Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

ИстФак:: - Царевна бля...гушка

Царевна бля...гушка

Автор: В. БУЛЬДОЗЕР
   [ принято к публикации 21:15  22-12-2006 | Бывалый | Просмотров: 611]
В.БУЛЬДОЗЕР

ЦАРЕВНА-БЛЯ…ГУШКА

1
Было у царя три сына,
Здоровенных три детины,
Всё гуляли да бухали,
И папашку разоряли.

Старший - типа самый умный,
Распиздатый и разумный,
Средний был ни так, ни сяк,
Младший Ванька был – дурак.

Заебало всё царя –
Сколько пропито, всё зря,
Надо их, козлов, женить –
Государство упрочить!

Как-то утром приказал
Им явиться в тронный зал,
Чтоб прочесть нравоученье,
Государя повеленье.

Те явились, бля, с похмелья,
Им с утра не до веселья,
- Ща начнёт мозги вправлять,
Будет нам мораль читать…

- В рот я вас, блядей, ебал!
Государь на них орал, -
Вы, гандоны, охуели?
Девок всех переимели?
Водку всю перехлебали?
А казну не прибавляли!
Чтоб мозги мне не долбить,
Вас решил я поженить!

Чтоб избавить вас от мук,
Дам вам каждому я лук,
Захуярь скорей стрелу
И найди свою жену!
У кого куда воткнётся,
Там жена и обретётся!

Делать нечего им боле,
Вышли парни в чисто поле,
Натянули тетиву,
Захуярили стрелу…

Старший брат попёрся прямо,
Через кручи, через ямы,
Средний – к лесу, за горой,
А Иван-дурак – домой.

Завалился на кровать,
В потолок начал плевать,
Очень, бля, ему приятно,
Как слюна летит обратно…

Тут заходит царь-отец,
Видит, там такой пиздец,
В раз ебло своё раскрыл,
И Ивану говорил:

- Ну и дурень ты Иван!
Ты б ещё поссал в стакан,
Ты коржи тут не мечи,
За женой скорей скачи!
Без жены не возвращайся!
На глаза не попадайся!

Ну Иван и поскакал…
Поздно ночью царь привстал,
Кто там в горнице топочет?
Видно, сука, спать не хочет,
И царя, гад, разбудил,
Что за ёбаный дебил?

Дверь тихонько открывает,
И картину наблюдает:
Со скакалкой Ваня скачет,
Только пыль столбом хуячит,
Весь довольный сам собой,
С понтом едет за женой…

Царь в натуре охуел,
И на жопу сразу сел.
- Что же делать с дураком?
Дал под сраку сапогом,
Тот снёс двери головой,
И упиздил за стрелой…

2
Брата старшего стрела,
В зад боярыне вошла,
Вся округа услыхала,
Как она там верещала.
А пока стрелу достали,
Всё очко ей разодрали.

Средний брат не так шустёр –
На купеческий, на двор,
Прям стрела его влетела,
И вошла в тако-ое тело!
Баобаб там отдыхает –
Двух кроватей не хватает!

Ну а младшенький – Иван,
На болото в лес попал,
- Где искать свою стрелу?
Ни хуя не разберу…
Кто-то там в кустах пыхтит?
Ща пойдём и поглядим…

Видит Ваня поебушку –
Как лягух ебёт лягушку,
Он её рачком поставил
Ну и свой, зелёный, вставил.
И ей тут же объясняет,
Что он долг свой исполняет:
- Лишь для рода продолженья,
Совершаю я движенья!
Ух, противная ж ты рожа,
Бородавчатая кожа!

А лягушка обернулась,
Чуть ей было не всплакнулось:
- Неужели уж во мне,
Чтоб понравилось тебе
Ничего такого нет?
- Есть! Мой хуй! – его ответ,
Да и то, его ща выну,
И пойдёшь ты, сука, в тину…

Ваня тут их перебил,
Про стрелу свою спросил,
- Есть одна у нас здесь цаца,
Не даётся, сука, мацать –
Как я к ней не подбирался,
Всё равно, бля, обломался –
Говорит ему лягух, -
Видел я у ней стрелу,
А твоя, иль не твоя,
Я не знаю ни хуя…

Пригорюнился тут Ваня:
- Вот же, бля, судьба какая,
С горя на хуй утопиться…
На лягушке что ль жениться?
Ведь папашка-царь пиздил,
Чтоб один не приходил…

Делать нечего, и Ваня,
Поволок домой в кармане,
Ту болотную квакушку,
Ту невесту, бля, лягушку.

3
Ну а дома, там гонцы,
Уж летят во все концы,
Приглашения вручают,
И на свадьбу приглашают.

Поднялось столпотворенье,
На халяву угощенье!
За столы народ уж прётся,
Ждут, когда же пир начнётся…

Появились женихи –
Молодые петухи,
Каждый сам свою невесту,
Провожает прямо к месту.

Брата старшего невеста,
Сесть не может мягким местом,
И с разорванным очком,
Будет стоя за столом,
Угощенья поедать,
Поздравленья принимать.

Брата среднего подружка,
Необъятная кадушка,
Как она не усиралась,
В двери так не протолкалась,
Пока стену не снесли,
Так вот в дом и провели,
Та, усевшись как смогла,
Заняла аж полстола.

Ну а младший, под шумок,
Быстро юркнул в уголок,
Думал: - Может, бля, забудут,
Да и я тихонько буду,
Сидя в этом уголке,
Без невесты, налегке,
Водку пить, закуску жрать,
С понтом я пришёл гулять…

Только вот папаша-царь,
Превеликий государь,
Углядел его манёвр,
И к себе его зовёт:
- Что ж ты там уселся Ваня?
А невеста где? В кармане???!
Как ж она там поместилась?
Она в цирке что ль родилась?
Ну-к покаж… Эт кто??! Лягушка???! –
Чешет царь себе макушку –
Это что? Эт вот она,
Будет, бля, твоя жена??!
Хуй ли мне с придурка взять?
Раз принёс, ебёна мать,
Эту жабу, то женись!
И попробуй, откажись!!!

В доме стены все дрожали,
Как там гости хохотали…

Вот и пир давно в разгаре,
Все уж «горько!» там орали,
Чтоб гостям, бля, угождать,
Нужно жён поцеловать.

Старший брат пытался было,
Да не справился, хуила –
У жены та-акой шнопак,
Не смог к губам подлезть никак.

А купчиха молодая,
С лавок жопою сметая,
Зазевавшихся гостей,
Не собрали аж костей,
Брата среднего, засосом,
Заглотила губы с носом.

Ну а младшенький, Ванюшка,
Чмокнул в нос свою лягушку,
А та, сука, отбивалась,
- Бля, брезгливая попалась!

- Ты ж теперя мне жена!
Я имею все права,
Чтоб тебя поцеловать,
Или даже отъебать! –
Говорил Иван лягушке,
Щёлкнув пальцем по макушке.

Ну а пир там продолжался,
Повар, гад, поизвращался,
Иностранец, сука, был,
И в Париже раньше жил…
Всяких разных там закусок,
Наготовил из лягушек:
- Вот вам лапки в маринаде,
Вот вам жопки в шоколаде…
Долбоёб! Какой же русский,
Будет жрать твои закуски?!
Огурцы там, или квас,
Вот закуска прям для нас!

Ваня это увидал,
Прямо в голос зарыдал:
- Вон, вас как, а я женился,
Лучше б правда утопился,
Только лишь одна отрада –
Нету тёщи – и не надо!

К ночи гости напиздились,
Потихоньку расходились,
Повели в опочивальни –
Это, бля, такие спальни,
Пары наших молодых –
Время делать перпих…

4
Вот в кровати на подушку,
Усадил Иван лягушку,
Хуй восставший свой достал,
И по лбу ей постучал.

- Как же мне тебя ебать?
Вот задача, твою мать…
В рот не влезет, в зад тем боле,
Эх была бы ты поболе…
Если всё ж тебе вопру,
На клочки ведь разорву…
Хер стоит, аж мне не в мочь,
Всё же брачная, бля, ночь…
Надо мне хоть подрочить,
Тебя спермою полить,
Вроде я тебя ебал… –
Это Ваня ей сказал.

После он тихонько пёрнул,
И рукою передёрнул
Ваня свой могучий ствол,
- Заебись…, процесс пошёл…

А у бедной, у лягушки,
Только слёзы на подушку,
Тихо падали из глаз…
А Иван вошел в экстаз,
Вскоре начал он кончать,
На лягушку поливать,
И упругою струёю,
Всю уделал с головою…

Вдруг лягушка встрепенулась,
И с подушки кувыркнулась,
Ебанулась прям об пол,
И оттуда дым пошёл…
А из этого из дыма,
Появилось чудо-диво,
Распрекрасная такая,
Дева очень молодая,
Как созревших два граната,
Сиськи смотрятся пиздато,
Сладко-сахарные губки
И коралловые зубки,
Прям от шеи лебединой,
Вниз уходят ноги длинно,
Нежны ручки, стройный стан,
А в глазах аж ураган –
Блядской похотью сверкают,
К поебушке приглашают…

А Ванюша: - Чур меня!!!
Это что же за хуйня?!
Я, в натуре, додрочился,
Что сам бес ко мне явился!!! –
Продолжая так вопить,
Начал он себя крестить…

- Успокойся дурачок!
Т-с-с… тихонечко… молчок! –
Палец к губкам прижимая,
Та девица, блядь младая,
Ваню ручкой обнимает,
Вот что Ване объясняет:
- Ты меня расколдовал,
В тот момент когда кончал,
Спермой ты меня полил,
И все чары отменил!
Так что Ваня мне поверь –
Я жена твоя теперь!

Злой Кощей меня украл,
Сука, чуть не отъебал,
Но ему я не дала,
Его на хуй послала!

Я - пиздатая девица,
Сможешь сам ты убедиться,
Еблю очень обожаю,
Но сама я выбираю,
Кому дать, кому не дать,
Просто так меня не взять!

Я ж еблась с богатырями,
Черномора сыновьями –
Тридцать три стоячих хуя!!!
А Кощею вышла дуля!
Этот пидор разозлился,
У него аж хуй дымился,
На меня он в наказанье,
Наложил, гад, заклинанье:
Мне три года не ебаться,
На болоте прописаться,
И лягушкой мне на кочке,
Проводить свои денёчки.

Мне всего три дня осталось,
Я поэтому брыкалась,
А волшебная струя
Шкурку сбросила с меня!
Отъеби меня скорей,
Вдруг появится Кащей,
Хотя может быть, мудил,
Про меня давно забыл?
Я ж три года не еблась,
Очень хуя заждалась!

От таких вот изменений,
Был наш Ваня в охуеньи,
- Ни хуя себе расклады…
Это ж надо ж, бля, така-ая баба…
Оказалась мне женою,
И зовёт в постель с собою…

Долго думать он не стал,
Хуй его опять восстал,
И задвинул он елду,
Прям по яйца ей в пизду,
А когда они кончали,
Очень громко так орали.

Вопли их, младых супругов,
Разнеслись на всю округу,
Челядь вся аж всполошилась:
- Что там с Ваней приключилось?
Что ж он сильно так орёт?
Неужель лягушку прёт?!

Долго так они игрались,
До утра они ебались,
Что творила там невеста,
Описать не хватит места,
Что ж, её легко понять –
Столько хуя не видать,
И Иван не подкачал –
Хуй как каменный стоял!

5
Рано утром в тронный зал,
Царь их снова всех призвал,
Все явились, бля, послушно,
Только не было Ванюшки.
После первой брачной ночи,
Что-то хмуры братья очень.

Старший брат явился злой –
Недоволен был женой:
- Бля, доска и два соска
Вонь с пизды – как от носка,
Год который не стирали
И на лошади скакали…

Средний тоже брат ворчал,
Он всю ночь как конь пахал –
Жир пытался разгрести,
И пизду её найти,
А жена, раскинув тело,
Громогласно так храпела,
Обнаружил он в жиру,
Только, бля, свою стрелу,
Она в складках там застряла,
А жена не ощущала,
Но пизду он не нашёл,
Неебавшись так пришёл…

- Для того я вас собрал, -
Царь подумав им сказал, -
Чтоб преёмника назвать,
Ему трон свой передать.
Младший Ваня не явился,
Но я, бля, не огорчился,
Пусть лягушек он сношает,
И о троне не мечтает…

Дверь тихонько отворилась,
И пред ними вдруг явилась,
Распрекраснейшая дева,
И с таким роскошным телом…

Царь аж с трона там привстал,
У него хуй колом встал.
И у братьев их хуйки
Не порвали чуть портки…
- Что за чудо! Ты откуда?!
Краше не было покуда!

А за нею входит Ваня,
Хуй рукой зажав в кармане:
- Познакомьтесь – вот она,
Вот она – моя жена!
Все, конечно охуели,
Рты разинувши сидели…

Тут им Ваня рассказал,
Как её расколдовал:
- Спермой, бля, её полил
И от чар освободил!
- Ждать осталось лишь три дня –
Эт вообще для нас хуйня!
Шкурку целой сбережём,
И Кощея объебём!

А девица просекла,
Про какие тут дела,
Царь с сынами речь ведёт,
Так ведь трон и уплывёт…

Улыбнулась тут же мило,
А потом и говорила:
- Мне бы с батюшкой-царём,
Поболтать бы кой о чём,
И царю слегка мигнула,
Томно губки облизнула…

Царь усёк тот час момент:
- Мы в Овальный кабинет,
Для беседы тет-а-тет,
Ща с тобою перейдём,
Пообщаемся вдвоём…
Вы, сынки, здесь подождите,
Меж собою попиздите!

В тот же миг и испарились –
В кабинете затворились…

Время быстро пролетело,
Снова дверца заскрипела,
И весьма довольный царь,
Всё могущий государь,
Из-за двери появился,
С тет-а-тета он явился.

Что-то с платья оттирая,
Вся счастливая такая
Следом вышла и девица,
- Вот кто будет здесь царицей! –
С трона царь провозгласил –
А царём мой младший сын!
Братья тут же охренели
К трону оба подлетели:
- Как же это?! Как же так?!
Ванька ж наш, совсем дурак!

Молвил царь: - Ебло приткните,
И на Ваньку не пиздите,
Будет править – разберётся
И умишка наберётся,
И к тому ж его жена,
Что красива, что умна –
Кое-что мне показала,
Минь…е там и доказала,
Что достойна быть царевной,
Либо милой, либо стервой –
И умело приласкает,
И умело покусает,
Языком она владеет,
Виртуозно так…, сумеет
Отсос…лать любых врагов
Бля, а как же глубоко!…,
Тьфу ты, то есть далеко! –
До яиц…ких казаков –
Это где-то на Урале,
Там, где раки зимовали!
Она царской, бля, породы,
А то ваши – две уроды,
Старшей, той ворон пугать,
А купчиху не объять,
Бля, царицы, вашу мать!

Братья сразу присмирели,
И понурые сидели,
А Ванёк довольный очень,
Стать царём скорее хочет,
- Бля, бывает же удача –
Жена-краса и трон в придачу!

Вскоре братья удалились,
Зло тая, всё матерились:
- Вот тебе, бля, и дурак,
Лихо сделал нас, мудак,
Да и батюшка хорош,
Его слово – медный грош!
Всё в угоду ставя хую,
Нам пиздил напропалую…
- Это всё его лягушка,
Сука, падла и блядушка,
Бате голову вскружила,
Его херу услужила!
- Слышал, что Ванёк-дебил,
Там про шкурку говорил?
Надо, бля, её спалить,
И Кощея натравить,
Он к ним быстренько припрёт
И ей голову свернёт!
- Верно брат, ты молодец!
Точно будет ей пиздец!
Вот тогда мы посмеёмся,
И вдвоём на трон запрёмся!
А Ванюшке-дураку,
Ебанём мы по пинку,
И пускай тогда папаша,
Нам тогда хоть слово скажет!
- Что ж мы ждём? Скорей бежим,
Эту кожу, бля, спалим!

Братья в спальню к ним влетели,
Шкурку в миг они узрели,
Разодрали на клочки,
А потом сожгли в печи,
Ожидая с нетерпеньем,
Грозной силы появленья.

6
А Ванюшка уж на троне,
Примеряется к короне,
Царь невестку приобнял,
Что-то Ване объяснял.

Вдруг кругом всё потемнело,
Зашумело, загудело,
А царевна завопила:
- К нам Кощей летит, мудила!
Кто-то кожу, гад, спалил,
И Кощею нас вломил!
Тут Иван: - Тебя спасу!
Я в глаза ему нассу!
Он, бля, сука, промахнётся,
И во что нибудь въебётся,
Поломает себе шею,
Так его я поимею!

Черный вихрь уж в зал влетел,
Всё кругом там завертел,
Ваня в миг пошёл волчком
И в косяк въебался лбом,
Царь-отец под трон забрался,
С перепугу обосрался,
Голос грозный загремел:
- Эт там кто поссать хотел?!!!
Ну, попробуй, бля, поссы!
Загляни к себе в трусы! –
Тут Кощей захохотал,
И с царевною пропал,
Снова вихрем закружившись,
И внезапно испарившись.

Слабый голос слышат уши:
- Ты спаси меня, Ванюша!
Ведь за тридевять земель,
Унесёт меня теперь,
Этот злой гандон Кощей,
Победи его скорей!
Голос быстро стих вдали,
Всё, царевну унесли…

Ваня, сидя на полу,
Слёзы мажет по еблу,
Он в штаны рукою слазил –
Хуй на узел был завязан:
- Как же так, ебёна мать,
Я теперь смогу поссать?!
Царь-отец под троном, раком,
Вытирает себе сраку:
- Ни хуя себе струя,
Чуть не выебли царя…
Это где ж такое видно?!
За державу, бля, обидно!
Ведь об этой шкурке знали,
Только те, кто были в зале…
Так со мною поступать?!
Ну-ка, братьев мне позвать!

Братьев вскоре притащили,
На колени опустили,
Пред своим государём,
Перед грозным, бля, царём.

- Что такое?!!! Бунтовать?!!!
Пидорасы, вашу мать!
Вы мне были, бля, сынами,
Теперь будете врагами,
Как с врагами поступают? –
На хуй головы срубают!

А до братьев уж дошло –
За такое западло,
Точно царь не пощадит,
Ведь не зря ж он так вопит.

Братья в голос зарыдали,
О пощаде умоляли:
- Это нас попутал бес!
Он в сознанье наше влез,
Мы себя не понимали,
И собой не управляли,
Ты прости нас царь-отец,
Мы раскаялись, пиздец!
И прости нас брат-Ванюшка,
За свою жену-бля…гушку!

Сердце всё же не гранит,
За своих детей болит,
Вскоре царь слегка остыл,
Их, как водится, простил.

- Что ж, Ванюша, собирайся,
За женою отправляйся,
Надо, бля, её спасать
И из плена выручать,
Я тебя благословляю,
И тебе я обещаю,
Коль вернёшься ты живой,
Сразу трон мой – будет твой! –
Царь Ивану так сказал,
После братьям приказал,
Чтоб его они сбирали,
Провианту запасали,
Денег дали на дорогу,
И всего там, понемногу…

Быстро Ваня так собрался,
И со всеми попрощался –
Низко в пояс поклонился,
Громко бзднул и удалился,
Помахавши всем рукой –
Он попиздил за женой…

7
Третий день уже идёт,
Ни хуя не разберёт –
Так ему пейзаж знакомый,
Словно бродишь возле дома –
Вон церквушка, вон избушка,
Та же самая старушка…
Наконец сообразил –
- Я ж по кругу, бля, ходил!
Это ж мой родной отец
Нахуярил тут колец,
Что бы город объезжали
И говном не засоряли,
Эти конные обозы,
Заебали всех навозом!
И на этой, бля, дороге,
Я растёр себе все ноги,
Хоть какой нибудь обоз,
Он меня бы и подвёз…
Да ещё б поссать под вязом,
А конец узлом завязан… -
Думал так Иван шагая,
Пальцем в жопе ковыряя.

Вскоре небо засмеркалось,
Сзади что-то показалось,
Хуй поймёшь, что это было,
Впереди труба дымила…
И так резво, бля, пиздячит,
Словно тройка лихо скачет…

Ваня сразу заорал
И руками замахал:
- Эй, родимый! Тормози!
И меня ты подвези!

Та хуйня остановилась,
Перед Ванькой печь явилась,
А на печке – мужичок,
Привалившись на бочок.

Ваню это удивило…
- Что застыл там, как мудила?
Печки что ли не видал?
Никогда на ней не спал?
Ты ебло не раскрывай,
А скорее залезай, -
Это Ване тот мужик,
Лёжа, сверху говорит.

Вот залез к нему Иван –
А мужик ему – стакан,
- Ща с тобою пизданём,
Веселее ведь вдвоём!
В одного так скучно пить,
Не с кем даже попиздить,
Ну а дальше, по дороге,
Познакомимся немного.

Ваня выпил, закусил,
А потом уже спросил:
- Может я и обалдуй,
Ты мне всё же растолкуй,
Как эт печь твоя сама,
По дороге вдруг пошла?

Мужичок развеселился:
- Я у щуки научился!
И теперь, что пожелаю,
То я сразу получаю!
Ща жениться вот собрался,
В царство дальнее подался,
Ну а в жёны взять не прочь,
Только царскую я дочь,
Чтобы вся была ядрёна,
Брови сажей подведёны,
Красны щёчки, пухлы губки,
Кроткий нрав, как у голубки,
Чтоб всегда мне улыбалась,
Ну и на ночь подмывалась,
А то в нашей деревушке,
Девки ходят словно чушки,
И к тому же все шалавы –
Пиздорванки, а не бабы!
А для пущей, бля, потехи,
Я на печке и поехал!

А Иван опять ему:
- Ни хуя я не пойму…
Что за штука эта щука?
Что за дивная наука?

- Как зовут тебя? Иван?
А меня вот – Емельян!
На, Иван, держи стакан –
Пока ты не в ураган,
Ещё ёбнем пару раз…, -
Теперь слушай мой рассказ:

Как-то раз пошёл зимою
Я на речку за водою,
Ведро с проруби достал –
Глядь, я щуку там поймал!
Вот я думаю: зажарю,
С самогонкой захуярю
Рыбки жареной к обеду,
И на ярмарку поеду,
А тут щука пасть раскрыла,
И по нашему пиздила:
- Отпусти меня, Емеля,
На хуй нужно в самом деле
Класть меня на сковородку,
Чтоб потом сожрать под водку?…
- Сучка, мысли прочитала?
Ну откуда, бля, узнала? –
Это я подумал так,
И стою там, как дурак…
- Отпусти меня родной,
И пиздуй себе домой,
А за это, уверяю,
Будет всё что пожелаешь,
Только скажешь моё слово –
И желание готово!

- Отчего-то в самом деле,
Я тогда ей и поверил,
Отпустил её я в прорубь,
И смотрю потом на вёдра,
Себе яйца почесал,
А потом я им сказал:
- А по щучьему веленью,
Вы шагайте сами в сени! –
Ну они давай шагать,
Их едва успел догнать!

До тех пор вся жизнь моя,
Была полная хуйня,
Сразу всё переменилось,
Счастье, бля, ко мне явилось!
Хочешь что нибудь пожрать –
С печки можно не вставать!
Всё сама она варила
И меня сама кормила,
Сам топор дрова колол,
Веник сам мне избу мёл,
В общем, лёжа на печи,
Только хуй я сам дрочил,
Чтоб совсем не обдрочиться,
Я решил – пора жениться!
Но вставать мне было в лом,
Я сказал печи: - пойдём!
Ну она, бля, и пошла,
Вот такие то дела…

А в дороге за женой,
Повстречался я с тобой,
Теперь мой черёд, Ванюша,
Наступил тебя послушать,
Расскажи, куда пиздуешь,
Кто такой, откуда будешь?

Тут Ванюша рассказал,
Что три дня уже не ссал,
Хуй завязанный достал,
И Емеле показал,
Про лягушку, про Кощея,
Как его он поимеет,
Если только, бля, найдёт,
Как жену свою спасёт,
- Коль вернёмся мы вдвоём,
Буду я тогда царём!
Емельян, а может вместе?
Мож тебе найдём невесту?

Емельян: - Не возражаю,
И по свету погуляю,
А за хуй ты не тужи –
Сам возьми, да развяжи!
Тут Иван заулыбался:
- Гля, и в правду развязался,
А я мучился, дурак,
И поссать не мог никак… -
Тут же дал струёю с печки –
Получилась мини-речка,
По кювету забурлила,
Чуть дорогу не размыло,
- Ну, теперь давай нальём
И за дружбу пизданём!
Вновь налили, пизданули,
Обнялись, бля, и уснули…

8
Поутру друзья проспались,
Самогоном похмелялись,
Печь, вовсю дымя трубой,
По дороге, по лесной,
Очень шустро так хуярит,
И букашек всяких давит.

Вдруг как что-то засвистело,
Аж в ушах, бля, зазвенело,
И с сосны, сшибая шишки,
Ебанулся Соловей-ГАИшник,
К ним бежит, ругаясь матом,
Машет жезлом полосатым…
- Я – инспектор ДПС!
Кто посмел заехать в лес?!
Здесь закрытые угодья!
Ездят всякие отродья,
Воздух дымом засоряют,
Всю мне дичь в лесу пугают,
Есть спецпропуск? – проезжай!
Нет? Так на хуй - объезжай!

Сразу к печке доебался –
Сволочь, взятки домогался:
- Почему без номеров,
Техосмотра, тормозов?!
А аптечка где, водитель?
Покажи огнетушитель!
Скорость нагло нарушали,
Что, бля, знака не видали?!
Не пристёгнуты ремни,
Ну-ка, ну-ка, бля, дыхни…
Да у вас на печке пьянка!!!
Всё, пиздец, на штрафстоянку! –
Грозно так на них орал,
Своим жезлом там махал.

Емельян на то смотрел,
Потихоньку свирепел:
- По-людски бы попросил,
Я б тебе давно налил…
Чтоб ты, сука, обосрался,
Перед нами не кривлялся,
Вставь свисток себе в дупло
И прикрой своё ебло!
Ну-ка, щука, помогай,
Что желаю – исполняй!

Соловей тот час заткнулся,
Свой живот схватив согнулся,
Тут же резкий сделав вдох,
Проглотил он свой свисток,
После, мигом, под сосною,
Жопу он свою пристроил,
Из него дрисня полезла,
Не заткнёшь своим, бля, жезлом!
Хотя было попытался,
Жезл чуть в жопе не сломался!
Да одной не быть беде –
Тут свисток застрял в дупле,
Соловей вовсю дристал,
А свисток в очке свистал,
Выдавал такие трели,
Что в лесу все охуели!

- Пусть просрётся там, еблан -
Молвил Ване Емельян,
Ну а нам пора с тобою,
В путь-дорогу, за женою!

9
Долго ль, коротко ль тащились,
На полянке очутились,
А на ней глядят – изба,
Набекрень у ней труба,
И на курьих, на ногах,
Буша, бля, окорочках.
Боком к ним перевернулась,
Как индюшка вся надулась.

- Сука, нас не уважает?
Хуй ли бок свой подставляет? –
Молвил Ване Емельян,
Пизданув ещё стакан.
- Ща мы ей с тобой устроим,
И как надо, бля, построим:
Что там стала, ты, шалава?!
Иль пизды не получала?!
Пред тобою сын царя,
Оказался здесь не зря,
Здесь проверку учиняю,
Своих подданных считаю!
Ну-ка, сука, бля, крутнись,
К лесу мордой повернись! –
Грозно так орал Иван,
Опрокинув свой стакан –
- А к нам жопой! – заебись! –
И немного наклонись!

Тут Емеля рассмеялся:
- Ты ей что, впереть собрался?!
Что ты раком её ставишь,
Ты ей что, в трубу заправишь?!

- Погоди пиздить, дружбан,
Я придумал хитрый план:
Как изба рачком нагнётся –
То с полатей ебанётся,
Если там кто проживает,
И об этом мы узнаем!

Тут как что-то загремело,
Что-то с полок полетело,
Кто-то об пол пизданулся,
Что под ним аж пол прогнулся…

- Пидорасы!!! Мудаки!!!
Ща сниму я с вас портки!!!
Издеваться над старухой?!!!
Коромысло тебе в ухо!!!
Ишь что, падлы, вытворяют,
Старость, бля, не уважают!
Что за сволочь спать мешает,
Да душком людским воняет?!!!
И в открытое окно,
Показалося ебло:
Изо рта клыки торчат,
Космы серые висят,
Над клыками нос крючком,
Уши острые – торчком!
От такой страшенной рожи,
Враз у них мороз по коже!

- Что, засранцы, заблудились?
И с пути-дороги сбились?
Как же вы сюда дошли,
Соловья, что ль, объебли?
Но Ягу не наебёшь,
Просто так ты хуй уйдешь!
Кто из вас там царский сын?
В жопу вставлю щас аршин,
Ты понял вообще, дебил,
Кого ща ты разбудил?
Ты меня, бля, посчитай,
А потом себя спасай!
Если б я сейчас спала,
То я б вас не сожрала,
А теперь вы, голубочки,
Класс пойдёте под грибочки!
Шашлычок с вас замочу,
И немного поторчу,
Давно людишек не видала,
И мясца их не едала!

- Гля, старуха охуела…
Что она там проскрипела?
Ну-ка, щука, пусть бабуля,
Станет добрая в натуре,
В баньке нас с дружком попарит,
Угощенье нам поставит –
Емельян тот час сказал,
Результата ожидал.

Бабка враз переменилась,
И в улыбке вся расплылась:
- Что-т я правда понесла…
Ой, к нам гости! Вот дела,
А я, бля и не ждала,
На полатях там спала…
Но ща быстро всё исправим,
Баньку вам сейчас сварганим,
Наварю густой лапши,
Накормлю вас от души,
Испеку ещё блинцов,
Для поднятия концов,
Чтобы гости дорогие,
Очень мной довольны были…

- Что ж на улице стоите?!
Ну-ка в избу заходите!
Печку вы вон там паркуйте,
И скорей сюда пиздуйте!

Парканули парни печку,
И взошли к ней на крылечко –
- Здравствуй, бабушка Яга,
Костяная, бля, нога!
Ну и рожа у тебя…
Хотя это всё хуйня,
Ведь с лица воды не пить,
Зато есть с кем попиздить!

Вот прошли они в избу
И расселися в углу,
А старуха подшустрила –
Баньку мигом истопила,
Квасом, веничком снабдила,
Искупаться пригласила,
А пока они помылись,
У неё уж всё сварилось,
Всё в избушке прибрала,
Марафетик навела,
И сама прихорошилась,
В сарафанчик нарядилась,
- Пара лёгкого желаю,
И к столу вас приглашаю!

После баньки, разморившись
И на лавке развалившись,
За столом они сидят,
Про житьё своё пиздят,
Всё Яге уж рассказали,
Как сюда они попали,
Соловей как в чаще дрищет,
Что Иван Кощея ищет,
Хочет, падлу, завалить
И жену освободить,
Заодно уж и Емеле,
Мож найдут где бабу в теле…
Вдруг чего бабуля знает?
Так пускай им помогает…

- Это сложная задача…
Ведь Кощея захуячить,
Нужен меч вам, кладенец, –
Чтоб срубить ему конец! –
Говорит им тут старуха,
Почесав себе за ухом,
Там вся мощь его – в конце,
А бессмертие в яйце,
Только в левом или в правом,
Не могу я вспомнить, право…

Ведь Кащей, дегенерат,
Всю мне жизнь испортил, гад,
Девкой видной я родилась,
А ему не подчинилась,
А он, сука, осерчал,
Баб-Ягой меня назвал,
Хуй он свой в руке зажал
И по лбу мне им въебал,
Я юлою закрутилась
И в старуху превратилась –
Стала ведьмой-ворожой,
Да кикиморой лесной!

А он, сука, издевался,
На до мною насмехался,
Говорил, меня спасёт,
Только тот, кто мне вопрёт,
Да при том, что если сразу
Получу я сто оргазмов!
Тогда снова закручусь,
И в девицу обращусь!
Я, как зеркальце взяла,
Так на месте обмерла –
Вряд ли хуй когда родится,
Чтобы мною соблазниться…

Так с тех пор живу в лесу,
Поздних путников пасу,
Может кто во тьме ночной,
Позабавится со мной?
Только где ж тот молодец,
Где ж могучий тот конец,
На старуху чтоб поднялся,
Моей рожи не боялся?!

Мужики сейчас не те,
И как только в темноте,
Мою морду разглядят,
Так со страха аж пердят,
А меня тут злость берёт –
Что ж за мелкий стал народ,
И тогда уже со злости,
Я ломаю им все кости,
А потом зову волков –
Всё, пиздец, обед готов!

А со скуки я колдую,
Пакость всякую шурую,
И в округе всех пугаю,
Когда в ступе я летаю,
Иногда мы с Соловьём,
Куролесим, бля, вдвоём,
Жалко, что он не мужик,
Хуй его давно поник,
Так, что даже колдовство,
Не поднимет естество!
Только может, что свистать,
С импотента, что мне взять?

Вы, вот первые попались,
Что меня не испугались,
За столом со мной сидите,
И про жизнь со мной пиздите…

Всё давно мне надоело,
Столько лет уж пролетело,
Не дождалась я конца,
Моего, бля, молодца…
Так что, парни, спать ложитесь,
И спокойно отоспитесь,
А своей страшенной рожей,
Я ваш сон не потревожу,
А на утро, как проснёмся,
Так с делами разберёмся…

Да куда там…, мужики
Намочили аж порки,
Так безудержно рыдая,
И в историю вникая,
Что им бабка рассказала,
- Да за это его мало,
Просто взять и завалить…
Надо, суку, проучить!
Чтоб другим, подобным гадам,
Тоже было неповадно
К красным девкам приставать,
Чтоб потом их превращать,
То в лягушку, то в старушку,
Иль ещё в каку зверюшку,
Приловчились колдовать,
Ебарьки…, ити их мать!

Когда вдоволь нарыдались,
Меж собою совещались:
- Надо девку выручать,
Хорошенько отъебать…
- Охуеть, аж сто оргазмов,
Вот придумал, бля, зараза…
- Ну мы что, не мужики?
Поработайте хуйки! –
Снова щуке приказали,
Чтоб концы на бабку встали,
И без устали ебали
До утра не опадали.

10
Бабка в печке что-т возилась,
Да рачком и наклонилась,
Они это увидали,
Елдаки мгновенно встали,
Из штанов повыпирали,
Что аж стол там приподняли.

Тут бабуля обернулась,
И притворно ужаснулась:
- Что за диво?! Стол висит?!
Кто же это ворожит?!

Парни хитро улыбаясь,
Со столом, бля, приподнялись,
Дружно скинули портки,
Обнажили елдаки,
Бабка это увидала
И от счастья заплясала:
- Долго счастья я ждала,
А тут сразу целых два!
Да красиво как стоят,
На пизду мою глядят!

Сарафанчик свой стянула:
- Глянь, я вас не обманула,
И хоть рожа подкачала,
Хуже телом я не стала,
Мази всякие втираю,
И диету соблюдаю,
А пиздёнку сберегаю –
Её на ночь подмываю!

Тело как они узрели,
Что аж сразу охренели,
- Не у всякой молодухи,
Стать, какая у старухи,
Если б только б не ебло…
Впрочем им уж всё равно –
Уж к старухе подскочили
И на лавку завалили,
- Надо, бля, её продрать! –
И давай её ебать!

Понеслась там свистопляска –
Поебушка-пиздотряска.

Да и бабка заждалась,
Столько лет уж не еблась,
Только опыт не забылся
И с годами обострился:
Когда нужно – подмахнёт,
Или ножки задерёт,
Мужики не подкачали,
Тоже жару поддавали,
И избушка по поляне,
Поскакала кренделями,
Ножки Буша задирая,
Снизу бабке помогая.

После бабку прямо в ступе,
Раскрутили на залупе,
По-над лесом полетали,
На лету её ебали…
Раздолбали и дупло,
Из неё аж всё текло.

Как Иван ей в рот воткнул,
Так клыки чуть не погнул,
Аж до глотки ей достал,
И качая кайфовал…

А бабуля так сосала,
Что раз сорок там кончала,
Всё равно ей было мало,
Ещё жопу подставляла,
Чтоб Емеля ей вогнал,
И с Иваном в такт ебал.

Поначалу всё считали,
Сколько раз они кончали,
А потом со счёта сбились,
И концы уже дымились.
Уж за сотню, бля, догнали
И немного приустали.
- Ну-ка, бабушка, крутнись,
В красну девку обратись!

А бабуля усмехнулась:
- Вот вы, парни, лоханулись!
Я ебаться так хотела,
Что вам в уши насвистела,
Ну слегка я приврала,
Что Кощею не дала,
Вас разжалобить хотела,
Всё же хочется мне тело,
Молодое приобнять,
Хуй стоячий целовать,
Но вы зря не обижайтесь,
Всё же честно мне признайтесь,
Что девица молодая,
Хрен меня общеголяет,
Угадала? Наеблись?
Лихо, бля, оторвались?

Парни репы почесали:
- Да, впросак мы здесь попали,
Но нет худа без добра –
Бабка классно нам дала!
За такую поебушку,
Благодарны мы старушке.

- А теперь, ложитесь спать,
Утром будем соображать,
Как с Кощеем разобраться,
До конца его добраться!

11
Поутру, как все поднялись,
За столом опять собрались,
Бабка стала объяснить,
Как тот меч скорей достать:
- Тоже сложная задача,
Пригодится вам удача,
Я тут буду колдовать,
Ворожбою помогать,
Дам волшебный вам клубок,
Он вас к камню приведёт,
Знаки тайные прочтёте,
Куда нужно повернёте,

А без этого нельзя,
Не простая ведь хуйня,
В тайном месте там лежит,
И не зря же сторожит,
Этот меч, бля, кладенец,
Очень грозный, бля, боец,
Вам придётся попотеть,
Чтоб мечом тем овладеть!
- Во дела…, так кто же он?
- Трёхголовый змей-дракон!
Три главы жар извергают,
Всё живое там сжигают!

Парни было прихуели,
А потом повеселели:
- И дракона отъебём,
На хуй головы снесём!
- Погодите вы смеяться,
Одному там нужно драться,
Чтоб могучая вся сила
Из меча не уходила,
И тому лишь меч даётся,
Кто один его добьётся!

- Что же делать? В рот ебать!
Либо жить, иль помирать,
Мне теперь не выбирать,
Всё равно жену спасать,
Две дороги только мне –
На щите, иль на коне,
Я в родную сторону
По одной из них приду! –
Говорил им так Иван,
Доставая свой стакан, -
Ты, Емеля, сколь уж смог,
Столь мне честно и помог,
Дальше только мне задача,
Эту падлу захуячить,
А пока что наливай,
За удачу выпивай!

На троих тот час разлили,
Сразу быстренько внедрили,
Емельян тут им признался,
С бабкой в губы целовался:
- Для себя я уж решил –
Я старушку полюбил,
И хочу у ней остаться,
Чтоб всегда так с ней ебаться,
Как мы ночку провели,
Отрываясь от земли!
После ебли со старушкой,
Мне любая молодушка,
Просто на хуй не нужна,
Чем она мне не жена?
Так что Вань, я остаюсь
И тебя я здесь дождусь,
С бабкой будем колдовать,
С нею вместе помогать,
Чтоб ты змея победил,
Меч волшебный раздобыл,
Как жену свою спасёшь,
Так с ней в гости к нам зайдёшь!

Бабка вся аж засияла,
Её радость распирала,
Сразу вся похорошела,
На Емелю всё глядела,
Слово каждое ловила,
Вдруг, бля, чем не угодила?

Вновь стаканы наливали,
Всё Ивана провожали,
А когда напровожались,
На ногах едва держались…

Ну а после, за порог,
Бабка кинула клубок,
А Иван за ним погнался,
Чуть, бля, в стенку не въебался,
Перед ним же три двери,
Вот попробуй, попади!
Сильно так его штормило,
Что в глазах аж всё троило,
Только крикнул им: - Бывайте!
Про меня не забывайте!
Средь деревьев он исчез,
Напролом попёршись в лес…

12
Прёт по лесу за клубком,
Все пеньки считая лбом,
Долго так не протянул,
Пизданулся и уснул,
А когда глаза продрал,
То клубка уж след пропал.

- Вот же сука, бля, непруха,
Мне клубок дала старуха,
А он, падла, убежал,
И меня не подождал,
Лес кругом один дремучий,
Где же этот змей ебучий?
Где тот камень мне искать?
Вот проблема…, твою мать…
Где б ещё мне похмелиться,
Мож в башке что проясниться…
Что-то в сумке там звенит? –
Бля!!! Бутылочка лежит!
То привет мне от Емели,
Классный малый, в самом деле!
Коли стану я царём,
От души мы с ним попьём!

Тут Иван опохмелился,
И слегка приободрился,
- Надо мне теперь решить,
Всё ж куда же мне пилить?…
Ща на месте я крутнусь,
Куда ебалом повернусь,
Вот туда я и попрусь,
Ну а дальше разберусь…

Пару раз Иван крутнулся,
И куда-то повернулся,
Долго думать он не стал,
Прям туда попиздюхал…

Шел он песни распевая,
Из бутылки отпивая,
Вскоре вовсе окосел,
Но вдруг камень он узрел,
И пошёл к нему, качаясь,
О коряги спотыкаясь…

А на камне надпись была,
Вот что там она гласила:
«Налево пойдёшь –
пиздюлей от жены огребёшь,
Направо повернёшь –
Приключений на жопу найдёшь,
А прямо попрёшься –
О камень ебанёшься!»

Но Иван того не знал,
Он ведь буквы не читал,
Няньки-мамки вроде были,
Но его не научили,
Не читать и не писать,
А царю не нужно знать,
Как в руке перо держать,
Есть писцы, чтоб записать,
Есть чтецы, чтоб прочитать,
Царь на троне лишь сидеть,
Должен правильно уметь!

Стал пред камнем наш Иван
И стоит там как баран,
- Ща б чтеца, чтобы прочёл,
Только б где б его нашёл?
Надо, бля, мне выбирать,
Куда дальше путь держать… -
Долго думать он не стал,
Свой пузырь он дохлебал,
Запиздил бутылку в яму,
И попёр, конечно,… прямо!

Он об камень ебанулся,
Чрез него перевернулся,
Аж в глазах, бля, потемнело,
И глядит, такое дело –
В чистом поле очутился,
- Ни хуя я напиздился…
Только ж ща в лесу стоял,
Как сюда же я попал?
Видно точно угадал,
Путь я правильный избрал!
Буду змея здесь искать,
Пиздюлей ему чтоб дать,
Меч волшебный раздобыть
И Кощея победить…

13
Вдалеке темнеет куча…
- Вон, похоже, гад ползучий,
Притаился, поджидает,
Меч там, сука, охраняет…
Ну а пьяному Ивану
Это всё по барабану,
Никого он не боится,
С кем угодно будет биться,
Свой конец Иван достал,
Перед битвою поссал,
Кулаки покрепче сжал,
Прямо к змею побежал,
- Замочу ща червяка!!!
И не дрогнет, бля, рука!

Подбегает и глядит –
Из земли башка торчит,
- Это, вроде, не Саид…
Там поменьше габарит,
Сухов точно б охренел,
Коль такую бы узрел…
И на змея не похоже,
Интересно, что за рожа?
И размером, что изба,
Ни хуя, бля, голова…
Как же нужно здесь пахать,
Чтоб такого закопать?
- Эй, башка! Ты что там, спишь?
На Ивана не глядишь? –
Кулаком Иван махнул,
И куда достался – ткнул…

Тут глаза у ней открылись,
На Ивана, бля, воззрились,
- Ты какой такой Иван?!
А где витязь мой, Руслан?!
Много лет его я жду,
Для него меч берегу,
Черномора тем мечом,
Он завалит, а потом,
Там Людмилу заберёт –
Своё счастье обретёт!
Ты вообще откель, пострел,
В нашу сказку залетел?

А Иван-то в ураган…
- Твой Руслан вообще еблан!
На хую я всё вертел,
Что ты мне ща насвистел,
Пусть Людмила с Черномором,
Там ебутся до упора,
У Руслана не стоит,
Раз сюда он не спешит!
Меч мне нужен самому,
Ща его я отниму!
Что ты там пиздишь про сказку?
Или это что, отмазка?
Меня хочешь объебать,
Чтобы меч не отдавать? –
Так Иван башке орал,
Кулаками всё махал… -
Ну-ка весь, бля, вылезай,
И меня, бля, напугай!

От такого заявленья,
В то же самое мгновенье,
Голова аж охуела
И в момент рассвирепела:
- Говоришь Руслан – еблан?!
Всё, пиздец тебе Иван!
На до мною, бля, смеёшься?!
Ничего, сейчас просрёшься! -
Тут же щёки как надула,
На Ивана как подула,
Ваня в воздух приподнялся,
Как пушинка завращался,
Сорок раз перевернулся
И о землю пизданулся…

Повезло, что напиздился,
Был бы трезвый – то б разбился…

А Иван, качаясь, встал:
- Говоришь, что б я посрал?
То что дунул ты – хуйня!
Теперь очередь моя! –
Тут Иван достал огниво –
Ща увидишь ты, бля, диво! –
Меня дед мой научил,
Пиздюком года я был,
Он с себя портки стянул,
Искру высек и как бзднул!!!

Головы как не бывало –
Вихрем огненным съебало…

А Иван портки надел,
На то место посмотрел,
Где башка с земли торчала
И ему здесь угрожала,
Там волшебный меч лежал,
Чудным светом он сиял,
- Вот ты где, родной, сховался,
А теперь ты мне достался!

Оказалось голова,
Там была совсем одна,
То есть, бля, совсем без тела…
- Хуй ли ты тогда борзела?
Я то думал исполин,
Ща полезет из земли…
По-хорошему б отдала,
И на месте б ща стояла,
Я вообще хотел узнать,
Где дракона разыскать,
Я же, бля, тогда не знал,
Что здесь тоже меч лежал…

- Так… Вот меч мы раздобыли,
А теперь не плохо б было,
Мне Кощея бы найти,
Где ж к нему лежат пути?
Что там мне башка пиздила?
И про сказку говорила?
Видно правда не туда,
Я по пьянке, бля, попал…
Ладно, с Кошей разберусь,
А потом сюда вернусь,
Мож припрётся тот еблан,
Как там, бля, его… - Руслан!
Меч ему тогда верну,
Пусть спасает он жену!
Или пусть ко мне пиздячит,
Того змея захуячит,
Там же тоже меч лежит,
Змей который сторожит…

Тут Иван опять споткнулся,
Головою пизданулся -
- Разъебическая мать!!! –
Глядь, у камня он опять…

14
Меч в своей руке сжимая,
Ваня долго соображает:
- Так, куда теперь идти,
Где жену свою найти?
Прямо я уже сходил,
Меч волшебный раздобыл,
А теперь сюда пойду,
Может там её найду –
Он направо устремился,
Вскоре где-то очутился…

Скалы чёрные стоят,
Птицы чёрные кричат,
Травка там не зеленеет,
Кости чьи-то лишь белеют,
А на самой страшной круче
Видит замок там могучий.

- Вон ты где, гандон, живёшь,
От меня ты хуй уйдёшь,
Тебе яйца оторву! –
Так, взбираясь на скалу,
Приговаривал Иван, -
Всё, пиздец тебе, еблан!

Вот до замка он долез,
Через стену перелез,
Только всё кругом темно,
Видно лишь одно окно,
Свет сквозь ставни пробивался,
Он к окошку подобрался…

Видит Ваня черный зал,
Посреди Кощей стоял,
Хуй он свой в руке зажал,
Пред царевной им махал,
Что-то грозно говорил,
Взглядом яростным сверлил…
Ваня к ставням ближе уши –
Что он там пиздит, послушать…

- Долго будешь ты ломаться?
Хватит, бля, сопротивляться,
Муж тебя твой не найдёт,
От Кощея не спасёт!
Для меня вообще червяк,
Твой супруг Иван-дурак,
На ладонь, бля, посажу,
А другою приложу,
И получится хлопок –
С ливерухой пирожок!
А сюда он не припрётся,
С перепугу пересрётся,
Где ему со мной тягаться?
Не охота мне мараться,
Время тратить на него,
Так что ты не жди его!

- Попизди пока, урод,
Скоро будет мой черёд,
И посмотрим кто кого –
Меч тебя, иль ты его –
Это думал так Ванюша,
Продолжая дальше слушать.

- Хоть колдуй ты, не колдуй,
Всё равно получишь хуй!
И сама я выбираю,
Кому ножки раздвигаю,
А такой как ты, мудак,
Пусть засунет свой елдак
Себе в сраку до упора,
И прочистит от запора,
Говорят, что помогает –
Геморроя не бывает, –
Это, бля, Кощею гневно
Говорит сама царевна –
Всё равно придёт Иван,
Отчекрыжит твой кардан!

- Значит, сука, мой урок,
Не пошёл тебе, бля, в прок?!
Говоришь поколдовать?!
Ну держись, ебёна мать,
Я ж хотел без колдовства,
Полюбовно, естества
Молодого поиметь,
А меня тут…, охуеть!
Как какого-то Ванюшку,
Да ещё, бля, кто? – лягушка,
На хуй просто посылает,
В жопу трахнуть предлагает?!!!
Я - великий, бля, колдун!
А не твой Иван-пердун,
Я бессмертен, то есть вечен,
Это ваш век скоротечен,
Не пристало, бля, людишкам,
С их убогоньким умишком,
Над Кощеем насмехаться,
Лучше, бля, меня бояться! –
Страшно так Кощей орал,
Сам себя аж испугал…

А царевна в то мгновенье
Уловила вдруг движенье
Лёгкой тени по окну:
- Это Ваня! Что ж, начну,
Я Кощея отвлекать,
Нужно Ване помогать!
А Кощей спиной стоял,
Ничего не замечал…

И царевна, улыбаясь,
На колени опускаясь,
Ротик тут же свой открыла,
Хуй Кощея заглотила,
Принялась его сосать,
Да руками помогать –
Ему яйца щекотать,
А Кощей аж охренел,
Он же этого хотел,
Себе в мыслях представлял,
Долго этого он ждал…

Ваня это как узрел,
Чуть с катушек не слетел,
Не на шутку разъярился,
Вместе с рамой в зал ввалился,
Подлетел с мечом к Кощею,
Отделил башку от шеи…

Только, бля, не тут то было:
- Я ж бессмертен, ты, хуила!
А ты верно, бля, герой? –
Уже новою башкой
Говорит ему Кощей,
Улыбаясь до ушей, -
- Ща я хуем тебе ёбну,
Со всего размаха по лбу,
Будет плакать года два,
Безутешная вдова,
Догадайся кто она? –
Вот она – твоя жена!

А Иван аж растерялся:
- Не пиздец ли подобрался? –
А потом уж завопил:
- Не пугай меня, мудил,
Видишь меч какой держу?
Ясно будет и ежу,
Чтоб на этот меч кидаться,
Надо в усмерть, бля, ужраться,
Ни хуя не понимать,
Можно ж яйца потерять!

А Кощей за хуй схватиться
Попытался, да девица,
Крепко хуй во рту держала,
Ни хрена не отпускала,
- Вон тут что?! Вы сговорились?!
Погубить меня решились?!
По хую, Иван, твой меч,
Яйца будешь ты беречь,
Меч то твой, с другой, бля, сказки,
Для меня он не опасный!
И тот час из-за спины,
Охуительной длинны,
Тоже меч он вынимает,
Им Ивану угрожает:

«Я Коша Маклауд, бессмертный, бля, я
Маклауды клан мой, другие - хуйня,
Из многих бессмертных остался один,
В жестоких разборках я всех завалил,
И с каждой победой мой хуй укреплялся,
Энергией вечной бессмертных питался,
Тебе ли, букашке, меня победить?
Сдавайся без боя, тогда будешь жить!»

А царевна что-т мычала,
Но конец не отпускала,
Лишь поглубже заглотила,
Аж глаза, бля, подкатила,
Два яйца в руках держала,
Крепко, бля, не отпускала…

А с царевной на ялде,
Коша понял – быть беде,
Поскорей мечом махнул,
Чуть Ивана не проткнул.
Но Иван сообразил,
Он в сторонку отскочил,
Меч крутя над головой,
И у них начался бой…

Два меча тот час скрестились,
Два врага здесь на смерть бились,
Со сталью крепкою – булат,
Только искры, бля, летят…

А царевна им мешалась,
На хую меж ног болталась,
Как пиявка присосалась,
Ни хуя не отцеплялась,
Да ещё, бля, с перепугу,
Посильнее сжала зубы,
Чтоб конец не отпускать,
И Кощею не давать,
Чтобы он его схватил,
И Ивана завалил,
А Кощей, вот пидорас,
Кулаком ей ёбнул в глаз,
Продолжая с Ванькой биться,
- Охуела, что ль девица?! -
Он от боли заорал,
Да удар не рассчитал,
Так ей, бедненькой, влетело,
Что она аж отлетела,
На лету перевернулась,
И на жопу ебанулась.
Вдруг Кощей весь задрожал,
Меч его из рук упал,
Он бессильным оказался –
Хуй ней во рту остался!

Так, бля челюсти сдавила,
Что аж, сука, откусила,
На полу теперь сидит,
Изо рта елда торчит!
Сама глазками моргает,
Ничего не понимает,
Что щас с ней произошло,
Отчего свело ебло …

- Суки, падлы, сил лишили!
Меня, Кощея, оскопили,
На хрен с вами я связался?!
Ща бы с хуем я остался!
Так Кощей им прохрипел,
И белугой заревел:
- Что мне жизнь теперь без хуя?!
Как теперь я поколдую?!
Как мне баб теперь ебать?!
Палец им в пизду совать?!
Но я просто так не сдамся,
Вам на милость не отдамся,
Лучше сам себя убью,
Всё я видел на хую!
И недрогнувшей рукою,
Помотавши головою,
Себе яйца оторвал,
Тут же с хрустом их сожрал,
Крик предсмертный он издал,
И бездыханный упал…

Смерть в его яйце таилась,
Всё, пиздец, она явилась…

Сразу вдруг всё засверкало,
Чернота кругом пропала,
Стены замка развалились,
Солнце в небе засветилось.

15
Всё случилось как во сне,
Подлетел Иван к жене,
И Кощееву елду,
Всё торчащую во рту,
Словно пробку он извлёк,
Громкий слышен был хлопок,
- Ни хрена себе впихнулся,
Я бы точно задохнулся,
До желудка аж достало,
Как его ты засосала…

После он жену поднял,
В обе щёки целовал:
- Я ж когда в окно смотрел,
Зарубить тебя хотел,
Думал ты мне изменила,
С тем, бессмертным, бля, мудилой,
Хорошо я догадался,
Что бы за хуй он не взялся,
Ты его так отвлекла,
И мне очень помогла,
Так что если бы не ты,
Отхватил бы я пизды…

- Я ж надеялась, Ванюша,
А Кощей всё грел мне уши,
Чтоб тебя я не ждала
И ему скорей дала,
Ну а я не повелась,
И как видишь, дождалась,
Как тебя в окне узрела,
Чуть от счастья не ревела!

- Всё, жена, пойдём домой! –
И с супругой молодой,
Да с трофейною елдой,
По дорожке по степной,
Ваня к дому почесал,
По пути ей рассказал,
Как её он разыскал,
Кто ему как помогал…

16
Но прошли они немного,
Видят прямо на дороге,
Змей огромный, бля, сидит,
Отвернулся и пыхтит,
Хвост могучий землю бьёт,
Оказалось – он блюёт!
С трёх голов та блевотня,
Как из задницы дрисня,
Из него, бля, вылезает,
Перегарищем воняет.

Тут Иван расхохотался,
И к дракону подобрался:
- Так ты меч, бля, охраняешь?
На посту, козёл, бухаешь?

А одна из трёх голов:
- Это их, спроси, ослов,
Как бухают, так вдвоём,
А все вместе, бля, блюём! –
Здесь вчера какой-то хуй,
Сука, падла, обалдуй,
Сперва в жопу нам орал
Бля, подраться предлагал,
А когда он догадался,
Что пред жопой распинался,
И размеры рассмотрел,
С перепугу охуел,
Но решил, гандон, схитрить,
Всех троих нас напоить,
Бочку водки прикатил,
Выпить, сволочь, предложил,
Я то было отказалась,
Ну а эти – налакались,
С ним вдвоём они упились,
И конечно отключились,
Ну а тот, оригинал,
Спиздил меч наш и удрал,
Мы ж тебя, Ванюша, ждали,
А других не задевали,
Вот мы меч и проморгали,
Если б знали, затоптали!
Не сносить теперь нам шей,
Нам отрежет их Кощей!

- А тот хуй, - Иван спросил, -
Ничего не говорил?
- На кого-то матерился,
И ебло погнуть грозился,
Про башку какую-т плёл,
Кто-то меч его увёл…
- Бля! Да это же Руслан! –
Рассмеялся вновь Иван,
Сам к нам путь найти сумел,
Это ж я его нагрел!
Ну теперь мы с ним в расчёте,
Вряд ли вы его найдёте,
Там же сказочка другая
Нас туда не пропускают!
А Кощея вы не бойтесь!
Не тряситесь, успокойтесь,
Я его уж завалил, -
И елду им предъявил.

Тут дракон повеселел,
Хоть с похмелья он болел:
- Служба кончилась моя,
И теперь свободен я,
Это я снаружи злобный,
А внутри я очень добрый,
Эт Кощей нас запугал,
Страшной карой угрожал,
Не враги теперь с тобой,
Ты куда идёшь? Домой?
Может вас, бля, подвести,
Хуй ли вам пешком идти?

И Ванюша согласился,
Но сперва договорился,
Он проведать, бля, старушку,
Навестить её избушку,
Ведь Емеля там остался,
Его тоже дожидался.

На дракона вмиг взобрались,
И как ветер, бля, помчались…

17
Ну а в той, лесной избе,
У Емели на елде,
Всё бабуля там сидела,
И в окошко всё глядела,
Вдруг она как закричит:
- Мать моя! Ты посмотри!
Емельян скривил ебло:
- Тёщу что ли принесло?!
- Нет, Емеля, ты не въехал,
Ваня там с женой приехал!
Ни хрена, какие кони…
Бля!!! Да он же на драконе! –
Бабка с хуя соскочила
И к дверям засеменила.

А Ванюша взяв жену,
Уже входит сам в избу,
Во весь рот заулыбался,
С бабкой он расцеловался,
И к Емеле уж идёт,
Ему руку крепко жмёт:
- Вас я снова видеть рад,
А Кощей повергнут, гад!
Это вот – моя жена,
Вот – Кощеева елда!

Бабка с радости всплакнула,
А потом слезу смахнула,
И руками вдруг всплеснула:
- Чтоб мне ёбнуться со стула!
Слушай Ванечка сюда –
То – волшебная елда,
К кому в руки попадает,
Три желанья исполняет,
Так что ты их загадай,
И скорее исполняй –
Только сутки хуй жилец,
А потом ему пиздец,
Чтоб желаньям твоим сбыться,
Надо Ваня торопиться!

- Ладно бабка, не сейчас,
Есть по времени запас,
За подсказочку спасибо!
Три желанья? Очень мило!
Ща с Емелей попиздим,
Ну а дальше там, решим.

Бабка баньку истопила,
И царевну в баньке мыла,
Емельян пока с Иваном,
Посидели за стаканом,
Ваня всё там рассказал,
Как он меч свой добывал,
Как с Кощеем разобрался,
На драконе как катался,
- Если, бля бы, не жена,
То была бы мне хана! –
И у друга расспросил,
Как он здесь с бабулей жил.

- Мы с бабулей не скучали,
На тебя мы с ней гадали,
Водку пили и еблись,
Вроде всё так заебись,
Но одна мыслишка гложет,
Подвела бабулю рожа,
Я то думал, бля, притрусь,
Но как утром я проснусь,
В бок ебало поверну,
Так с испуга аж ору,
А потом соображаю,
Что бабулю обижаю,
Всё в ней вроде ничего,
Ели б только не ебло…

- Ладно, друже, не грусти,
Всё плохое – позади,
Ты смотри скорей сюда,
Вот – Кощеева елда,
Пред тобою я в долгу,
И тебе я помогу!
Помнишь бабка что пиздила,
Про желанья говорила?

И Кощеевой елдой
Он взмахнул над головой:
- Я желаю чтобы бабка,
Стала девкою пиздатой,
Молодую чтобы стать,
Емельян мог отъебать!

Вдруг елда затрепетала,
Светом чудным засияла
Бабы в баньке завизжали,
А царевна в дом вбежала:
- Мужики! Скорей идите
И на чудо посмотрите!
Мы с бабулей в бане мылись
И тут диво приключилось –
Бабка вдруг волчком крутнулась
И девицей обернулась!

Емельян с Иваном встали,
Быстро в баньку побежали,
Смотрят в бане молодица,
И не хуже, бля, царицы,
Длинны ноги, стройный стан,
Хрен найдёшь ты в ней изъян,
Но приятнее всего,
Распрекрасное ебло,
Чёрны брови, косы вьются
И глаза – два синих блюдца!
А сама вдруг застеснялась,
Рушником всё прикрывалась…

- Ну, Ванюша, удружил,
Я по жизни твой должник,
Буду верным я слугою,
Хоть в огонь я за тобою, -
Емельян ему сказал,
Ваню крепко обнимал.

Девки тоже обнимались,
И от счастья целовались,
Меж собой поговорили,
Как сестра с сестрой решили
Впредь к друг дружке относиться,
Всем что есть у них делиться,
А потом они чудили,
Мужичков, бля, подпоили,
И устроили стриптиз,
Обнажая верх и низ,
Чтоб концы их подзадорить,
Групповушку чтоб устроить,
Хуй ли им, младым, красивым,
Не вести себя игриво?

Ну а парни рты раскрыли,
Две елды в момент вскочили,
Портки на пол в миг упали,
Они к девкам подбежали,
Прямо на пол завалили,
Разом дружно им всадили,
А что дальше вытворяли,
Девки только подвывали,
Как они их там ебли,
Надевая на хуи

И на них напал кураж,
Все вошли в ебливый раж,
Сразу всё перевернулось –
Парни девками махнулись,
А они не возражали,
Сами этого желали.

Ну а после, что творилось,
Вам, бля, это и не снилось,
Как вдвоём одну ебали,
Бабы Ване хуй сосали,
Ну а сзади Емельян,
Им двоим один вставлял,
Девки тоже не скучали –
Пока парни отдыхали,
Друг у дружки полизали –
Лесбиянству дань отдали,
Ваня тоже отчудил –
Чуть Емеле не всадил,
Хорошо тот упредил,
Жопу вовремя прикрыл.

А дракон в окно смотрел,
Потихонечку хуел,
От того мельканья жоп,
У трёх голов – глаза на лоб,
Сразу хуй его вскочил,
Он на них смотрел – дрочил.

В общем лихо отдохнули,
Баб, как надо оттянули…

А потом, как наебались,
Вновь за стол они собрались:
- Ну, ваще…, хуею я,
Мы теперь одна семья,
Будем вместе дружно жить,
И детишек, бля, плодить,
После ебли здесь такой,
Разберись, который твой,
Да и что нам их делить?
Вместе будем их растить! –
Так Иван им речь толкал,
И никто не возражал.

- А теперь, для исполненья,
Моё слушайте решенье:
Два желанья сохранилось,
Я хочу чтоб это сбылось –
Чтобы мы все не старели,
И любви всегда хотели,
То есть, чтоб хуи стояли,
Никогда не опадали,
Соответственно, чтоб жёны,
Были нас всегда готовы,
Приголубить, приласкать,
И как надо ублажать,
Как деды нам говорили:
Чтоб хуй стоял и деньги были! –
Вот желание такое! –
И Кощеевой елдою
Ваня снова замахал:
- Вот теперь я всё сказал!

Вновь елда зашевелилась,
Светом чудным засветилась,
После вдруг вся почернела,
Всё, пиздец, она сгорела…

Всё довольные смеялись,
После быстренько собрались,
На дракона забрались,
К Ване в царство понеслись…

18
Вскоре Ваня стал царём,
Емельян всегда при нём,
Вместе пили и гуляли,
Вместе жён своих ебали,
Кучу деток наплодили,
Вместе деток и растили,
В общем лучшего царя,
Не видала та земля…

18
Вот и всё, и я там был,
С Ваней вместе водку пил,
По усам, бля, не текло –
Без усов моё ебло,
Куда надо заливалась,
Только, сука, не кончалась –
То Емеля постарался,
На до мною издевался,
Щучье слово прошептал
И за нами наблюдал.

Чтоб совсем мне там не спиться –
Ведь здоровьем не сравниться,
Не с Емелей не с Иваном –
Им то всё по барабану,
Днями целыми бухают,
А похмельем не страдают,
Чтобы с ними так бухать,
Мне бессмертным нужно стать,
Я от них, бля, отъебался,
И скорей домой смотался…

Это сказочка моя…
Вот и точку ставлю. БЛЯ!!!


Теги:





1


Комментарии

#0 23:06  22-12-2006Fedott    
Е-ебать...

Предлагаю редакции впредь у таких графоманов требовать оглавление к треду.

Например:

1.Было у царя три сына

2.Брата старшего стрела

3.Ну а дома, там гонцы

4....

18 Вот и всё, и я там был


З.Ы. Оглавление составить ниасилел.

#1 00:06  23-12-2006Демон    
Охуеть не встать. Поэма целая. Осилил треть. Буду работать над собой, может осилю целиком.
#2 13:06  23-12-2006Sgt.Pecker    
На Руси старинной древней жил мудак в одной деревне

Водку пил да баб ебал,бабку сдедом в гроб загнал....Этой хуетой ещё в семидесятых всех заебали.Вон наверное и Orlusha подтвердит.

#3 20:55  23-12-2006Немец    
а я воткнул. чот начал читать и нормально так пошло. легко, местами смешно.
#4 19:15  25-12-2006Samit    
Барков, не иначе)
#5 14:14  26-12-2006Беня Пухов    
Бурлеск, как жанр, давно издох к хуям собачьим. По царевне-лягушке после рок-оперы от "Сектора Газа" вообще можно было и не пытаться высираться.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
17:26  05-10-2016
: [12] [ИстФак]
- Попроще надо жить, monsieur, попроще.
Ты слышишь лапки маленьких крысят?
Не выходил бы давеча на площадь.
Ты знал, тираны это не простят.

Твои мечты, фантазии – нелепость.
Ушел бы в море, как российский флот.
Ночь над Невой. Белеет камнем крепость,
И там, где кронверк, строят эшафот....
21:42  26-09-2016
: [10] [ИстФак]
Леонид Ильич Брежнев, тяжело сопя и покряхтывая поднялся на трибуну, раскрыл папку с профилем Ленина, неторопливо надел роговые очки, и начал читать речь:

- Кхе, кхе... Товарищи, кхе, я хотел бы поздравить наш великий, могучий советский народ, кхе, кхе, с окончанием старой пятилетки, кхе, кхе, и началом новой кхе, кхе....
Котовский очень любил делать две вещи, которые позволяли ему забыть о тяжелых буднях комкора - долго скакать на коне, и прыгать с парашютом. Конь у него был кобыла, а парашюта не было совсем. Поэтому, когда у кобылы начиналась течка, и скакать на ней было не комильфо, он приходил в местный аэроклуб, и рявкал в лицо вытянувшегося во фрунт перепуганного директора:

- Еб вашу мать, блядь, Котовский, нахуй суки, парашют, мать вашу блядь нахуй !...
НЕБО НАСУПИЛО ТУЧИ КОСМАТЫЕ...
.
Небо насупило тучи косматые
Плюнуло мелким дождем.
Встретился как-то в районе Арбата я
С бронзовым в кепке Вождем.
.
Чапал походкой Ильич осторожною,
Взгляд арестански-лукав.
Финским поблескивал изредка ножиком,
Спрятанным в правый рукав....
17:45  15-08-2016
: [6] [ИстФак]
Заскучали лошади,
Птицы пригорюнились,
Новостям кручинится
Мудрый наш народ.

Собрались на площади,
Слёзы, сплошь, да слюни там,
Лишь подонок конченый:
"Царь, не царь, урод!"

"Ах, ты, сука сучная,
Где переебенилось?...