул, открывая с этим вздохом часть своих надежд и переживаний. Слегка улыбнулся вверх и сказал:
- Теперь, когда я буду смотреть на звездное светлое небо, то сразу буду вспоминать тебя, - слегка коснулся носа девочки, как маг своей палочкой сотворил чудо, - Не смущайся. Улыбнись. Именно это счастливое лицо будет всплывать в моей памяти. Сказочная минутка сохранится в этой застенчивой милой улыбке.
Монстр наклонился к девочке, и, открыв ладонь, показал ей разноцветную бабочку, которых никогда не было в этих краях. Зелено-розовые краски переливались в ее легких и ломких крыльях, едва видимые, почти прозрачные. Монстр слегка подбросил руку и она взлетела. Пара крылышек запорхала в воздухе, дивно переливаясь красками, отправившись куда-то в небеса. Глаза девочки удивленно и пристально наблюдали за этим полетом. Пауза повисла в воздухе.
- А ты знаешь, что это такое? - разрушил повисшую паузу, когда бабочка исчезла в темноте.
- Это... это... - она замахала руками по сторонам, - Забыла. Но помню.
- Да, это бабочка.
- Да... Да... Бабочка, - радостно запрыгала девочка и вмиг остановилась, - А откуда она здесь?
- Это мое желание.
- Это как?
- Если хочешь, чтобы твое желание осуществилось, прошепчи его бабочке. Бессловесные бабочки не смогут рассказать твое желание никому, кроме Него, - монстр показал рукой туда, куда улетела бабочка, - Красочные мотыльки легко заметны, поэтому желание твоего сердца будет исполнено быстро.
- Да? - крутила губки в тонкую линию, и пристально посмотрела на монстра.
- Да! Загадывая желание и выпуская бабочку, будь уверена, что она перенесет твое желание на крыльях любви к небесам, а желание воплотиться. Главное верить в это. И верить своему мотыльку, которому доверили желание.
- Так это ты свое желание загадал?
- Да, это было мое желание. Хочешь тоже загадать?
- Угу, - кивнула головой девочка.
Монстр поднял руку и на тыльную сторону спустился прозрачный бесцветный мотылек. Он попросил девочку подставить ладони и аккуратно переложил ее желание. Мотылек сразу же окреп в руках девочки и заиграл желтыми, зелеными и оранжевыми красками. Наполнился и засиял. А когда бабочка полетела, то герои долго смотрели, как она улетает в небо, пока не скрылась во тьме. Они оба смотрели вверх, вглядываясь в звезды. Тишина леса воцарилась в округе, только ветер иногда напоминал о себе, шевеля листву деревьев. Она вкрадывалась в каждую травинку, камень и любые предметы, что были рядом. Эта была волшебная минута, с каплей тишины внутри души каждого героя. И у каждого она была своя.

VII. Маленькие разноцветные бабочки

Как создать тишину после грозы, шторма или битвы? Наверное, самый интересный вопрос, ответы на который лежат на поверхности и вечно скрыты от всех, хоть и на виду. Тишина, которой наслаждались наши герои, была создана ни сразу и не в один момент. Я не смогу сказать, что было до этого, или как наступила она, но ее присутствие - давнее явление для леса и окружающих его.
Листва деревьев вздрогнула вдоль одного направления. Ветер молчал, и это не его рук дела. Страшное и шумное движение двинулось в сторону наших героев. Девочка прижалась к монстру. Оба стояли в недоумении и смотрели в ту сторону.
- Что это такое? - прошептала девочка.
- Я не знаю. Но ты главное не бойся, - прикрывая собой, монстр нашептывал что-то еще, кроме ответа девочки.
Они были вдали от деревьев, поэтому напряженность данного момента для монстра была невелика, а девочка, наоборот, тряслась от страха. Он повернулся к ней лицом, присев на колено, и спокойным тихим голосом произнес.
- Не переживай. Все будет хорошо. Закрой глаза. Я рядом. Всегда буду рядом, - так обычно успокаивают в те моменты, когда ничего уже не сделать, и надежды на счастливый конец уже нет - Если что-то увидишь, то не пугайся сильно. Снаружи соблюдай спокойствие, и внутри своей души. Ты сильная девочка, - он думал иначе, поэтому пытался утешить ее.
Лес был древним и загадочным. Монстр сам был частью этого волшебства и загадочности, но всех тайн не дано, даже ему знать, как и любому человеку на планете. Лишь только открытие некоторых завес неизведанного подвластно ему, а так же и всем остальным любознательным и интересующимся. Догадок по предстоящему происшествию у монстра много, но кто там на самом деле - не известно.
Листва и кусты раскрылись, и на поляну выпало неведомое чудовище, полупрозрачное и огромных размеров. Резко приближаясь к героям, извиваясь по земле, отскакивая от камней, огромный бесформенный змий жаждал напасть на них, как голодное озверевшее животное. Монстр в мгновение подбросил девочку вверх, ветер мягко подхватил ее и перенес ближе к лесу, где ветвистые зеленые лапы деревьев нежно приняли и спрятали в своих кронах. Неведомое чудовище взвилось ввысь, как маленькая юркая фурия и рьяно набросилась на одинокое тело на поляне. Ничто уже не спасет его, но девочка хотя бы спрятана. Он вспоминал многое из жизни каменного леса. Вспоминал хорошие моменты и легенды связанные с ним, но в памяти засели последние часы, проведенные с ней. Ни лес, ни ветер не могли помочь своему другу в этот момент. Змий приближался к монстру близко и заиграл разными цветами и красками радуги. Он закрыл глаза, что-то прошептал. А открыв их - взглянул в глаза незнакомому змию с полным хладнокровием и спокойствием.
Тишина затаилась в трех частях. В душе монстра одна из них поселилась с намеком на спокойствие. Вторая затаилась на поляне. А третья ворвалась в разум чудовища. И все три принадлежали монстру. Он схватил змия за невидимый рог и откинул его в сторону, пробороздил им землю. Яркие краски осветили чешую драконоподобного существа.
- Твои страхи всегда хранились именно в моих рогах. Почему у тебя их нет? Мне до сих пор не понятно, - промолвил дракон, тускнея в цветах, превращаясь в полупрозрачное существо.
- Лакуна? Страх воплоти?! Тот кто таится под кроватью детей, либо скрывается в ночном шкафу... Как ты здесь оказался? Почему именно сейчас? В каменном лесу?
Монстр держал его, не отпуская и поглядывая на ту сторону леса, где была девочка.
- Да, именно из-за нее. Меня здесь нет, но я есть внутри каждого из вас, дорогие читатели. В том образе, котором вы представляете или таите внутри себя. Любой обычный страх, и неважно чего или кого. Те самые мурашки по телу, - это, по сути, и есть я, - сладко излилась его речь.
- Зачем она тебе?
- Я тихо дремал в своем укромном местечке, пока она не разбудила меня, пока не явилась в каменный лес, - недовольно высказал он монстру, - Что громко звучит и кричит в ее душе, что тайно скрывает под сердцем, высказывая во все горло там - я все это слышу. И эти страхи способны ее поглотить изнутри. Эта трясина сладко и быстро отобедает, засосет без шанса на спасение.
- Зачем ты мне это рассказываешь? Ты случаем сам не желал ей отобедать?
Лакуна неприятно хмыкнул и выразил свое явное недовольство.
- Я лишь усиливаю эти моменты. Ты же сам был таким и таковым останешься. Вспомни. Или ты забыл кто ты, или что ты?
Монстр спокойно смотрел на него и не мог понять, о чем идет речь. Имени своего он не помнил, не говоря о деяниях былых лет и вещей, что были сотворены им до города, до леса, до сада, до знакомства с ветром и маленькой загадочно любопытной девочкой. Его сердце сжалось. Рог Лакуны заиграл разными красками, заискрились страхи монстра.
- Видишь, даже бывшие божества обладают страхами. Ты ведь знаешь, что тебя тревожит! Боишься того, что можешь оказаться те тем, кем сейчас являешься. Твое прошлое не должно влиять на будущее, что ты создаешь! - спокойно проговорил эфемерный дракон.
Монстр опустил голову, пытаясь вспомнить приятные моменты, не упуская своего взгляда с маленькой девочки. Груз на сердце усиливался, становился еще больше. Камень вины давил еще сильнее за то, что было, но не осталось в памяти нашего героя.
- Я не знаю, - тяжко выдавил монстр.
- Кхм... Как человек отвечаешь. Сначала страх, потом сомнения, а далее следуют неудачи, в которых начнете винить других. Знаешь, что должно быть важным, что сможет побороть страх?
- Что?
- Главное не бояться!
- Чего?
- Всего. Я специально являюсь, чтобы научить этому. Нужно побороть его, широко и уверенно шагая вперед, не отвлекаясь назад на пустяки прошлого. Каким оно у тебя не было, не отвлекайся на его черепки. Знать знай, но накручивать не думай. В твоем будущем может быть много ярких и радостных моментов, ибо ты творец своего счастья.
- Даже у могучих богов и титанов есть свои скелеты в шкафу. Так?
- Конечно же. Я не отрицаю. Они так же и у меня есть. Мы тоже не идеальны, - Лакуна обвил змеиным хвостом монстра и заглянул ему в глаза, словно удав, гипнотизирующий свою жертву, - Могу помочь тебе вспомнить твое имя.
- Извини, но я откажусь.
Лакуна отпустил из своих объятий монстра, но завис в воздухе перед ним, извиваясь на ветру. Исчезая с хвоста, улыбался и не сводил взгляда с нашего героя.
- Ты никуда не уйдешь, пока не извинишься перед маленькой девочкой.
- Хм... Слабость людей заразила тебя. Тьма со временем светлеет, - задумался Лакуна, посматривая на монстра, - Я поговорю, и не трону ее. Ведь не монстр же какой-нибудь, - подмигивая, добавил, - Не то, что некоторые.

***
Ветви леса колыхались в ритме песни, что напевал ветерок. Спокойствие затаилось в лесу и сердцах наших героев. Ноченька прониклась их историями и откровениями звуков, что раскрывались во внезапной тишине. Лакуна не был случайным божеством, забредшим в лес, в эту ночь и в страхи маленькой девочки или монстра. Только лес и ветер не ведали страха, и забытый временем город, что находился под их охраной и присмотром. И Лакуна, и монстр были частью его, и их истории переплетаются во времени разных эпох и миров. Но думаю, сейчас не об этом, а о маленькой девочке, стоящей на краю леса и смотрящей на двух приближавшихся к ней персонажей.
Лунный свет игрался на всех поверхностях, до которых он добирался, переливаясь на полянке в зеленой траве, на милом личике маленькой девочки и еще на разных местах. Персонажи приблизились к ней и монстр представил:
- Это Лакуна. Он не такой опасный, как показалось ранее.
- Хм... - нахмурившись, сдвинула бровки она, смотря на змия, - Негоже так врываться в наш тихий уголок.
- Своенравная... - внутри себя возмутился Лакуна, но произнес вслух, - А как же я должен был получить приглашение, милая леди, - вознесся трехголовым драконом с огромными костяными крыльями, продолжил сквозь огонь, - Пройти в вальсе на цирлочках?
Ее лицо нисколечко не изменилось, только глазки еще прищурились. Монстр счел ситуацию забавной, до момента, когда девочка не ударила с кулака змию в область живота.
- Не стыдно ли такому большому пугать маленьких и беззащитных?
- Ха-ха-ха... Не могу. Я нахожусь на границе ваших страхов, - превращаясь в предыдущее состояние, он заиграл разными цветами, - Ммм... как много страхов я слышу перед собой. Как тебя занесло в каменный лес? Заблудилась? Или любопытство завело?
- А что тебя так это заинтересовало? - ворвался в диалог монстр.
Недовольные щечки маленькой девочки надулись, а глазки заблестели от злости, которая обычно выражается у детей, мрачная, но не носящая сильного гнева и ненависти. И некоторое время спустя, ее взгляд стал пристальным и лишенным выражения, как у птицы.
- О, любопытство ворвалось в нашу тихую скромную ночь, наполненную загадок и тайн, - ответил монстру Лакуна, растянув широкую зловещую улыбку, Ночь, как лунный свет - никому из нас не принадлежат. Даже ветер? - подождав ответа от него, добавил, - Мы можем знать только имя их, только их малую часть, но "нашим" - никогда не станет.
Все прочувствовали это дуновение слов. Его голос был пронизан легкой мягкостью, а местами случалось так, что он заполнял пространство, как будто сам мир слушал Лакуну. Он заполнял поляну, лес, и, казалось, касался самой луны. Мягкий, как перышко. Тихое затишье перед внезапной бурей.
Девочка и монстр завороженно смотрели на него и в голос, едва выдали, кивнув головой в знак согласия.
- Угу.
- Вы, маленькая леди, что можете рассказать обо мне?
- Я?
- Да. Мы не раз уже встречались. Вспомни, этот шелест и шорох под кроватью, когда ты бежала к родителям от меня. Вижу. Вспомнила. Я лишь часть страха, что ты испытываешь и придумываешь себе. Я лишь дух, а не какой-то там монстр, - еще раз напомнил он монстру, посмотрев на него, - Бываю злом, когда нужно быть добром, и становлюсь добром, когда нужно быть злом. Стараюсь научить побороть ваши страхи, являюсь в их обличии. Вы им даже настоящие имена даете, а они вас потихоньку губят. А имена - это кости нашего мира. Ты не бойся понять то, что сложно твоему пониманию. Знаю, что детские страхи тебя давно покинули, но таятся большие и ужасные в твоей душе, - он медленно начал переливаться яркими красками, - Временами, бывает одиноко и эти мысли развиваются, поселяясь в дальних уголках, оставляя осадок горечи.
Лакуна посмотрел на монстра, ибо тот пристально глядел на него, напоминая о договоренностях. Он кивнул, и продолжил дальше, но девочка его перебила:
- Откуда ты знаешь это?
- Я знаю и чувствую все то, что касается страха. Я и есть он. Большая его часть.
- Ты снова меня запугиваешь? Монстр, а ты чего молчишь?
- Я стараюсь понять, что здесь происходит. А так же стараюсь не мешать вам. Это твои страхи. Со своими я уже пообщался, - он посмотрел на Лакуну, - И кто-то должен был извиниться?
- Каждый по-своему это делает!
Лакуна посмотрел на этих двоих и в этот миг слова его исчезли. Он встретился взглядом с девочкой, понимая с ног до головы. Она еще мала и не интересуют ее зло и добро. Во многом она повинуется лишь желаниям, ибо пока еще ребенок. Ребенка не волнуют последствия, как летнюю грозу, грохоча в прекрасный теплый день, когда пожелает. И сбегая в лес, она боялась одиночества. Боялась быть не понятой, как и наш древний, могущественный и гордый монстр. Их это объединяло в эту ночь. Поэтому Лакуна и явился к ним в каменный лес.
Лакуна обратился к девочке:
- Смотри, - в воздухе появились две капли черного и белого цветов, - как красочно в тебе умещаются противоречивые стороны. Они играют одну и ту же симфонию, - две точки начали крутиться вместе, друг перед другом, как маленькие мошки около уличного фонаря, - но на противоположных инструментах, которые с легкостью вступают в конфронтацию между собой, и, утаскивают тебя за собой. Так слегка, подталкивая на мысли, несовместимые логической цепочкой событий, - в круге быстро перемещающихся двух точек, проявился рисунок двух капель, где в черной капле растворилась белая точка, а в белой капле, наоборот, черная, а потом вспыхнуло пламя и превратилось в пепел, - Подкидывая мелкие дровишки, и чепки, огонь не разрастается, но не гаснет. Потом после этого остается, превращаясь в навязчивые идеи. Красочные ярко играющие и, несомненно, завораживающие, но поедающие изнутри. Как твой страх одиночества. Того что тебя не поймут. Боишься потерять себя, а иногда не найти.
Эта ночь казалась бесконечной, то и дело, появлялись незнакомые звезды над головой. Уединенный уголок каменного леса принял слова и мысли гостеприимно и вежливо. Ничего особенного в той лесной прогалине не было, на первый взгляд. Монстр и девочка бродили по окраинам леса достаточно долго, но время как будто замерло в эту ночь.
- Я не боюсь, - возразила девочка.
- Я знаю, что ты отважная, - согласился Лакуна, - но страх приходит только в те моменты, когда его зовут и приглашают. Ты молода и еще многое увидишь и много где походишь. Пока ты нежная пташка, не умеющая летать. Ты найдешь себя в глуши ночью, следуя за луной и ее светом. Главное подумай перед тем, как ступишь на свою тропинку.
Девочка задумалась, вспоминая некоторые темные страшные моменты своей маленькой жизни. Что она представила и вспомнила мне, и наверное, Вам не известно. Остается лишь догадываться, потому как ярко и красочно переливался Лакуна. Теплая тишина окутала это место, похожее на приглушенно мурлыканье, но не такое резкое и звонкое, как кошачье. То был приглушенный шорох, такой невинный и тихий, что он словно заставляет тишину казаться еще тише. Возможно, в этой сладкой тьме и тишине бродила девочка в своих мыслях. Такой задумчивой и загадочной ее из героев никто не видел.
- Я тебе не смогу ответить на все вопросы сразу, - проглотив горький комок, сквозь упавшую слезу, сказала маленькая девочка, - Кажется, поняла, о чем ты говоришь.
- Это хорошо. Ты не мне должна ответить, а себе. Знай, у тебя есть новые друзья. Можешь спокойно обращаться за помощью. Ты никогда не будешь одинока, - сказал Лакуна, - Теперь твой дух знает, где его ждет понимание, где его услышат.
Лакуна обратил свой взор на монстра и добро улыбнулся, рассыпаясь на облако разноцветных бабочек. Монстр и девочка были застигнуты врасплох. Бабочки со светящимися пятнышками на крыльях разлетелись в разные стороны. Одна из них коснулась руки девочки - легонько, как перышко. Волшебство слов Лакуны пропало. Остались разноцветные бабочки. Девочка опустила голову, отчасти от приятного и внезапного знакомства с ним, отчасти, чтобы спрятать слезу радости.

VIII. Не ограничивай себя здравым смыслом

Волшебство этой ночи не заканчивается, может только ночь закончиться и не более. Мы пока не прощаемся с маленькой любопытной девочкой и монстром каменного леса, ибо они создали сказочный мир этой истории. Лакуна бесследно исчез, но бабочки разлетелись по всей поляне, преобразив разными цветами ее, оставив задумчивыми наших героев.
- Слушай, монстр, - обратилась к нему девочка, - А о чем ты задумался?
- О прошлом... о том дне, когда имя мое тепло искрилось в душе. А ты?
- Не знаю..., - скромно ответила она, опустив свой взгляд вниз, - Наверное, о том, что таится... А-а-а, - задумалась Элли, - что эта ночь когда-нибудь закончится.
- Она обязательно закончится, начнется новый день и за ним будет новая и еще более интересная и загадочная ночь.
- Нет! В том-то и дело! Эта будет новая ночь.
- Если мы будем дальше обсуждать, то ничего еще интересного не успеем увидеть. Нам пора отправиться вглубь леса, к саду.
Девочка охотно кивнула, взяла за руку монстра, и они пошли туда, в неизведанное подовсе, мир волшебства и сказочных моментов. Тропинка была выложена камнем то желтого, то красного цвета, и по краям дороги стояли статуи людей, запечатлённых в разных позах, но в основном, увидавших что-то страшное и незнакомое. Они шли не слишком быстро, но довольно скоро оказались в цветущем саду. Они пришли в сад, что находился где-то внутри леса. Ухоженный и красивый, прекрасно гармонирующих со старыми каменными развалинами. Греческие композиции колонн были разбиты и поглощены различными растениями. Изящество цветов, ярких и цветущих деревьев поражало воображение. Изобилие живых водопадов, созданных природой в миниатюре посреди сада - поражало маленькую девочку. Но это не то самое подовсе, о котором рассказывал монстр. Девочка заметила знакомых оленей, и показала их ему. Он кивнул головой:
- Да, это они.
- Слушай, а когда мы пойдем в твой город, который спрятан внутри леса? - внезапно вспомнила девочка.
- А мы уже пришли, - спокойно ответил монстр, наклоняясь к ней, - Ты только присмотрись к саду...
Живая природа и вправду была очень хороша и строго выверена. Миниатюрные водопады были созданы временем, постепенно поглощённые пышной зеленью и землей. Акведук был основой для них, когда-то величественно доставляя свежую и живую воду в город, и в то самое место, где простирался сад, являясь усыпальницей ему. Здесь пахло зеленью и росой, свежей, как летним теплым утром. Сотня ярких огоньков плясало меж деревьев. Все в округе жило.
Это было прекрасно.
Монстр и девочка подошли к яблони.
- Хочешь свежее яблочко. В этом саду они всегда сочные и спелые. Ни помню ни одного дня, чтобы в саду было какое-то другое время года, кроме лета. И это происходит с того момента, когда ветер, лес и я подружились. Сад наше общее детище. Есть мест...
И фраза монстра прервалась чем-то упавшем с яблони, мягко-пушисто и громко. Это нечто отряхнулось всеми четырьмя лапами, встав на ноги.
- Извиняюсь, что так внезапно ворвался в ваш диалог. Разрешите представиться, милая леди - Царуза. Привет, монстр, - протянул правую нижнюю лапу девочке, а она в ответ, - Простите меня, старого неуклюжего недотепу.
Как только ладони их соприкоснулись, Царуза положил остальные лапы сверху и мягко нежно поболтал их вверх-вниз и отпустил, раскрыв руки для объятий. Его большая улыбка была жизнерадостной, волшебной и доброй.
- Знай: монстра страшит безлунный мрак! - его темные глаза тепло и добродушно блестели, - Говорят, это было так.
- Царуза, - рассмеялся монстр, - Ты вспоминаешь детские истории, что не из тех, в которых говорится о том, как все было на самом деле.
- Это все выдумки. В каждой такой истории есть... - Царуза испустил тяжкий вздох, - Хотя и истории бывают разные.
- А это, какие истории? - спросила девочка и подняла голову вверх, с изумлением посмотрев на яркую волшебную луну.
- О, луна, - в один голос, с тоской произнесли монстр и Царуза.
- Милая Элли, разрешишь мне оставить тебя с Царузой? - спросил монстр, - Мне в саду надо присмотреть за некоторыми деревьями. Я ненадолго и буду вон там, на виду, - он показал рукой на яблони в шагах двадцати от них, - А Царуза поведает что-нибудь интересное.
- Угу, - согласилась маленькая девочка.
Пушистый маленький зверек и Элли пошли ближе к центру сада. Они спустились к озеру, где свет немного изменился. Девочка снова подняла голову, посмотрела на звездное небо и спросила:
- А почему вы так вздохнули, когда посмотрели на луну?
- Она есть и там и тут.
Они сели на камень на берегу озера и маленькая девочка принялась болтать ногами. Вода была теплая. Монстр копошился возле яблонь, изредка пробегал ветер. Видать помогал ему. Ибо сад это их общее детище.
- Это, как и там и тут? - спросила девочка.
- А ты думаешь, этот сад, где находится?
- В лесу?!
- Кхм... Ах ты, глупышка. Про этот сад тебе монстр не рассказывал? А ты не задумывалась, почему этот сад никому не удается найти?
- Нет. Он ничего не рассказывал. А про сад я этой ночью услышала. Мне рассказывали сказки перед сном о том, что люди, кто ночью уходит в каменный лес или задерживается там до темна, - пропадали навсегда. Но это же глупые детские истории... страшилки?
- Любая глупая история детская история основана на реальных фактах, - его большие мохнатые уши поднялись вверх, а взгляд немного повеселел, - Но во многом это всего лишь выдумки.
Он расхохотался, и девочка смущенно покраснела.
- Ну... - замялась она, - и что же это за выдумки такие?
- Те, кто приходят в каменный лес не исчезают навсегда. Некоторых я видел здесь, в саду. А луна везде одна, - сказал Царуза, - Она находится и у вас, и в саду. Ты только приглядись к небу.
Девочка посмотрела вверх и заметила, что звезды на небе расположены по-другому.
- То есть, звезды в саду другие? И луна тоже?
- Глупышка, слушай внимательно!
- Да я слушаю! - возразила девочка.
- А мне, кажется, ты не слушаешь меня. Я уже сказал, что луна везде одна. Только разница в том, что их стороны повернуты по-разному. Сад это лишь малая часть моего мира, - он призадумался, - мира, в котором обитает монстр и еще многие.
- И Лакуна тоже? - перебила девочка Царузу.
- Ты знакома с ним?
- Да. А что?
- Кхм... Сам страх во плоти.
- Мы его повстречали в лесу. Сначала он нас напугал, а потом, извинившись, рассыпался на тысячу бабочек.
Царуза посмотрел в воду, где резвились светящиеся крошечные рыбки. Каждая не больше половинки ладони маленькой Элли, с пятнышками или полосками, отражающими лунный свет. Они были такими же любопытными, как и наша героиня. Рыбешки сплылись поближе к ногам девочки, а те, что были посмелее и храбрее, шмыгали меж ног.
- А ты знать, что сегодня волшебная ночь? По взгляду вижу, что знаешь, а может быть догадываешься. Лакуна не спроста появился в лесу, в твоем мире. Ты это сама поймешь вскоре. И луна тоже связана с этим. Ибо с малого краешка листа, с бледного серпика луны, начинается история одна, про страхи, тайны и мечты.
Царуза на миг поднял глаза к невинной сияющей луне, потом продолжил.
- Задолго до твоей деревни. До того леса. До этого сада. Были те, кто ходил по воздуху. Они знали истинные сокровенные имена всего на этом свете. И стоит заметить, они были за долго и этого города, - Царуза показал лапами на разрушенные руины, которые поглощены растительностью сада, - Ты понимаешь, о чем идет речь и что это значит?
- Это когда можешь повелевать вещью, зная настоящее сокровенное имя ее?! - настороженно спросила маленькая девочка.
- Нет! - возразил Царуза, - Вещью нельзя назвать некоторые явления природы. А власть, - он пронзил пространство таким упреком, что описать словами не возможно то, что осталось висеть некоторое время в воздухе, - не дается! Те обыватели ведали сокровенную суть явлений. Когда окунаешься в воду, ты не властвуешь над ней.
Он так же пронзительно взглянул на маленькую девочку.
- Понимаешь, о чем я говорю?
Элли, конечно же, не поняла о чем идет речь. Но все равно кивнула, да бы не отвлекать Царузу от рассказа.
- Эти древние знатоки сокровенных имен порхали по миру легко, мягко и не принужденно. Возможно, одним из таких был наш общий друг - монстр, - он тяжко вздохнул, - Потом пришли те, что видели явление и думали о том, как его изменить или повелевать. Они жаждали власти. То были мечтатели, меняющие реальность, и ход вещей и событий.
Он посмотрел на небо, на одинокую яркую луну. Его лицо озарилось наплывшими воспоминаниями.
-Они реально творили чудеса, пока не переступили черту. Эти чудаки-творцы...
Девочка перебила Царузу:
- А как давно это было?
- Давным-давно... Ты снова меня не слушаешь!
- Я? Я просто представляла их себе. А монстр тоже в этой истории есть?
- Возможно! Все, возможно. Монстр творит чудеса и сейчас, защищая свой мир и часть вашего от злых рук. Но вернемся к чудакам-творцам. Разрешаешь?
Маленькая девочка кивнула головой.
- Их руки, однажды, коснулись лунного света. Это было началом, первыми неуклюжими шагами ребенка. Далее они зашагали уверенней, без оглядки. Древние хотели их вразумить, но творцы поняли настоящую власть, силу и могущество, а так же они захотели завладеть всем светом луны и ей тоже. Тогда они повздорили, как сестры с братьями, но сразились, как заклятые враги. Древние были против игривой и безответственной власти.
Царуза прищурил глаза и глубоко вздохнул.
- Извини, Царуза. А что дальше произошло с творцами?
- Их запретили! - глаза его налились темным блеском и просияли, - Чего они только не делали и не создавали.
- И что же они создавали?
Царуза развел в стороны руки, показывая все вокруг. Девочка задумалась и насторожено сказала:
- То есть они создали этот мир?
- Те, кто сбежали и смогли спрятаться от древних, создали этот мир, - он вновь воодушевлённо взмахнул руками, - Оно создано по воле творцов. Это их место, где они могли делать и создавать все как захотят. Вот так и появились два мира. Но луна по-прежнему была одна, она простила творцов за их детскую глупость и даровала свой свет им в этом мире. Давая им иногда в такие волшебные ночи, как сегодня, возможность переходить из миров.
- А монстр один из творцов?
- Я тебе уже отвечал на этот вопрос, - его губы сложились в лукавую улыбку, - Не слушаешь ты меня, маленькая глупышка.
Девочка покачала головой.
- Два мира луна к себе манит, как мать своих детей-близняшек за ручки тянет. Оставить не желает и тянуть не перестает. Когда луна ярким светом бока нальет, всех в двух мирах друг к другу неистово влечет. Когда они путь находят - проникают из мира в мир без проблем. Веселись пока полная луна. Но знай! Монстра страшит безлунный мрак! Говорят, это всегда было так!
Он помолчал, посмотрел на маленькую девочку и добавил:
- Мудрый человек сторонится темной ночи, в которой лунный свет не льется.
Девочка вспомнила что-то, ее глаза просияли.
- Так это же сказки, что мне и другим детям перед сном рассказывают, - ее улыбка исчезла, - Я думала, ты мне настоящую историю рассказываешь. А ты!?
- Мое дело поведать тебе ее, а верить в нее или нет, - это тебе решать, милая глупышка. Я тебе могу показать кое-что, но только надо быть осторожной и тихой. Согласна?
- Да.
- Но только нам нужно тихо и незаметно перейти вон туда, - Царуза двумя правыми лапами показал в ту часть сада, где был монстр, - Пошли.
Он упал на землю на все свои лапы, и, полулежа, как резвая мартышка побежал тихо и легко. Он вел маленькую девочку меж стволов древних деревьев. Под ногами можно почувствовать рыхлую почву, как будто пересекаешь свежевспаханное поле. Некоторое время они шли по извилистой дорожке, вымощенной гладкими камнями, которая привела к монстру. Царуза аккуратно выглянул из-за ствола массивного дерева, и тихо, так же попросил сделать Элли.
Они наблюдали за тем, как монстр брал в руки что-то мягкое и теплое. Его руки аккуратно вальсировали между звездных лучей, остерегаясь их, точно они могли его обжечь. Тем мягким и теплым, что было у него в руках, монстр обмотал нижнюю часть ствола яблони. Он брал звездные лучи и обвязывал ту непонятную массу, которая обнимала нежно ствол дерева. Далее окунал свои руки в луч лунного света, словно в реку для утреннего умывания, и светящейся массой закрашивал кору яблони. Он вел себя так небрежно и непринуждённо, что в каждом его движении чувствовалась легкость и любовь, покрытая искренней заботой, как ухаживание за родным дитя. Девочка смотрела на него, словно увидела в тусклом свете какое-то знакомое движение. Через некоторое мгновение, вновь это движение повторилось, однако она никак не могла понять, что же это такое. Но вспомнить до конца маленькая девочка не успела - Царуза выбежал из-за дерева и прокричал:
- Ты представляешь? Я ей серьезные истории про древних рассказываю, а она меня не слушает!
Монстр сделал завершающий жест и повернулся в сторону Царузы.
- Так это же детские сказки, - улыбнулся монстр, - надеюсь, напомнил, что в каждой истории есть доля правды!
- Да, он сказал об этом, - застенчиво вышла из-за дерева маленькая девочка, - Мне очень понравился ваш сад. Тут приятно находиться. Дружелюбно и уютно, - она посмотрела на Царузу, - Спасибо. А когда ты мне уже покажешь свое загадочное подовсе, сокровищницу знаний?
- Если ты все осмотрела в саду, то можем прямо сейчас пойти. Царуза, мы тебя покинем?
- Да. Рад был знакомству, милая леди, - добродушно улыбнулся он.
Царуза подошел вплотную к маленькой девочке, обнявши, сказал на ушко тихо, чуть дыша:
- Знай: мудрого страшит безлунный мрак! Там таится безликое зло, запомни это так.
Обнял монстра, как будто давно не видел старого знакомого друга. Он долго не желал расставаться и отпускать их из своих пушистых лап.
- Счастливого пути!
Это была волшебная ночь, устланная сказочными моментами.


IX. То, что обычно скрывается за закрытыми дверьми.

Удивительный и прекрасный сад остался навсегда в памяти маленькой девочки, но они так и не дошли до загадочного места монстра, о котором упоминал. Луна все так же светила ярко, иногда подмигивая сквозь заблудшие облака. Монстр подошел к полуразрушенной стене, одиноко стоящей в саду. Постучался в маленький кирпичик и сказал:
- Мы идем в волшебное место, в котором скрыты тайны прошлого!
- В твоей загадочное подовсе? Конечно же, - улыбнулась она, и подбежала к нему.
Они направились к тайному месту, что таило секреты монстра, в библиотеку былых времен. Когда на этой земле были другие люди и другой мир. Выскользнули внутрь через неровную трещину в стене. Трещина была неширокая, но герои спокойно прошли через нее. Девочка была маленькая и такая худенькая, что ей даже почти не приходилось разворачиваться боком, чтобы не задеть разбитые камни. Монстр же просто просочился сквозь темноту, она будто поглотила его без остатка. Он сел на землю и усадил себе на ноги маленькую девочку.
- Приготовься. Главное держись за меня.
Она руками вцепилась в его деревянную шерсть, и они покатились вниз, в темноту. Ощущение было, как на водных горках в аквапарке, когда скатываешься и попадаешь в закрытую трубу. Далее часть верха открывается, и становятся видны внутренние огни комнат с высокими потолками и ровными кремовыми стенами, высеченными в скале. По мере скатывания вниз пейзаж меняется и становится видна винтовая лестница, параллельно которой они скатываются вниз. Было слегка влажно и создавалось ощущение, что в этом месте правят летучие мыши. Они скатились вниз, мягко приземлившись на каменный пол, закиданный подушками. Свет был приглушенный, создаваемый сотнями свечами, и тепло исходило только от них.
- Добро пожаловать в подовсе. Древнюю сокровищницу знаний и богатств прошлого города, что был погребен временем.
Девочка посмотрела на монстра и поклонилась, далее повернулась и сказала:
- Здравствуй, волшебная библиотека и загадочное подовсе.
Эха не последовало, хоть маленькая девочка слегка громко произнесла свое приветствие. Монстр положил руку ей на плечо и улыбнулся:
- Здесь давно уже никто не обитает, кроме некоторых редких посетителей.
Легкое дуновение лунного света проникало сквозь арку дверного проема из дальней части комнаты, где виднелись сломанные балки и обвалившиеся камни. Время было нещадно над этим местом, но в целом оно прекрасно сохранилось.
Монстр подошел к одной из свеч, которая представляла собой обычный огонь без воскового стержня. Это был странный камушек объятый огнем. В груди маленькой девочки бурлило любопытство и возбуждение. Как только камушек оказался в руке монстра, теплое приглушенное сияние превратилось в пятнышко тусклого света. Монстр улыбнулся сквозь тускловатое волшебство. Света было ровно столько, чтобы разглядеть бледный силуэт деревянно-шерстяного монстра. Он достал бутылочку с пипеткой на горлышке и капнул одну единственную каплю на камушек. Огонек медленно просветлел и засветился слабой синевой.
- А он тебя не обжигает? - спросила Элли.
- Нет! Это не огонь, - монстр протянул ей светящийся камушек, - Это пламя специально было создано для этого места. В хранилищах, в библиотеке, во всех залах горит только этот специальный огонь. Потому что он не может причинить вред книгам, и, наоборот, поддерживает нужные специальные условия, чтобы они хранились долго и могли давать необходимую информацию для таких же любопытных, как и ты, милая Элли.
Она кивнула торжественно и важно.
- А можно будет поисследовать это подовсе?
- Можно, - кивнул монстр, - но думаю целой жизни не хватит, чтобы изучить все труды, накопившиеся в этом месте. Давай пройдем в соседнее помещение.
Она отдала волшебный огонек монстру и схватила его за руку. Он повел ее в соседнюю комнату, где попали в лабиринт полок и стеллажей с книгами.
- У тебя, наверное, накопилось тысяча вопросов? - спросил монстр у девочки, - Здесь есть ответы на некоторые из них.
Маленькая девочка сморщила нос.
- А почему только некоторые? Это, значит, не волшебное место?
- Нет! Ты только подумай, сколько тут трудов накопилось, - девочка призадумалась, - Здесь больше девятисот тысяч книг и это не считая свитков, глиняных табличек, написанных на разных языках, в том числе на мертвых!
Девочка посмотрела на пальцы на руках, пересчитывая их до девяти. Все это она делала важно и задумчиво.
- Это вот столько?
- Нет. В разы больше.
- Это вот столько? - она три раза показала пальцами число десять.
- Вспомни, сколько ты видела звезд, ярких и тусклых этой ночью?
- Много! Наверное, очень много!
- Вот и книг, примерно, столько же. Чуть-чуть поменьше, - мило улыбнулся монстр, - А чтобы найти в них нужный ответ, - тебе надо просмотреть бесчисленные стеллажи, теряющиеся в темноте, - он показал глубину комнаты, где вдалеке стеллажи сливались с бархатистым мраком, - и далее прочитать, и может быть, изучить другие языки. И это работа на целую жизнь! Даже больше...
Девочка грустно вздохнула.
- Но не переживай ты так. Это все я сделал. Возможно, можно назвать делом всей моей жизни.
- Что именно?
- А как ты думаешь, милая маленькая девочка, все здесь организовано?
- Ну... - промычала она, - Книжки просто стоят на полках, и нужную ты берешь с нее.
- Кхм... Давай найдет ответ на первый интересующий тебя вопрос.
- История про миры с одной луной.
- Давай так. Ты говоришь, что нужная книжка просто стоит на полке? - монстр посмотрел задумчиво на нее, - Давай покажешь мне, как это работает.
Маленькая девочка тихонько фыркнула и взяла первую попавшуюся книжку.
- Какова тема этой книги? Как она называется?
Он открыла ее и проглядела страницы, написанные почерком незнакомым ей: трудночитаемый и вычурно-витиеватый.
- Этот язык мне не знаком, - глубоко вздохнула маленькая Элли.
Монстр взял книгу, и, пролистав ее, сказал:
- Это история о драконах, причем здесь еще рассказывается об их разных видах, анатомия, и ареалы их обитания, - он мило улыбнулся, - И куда бы ты ее поставила бы? Раз уж не нашла свой ответ на вопрос.
- Кхм... Наверно, к сказкам?!
- А какого типа сказки? Куда бы ты ее поставила в отделе сказок?
- Ну-у-у. Ты же сказал, что там есть описание их места обитания, - девочка взяла книгу у монстра и, перелистывая, нашла четкие и подробные вырисованные карты и картинки с видами чешуи, - Вот! Тут еще нарисованы разные рисунки, значит, я ее поставлю к интересным историям.
- Отлично! Куда ты поставишь ее в отделе сказок и интересных историй?
- Я? - спросила насторожено девочка, все так же перелистывая страницы книжки, - Тут даже есть картинка с Лакуной? - нахмурившись, она посмотрела на обложку книги, - А он что тут делает? Ей столько же лет, сколько и тебе?
- Нет, больше! - добавил монстр, - Так куда же ты поставишь сказку с интересными историями, повествующей о существах населявших этот мир задолго до моего появления, задолго до создания этой библиотеки?
- Если драконы не сказочные существа, тогда эта книга будет относиться к истории, - медленно сказала маленькая девочка.
- А в вашем мире они вымышленные? - уверенно спросил он, - я точно знаю, что их нет у вас.
Элли молча закрыла книгу и поставила на полку, медленно задвинув.
- Кажется, я поняла суть всей проблемы, - задумчиво пробормотала маленькая девочка.
- Нет, милая Элли, не начинаешь, - возразил монстр, - Только краешек большой проблемы узрела, - он показал на хранилище вокруг, где сразу же засветили огни во всех местах, - Это место я случайно нашел на краешке вселенной, в самом заброшенном месте и не в лучшем состоянии. Оно было одиноко, хоть и умно, впитывая в себя знания былых лет. Оно было обижено, хоть и мудро.
Девочка посмотрела на бесчисленные стеллажи, теряющиеся в бескрайней дали огромной комнаты.
- И у этого места есть имя?
- Да, и каждый раз оно звучит по-новому.
- Это почему?
- Каждый хранитель архивов, - монстр призадумался, - сокровенного подовсе. Я так это место прозвал. И так, каждый хранитель архивов всю свою жизнь продумывает безупречную систему расположения книг, в которой есть удобное место для твоей книжки про драконов. Каждый проводит долгие дни, медленно перебирая, сортируя, переопределяя десятки, сотни, тысячи книг, - он пристально посмотрел в ее глаза, - А потом умираешь. Что случается тогда?
Монстр замолчал, как будто понял, что сказал что-то лишнее. Маленькая девочка начала понимать, куда он клонит.
- Я поняла, о чем ты говоришь, - грустно сказала она, - В совершенном мире следующий хранитель должен продолжить дело.
В какой-то момент он понял, что случились слезы. Это был тихий плач в себе самой, в ней вновь начала кровоточить какая-та глубокая рана. Монстр не знал, что эта за рана и не осмеливался спросить. Он смотрел на девочку и не знал как реагировать на ее реакцию. Он уже понял, что возможно ищет маленькая и любопытная Элли. Сейчас, как и в тот момент в лесу, после встречи с Лакуной, она была там, где таились ее страхи и боль. Возможно, это было раннее утро, когда на небе еще горели звезды. Камень горечи накопился в душе. Возможно, надо звать на помощь, но зная то место, это не имеет значения. В лучшем случае никто не придёт. В худшем случае - кто-нибудь придет и сделает еще намного больнее. Она закрыла глаза, но от этого сделалось только хуже. Малая капелька налилась на краешке левого глаза. Некоторая часть бесилась от злости, от невозможности вернуть что-то или кого-то. Возможно, там воцарилась напряженная тишина, молчание, наступающее перед раскатом грома. Там было холодно и одиноко. Маленькая девочка отстранено пыталась собрать осколки себя и соединить их вместе. Возможно, было состояние, словно всю жизнь провела в полусне.
- Да, милая маленькая Элли, - тихо произнес монстр, - это в совершенном мире, - он приклонил колено пред ней и пострел в глаза, - Расскажи, что ты вспомнила тогда, когда с Лакуной поговорила? Только не бойся говорить, здесь, возможно, таятся ответы на твои вопросы. Позволь мне помощь найти тебе ответы на них.
- Я вспомнила... - нерешительно начала она, - Даже не знаю, как сказать тебе это. Странно, когда уходит человек из твоего мира, и он рушится полностью до основания. Как разбитое зеркало - везде твое маленькое отражение скомканное и частичное. И теперь этот мир не больше кладовки под метлу. И там темно, что бархатистый мрак поглощает весь свет, - она тяжело вздохнула, - Внутри куча боли, а снаружи натянутая улыбка. Окружающим тебя людям не расскажешь просто так, они в лучшем случае не услышат, а в худшем - сделают еще больнее. Поэтому скрываешь все внутри, чтобы никто не узнал, что твой мир разрушен вдребезги. Иногда ощущаю пустоту внутри, и так становится больно, будто только что узнаешь, что родные никогда не любили, - она сглотнула камень, вставший в горле.
Монстр положил древесную руку, покрытую мхом на плечо маленькой девочки. - Пробуди свой спящий разум и улыбнись, - его счастливое лицо было заразительным, - Все что было - прекрасно! Тот и другой миг миновали, и мир на этом не застывает. Он постоянно находится в движении. Не зацикливай свое внимание на том, что потеряла, а акцентируй его на том, что обрела. И тогда твой мир будет намного больше кладовки, не забывай наполнять его. Изучай, познавай этот удивительный и замечательный мир. Потом твоя кладовка превратится в такое же волшебное место, или еще какое-нибудь, - он показал на книгохранилище, разведя руками в стороны, - И кроме метлы ты туда сможешь поставить все что захочешь. Все что встретишь на свое пути.
Маленькая девочка улыбнулась, приободрившись. Монстр приложил ее ладони к своим, накрыв их с двух сторон.
- Важно не то, что потеряла. Важно то, что обрела.
Он убрал свои руки, и в ладонях маленькой девочки появилась разноцветная бабочка. Разум Элли внезапно очистился, вспомнив, что монстр рассказывал про них. Она сделала свое дыхание тоненьким, как паутинка, и направила его на нее. Взмахи крылышек были легкие и воздушные. И девочка с радостным любопытством смотрела на переливающиеся разными цветами бабочку. Элли кивнула торжественно и важно, как это обычно делают дети. Монстр нежно провел по ее лицу, убрав маленькую капельку слезы.
- А еще, - улыбаясь, сказал монстр, - чтобы интересно было. Нужно иметь тысячу вопросов, и самое главное, пытаться раскопать ответов, как можно большее количество. Никогда не начинай с самых главных, если хочешь уловить истинную суть. Сначала начни с близких к нему вопросам, чтобы твой маленький мирок, кладовка, разрасталась и наполнялась интересными и важными вещами. И со временем твое имя начнет искриться и сиять, притягивая только близких тебе людей, со временем, могут стать родными по духу. Не теряй свое любопытство. Не растрачивай его попусту.
Внутри маленькой девочки загорелся какой-то свет, заставляя ее на мгновение засиять. Но взгляд ее блуждал где-то далеко в воспоминаниях. Она чувствовала себя совсем маленькой. Не такой маленькой, как деревце среди деревьев. В тот момент она казалась крохотной, как уличный сорванец, что выпрашивает монетку у прохожих. Выглядела она как-то... мельче. Тоскливее. Тусклее. Это было ужасно неприятно. Монстр нежно тепло обнял прекрасное дитя, повторив свои слова:
- Важно не то, что потеряла. Важно то, что обрела! После бури всегда настает тишина и умиротворение.
И вот наконец внутренняя дрожь души улеглась окончательно. Сколько времени прошло - уже неважно. Эта ночь действительно волшебная, ибо время медленно растянуто на все приключения маленькой девочки, которая должна вернуться в свою деревню с началом рассвета.
Библиотека была одним из всех изменчивых мест загадочного каменного леса. Она достаточно мудра, чтобы знать тайны ее обитателей, посетителей и хранителей, а так же многих кого не называли еще. Она достаточно смела и отважна, чтобы быть собой, оставаясь таинственной, спрятанной в глуби каменного леса. И достаточно неукротимой, чтобы меняться, оставаясь при этом правильной и строго выдержанной своими богатствами. Она была абсолютно уникальной во всех отношениях и проявлениях.
Просторные высокие своды были яркими и оживленными. Копья лучиков от теплых огней, что были рассыпаны по всему пространству, били промеж стеллажей и шкафов, пронзая глубоко тесный бархатистый мрак изменчивого места. Свет от нежных теплых огоньков сочился мимо опорных балок и мощных старинных уголков этого места. Это место было пропитано магией и волшебства.
Но кто знает, что еще может обитать в этом месте? Ведь здесь же царит безлунный мрак. Редкие лучики изредка проникали сквозь легчайшие трещины в потолке или попадали случайно заблудившись. И в бархатистой темноте всегда таятся тени, того чего мы избегаем, того что мы прячем глубоко вдалеке.
Они не следили за временем, бродя по лабиринтам полок и стеллажей. Девочка интересовалась разными книгами, а монстр показывал, где они стоят, и брал с собой. Набрав несколько экземпляров, он повел ее в одну из читальных комнат, разбросанных по всей библиотеке. Он впустил маленькую девочку внутрь первой, чтобы она удивилась преображению пространства. Комнатка казалась огромной, а на самом деле являлась бесконечным пространством. Монстр достал из-за пазухи огонь и нежно положил в камин, разбитый спустившимся по стене плющом. Огонь заиграл голубоватым светом, освещая зону чтения, где теперь можно было разглядеть два кресла и стол между ними. Языки пламени разыгрались в камине, тепло, потрескивая свежими дровами. Маленькая девочка подошла к креслу тихо и осторожно, наступая на едва стонущий пол, пробудившийся от ожидания. Место было наполнено загадками...

X. Чтобы найти верную дорогу, сначала надо заблудиться.

Монстр встал из кресла и сказал:
- Нам пора. Мы и так много времени провели за разными книжками.
- Но мы же только пробежались по оглавлениям и кратким описаниям.
- К сожалению, ночь потихоньку заканчивается. Книги я оставлю в этой комнате.
Девочка кивнула головой. В комнате царила смоленая тишина, когда она отправилась к выходу. Как только маленькая девочка открыла дверь, что-то мягкое легла ей на лицо. Она резко дернулась - больше рефлекторно от внезапного появления кого-то незнакомого. Испуганный вопль приглушила мягкая бархатная ладонь, плотно закрывавшая маленький рот. Время замерло. Монстр застыл в прыжке от камина, хватая рукой огонь из него. Все звуки прекратили свое существование. Эта была мертвая тишина.
После первоначальной паники девочка обмякла и затихла. Ее глаза были широко открыты, и тяжело дышала носом.
- Это всего лишь я, тень мрака, - прошептал незнакомец, не убирая руки, - Истинное имя монстра. Та часть, что он забыл навсегда. До поры до времени.
Девочка спросила что-то придушенным звуком.
- Извини меня, маленькая Элли. но нам надо поговорить, - темная фигура сливалась с мраком библиотеки, - Нас никто не услышит, но все равно, когда я отпущу руку, ты не будешь издавать резких громких звуков. Ладно?
Элли кивнула. Едкий запах серы расползался по комнате. Чуть дрожа, маленькая девочка собралась с духом и бросила взгляд на дверной проем. Тяжелый бархатистый мрак по-прежнему струился там. Темная фигура проследила за ее взглядом.
- Это часть меня. Кстати, меня величать - Эр. Вторая часть имени монстра. То, от чего он отрекся и забыл, погребя меня в уголках темного каменного леса.
- Как ты сюда попал? Тебя же никто не вызывал?! - потребовала маленькая девочка.
- Тс... - прошипел Эр, - Я всегда рядом, даже если про меня забывают или утаивают. Ведь я это он, а он - это я. Твое имя всегда рядом, даже если ты его не произносишь. Не так ли?
Она непонимающе посмотрела на Эра:
- Что?
Волосы у Элли расплелись и заклубились в воздухе вокруг нее, точно облако дыма, и застыли. Легкий ветерок пробежал по телу девочки.
- Вот так можно знать настоящее искреннее имя ветра и времени. Ты же помнишь это. Монстра рассказывал тебе об этом. Я знаю все тайны, которые ему ведомы, потому что его имя всегда с ним, даже если оно не искрится в душе или в сердце носителя. Даже места имеют имена. Некоторые из них меняются сами, другие остаются неизменными, а иногда, скрывают свои имена намеренно. У некоторых мест вовсе нет имен. Быть скрытым - это одно дело. Но вовсе не иметь имени или напрочь его забыть - это возмутительно! - если бы было видно его лицо, то оно было б удивленным и загадочным, - Это просто ужасно. Как одиноко.
Белоснежные зубы засияли, как только улыбка появилась на его скрытом загадочном лице. Слышно было, как напряглись руки, приоткрылись глаза, и сморщилось лицо в гримасе боли. Когда его глаза открылись, они оказались чисто синими, цвета темнеющего неба или огоньков, что были разбросаны по всей библиотеке, но другой природы. Другого происхождения, темного и злостного. Эр наклонился вперед, придвинув свое лицо к лицу маленькой девочки. Она запаниковала внутри себя, где-то там, в глубине души, но виду никакого не подала.
- А ты смелая, маленькая Элли, - гордо похвалил ее, - Чтобы не переубеждать тебя и не удивлять, скажу про монстра так. Ты видишь свет, играющий на поверхности воды, но забываешь о глубокой холодной темноте под ней. Он как раз это забыл. Он забыл свое имя, что не так-то хорошо вспоминается. Он забыл то прошлое, что связано с этим именем.
Глаза Эра стали еще бледнее, пока не засияли яркой голубизной чистого неба. Девочка держалась достаточно достойно, будто монолитный камень под дождем.
- Так, до сих пор не поняла, о чем ты хочешь поговорить, - потребовала Элли от него.
- Я хочу поговорить о нем, - серьезно произнес Эр, показывая на застывшего монстра, - Он так давно запрятал свое истинное "Я", что уже забыл какого это быть собой. И это убивает его...
- Я... я не понимаю, как это его может убивать?
Глаза маленькой девочки вспыхнули заинтересованностью.
- Ты просто не понимаешь, что происходит, - сказал он больше себе, чем маленькой девочке, - Как тебе сказать... Понимаешь, есть глубокая связь между "казаться" и "быть". Каждый... - внезапно появились темные руки, разделяющие слова на разные составляющие, - житель моего мира знает это различие, но вы, смертные, не замечаете. Мы понимаем насколько опасно брать другое имя, маску. Все мы становимся тем, чем продолжительное время представляем себя.
Он вздохнул полной грудью, пытаясь собрать и выбрать нужные слова.
- Монстр, говорят, был одним из создателей?!
- Возможно. Этого тебе не могу сказать, - Эр продолжил свое пояснение, - Это как нищего облачить в роскошные одежды, тогда люди обращаются с ним как человеком высшего общества и он, естественно, будет соответствовать их ожиданиям. Но это лишь только вершина айсберга, малая его часть. Весь смысл таится еще глубже. Кхм... - он на долю секунды задумался, - Как будто каждый из нас рассказывает историю о себе, глубок там, - он пальцем коснулся лба девочки, - в голове! Всегда! Постоянно! Все время! И эта история создает нас такими, какими мы есть. Мы строим себя из этой истории!
Девочка задумалась.
- Ты хочешь сказать, что монстр носит маску?
- Возможно, - увиливая от прямого ответа, продолжил свою мысль, - В моих словах не слишком много смысла - ровно столько, сколько ты можешь понять. Ты же помнишь, что рассказывали тебе этой ночью. О великих мудрецах. О могучих творцах. О древних божествах. И помнишь то, что молвил монстр. Подумай обо всем этом. Люди видели его могучим существом, и он играл эту роль и гордо носил это имя. По сути, нося это имя как маску, и в итоге поверил ей, став, возможно великим творцом, - Эр многозначительно улыбнулся, - возможно, могучим мудрецом, или древним божеством. Эта игра... эта роль стала правдой для него. А теперь он умолк.
- Теперь люди его видят его монстром каменного леса?
- Нет, - тихо и также многозначительно ответил Эр, - Они его видели таким еще задолго до появления каменного леса, и загадочного и волшебного сада. Но он снимал маску, когда создавал сад и каменные тропинки со своими статуями, пока не нашел мир тайных посланий и волшебных книг. Он нарек себя хранителем, а люди сильнее поверили в заброшенные тропинки леса и его монстра, создавая страшные сказки. Именно в них погрузился он, поглощённый этой маской. Теперь эта бледная тень бродит по лесу, смирившись с новым именем и маской. А люди! - его глаза засияли, - видели в тех статуях отражение своих врагов и недругов. Тем самым породив легенду о превращении заблудших душ в каменном лесу в вещное изваяние. И если быть честным, раньше это было игрой, обычным актерством...
Маленькая девочка чутко кивнула.
- Я его вижу совершенно другим, не таким, как в сказках и легендах. До вчерашнего вечера он мне казался тем монстром, пока лично не познакомилась...
- Поэтому и рассказал тебе все это. Большая часть слов относится не только к монстру. Подумай как-нибудь над этим. Пусть наш разговор останется нашей маленькой тайной. У нас нет ни единой причины не быть друзьями. Нет ни одной причины. Но почему бы каждому из нас не получить то, что он желает. Ты получишь свои ответы на интересующие вопросы. А он вспомнит свое имя, и кто он на самом деле, - буднично рассказывал он, тепло и очаровательно улыбаясь.
Наступила неловкая минута молчания.
- Я обычная маленькая девочка и во мне нет ничего примечательного. Почему я должна решать... - замялась Элли, - Ведь сама не могу понять многих вещей в этом мире.
- Вот и славно. Сохрани этот разговор, как наш маленький секрет. А обычная маленькая девочка, - он наклонился к ней поближе, - видит истинную суть вещей и настоящее лицо собеседника, заглядывая далеко вглубь его души. Ты в монстре увидела настоящего доброго мудреца, каким он раньше был, - его голос был тихим.
Эр встал во весь рост. Тьма была такой густой к этому времени, что она чувствовалась на ощупь. И он был частью этой тьмы. Эр с силой потер лицо обеими руками и тяжело вздохнул.
- Я слишком долго держу время взаперти, - внезапно сказал он, подходя к дверному проему, - Все, что сейчас произойдет, то будет направлено на твою защиту. Для монстра не прошло ни секунды, даже не мгновения. Запомни: безлунный мрак страшен и опасен для монстра, - он улыбнулся тепло и дружелюбно.
То была терпеливая покорность срезанной розы - молчание существа, ожидающего своего часа.
Время снова стало свободно. Монстр полетел на Эра, приговаривая незнакомые слова для маленькой девочки, направив руку с загадочным огоньком на него. Яркий свет начал заполнять комнату, просачиваясь в дверной проем, как пузырьки от шампанского в закрытой бутылке.
- Элли, закрой глаза! - прокричал монстр.
Яркий свет озарил комнату со свистом. И снова наступила тишина, только в этот раж живая и дышащая. Эр исчез ровно так же, как и появился. Пустое, гулкое до эха молчание поселилось рядом с нашими героями. Тишина зависла в воздухе.

XI. Приключение нескольких фантазий на грани лунного света.

Свет огонька потянулся к незримому потолку. Его спокойное голубоватое лунное сияние проникло между стеллажами, куда-то вдаль, гордо вырываясь из комнаты. Это место было совсем другим. Так сложилась ситуация. Девочка подбежала к монстру и обняла крепко, как-будто ребенок впервые увидевший свою мать. Он нежно приобнял ее.
- Извини меня, что оставил тебя без лунного света.
- Ничего. Главное, что все нормально, - соврала Элли, - Но что это было?
- Помнишь присказку, которую тебе сказал Царуза? Безлунный мрак страшит монстра... Или что-то в этом духе, - он открыл рот. Закрыл, - Так. Мало кто знает, что таится в тенистом мраке. Что за существа или звери. И чтобы уберечься от них, я придумал эти огоньки.
Он вновь показал не обжигающий огонь, который передал Элли.
- А я знала, что этот огонь не простой! - торжественно заметила она.
Маленькая девочка очутилась в центре круга голубоватого лунного света.
- Это подарок луны, после нашего знакомства, - задумчиво погрузился в воспоминания монстр, - Но чтобы он светил, пришлось пожертвовать частью своей души. Поэтому лунный свет всегда есть в этом месте, но не всегда яркий. Мир, к сожалению, не так устроен, как мы желаем. Уж тебе ли не знать? Мы все прекрасно знаем, как вещи в этом мире зависимы друг от друга. Как легкий взмах крыльев бабочки может привести к землетрясению в каком-то далеком месте. И как душа, и как огонь явно нуждается во внимании, но вопрос: В каком именно?
- Теперь я понимаю, почему огонь такой застенчивый, но любопытный, - приятно улыбнулась маленькая девочка, - Но то, что таится за гранью света, какую имеет природу?
- Не знаю. Оно может быть и тем, и тем, одновременно. За этой гранью их место - законное и не оспоримое. Мы лишь заглядываем в гости к ним, - монстр неловко пожал плечами, - Давай медленно пойдем на выход?
- Давай.
- А тебе он не говорил, что хотел? Обычно, просто так внезапно не появляются и не закрывают рот ладонью.
- Обычно такое не происходит. Он посмотрел на меня глазами, горящими голубоватым нежным светом, - соврала Элли, - И потом исчез, когда ты своей магией отпугнул или как это называется...
Монстр задумался и в полголоса произнес, едва слышно:
- Горящим голубоватым нежным светом...
Они медленно шли, и воздух казался чуждым и напряженным. Что-то было не так! Элли открыла огонек, находящийся в ее ладошке. Его свет был жидкий и разреженный, но его смелый вид заставил маленькую девочку улыбнуться. Воздух был густой. Здесь камни ласкали им ноги и так они шли вдоль стеллажей, пока Элли не увидела книгу, бросившуюся в глаза золотыми буквами. Большими правильными и идеально написанными. Три золотые буквы "VIK", как легионеры перед императором. Сердце у нее екнуло: она остановилась и потянула руки к книге. Любопытство разобрало маленькую девочку.
- Монстр, - окликнула она его, - А эта книга о чем?
- Кхм... А я тебе сходу не скажу... бери и открывай, раз уж она тебе приглянулась.
Маленькая девочка вытащила с полки книжицу открыла и стала разглядывать ее страницы. Она была написана тщательно выведенным почерком почти отпечатанным на станке. Но некоторые буквы все же выбивались слегка из общего текста. Если бы Элли знала древний язык, на котором была написана книга, то с легкостью разобрала витиеватый почерк.
- Я не знаю, что тут написано, - подала книгу с открытой первой страницей, - Хоть и прекрасны эти золотые буквы, они не подвластны мне.
Монстр принял книгу, посмотрел и улыбнулся.
- Эта история двух героев, переживших уйму приключений, закат великой империи. Как раз в честь главной героини и названо это произведение, - он весьма приятно улыбнулся, - Руины этой империи ты могла сегодня наблюдать. Падение могущих мира сего прекрасно описано здесь, даже более правдоподобно. Кхм. Да тут во вступлении есть краткое изложение, - он выразительно начал читать эти строки, переводя сразу смысл для Элли:

VIK (Victoria ibi Kalendas)

Как сонные лиловые дали,
Как неискромётный гордый закат,
Явились во сне эти печали
И историй великих парад.
Где на полях бескрайних небес
Царит хаос, разруха и мертвая слава.
Да снизойдут сатира, рапира, эфес
В жизни людей, которых осталось так мало.
А Солнце мудрый свидетель всех этих ужасных деяний.
Не увидят строки любимых сердец,
Тех, кто приложил уйму стараний.
И с горчинкой во рту, как старый творец,
Оно тихо уйдет за вершину горы, вспомнит, поплачет.
И выйдет с утра, как ни в чём не бывало,
Надеждой и верой одарит.
И жаль, что история жизни правду искала,
Как пролетавший мирный орел в спокойствии чинном.
Он свободой теперь наделен,
Душой спокойной и взглядом невинным.
Но это только лишь сон,
Где в истории ждет незримый пророк
И милая нежная дева на одеялах;
И эта любимая вручает клинок
Вся в прекрасных кружевных одеяньях.
И сон является день за днем:
Кружева становятся изящней, и изящней,
Клинок становится мечом,
И одежда, и взгляд еще воздушней и прозрачней.
А странность та таится в нем,
Что улыбка живая ее - воздел мечтаний,
Глаза горят скромным огнем
И повторяет она: "Настало время скитаний!
Великих открытий и откровений!
Могущих историй о камне с душой
И для слепца жажда прозрений!
Путь волшебной дороги домой
Ко мне в родные объятия
И поцелуй навстречу мечте,
Возвращение ножен и снятие заклятий..."
Любимая дева явилась во сне.

Он перелистнул еще несколько страниц
- Дамаск... Александрия - сокровищница мудрецов. Рим - глас империи. Хм. Константинополь - второе око. Роман о воображаемом путешествии, но нам же доподлинно не известно, что он полностью вымышленный или нет.
- Я до сегодняшнего дня не слышала об империи, и даже не знаю, что это такое. И даже где я нахожусь сейчас.
Монстр открыл тщательно вырисованную карту на одной из страниц. Там красовалась вся Евразия и часть Африки. Он показал границы империи, что была в свое время и что от нее осталось. А так же далекое место, на краешке этой империи, на северо-востоке указал на город, который исчез и на этом месте стоит маленькая деревушка. Город, ставший историей и частью руин сада. На карте был пунктиром отмечен путь, который прошли герои истории.
- Эта прекрасная история, но к сожалению, нам нужно идти. Ночь не вечна.
- Эх... жаль, но мы ее потом же прочтем? Мне очень хочется узнать, что с ними приключилось.
Они медленно продвигались к выходу.
- Конечно же прочтем. Но сейчас не будем сбивать мир с верного пути, и смущать все сущее весом своих желаний.
Девочка кивнула головой.
- Сейчас нужно вернуться в деревню?
- Да, а то скоро проснутся жители, а тебя в кроватке нет, - соврал нагло монстр.
Ему ли не знать истинную причину. Этот мир не так устроен! Когда тени просыпаются, и луна исчезает с неба, двери из мира в мир закрываются. Монстр улыбался мило и добродушно, как та тень, как его вторая часть имени - Эр. Маленькая девочка долго-долго смотрела на него, твердыми и жалостными глазами. Они оба знали что-то, но не могли этого сказать друг другу, боясь за своего собеседника. Это были жгущие минуты. Те самые непостоянные, как кошки, ускользающие прочь, когда ты нуждаешься в утешающих словах. А потом прибегают, возвращаются, когда ты в них не нуждаешься, садятся на грудь и крадут дыхание. Так искоркой проскользнуло имя Эра, сковав дыхание.
Напряженный воздух явно намекал, что эта ночь подходит к концу. Сейчас им хотелось бы, чтобы это были другие минуты. Но если от мира чего-то хотеть, то это ни к чему хорошему не приводит. В такие хрупкие и суматошные моменты хорошо сидеть на месте и стараться сделать так, чтобы почва не уходила из под ног, а не настойчиво идти на выход из библиотеки, из сада, из каменного леса. Но эта ночь подходила к концу.
Уверенно и плавно они продвигались на выход, пока не встретили знакомую винтовую лестницу. Стены выглядели голыми, где-то проскальзывали трещины не шире пальца. Каменные ступеньки чувствовали себя брошенными и одинокими. На некоторых валялись куски цемента, а местами попадало камушков. Они поднимались наверх, но не все ступеньки были прочными, некоторые из них шатались, а редкие из них норовились опрокинутся. Монстр знал их, и поэтому предупреждал Элли на какие их них не желательно наступать. Эта лесенка была непредсказуема, хитренькая такая. Возможно, у нее был не простой нрав.
Они подымались по лестнице вверх, переступая те места, о которых монстр знал, что они плохие. Это было скрытное, застенчивое, загадочное место. Наверху у лестницы чутка обрушился потолок, но там внизу, прямо под ним, был проход в полуразрушенной стене. В трещину смотрела знакомая встревоженная луна. Выходя, они посмотрели на небо. Облаков там не было. Маленькая девочка вкусила свежий воздух, закрыла глаза и прислушалась. Тишина. Обыденная великолепная волшебная ночь в саду, словно в первые минуты после легкого дождя.

XII. In Extremo
Сад был полон сна и лунной темноты. Это место казалось очень приятным, после темных и слегка тяжелых лабиринтов подовсе. Они прошли через сад, держась подальше от тени, под полосками лунного света. Чудесная тишина сада была наполнена ровным далеким птичьим пением, и аромата свободного клевера.
- Монстр? - обратилась Элли к нему, - А творцы и мудрецы среди людей есть?
- Таких как мы? Конечно же, нет! Люди никогда не были нами. К счастью или к сожалению, вам не известна суть сущего. Редкие персонажи, кто поймут хотя бы истинное имя одной вещи, себя величали творцами в вашем мире, а иногда, даже пророками! Но это не так! Хотя это похоже на детей, вырядившихся в родительские одежды.
- Странно. А мне рассказывали, про таких людей, кто творил чудеса и к ним иногда обращались, когда очень плохо и сложно.
- Я уже говорил, люди никогда не были нами. Им не познать сокровенные имена всего на свете. Ваши персонажи были лишь малой долей от всего настоящего и истинно дозволенного, - он пронзительно взглянул на маленькую девочку, - К сожалению, вам невозможно поведать сокровенную суть вещей.
Они шли по каменной тропинке, которая была освещена со всех сторон лунным светом. Ее камни мягко стелились под их ногами, явно выбирая и подсказывая короткий путь. Приятное удивление просачивалось сквозь листву деревьев. Стояла тенистая теплая волшебная тишина безветренной ночи. Это был робкий и застенчивый момент. Такие моменты не представляются сами. Слишком робкие, чтобы сами постучались бы в двери. Они ждут, пока их отыщут нужные слова.
- Я помню, - наполненный воспоминаниями монстр, продолжил свой рассказ, - некогда сидел на краю вселенной, на стенах башни мира - Елга, и ел плод с загадочного дерева, меняющего цвета. Плод сиял и менял цвет, и губы, и глаза того, кто его вкушал, светились в темноте и переливались, играя, как радуга на свету.
- А башня Елга была в твоем мире?
Его лицо еще сильнее озарилось воспоминаниями.
- Нет! - нахмурился монстр, - Это было давно. Очень давно. Задолго до вас. Тогда небо было одно. Луна одна. Звезды были одни. Мир один, и в этом мире были края. И на одном из них стояла башня Елга. И тот плод. И я. Я ел его, и глаза у меня меняли цвет и сияли в бархатной тьме.
- А насколько это давно было?
- Очень, очень давно, - монстр слегка пожал плечами, - Так давно, что ни в одной книге в подовсе об этом не говорится. А значит, это было еще задолго до создания того хранилища, той библиотеки. Задолго до людских городов.
Он посмотрел на Элли задумчивым взглядом, словно что-то потерял в своих воспоминаниях, ища нужную ниточку, ускользающую из его рук.
- Извини, дорогой монстр, что перебила, - как можно вежливее сказала маленькая девочка.
- А? - отвлекся от воспоминаний монстр, - Да, нет. Не перебила, - мило и нежно улыбнулся он, - Тот плод был лишь малым началом. Неуклюжие первые шаги. Ты же знаешь про конфликт мудрецов и творцов? Это любимая история Царузы. Он всегда ее рассказывает.
- Угу, - кивнула головой маленькая девочка, - Но что именно произошло? Что не смогли поделить они?
Глаза у него просияли. Он глубоко вздохнул.
- Искусство фантазии! Ах! Чего творцы только не делали! Их мысли. Их фантазии. Их власть над творчеством были безграничны. Даже мне не все подвластно, а этот мир, где мы побывали, - он взмахнул руками, показывая путь в сад, в подовсе, - По их воле оно создано, сшив его из цельного куска ткани. То место, где они могли делать все как только захотят. Так что твои люди далеко не дотягивают до творцов. Ведь они в свое время создали по звезде, чтобы заполнить свое новое одинокое пустынное небо.
- И там есть твоя звезда?
Монстр улыбнулся маленькой девочке.
- Возможно, эта звезда есть и там, и тут. Возможно, тогда-то и появились два замечательных и загадочных мира. Два неба. И несчитанное количество звезд.
- Почему и ты, и Лакуна, и Царуза, и Э... - маленькая девочка чуть было не сказала имя Эр, но вовремя удержалась, - говорите "возможно"?
- А потому, что знать и утверждать совершенно разные понятия, - монстр нахмурился, услышав имя Эра, но не акцентировал на этом внимания, - Понимаешь, хоть и между этими словами есть тонкая связь, но знать можно многое! А вот утверждать, можно только о тех вещах, в которых уверен и точно знаешь о тех моментах, где есть доля истины.
Они уже почти вышли на окраину леса, где встретились. Луна молча освещала тропинку, героев и видневшуюся вдалеке деревушку.
- Но ты не точно знаешь свою историю?
- Да.
- Но кто же тогда сотворил этот и тот миры?
Его лукавая улыбочка сформировалась на лице.
- Я же сказал, это было настолько давно-давно. И каждый из уникальных миров создан в разное время и по разным причинам. А мой мир создан первым и величайшим из всех творцов.
- Но кто же он? - лукаво посмотрела на него маленькая девочка, - Случайно не ты, который забыл свое имя?
Монстр покачал головой.
- Не стоит называть имена! Я не стану говорить об этом, хотя и заперты они за каменными дверями, далеко-далеко во тьме кромешной, где полна опасная черная луна. Где те, кто ищут себе неверный путь, шагая в бездну бархатного мрака, и остаются там навеки. О тех творцах говорить не стану.
Его волшебный нежный голос не был игривым или капризным. Резкий ответ не оставил места для новых расспросов и обсуждений. Маленькая девочка посупилась.
- Я поняла. Это больная тема для тебя.
Монстр взял Элли за руку.
- Извини меня, если чем обидел. Это действительно больная тема. И к сожалению, ночь не вечная и нам пора идти. Я тебе обязательно расскажу о них, когда настанет время, но не в эту ночь.
Монстр посмотрел на луну, которая довольно и приятно светила. Посмотрела на маленькую деревушку, которая соскучилась по мягким шагам босых ног маленькой девочки. Элли тоже посмотрела туда и поняла, что это момент прощания с волшебной ночью и монстром до следующей встречи.
- Ты очень изобретательна и интересуешься тем, что другим людям кажется странным и необычным. Люди в этой деревне еще не готовы к переменам, но я вижу эпоху великих свершений. Маленькая девочка, у которой прекрасно развиты интуиция, воображение и дальновидность. Слышу, и даже, призываю к тому, чтобы ты следовала своим предчувствиям и порывам, какими бы странными тебе ни казались.
- А ты действительно монстр? - перебила она его, - Мне рассказывали, что ты обладаешь свирепыми, сверкающими или лихорадочными глазами, или глазами голубовато-серого цвета.
- А ты действительно хочешь увидеть монстра? Или что-то другое, противоречащее этим высказываниям?
- Я хотела бы увидеть, но... - маленькая девочка замялась, и закрылась в себе, как будто погрузилась в состояние каменного сердца, спрятавшись от своих проблем и мыслей.
Монстр подошел аккуратно к ней, нежно коснулся ее лица и посмотрел в глаза. В его горле засел огромный камень, и дыхание стало тяжелым. Как оказалось, она ничего не видела все это время, что провела с ним. Ни нежный цвет Луны. Ни прекрасный и загадочный лес, волшебный сад, и его странное подовсе. Белые очи, заплывшие слепой пеленой, ввели его в ступор и ужас. Девочка протянула правую руку к лицу монстра и прикоснулась ужасу минувших лет. Она улыбнулась вовсю ширь своего лица.
- Ааа... Вот почему тебя называют монстром! Ты настолько красив внутри, что приходится быть страшным снаружи, чтобы балансировать в этом мире, - девочка смотрела своими пальцами, прощупывая лицо монстра.
- А ты хочешь увидеть мое лицо?
- Я хотела бы увидеть, но... - маленькая девочка замялась, и закрылась в себе, как будто погрузилась в состояние каменного сердца, спрятавшись от своих проблем и мыслей, - Мне было стыдно говорить, что я не видела звезды так отчетливо и ясно. Что буквы той книги не могла различить, видя перед собой большое размытое пятно чернил. Что до сих пор не вижу твой лик, как это видят остальные. Я большие образы и окружающие предметы различаю, но это мутные силуэты, либо покоящиеся, либо находящиеся в движении большие тени. Когда-то отчетливо помнила и видела каждый маленький листик, одинокий стебелек, а так же скачущие буквы, уносящие в далекий и прекрасный мир волшебства. Но никогда не могла подумать, что это волшебство рядом! - легкая капля прокатилась по щеке маленькой девочки.
Монстр аккуратно подошел к ней, нежно касаясь ее лица, посмотрел в глаза. В его горле засел огромный камень, и дыхание стало тяжелым. Как оказалось, она не видела так отчетливо и ясно все прикрасы сегодняшнего вечера. Ни нежный цвет Луны. Ни прекрасную и загадочную природу лес, а особенно, его мелкие неповторимые детали. Ни волшебный сад со своим древним городом, и его странное подовсе. Это откровение маленькой девочки ввело монстра в ступор и ужас. Девочка протянула правую руку к лицу монстра и прикоснулась ужасу минувших лет. Она улыбнулась вовсю ширь своего лица.
- Ааа... Вот почему тебя называют монстром! Ты настолько красив внутри, что приходится быть страшным снаружи, чтобы балансировать в этом мире, - девочка смотрела своими пальцами, прощупывая лицо монстра.
- А ты хочешь увидеть мое лицо?
- Я бы хотела, но...
- Сейчас все будет. Элли, у тебя есть чистая и невинная вещь, и желательно, чтобы это была твоя вещь?
Маленькая девочка задумалась, засунув руки в карманы, где нашла свой замечательный кусочек мыла.
- А мыло подойдет? Оно заветное и невинное... - сказала Элли, протягивая его монстру.
Монстр взял кусочек в руку. Почувствовав его восхитительный аромат, сказал:
- Оно и в правду безобидное, успокаивающее и загадочно таинственное. Я воспользуюсь им?
- Конечно же.
Он огляделся. Перед ним была темная равнина, как огромное безликое существо, без формы и очертаний, раскинувшееся на тысячу километров без предела, а каменный лес остался позади. Только одинокие домики виднелись среди зеленого поля. По равнине пробегал лишь обычный и знакомый нам мудрый ветер, такой же тихий и спокойный. Это был редкая ночь в его жизни, счастливая ночь, когда ему довелось повстречать удивительного собеседника.
Монстр подошел к первому дереву и шепотом спросил у него. Оно наклонилось к нему и что-то передало в руки, где было мыло. Он вернулся к девочке с деревянной чащей наполненной водой.
- Воспользуйся мылом, так же как обычно. Оно поможет смыть вредное и накопившееся за все это время. Промой потом глаза этой водой. Она поможет смыть все лишнюю пену и освежит твое мироощущение, ибо вода подарена лесом тебе от всего сердца.
Девочка сделала, как монстр сказал. Потом он отложил все в сторону и прикоснулся ее глаз, тяжело вздохнул, и что-то прошептал. Девочку пробрало легкой дрожью вдоль спины, поднялось выше, и тихой, как шелест травы, уколола в районе глаз, извлекая тишину из рук. Она естественно испугалась, но бежать, никуда не рвалась. Ей было интересно, что происходит. Монстр, приговаривая какие-то слова, убрал свои руки с ее лица. Взяв ее маленькие ручки, положил вместе со своими ладонями на свои глаза. Она уже мутно видела очертания, мелкую яркую вспышку под их руками. Тепло с пят поднялось вверх по всему телу. Она дышала едва. Страх затаился в ее сердце, когда руки открыли лицо монстра. Молчание повисло, но внутри она кричала, орала, смеялась и рыдала громко и сильно. Горечь поселилась в душе. Девочка смотрела, как открываются веки, а за ними белые глаза, и на дне этой мутной пелены едва проглядываются зрачки голубовато-серого цвета. Это было первым, что она увидела. Слезы накатились, и каплями упали на землю.
- Ты?
- Я! - ответил уверенно и четко он.
Монстр проронил слепую слезу, что запала в душу. Он понял, что дух девочки стремится к пониманию, он нуждается в людях, которые могут и умеют слушать.
- А ты почему не побежала сломя голову?
- У тебя приятный голос. И пахнет так же. Ну... - маленькая девочка замялась...
- Что "ну" - спросил удивленно монстр.
- Я была слепа... - опустив голову, ответила она, - А теперь увидела монстра, зная твой внутренний мир, твой волшебный сад и твое загадочное подовсе.
Взгляд монстра был полон правильных ответов, душевного света и любви к миру и его обитателям. Элли улыбнулась, но маленькие капельки слез налились в прекрасных глазах. Несколько долгих минут они смотрели друг на друга. Ее глаза вспыхивали то любопытством, то страхом, то опасением от новых незнакомых ощущений и чувств. Она осознала новую себя. Чувствовала так, как будто свою жизнь провела в полусне и сейчас проснулась по-настоящему. Четкие и резкие лунные пейзажи простирались перед ней. Мир впервые сделался отчетливым. Маленькая девочка опустила голову, отчасти от счастья, отчасти от горя, отчасти затем спрятать слезы.
- Теперь ты прозрела. Теперь ты сможешь познать мир, таким какой он на самом деле. Теперь ты найдешь ответы на все вопросы, что тебя волнуют.
- Монстр, я обычная непримечательная девочка, - вопросительно смотрела она на него, - Зачем?
- Потому что...
В воздухе витала некая неуверенность, словно оба не знали, что положено делать дальше и какие роли им нужно сыграть. Но одно можно было сразу сказать. Луна намекала, что ночь подходит к концу, к своему логическому завершению. На горизонте проглядывалось красное зарево, наполненное холодной теплотой, и запахом свежей росы.
- Элли, тебе пора идти. Ночь заканчивается, а мне нужно еще успеть уйти в лес.
Она крепко обняла монстра.
- Обещай, что завтра ты будешь в лесу, и мы обязательно увидимся.
Он глубоко значительно промолчал. Великолепное видение спящего разума начало увядать. Маленькая девочка изо всех сил боролась с этим состоянием, пытаясь удержать последние прощальные минутки. Хотя бы в памяти своего сердца. Но это было все равно, что пытаться удержать песок, ускользающий сквозь сухие пальцы.
- Ты Кта! - протягивая маленькую статуэтку, Элли положила в руки монстру, - Для меня ты будешь Кта, ангельским созданием большим чудаком. Твое имя будет тепло гореть внутри моего сердца, точно пламя. Тебе нравится такое имя?
- Кта! - выдохнул он, растворяясь в мечтах, услышав новое имя, давно забытое имя, - Мне нравится, ибо оно подарено тобою. Кта-а-а, - протянул еще раз монстр, волшебно и во одухотворённо.

XIII. Все начинается с мыслей. Все начинается с правильных имен

Мораль сей сказки такова: "Не судите о книге по ее обложке!"
Нельзя судить книгу по ее обложке. Книга внутри может быть полезна и познавательна. Вдруг окажется, что она переполнена знаниями и уймой нужных советов. Ведь первое впечатление человека это тоже в какой-то степени обложка, его публичная маска, которой он прикрывается. Он может быть так красив в душе, что все эти предрассудки окажутся лишь маленькой вспышкой, на фоне его загадочного и прекрасного мирка. Никогда не торопитесь с выводами!
Все начинается с мыслей, создай счастье в своей голове, и оно обязательно станет реальностью.

***
Шир лежал на ветви дерева, огромного, как гора. С него прекрасно видно было место знакомства наших героев. Наверх он не забирался, ибо боялся, что огромное дерево будет раскачиваться на ветру, точно плот на морских волнах. Он наблюдал за нашими героями, за бескрайним розоватым небом перед рассветом, и удовлетворенно моргал желтыми глазками.
Царуза дремал на соседней ветви, но изредка поглядывал на сцену прощания маленькой девочки и монстра. Лакуна рядом висел в воздухе, четко вглядываясь в движения монстра. Они все видели, как девочка обрела зрение, как он плелся в лес, стараясь спастись от солнечного света, что постепенно вторгался на поляну, каменную тропинку, будя все на своем пути. На траве появились первые капли росы, маленькие слезинки.
Они так же видели Эра, темную бархатистую тень, расплывшуюся перед входом в каменный лес, и ожидающего свою половинку с распростертыми объятиями. Кта понимал кто он, поэтому нехотя плелся в лес. Невежество ситуации заключалось в том, что он хотел остаться перед лесом и с первыми лучами солнца, прикоснувшегося его, испариться и рассыпаться пеплом, развеявшись по поляне. Но не мог. Кта дал обещание маленькой девочке, и обмануть ее было нельзя.
Эр молчал, застыв на месте. Он улыбался во всю ширь своих идеальных белоснежных зубов. Лицо было напряженным, наполненным алчного ожидания, а растекшееся тело расслабленным. Эр был словно тишина, что ложиться в самые морозные дни в Сибири, когда все в округе неподвижно и замирает. Небо вовсю пламенело рассветным светом, и эти недолгие несколько минут тянулись целую бесконечность для монстра. Тень становилась еще гуще, когда Кта подходил еще ближе к Эру, словно вязкое масло. Когда они приблизились друг к другу, их тени слились в одно черное пятно - словно смотришь в колодец ночью.
Шир, Царуза и Лакуна тихо и молча наблюдали со стороны. Они видели возвращение Ктаэра, и ничего сделать уже не могли.
***
Лес пылал в огне. Ветер стоял неподвижно и молчал. Монстр молчал, и капли слез мечтали появиться на его щеках. Сад ждал своей участи. И только город, погребенный под землей спал крепким сном, и этого не видел.
Монстр промолвил только одну фразу...
- Вино прокисло жизни, остался лишь мерзостный осадок.
Ветер. И сад. И лес. Они все вместе кивнули головой и молча увядали. У ветра были свои слезы - и их он сдерживал. Сад подарил свою улыбку монстру, сдерживая слезы боли и счастья. Лес молчал, держал каплю за душой своей, и сдержанно поблагодарил его за присутствие в его жизни. Римский городок молчал, не выходя из своего сна.
Три дня. Три ночи. Столько времени пожирал огонь лес, сад и остатки от них. Ветер потом распускал их прах по воздуху... По ветру, как мечтали они. Ктаэр видел, как гнев деревни обрушился на пустоту. Он видел ненависть в их глазах, которая являлась порождением пустых домыслов и идей.
Хоть там и были солнце и дождь. Хоть там и были день и ночь. Хоть там и были лето и зима. Они все молчали, и не появлялись, когда горел лес. Когда горел сад... Ктаэр мечтал уйти на вечный покой, после всего этого.
Но дуб! Маленький и увядающий в саду окреп и пережил огонь. Он ждал и чувствовал вкус настоящей жизни, хоть и сгорел не до конца. Ему не было жалко свободы, что отобрали у него. Он не боялся смотреть на тех, кто принес огонь. Со временем, пробился ручей из подовсе. Монстр сидел на дубе том и наблюдал за ширью окрестных красот. Он стоял на мощной ветви молодого дуба и чувствовал под собой почву и знал - то было хорошо. Он так же как и дуб, и ветер чувствовали солнце - и это было хорошо. Дуб чувствовал сладкие прикосновения солнца и знал их тепло - то было хорошо.
Монстр понял истинную любовь мрака. Он понял что, через сомнения приходим к истине. Его поглотил уютный мрак его мира. Он сомневался в словах близких ему, но тот пожар его души... Пожар его друзей уже никуда не уйдет...


Теги:





-1


Комментарии

#0 17:30  13-09-2017Антон Чижов    
не лень вот
#1 17:40  13-09-2017Евгений Клифт    
"Война и мир" ито покороче будет, пожалуй
#2 18:58  13-09-2017Финиcт Я.C.    
хорошо хоть ты редко пишешь, самбарин.... колёс, а то колёс не напасессья
#3 21:29  13-09-2017Шева    
Для тех, кому западло читать, синопсис: /Вино прокисло жизни, остался лишь мерзостный осадок/. Весь остальной текст объемом в в /Войну и мир/ лишь пузыри над темой.
нихуясебекирпич
#5 23:26  13-09-2017гандон на всю голову    
Его поглотил уютный мрак его мира. (с)

Это все, что тут сказано.

Автор, у тебя много повторов. Таких, мелких. Не надо так подробно. Это не украшает.
#6 03:07  14-09-2017Лев Рыжков    
Что это за "приятные на запах дровишки"? Это ебаный пиздец какой-то.

Дальше не читал.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:32  16-10-2017
: [1] [Графомания]
Степан в нерешительности остановился на пороге. Сунув шапку в карман, он осторожным движением толкнул дверь и вошел внутрь. В ноздри ударил странный приторный запах и послышался монотонный гул из-за второй двери, которая находилась в нескольких метрах дальше....
15:31  16-10-2017
: [10] [Графомания]
Слепнет солнце. И в лед превращается воздух.
И высотные здания падают ниц.
С неба крошкой бетонной ссыпаются звезды.
Белой злобой наполнены щели глазниц.

Никуда мне не деться от этого взгляда.
Из пустынной Вселенной снега замели
Жизнь мою....
15:26  16-10-2017
: [2] [Графомания]
Я родился в стране , которой больше не существует, в городе, которого больше нет, на улице, которую уже не найти на карте города, в роддоме, на месте которого теперь бизнес-центр класса «А». Я ходил в детский садик, в котором теперь находиться частная стоматологическая клиника и в школу, которая теперь стала элитной малоэтажкой....
15:22  12-10-2017
: [23] [Графомания]
Одолел меня сон литургический
Сколь ему не противилась- зря!
Словно, сука, напиток мистический
Пригубила для храбрости я.

Только что то глаза не закрылися
Сколько б врач не пытался- все зря:
Сплю и вижу, ладошкой накрылися-
Это доктор мои трёт глаза....
12:02  12-10-2017
: [6] [Графомания]
"Открыв глаза, он с надеждой посмотрел в окно. За стеклом медленно и неотвратимо рождалось хмурое осеннее утро. Тяжёлые капли дождя гулко и раздражающе ударяли о жестяной отлив подоконника, довершая​ и без того гнетущее начало дня.
- Проклятье, - пробормотал он, и потянулся за сигаретами....