Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Оно само

Оно само

Автор: Алексей Аксёнов
   [ принято к публикации 18:41  09-11-2017 | Антон Чижов | Просмотров: 131]
Кто–то большой, светлый и нечёткий с любовью смотрел с небес на Павла. Позади фигуры волнообразно разливался мягкий свет, из–за чего казалось, что незнакомец парит в воздухе.
— Смотрите, кажется он приходит в себя, – раздалось сверху и Павел попробовал открыть глаза пошире. Фигура медленно начала приобретать резкость, превращаясь в улыбающегося мужчину в белом халате. Сначала проступили белоснежные зубы, повисели минутку улыбкой чеширского кота, потом нарисовалась красивая чёрная борода с лёгкой проседью, появился нос и внимательные карие глаза, наполненные заботой.
Павел поморгал, и картинка сфокусировалась окончательно, добавив в образ короткую причёску над высоким лбом и шею, уходящую куда–то в глубины белого халата. Павел удивился такой особенности своего зрения, потому что до этого момента мир становился чётким сразу, стоило лишь просто открыть глаза. Он попытался сесть, но вдруг понял, что не чувствует рук и ног. Павел попробовал хотя бы осмотреться и понял, что может пошевелить только глазами. Где–то в груди закололо от страха.
— Что со мной? – прошептал он, пытаясь отогнать тревожные мысли.
— Вас сбила машина, – сказал сверху человек в халате и ещё раз заглянул в глаза Павла с невыразимой грустью, – вы были без сознания трое суток. Скажите, вы помните, как вас зовут?
— Павел, – ответил Павел.
— А фамилия? – поинтересовался доктор.
Павел хотел ответить, как вдруг осознал, что не помнит своей фамилии. Он попытался напрячься, но стало только хуже. Он не помнил своего отчества, родителей, не помнил, чем занимался, где учился, женат ли он и сколько ему лет. Он не помнил друга Ваську, с которым мог бы в детстве кататься с горки на санках и учиться курить папиросы, но зато почему–то помнил, что у всех бывают подобные воспоминания. А ещё никаких первых поцелуев, никаких чужих лиц. Всё, что осталось в голове от памяти – русский язык и непонятно как сохранившееся осознание, что в мире существуют друзья, поцелуи и вообще другие люди.
— Ну так что, – поторопил его врач, – как насчёт фамилии?
— Не помню, – сказал Павел, – совсем ничего не помню.
— Ага, понятно, давайте попробуем вспомнить хоть что–нибудь. Как раз сейчас с нами ваша семья, – врач что–то записал в непонятно откуда взявшийся блокнот, после чего призывно помахал пальцами в сторону, послышались шаги, – посмотрите, помните ли вы жену и дочь?
Кто–то навис над Павлом с другой стороны, и он повернул глаза, чтобы рассмотреть подошедших. Над ним стояла незнакомая красивая брюнетка со слезами на глазах, за руку она держала девочку лет семи с забавными белыми бантиками на голове.
— Папочка, – девочка вдруг попыталась заплакать и ухватить Павла за шею, – на кого же ты нас бросил? Как же мы теперь без тебя?
Павел попытался скосить глаза вниз, но ничего не было видно. Что–то было не так. Девочка причитала как–то наигранно, как будто плохой актёр отрабатывает роль, за которую ему мало заплатили. Она кричала, но в её голосе не было слышно ни слёз, ни сожаления. Брюнетка глядела на эту картину, вытирая глаза платочком, и молчала.
— Да кто вы такие? – спросил Павел, который был совершенно сбит с толку.
— Увы, полная потеря памяти, – сказал доктор и ещё раз с заботой посмотрел на Павла. Потом перевёл взгляд на брюнетку с ребёнком, – давайте пока выйдем, пусть он отдыхает.
Девочка тут же замолчала, оторвалась от Павла и исчезла из поля зрения.
— Куда вы? Что тут происходит? – попытался крикнуть Павел, но получился лишь громкий шёпот. – Что со мной будет?
— Поспите пока, – врач протянул руку за голову Павла, – а когда проснётесь, мы с вами обязательно обо всём побеседуем.
Павел попытался возразить, как вдруг почувствовал, что очень хочется спать. Он пробовал бороться со сном, но глаза закрывались сами собой, пока свет не померк окончательно, лишь издалека продолжал слышаться незнакомый голос.
— Да, теперь конечно придётся продать квартиру, денег–то у нас совсем нет. Лишь бы он выздоровел! Переживём как–нибудь, на вокзале пока переночуем. – На этих словах оборвалась и речь, Павел заснул.
А потом он снова пришёл в себя, открыл глаза, и зрение медленно сфокусировалось на знакомом докторе с печальными глазами.
— Смотрите, кажется он приходит в себя, – сказал доктор и Павел вспомнил, что с ним случилось.
— Скажите, насколько всё плохо? – прошептал он.
— Ну, после такого инсульта восстанавливаться придётся годами, – врач погладил бороду и с грустью уставился куда–то вдаль, – возможно даже, что всю жизнь?
— Какого ещё инсульта? – спросил с удивлением Павел. – Меня же машина сбила.
— Нет, у вас случился инсульт, – врач вернулся в реальность и с интересом уставился на Павла, – а вы помните, что вас сбила машина?
— Вы же сами мне вчера сказали, что сбила. Или когда это было? Перед тем, как я заснул.
— Хм, интересно, – сказал врач, – дело в том, что сегодня вы впервые пришли в себя. И я первый раз с вами разговариваю. Давайте так, вы помните, как вас зовут?
— Павел.
— А фамилия?
С фамилий опять вышла заминка. Павел напрягся, пытаясь выудить из памяти хоть что–то, но там было пусто. Мысли катались внутри головы, не встречая никаких воспоминаний.
— Ну так что насчёт фамилии? – спросил доктор.
— Не помню.
— Ага, вы помните то, чего не было, но не помните своей фамилии, – врач что–то записал в блокноте и указал рукой в сторону, – интересно, интересно. Давайте попробуем пообщаться с вашей семьёй, может быть это вам поможет. Подходите, не бойтесь.
Павел повернул глаза и увидел пухленькую миловидную блондинку с младенцем на руках. Рядом с ней стоял мальчик лет десяти.
— Папочка! – мальчик бросился к Павлу, ухватил его за шею и заплакал. – Мы так без тебя соскучились! Только есть нам теперь нечего! Живём в подъезде, а там крысы! Папочка, когда ты вернёшься домой?!
Мальчик тараторил без остановки про то, как плохо стало жить, останавливался, вытирал слёзы и сопли рукавом, а затем снова бросался к Павлу на шею с новой скороговоркой. Блондинка подошла ближе, неуверенно взяла Павла за руку, но тут же отвлеклась на младенца, проснувшегося от скорбного воя снизу.
— Да что это такое вообще? – с трудом прошипел Павел. Ему не нравился этот странный концерт, дети ревели, блондинка испуганно озиралась по сторонам. – Что происходит?
— Вам лучше будет поспать, – сказал врач, протянул куда–то руку, а затем обратился к блондинке с детьми, – а вы пока выйдете, ему сейчас очень нужен покой.
— Стойте, подождите! – Павел попробовал сопротивляться, но глаза закрылись, и всё исчезло.
В следующий раз он опять очнулся в странном нечётком мире. И так же, как и раньше, тёмное пятно на фоне божественного небесного света превратилось в лицо бородатого доктора, с сочувствием глядящего на испуганного Павла.
— Смотрите, кажется она приходит в себя, – сказал врач.
К этому моменту Павел уже вспомнил предыдущие пробуждения и решил, что пришло время потребовать объяснений.
— Что происходит? – спросил он каким–то странным писклявым голосом. Он откашлялся и попробовал ещё раз. – Немедленно расскажите мне, что здесь творится?
— Вы только не волнуйтесь, – врач наклонился ближе, – всё будет хорошо. У вас в доме произошёл взрыв газа, вы сильно пострадали, но сейчас вашей жизни ничего не угрожает. Кости срастутся, а ожоги будем лечить.
— Какой взрыв? – снова пропищал Павел и попробовал махнуть руками, но ничего не вышло. – Сначала вы сказали, что меня сбила машина, потом, что у меня инсульт, а теперь взрыв? Кто вы такие?! Что происходит?!
— Тише, тише, – сказал доктор с доброй улыбкой, – успокойтесь, вам вредно нервничать. Видимо, вас сильно ударило по голове. Давайте начнём с простого. Как вас зовут?
— Павел! Павел меня зовут! Сколько можно меня спрашивать? – Павел прокричал это чужим высоким голосом, ещё раз прокашлялся и продолжил, – а фамилию свою я не помню.
— Точно Павел? Вы уверены? – спросил удивлённо доктор, достал блокнот и что–то записал в него.
— Уверен, я вам уже это говорил!
— Странно, – сказал доктор и призывно махнул кому–то рукой, – а вот ваш муж так не считает. Давайте спросим у него.
— Мой кто? – Павел даже забыл про свой противный голос. – Муж?
Кто–то подошёл с другой стороны, и Павел, с трудом повернув голову, обнаружил там незнакомого мужика, который держал в руке прозрачный пакет с апельсинами.
— Лена, как же так? – спросил мужик и свободной рукой ухватил Павла за руку. – Ты что, совсем ничего не помнишь?
— Какая, на хрен, Лена? – запищал изо всех сил Павел и попробовал вырвать руку, но мужик не отпускал. – Отцепитесь от меня все, что вы творите?!
— Лена, как же я теперь без тебя за ипотеку буду платить? – мужик не обратил внимания на крики Павла. – И кредит на машину. И за стиралку мы ещё не выплатили. И за отпуск.
— Отстаньте от меня, отстаньте! – Павел наконец–то вырвал руку из клешни «мужа», и тот сразу же воспользовался этим, вытащив из кармана упаковку влажных салфеток и вытерев одной из них свои сухие глаза.
— Хватит, пока хватит, – врач протянул руку и что–то нажал, – ей надо поспать.
— Да чтоб вы сдохли! – пискнул напоследок Павел и заснул.
В следующий раз он проснулся человеком, упавшим из окна, пока мыл стёкла, потом в него кто–то случайно выстрелил в тире, его затянул в себя станок, прорвалась труба с кипятком, поезд сошёл с рельсов, он упал с карусели в парке аттракционов. Несчастные случаи росли и множились, Павел сначала ругался матом на врача и всех своих «родственников», жалующихся на тяжёлое материальное положение, потом устал и просто лежал в ожидании, когда спектакль закончится. К двадцатому разу он не выдержал и разрыдался.
— Да скажите уже мне, что происходит! – плакал он и очередная жена, ухватив салфетку двумя пальцами, размазывала слёзы по его щекам. – Не могу я больше уже, не могу!!!
— Видите, сколько опасностей подстерегает нас в обычной жизни? – спросил неожиданно доктор и в который раз с любовью и заботой посмотрел прямо в глаза Павлу. – Мы живём и не задумываемся, а что будет, если завтра именно с нами случится беда? Мы считаем себя практически бессмертными, но это не так. А каково будет вашим родным, оставшимся без поддержки? Легко ли им придётся, если всю жизнь нужно будет ухаживать за недееспособным инвалидом?
— Тяжело будет, – согласно кивнул Павел, и слёзы опять брызнули из глаз.
— Именно так, – согласился врач, – поэтому мы предлагаем вам страхование жизни и здоровья от несчастных случаев. Наша компания уже много лет на рынке и зарекомендовала себя как надёжная и ответственная. У нас самые большие выплаты при минимальных ценах на страховку. Также вы можете застраховать своё имущество, продукты вашей интеллектуальной деятельности и даже животных. Подумайте о вашем будущем, примите верное решение…
Врач ещё долго говорил, а Павел лежал, ничего не понимая, и слёзы сохли на его щеках.
— Все ссылки мы добавим в память, по ним можете воспользоваться скидкой при оформлении первой страховки, – сказал наконец доктор. – До свидания и хорошего вам дня!
В тот же момент Павел очнулся в своей комнате, сорвал с головы гарнитуру и отшвырнул её подальше от себя. Теперь он всё помнил: и своё имя, и фамилию, и поцелуи, и папиросы. Трясущимися пальцами он нажал на вызов оператора, и в комнате засветилась голограмма.
— Здравствуйте! Кибероператор номер 322, чем могу помочь?
— Куда я только что попал? – крикнул на оператора Павел.
— Минуточку, сейчас уточню, – сказал тот и застыл. Над его головой потянулась полоса загрузки. – На сайте, который вы только что посещали, находится рекламный баннер. Вы нажали на него и попали на страницу с рекламой.
— Я ничего не нажимал! – более спокойно сказал Павел, которого начало отпускать. Оператор смущённо пожал плечами. – И такой рекламы я раньше никогда не видел.
— Это новый вид, – пояснил оператор, – совсем недавно появилась.
— А разве это законно? Я ведь не мог оттуда выйти!
— Нет закона, запрещающего создавать такую рекламу. А выйти вы оттуда могли, кнопка выхода, скорее всего, была просто скрыта на странице. Обычно её прячут под стол, под стул или другую мебель.
— Так я же был практически парализован на странице, – возмутился Павел, – как я мог эту кнопку найти?
— Просто постарайтесь в будущем не посещать подобные сайты, – посоветовал оператор с улыбкой, – вам ещё повезло, бывает реклама куда более агрессивная. Особенно про казино или клинику по изменению размеров различных частей тела.
— Да говорю же – не посещал я, – Павел попробовал донести до оператора свою невиновность, – а в следующий раз как мне на такое не попасть?
— Вы можете подключить опцию «Антибаннер» от нашего партнёра. Постоянный контроль за рекламой, кнопка выхода со страницы прямо перед глазами, возможность вносить изменения в рекламные сценарии прямо по ходу работы баннеров. И самое главное – «Антибаннер» работает на всех уровнях вложенности.
— Что ещё за уровни вложенности? – спросил Павел, не ожидавший такого напора.
— Это когда один баннер не только запускает рекламу, но ещё и переводит вас на второй баннер, который ссылается на третий и так далее. «Антибаннер» может прервать эту связь или предоставить вам выбор действия. Он добавит к стоимости вашего тарифа всего 20%, если вы оформите подписку сразу на год. Полученные преимущества…
Павел перестал слушать, нагнулся и заглянул под стол. На крышке стола с внутренней стороны горела кнопка выхода. Он хлопнул по ней ладонью и очнулся в своей комнате, снял с головы гарнитуру, со всей дури бросил её об пол и растоптал. Куски пластика летели во все стороны, но с каждым ударом становилось легче. Напоследок Павел заглянул под стол и убедился в отсутствии там кнопок. Он сел на диван, чтобы отдышаться, но в этот момент открылась дверь и на пороге комнаты появился отец.
— Что у тебя тут случилось? – спросил он, оглядывая поле боя. – Гарнитуру сломал? Давно пора, а то днями и ночами сидишь в своём Интернете! Ты институт так не закончишь и не женишься никогда!
— Пап, не начинай! – отмахнулся Павел.
— Не начинай, не начинай, – передразнил его отец, – учишь вас, балбесов, а вы слушать не хотите. Ладно, пойдём ужинать. Я там такой классный кетчуп купил, ты не представляешь! Состав – всё только натуральное. А на вкус – вообще райское блаженство. И дёшево ещё так, я удивился. Взял сразу пять упаковок, если пять берёшь – ещё и скидка хорошая…
Павел схватился за голову руками, встал с дивана и поплёлся переворачивать кресла в поисках кнопки выхода.


Теги:





2


Комментарии

#0 16:35  10-11-2017Барагозина    
завязывай с играми, автор. Затянет в мордер...хе-хе

Начало лучше, чем конец.
#1 18:45  13-11-2017Лев Рыжков    
Хороший рассказ, кстати.
#2 12:24  14-11-2017Шева    
Первая половина хорошая, вторая - нет.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
03:05  19-11-2017
: [1] [Графомания]
То притормаживая лыжи,то ускоряясь всё быстрей
Шагали Коля Кумаришев и Спатафиторов Андрей,
Они почти уже бежали потом замедлились и вот,
Засомневавшись тупо стали и ни назад и ни вперёд.

На лоб надвинутые шляпы и слишком тёмные очки.
Глазницы полностью заляпав,скрывали алчные зрачки....
От мыслей рвёт натянутые нити.
От переживаний кругом голова.

Есть мозг, он памяти хранитель.
"Формат диск ц" и вся беда!
Увы и ах... не помогает...
И не стирается инфа.

Есть сердце, в нём есть тоже память,
Зашита в чипе биоса она....
07:51  14-11-2017
: [5] [Графомания]
Слышь,герла,давай не зазнавайся
И скажи мне как тебя зовут?
Продолжать качаться в ритме вальса
Я с тобой хочу уже не тут.

Сам теперь кружить желаю глобус,
Выбирать,где выйдем погодя.
Коли сели мы в один автобус,
То поедешь ты куда и я....


Люблю тебя. Любовь одна
Вступить безбоязно позволит
Стопой уверенной на дно
Могильное в неравном споре.

Любовной страстью интернет
Зовёт. Клокочущие силы
Вскипают; кровь бежит по жилам;
Жужжит, грузясь, порно-контент....


В глухом лесу застигла тьма,
Колючий ветер, мокрый снег.
Ни зги не видно, где тропа?
Кружит метель сильней.

В ночь на седьмое ноября
Попутал леший бес.
Блуждал; охотился; всё зря,
Лишь на закате – след.

Гоню оленя, меркнет день,
Удачей упоён,
Добыть любой ценой трофей
Редчайший устремлён....