Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Я ничего не делаю

Я ничего не делаю

Автор: К.Т.Д.
   [ принято к публикации 03:02  28-10-2006 | Cфинкс | Просмотров: 370]
Алексей появился на свет на заре перестройки, в небольшом подмосковном городке Пушкино, в настоящее время славящимся своим кинотеатром, совдеповским санаторием на озере и живописнейшей центральной площадью, где в жаркие летние деньки пасутся коровы, неспешно жуя траву, пропитанную выхлопами автомобилей, проносящихся по Московскому проспекту, и попивая воду из городского фонтана. В этом тихом и уютном уголке Подмосковья Алексей провел беззаботное время своего детства. Рос он как и все обычные ребята потерянного поколения девяностых – в пятом классе впервые попробовал алкоголь, с восьмого уже по-черному бухал водяру в подъездах с друзьями, местными гопниками, а с возникшей вскоре модой на легкие наркотики пристрастился и к всевозможным видам курева. Алексея во всем обеспечивали родители, небогатые, в общем-то, люди, работающие в скромных местных компаниях. Сын-оболтус учился в школе из рук вон плохо, примерным поведением тоже не отличался, но все же ему удалось закончить 11 классов, всего один раз оставшись на второй год, и поступить в один из убогих московских институтов на задворках Тверского района с целью откосить от службы в армии. Родители сняли сыну комнатку в коммуналке на Новом Арбате, Алексей быстренько обзавелся друзьями, такими же, как он, нищебродами «из центра». Именно это и стало главным понтом Алексея – когда кто-либо при знакомстве спрашивал о его месте жительства, он всегда гордо отвечал: «Живу я в центре, что уж там. Да, кстати, и учусь там же. Знаете, у нас, в центре все близко». Естественно, о качестве своего жилья, да и места обучения Алексей скромно умалчивал.

Любимым развлечением Алексея, как и в школьные времена, были пьянки. Чуть ли не каждый вечер они с друзьями собирались на Бульварном кольце, пили пиво-вино-портвейн-водку, а когда заканчивались деньги, бродили по бульвару, клянча их у прохожих. Иногда, в принципе, они стоили из себя «гламурных ребят» - когда кому-нибудь удавалось выпросить у родителей приличную сумму, ребята одевались во все самое лучшее и ходили по клубам в надежде подцепить баб. Впрочем, обычно это им не удавалось, они снова тупо наебенивались спиртными напитками и расходились по домам с твердой уверенностью в том, что «в следующий раз повезет больше».

Иногда, впрочем, парни собирались на чьей-либо квартире при наличии отсутствия родителей (Алексей в свою коммуналку водить народ стеснялся – его комната была что пиздец захламлена), приглашали на тусовки знакомых крокодилообразных девок и старательно спаивали их дешевым вином, пивом и водкой. С одной из таких особей Алексею вроде бы даже удалось лишиться невинности на 19 году жизни, после чего все остальные прониклись к нему почтением, так как сами подыхали от спермотоксикоза. Правда, Алексей не стал рассказывать, что в самом начале процесса умудрился облевать телке все лицо, за что был послан на хуй и назван «мерзостным ничтожеством».
На работу, несмотря на вполне трудоспособный возраст, Алексей не устраивался – лень было искать объявления, ездить на собеседования ну и, разумеется, работать в принципе. Каждый раз, когда кончались деньги, Алексей решал наконец начать работать, но, как обычно, откладывал все на завтрашний день, а уж потом находились гораздо более важные дела, чем какая-то работа, которая никому в хуй не уперлась.

***

В один прекрасный майский субботний вечер, когда пробки на Новом Арбате и бульварах уже рассосались, а прогуливающиеся по центру люди стали разъезжаться по домам, Алексей вышел из дома. Он спешил на встречу с друзьями, назначенную на Никитском – сначала им надо было выпить пару литров «Богородской», а потом идти продолжать пьянствовать на хату к парню по имени Олег – так ребята хотели отметить начало дачного сезона его родителей. Собрались вшестером, по-быстрому управились с водкой, повеселели и направлись к Олегу, жившему неподалеку – на Садовом кольце. На хате, к приятному удивлению ребят, оказались бабы в количестве трех штук, как и всегда, на редкость убогие. Алексей мгновенно подкатил к одной из них и завязал беседу, не забывая подливать пиво в ее стакан по мере опустошения.

Через полчаса Алексей отлучился в туалет – выпитое пиво давало о себе знать. Благополучно поссав и забыв стряхнуть оставшиеся после процесса капли мочи, он вернулся к своей даме. Алексей был уже основательно пьян, но ему удалось заметить, что все находящиеся в комнате напряженно смотрят на него, а кое-кто еле заметно усмехается. Впрочем, он не придал этому особого значения и сделал добрый глоток говенного «Жигулевского» из своей кружки.
Сразу же наступила тьма – кромешная и непроглядная. Вокруг слышались какие-то голоса. Вдруг во тьме забрезжил фиолетовый свет с вкраплениями светло-желтого, потом посыпались искры, голоса исчезли, и вдруг в голове у упавшего в обморок Алексея поплыли необыкновенно четкие картинки.

На первой картинке была изображена комната, похожая на гостиную соседей его родителей, с по-праздничному накрытым столом и кучей людей вокруг него. Лица людей выражали совершенно разные эмоции, и только у родителей Алексея в глазах была печаль. Картинка сменилась следующей. Алексей с удивлением увидел себя, еще молодого, но уже плешивого, заросшего густой щетиной, одетого в какие-то обноски и склонившегося над мусоркой. На следующей картинке был тоже Алексей, во дворе с компанией каких-то сомнительных личностей, со стаканом в руке, наполненным до краев водкой, перекошенным красным лицом и пустым взглядом. Потом – темная подворотня, двое человек – молодая девушка и Алексей с ножом, в глазах девушки – неподдельный ужас; зима, пустырь, Алексей в сугробе, склонившийся над ним друг Андрей, пытающийся вернуть Алексея в чувство, вливая ему в рот водку из горла; Алексей, спящий в заплеванном тамбуре электрички, неодобрительные взгляды пассажиров, устремленные на него…

- Блядь, ебаный свет, Леха, ты в порядке?

Алексей с трудом разлепил глаза. Сознание вернулось к нему. Он увидел склонившегося над собой Андрея, выглядевшего весьма и весьма довольным.

- Тебе понравилось? Мы решили сделать тебе сюрприз. На редкость пиздатый порошок, растворяется в алкоголе, глюки дает – охуеть! – объяснил Андрей.

- Бляааа… - только и смог промолвить Алексей.

Он вдруг почувствовал себя абсолютно трезвым и решил во что бы то ни стало донести до своих друзей сущность предостережения, полученного в результате действия «пиздатого порошка». Он встал на середину комнаты и заговорил:

- Я вот тут подумал, ребята… вернее, не подумал, я же, блядь, валялся в отключке, скорее всего само на ум пришло. Давайте уже завязывать со всем этим, а? Ну, блядь, в самом деле, надоело, ебать вас в рот. Суки бухаем каждый день, ни хера не учимся, не работаем, живем за счет предков. Так же, блядь, нельзя, в самом деле. Я собираюсь начать новую жизнь.

В комнате повисло молчание, которое разбавил Олег – хозяин хаты. Он развалился в кресле в углу комнаты, держа в одной руке стакан с вином, а в другой – сиську телки, важно восседавшей у него на коленях.

- Лех, да ты с ума ебнулся, реально. Ты чо бля говоришь? Нахуй мы только тебе этот порошок давали. Давай пей уже, не смущай народ.
Все согласно загомонили. Идея новой жизни явно была ребятам не по душе. Разумеется, они хотели когда-нибудь взяться за ум, но ведь не так, прямо сразу…

- Да ладно вам, парни. Перспективы заманчивы. Я представляю себе новую жизнь типа: нормально учиться, работать, на выходных тусоваться в барах, телок по-нормальному цеплять, в боулинг, бильярд ходить, будет до хера бабла непропитого.

Друзья недоуменно смотрели на Алексея, продолжающего страстно толкать свою пламенную речь.

- Все бля, надоело. Сегодня же завязываю с попойками, на работу устраиваюсь. Заебло меня это все, в натуре, - закончил Алексей и победно осмотрел остальных.

- Да ты в своем уме, Лех? – наконец подал голос Андрей, прежде молча слушавший оратора. – Ты же нихера так не сможешь, лентяй ебучий. Забей. Кстати, один мой знакомый обещал на днях отменную вечеринку устроить, говорит, вроде даже телки будут симпатичные. Ну и ты, разумеется, тоже приглашен.

- Но ведь… - видно было, что благородный порыв Алексея уже начал задыхаться, но что-то мешало согласиться с Андреем сразу. – Что говоришь, на самом деле симпатичные? А сколько?

- Говорят, трех минимум выцепили. Ну там, по ходу, еще наберем, сам знаешь, как это бывает, - ответил Андрей. – А, этот чувак еще проставиться обещал – у него днюха типа недавно была.
Слово «проставиться», а также перспектива наконец потусоваться с нормальными самками, а не с лошадьми, сделали свое дело. Порыв Алексея был сражен наповал, и к нему вернулось прежнее, расслабленно-пьяное состояние.

- Эх… Ну тогда ладно, новая жизнь, наверно, может и подождать несколько дней, - глубокомысленно изрек Алексей и потянулся к стакану с пивом, прекрасно понимая, что эти несколько дней вполне могут растянуться и на всю его жизнь.


Теги:





0


Комментарии

#0 18:07  28-10-2006чепидос    
Жизненно
#1 18:50  28-10-2006Безенчук и сыновья    
про ебланов.
#2 20:28  28-10-2006kastandi    
Это точно!
#3 22:47  28-10-2006флюг    
Согласен.
#4 00:28  29-10-2006uri    
а патом леха всетаки уебал телку, сажрал, а кости на памойку. от пережора чуть не отьехал, но товарисчи собухи отпоили бедолагу.
#5 05:35  29-10-2006resonoid    
Вродь вначале ничего идет. Потом какой-то обрыв в повествовании. Затем интрига с ведениями, не до коннца почему- то доведенная, и банальный конец.Смысла так и не понял.Ну пьянки, гулянки,закос под гламур и чё?

Описание деталей -4, повествование -3,идея -2, креативность -0

#6 01:14  30-10-2006К.Т.Д.    
согласен с ресоноидом

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:57  10-12-2016
: [28] [Графомания]
Я выброшен морем избытка угрюмо бурлящим, голубо-зеленого цвета
Просящим мольбы, остановки среди переливов и тусклого, лунного света
и солнца лучей – золотистых, слепящих наш взор.
От лжи и усталости нынче грядущего века.
Пытаясь укрыть и упрятать весь пафос, позор
от боли и страха, что заперты вглубь человека....
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....