Важное
Разделы
Поиск в креативах


Прочее

Критика:: - О. Ермаков: «Голубиная книга анархиста»

О. Ермаков: «Голубиная книга анархиста»

Автор: bjakinist.
   [ принято к публикации 16:21  03-10-2018 | Лев Рыжков | Просмотров: 620]
(Ермаков О. Н. Голубиная книга анархиста: Роман. — М.: Время, 2018. — 768 с. — (Самое время!)

Новый роман Олега Ермакова читаешь одновременно с сочувствием и легкой досадой. С сочувствием — к его двум героям, современным каликам перехожим: молодому анархисту Васе и юной побирушке Вале. Ох, больно жалостная это история! С досадой — потому что ну многовато слов (особенно в первой трети книги, где такое изобилье придуманных снов), — их здесь явно больше, чем нужно для поддержания интереса читателя. И все же в сухом остатке упорное чтение вознаграждает себя. О многих ли героях самых топовых нынешних книжек скажешь, что ты простодушно переживаешь за них, и вообще, как ни далеки подобные персонажи от тебя по жизни, они такие живые здесь, — такие, черт возьми, ЛЮДИ?!..

Итак, вкратце о чем роман. В наши дни одна юная пара пустилась в бега. Он, Вася — от преследования властей за «не тот» пост в сети, она, Валя — от преследования главаря мафии нищебродов. Вася и Валя прибились друг к другу, но они люди с разных планет. Вася — продвинутый юзер Интернета, московский ботаник-обличитель властей, идейный анархист и «афей» (атеист). Валя — богомольная забитая нищенка из глубинки, которая, кажется, и грамоте-то не очень, зато знает великое множество древних сказаний, распевая их в самые острые моменты своего нелегкого жития. Вероятно, это стихи из так называемой «Голубиной (Глубинной) книги» — сборника народных духовных стихов конца 15 — начала 16 вв. По дороге беглецы встречают разных (большей частью, кстати, «добрых») людей и переживают цепь волнующих приключений.

Перед нами явно «роман дороги», который в современной нашей словесности, по меткому замечанию Дм. Быкова, все чаще становится «романом побега». Симптоматичненько!..

Итак, Вася с Валей — два полюса современной российской жизни: «продвинутый» и патриархальный. Правда, при столкновении с жизнью оказывается, что ленивая «дурочка» Валя куда как больший (и безжалостный) анархист, а Вася вполне себе исправный, рукастый и покорный работник.

Русь, в которую погружаются беглецы, тоже весьма колоритна. Фермер оказывается интеллигентом-гуманистом, бывший «афганец» Дмитрий — поклонником Велимира Хлебникова и немножко блаженным отшельником, обезножевшая колхозная бухгалтерша — настоящей художницей.

Оказалось, нынешняя глубинная — вся в нищете и разрухе — деревенская Русь полна жизненных соков и талантов. Прямо Монмартр в курятнике! Поэтому и Париж — настоящий, отлично изображенный, «близко к тексту» жизни — вливается вдруг в роман, и думаю, это лучшие здесь страницы. Жесткач исходит от немногих людей, которых тоже можно назвать в чем-то жертвами обстоятельств. Таков Эдик — участник (и жертва) войны в Чечне. От него нашим каликам еще прилетит под самый занавес… Впрочем, всё: больше не спойлерю.

Повторю: текст Ермакова имеет главное (когда-то) романное качество — его героям с о п е р е ж и в а е ш ь, иной раз и поперек себя, и поперек автора. Поперек автора — потому как уж очень он, автор, умилён своими «каликами», отсюда и повышенная болтливость их (и его) в начале, и некоторая сиропистость в их обрисовке. Присутствует и другое знакомое нам по старинным романам качество: герои порой выступают (мне показалось) в роли резонеров, оглашающих мысли своего создателя. Увы, мысли эти плавают на поверхности, как-то не кажутся они органичными тексту, навязаны ему. Доказательство ли это некой инфантильности нашей «критически мыслящей» публики вообще или недоработка лишь О. Ермакова, — сказать не берусь. Вероятно, и то и другое. При этом речь Васи вдруг становится так похожей на стиль заметок в дневнике немолодого уже писателя.

Для меня загадкой осталось, почему Ермаков при замечательном пластическом даре, при чуткости к слову (а иначе и не захватил бы своими немудрящими — так-то — героями), лауреат премий «Ясная Поляна» и «Большая книга», допускает странные промахи. Ну не скажет тот же Эдик, жлобина и экс-вояка, слОва «видимо» — не его караса оно! Несколько раз споткнулся я о подобную вот неточность, и это притом, что перед нами не скороделка для текущего сезона, а, так сказать, опус магнум — взлелеянный и писавшийся не один, будем думать, год…

Умиляется автор часто и с радостью, которую я, читатель, не всегда готов разделить. Зато образы носителей зла в книге даны гораздо убедительней для меня: точно, лаконично (это уже знакомый нам Эдик и лидер нищебродов Мюсляй). За ними ведь тоже стоит своя правда, и эта правда — сила, простая, грубая, физическая или сила изощренно порочного духа тож. Россия хороших людей в романе («их у нас гораздо больше, вспомните о них!») — это все же несколько Русь сказочная, сувенирная. Современная Россия пусть только двух в романе, но заведомых говнюков — настоященская, и я боюсь, что сила художественной правды (и смысловой точности!) конкретно за ними здесь. Вот почему Вася с Валей — беззащитные беглецы. И вот почему Париж с его отнюдь не ангелами, но все же цивилизованными как-то людьми выглядит вполне естественной, хоть и сказочной целью их побега…

Возможно, история Васи и Вали продолжится: роман с открытым финалом. Да и сам он — в некоторой степени продолжение предыдущей книги Ермакова «Радуга и Вереск», которую уже называют «культовой». Каких эпитетов удостоится «Голубиная книга анархиста» — дождемся, услышим и, может быть, согласимся.

3.10.2018



Теги:





3


Комментарии

#0 16:23  03-10-2018Лев Рыжков    
Спасибо. Объем книги 768 страниц?! Это же ебануться.
#1 19:20  03-10-2018bjakinist.    
Что я и сделал давным-давно!)))
#2 20:05  03-10-2018Шева    
Отлично написано. Объем книги тоже удивил.
#3 20:29  03-10-2018mayor1     
Рецензия, как всегда, хороша. Книгу, как всегда, читать не стану.
#4 21:38  03-10-2018Алена Лазебная*    
.Видела сегодня в банке эту нищенскую соль земли. Она выгребала из бескрайних штанов сверточки купюр по одной-две гривны. А "Васятка" их пересчитывал. Неспехом, полторушку зелени и насчитали.

За рецензию, спасибо. Но желания почитать не возникло.
#5 21:52  03-10-2018херр Римас    
Вроде чувак даже переводной, хотя главпродюсер обьяснял тут нам, что это не показатель.Спасибо за рецензию. В ближайшее.вреия читать не буду,Хотя его читал, про Афган.Он там служил
#6 23:45  03-10-2018херр Римас    
А что ты афтор у него ещо читал?
#7 11:56  04-10-2018bjakinist.    
Чесс-гря, мое первое погружение в него. Очень хвалят "Знак Зверя" еще.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:33  09-12-2019
: [7] [Критика]
(Юй Хуа. Как Сюй Саньгуань кровь продавал. Роман. — М.: Текст, 2016. — 222 с.)

Нет, конечно, это не про театр и сама по себе не пьеса. Это полноценный роман в «картинках» («сценах») из жизни китайской ну самой распростецкой семьи на протяжении примерно четверти века....
(литературный ответ повести Л.Е.Т.О.)

РЕЧНОЙ ЛЁД

Стою на берегу около реки. Вижу, как ещё недавно полноводный водоём покрылся толстой коркой свежего льда. И судя по всему, довольно крепкого, и как мне в тот момент подумалось, пригодного для катания на коньках....
ANTARCTIC ADVENTURES: ПРИКЛЮЧЕНИЯ НА ЛЬДИНЕ

ВСТУПЛЕНИЕ

Так уж получилось, что не было до сих пор ещё статьи о самом, наверное, гениальном творении Хидео Кодзимы под названием Antarctic Adventures.

Пора исправить это упущение.

1....
19:58  08-11-2019
: [77] [Критика]
(Данилкин Л. А. Ленин: Пантократор солнечных пылинок. — М.: Мол. гвардия, 2018. — 911 с.: ил. — (Жизнь замечательных людей)

«Ленин в собственном соку» — да, именно так, следуя за несколько выпендрежной манерой автора, хочется назвать отклик на его книгу....
01:31  02-11-2019
: [33] [Критика]
Повесил бог ночное затемненье.
Но свечи жжёт Мосгорэнергосбыт.
Москва - сплошное недоразуменье.
И контингент её посменно спит.

Во тьме проходит мрачный гастарбайтер.
Хрустит ноябрьский первый слабый лёд.
Москва, как бабка старая, горбата,
Мочу в общественном клозете льёт....