Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

ГиХШП:: - Кинематографичный Том Груз

Кинематографичный Том Груз

Автор: Дима Клейн
   [ принято к публикации 07:57  27-12-2006 | Бывалый | Просмотров: 364]
Том Груз родился круглым сиротой на острове Реюньон в Индийском Океане. Говорят, что его отец был беглым гонконгским миллионером, уклоняющимся от мафии и уплаты налогов. А мать была безымянной чернокожей японкой, набожной прихожанкой мормонской церкви епископата Французской Полинезии.

До пяти лет Том Груз не научился ни писать, ни читать, ни говорить ни на одном из родных языков. Что роднило его со многими звездами Голливуда и мировой поп-культуры. Его поэтому часто путали с Кеаном Кривсом и Фредди Некури. К семи годам Том научился выращивать батат, курить марихуану и водить позолоченный Феррари своего беглого отца. Мать оставила Тому в наследство двести франков, сладкую внешность порочного мальчика и Библию, переведенную с китайского на арабский. После чего навсегда уехала помощницей миссионера-заочника с экспедицией бывших полярников-аргентинцев в верховья Белого Нила. Изучать повадки нигерийских стрекоз.

В десять лет Том Груз сказал свое первое слово – «хочу!» Это слово потом сопровождало всю его жизнь, помогая держаться за скользкие вершины славы и успеха. В двенадцать лет Том познакомился и породнился практически со всеми жителями родного острова. И вступил в Коммунистическую партию Реюньона, где ему для начала предложили должность террориста-смертника на полставки.

К шестнадцати годам Том почувствовал первый приступ легкой скуки. Половина островитянок старше двенадцати лет была от него беременна, а другая половина готовилась делать от него криминальные аборты. Том знал наизусть все народные песни Реюньона, включая матерные и запрещенные. А также знал абсолютно все слова, фразы и междомeтия, которыми пользовались земляки-островитяне. Он раздавил на своем Ферарри триста окрестных кроликов и семерых слепых старух. Он участвовал в трех неудачных государственных переворотах и четырех успешных ограблениях национального банка Реюньона. Жизнь Тома подходила к логическому повороту. И вот он пришел. На остров приехала съемочная группа американской студии XX Century Fax на съемку рекламного видеоклипа о размножении гигантских черепах под крышей самой экологически чистой в мире бензоколонки концерна Look At My Oil.

Том Груз подъехал на роковую бензоколонку подзаправиться свежим, пахнущим подростковыми галлюцинациями, бензином. И тут на него бросил взгляд высокий добродушный седой американец, как две капли воды похожий на режиссера.

- Come to me, baby… - прошепелявил сквозь вчерашнюю жевательную резинку режиссер.

Том показал режиссеру вытянутый средний палец одной из своих двух рук. И гордо пнул ногой колесо своего потасканного Феррари. Режиссер схватил Тома за ухо и с размаху ткнул непомятым лицом в видеокамеру, вдобавок больно хлопнув сверху по макушке пачкой плохо пропечатанных долларов. Том понял, что это рука судьбы. И в ответ благодарно прижался к теплому животу режиссера, все же, на всякий случай, презрительно плюнув ему на шипастый ботинок.

Режиссер объяснил Тому, что для рекламного сюжета с размножением черепах у них уже есть главный герой – бывший чемпион мира по поднятию тяжестей снизу вверх Арнольд Шварцафроамериканец. Арнольд будет играть трехсотфунтовую черепаху-самца, возбудившуюся от запаха экологически чистого бензина. А на роль черепахи-самки пробовалась топ-модель Клаудия Черепицца. Но ее в последний момент не утвердил худсовет киностудии, придравшись к неполиткорректной родинке над губой. Да и на четвереньках она бегала неубедительно - слишком быстро. Поэтому Тому Грузу надо брать на себя эту творческую обязанность, и плюс нелегкого Арнольда сверху.

Том немного покочевряжился, как всякий порядочный реюньонец, но жажда приключений взяла свое. Не прошло и двадцати семи минут, как Том уже игриво прятался в красивом пластиковом панцире от гиганта Арнольда. Который с искательным интересом бродил между бензососков, беззвучно раскрывая красный пластиковый рот. Когда он догнал Тома, камера смущенно отвела свой блудливый взор в сторону морского горизонта. Но на площадке сюжет продолжался еще долго. Когда пыхтящего красавца Арнольда оттащили от задумчивого красавца Тома при помощи проезжавшего мимо бульдозера, было уже поздно. В смысле – совсем вечерело. На Тома обрушилась первая волна мировой славы. Арнольд потрепал своего коллегу по панцырю и просипел:

- I’ll be back, baby…

И, конечно, обманул. Как мужчина мужчину.

Очень скоро серебристый самолет уже нес Тома Груза куда подальше. От родного острова. Том купил себе билет в самый первый класс, и гордо сидел в мягком кресле, выставив в проход свои растопыренные загорелые ноги. По пути в Голливуд он выпил все шампанское на борту, и очень-очень близко познакомился с тремя стюардессами. И помощником пилота. Ступив на твердую американскую землю, Том, не отходя от трапа, торжественно поклялся стать знаменитым, богатым и удачливым. Как все американцы. На последнюю двадцатку Том доехал до огромных ржавых чугунных ворот с надписью “Hollywood. Jedem das Seine”.

Том стал бодро стучаться в ворота подошвами своих островных сандалий. На стук из ворот вышла молодая красавица с пышным бюстом. И послала Тома обратно на Реюньон. Открытым текстом. Но Том не поехал, а оттеснил крастоку своим накачанным сикспеком, и резво просочился в голливудскую подворотню.

В Голливуде он стал всех спрашивать как тут найти Арнольда Шварцафроамериканца. Но на него никто не обращал внимания. Прохожие в ответ ослепительно улыбались Тому, и использовали его как самодвижущуюся плевательницу. Наконец, Тому подфартило. К нему подошел какой-то прохожий дядька, и представился режиссером Стивеном Пилбергом. Пилберг сходу предложил Тому десять долларов в час за участие в массовке нового анимационного порнографического блокбастера «Восемь с половиной оргазмов». Сняться у Пилберга все почитали за честь, поэтому Том, не раздумывая согласился. Хотя и не знал, кто такой Пилберг.

Съемки порноблокбастера проходили в одной комнате, на одной кровати, в течении одного дня. Как и все талантливые люди, Пилберг не любил разбрасываться деньгами. На воплошение на экране восьми оргазмов были бесплатно приглашены молодые начинающие звезды Памела Задерсон и Николь Прикидман. На долю Тома досталось всего пол-оргазма, зато оплаченного и мужского! Оказавшись в скрипучей железной койке с двумя столь непотными красавицами, Том слегка растерялся. И когда из темного угла прозвучала команда «Мотор!», Том с испугу заработал, как мотор. Так незаметно прошел съемочный день.

В конце дня, Пилберг отслюнил Тому стопку грязного кэша, за вычетом стоимости поломанной железной кровати, прокушенной в трех местах силиконовой груди Памелы, и расплавившейся пластиковой девственности Николь. Том шаркнул ножкой, и сказал Пилбергу «ОК» с американским акцентом, то есть:

- OK, baby….

И вышел из помещения на непыльную улицу.

Как новоиспеченная голливудская звезда, Том решил пропить своей первый гонорар в престижном ресторане McDonald’s. Том опять стал цепляться к беззаботным прохожим с просьбой указать ему самый верный путь в жизни. Прохожие отделывались улыбками и потертой мелочью. А Тому все сильнее хотелось отведать настоящего горячего аромантого сочного недорогого американского чисбургера с кровью, желательно сделанного из массированной левой задней ноги молочного теленка, прожаренной в красном Бужоле 1812 года с сицилийскими каперсами. Бренча собранной мелочью, Том голодно брел по улице, полной улыбок, бюстов, задов и мексиканцев.

Наконец, вдали замаячила огромная буква М. Хотя во всем мире она означает «метро» и «мужской туалет», интуицию Тома Груза трудно было обмануть. От буквы М вкусно пахло жареной картошкой, сытыми детьми и их добродушными целлюлитными родителями. При подходе к ресторану Том подвергся внезапному нападению неизвестного мужчины. Из подворотни выпрыгнул уродливый нахальный коротышка и стукнул Тому ногой по прическе, грязно выругавшись с сильным бельгийским акцентом:

- Wassap, baby ?

По кривым ногам и дурным манерам Том сразу узнал в нападавшем заслуженного неудачника боевых искусств, международного чемпиона детских садов в боях по правилам Жан-Клода Недам. Том хотел дать хулигану достойный отпор в виде одного доллара мелочью, но не успел. Из другой подворотни выбежала свирепая охрана ресторана McDonald’s и начала методично избивать Жан-Клода резиновыми надувными крокодильчиками, плюшевыми зайцами, а также кидаться в него одноразовой немытой пластиковой посудой. Жан-Клод умело уворачивался и потешно подскакивал, размахивая ногами в самых противоестественных направлениях. Мимо смертельной схватки шла скучающая публика, ослепительно улыбаясь и щедро роняя на тротуар розовую слюну.

Под шум кровавой битвы Том просочился в ресторан и незаметно пристроился в хвост огромной очереди. В ресторане вкусно пахло свежеиспеченным искусственным хлебом, сочным синтетическим мясом и хрустящими коровьми хвостиками в соевом шоколаде. Том сразу вспомнил о женских прелестях своих новых подруг Памелы Задерсон и Николь Прикидман. И почти пожалел, что не пригласил их на эту шикарную вечеринку.

Но где же на всех денег набраться, правда ?

Меньше чем через час Том вышел из ресторана McDonald’s, громко рыгая фантой в разлив. Его загорелый живот приятно оттопыривался плохо прожеванными гамбургерами. Хотя во рту стоял устойчивый привкус медной дверной ручки и до сих пор чесался пах после съемок «Восемь с половиной оргазмов», Том благодушно щурился на голливудском солнце, лениво перебирая в кармане никелевый осадок гонорара. Том чувствовал, что сегодня внес свой посильный вклад в великую американскую культуру, и теперь сыто скучал, остро нуждаясь в новых сюжетах.

Том Груз шел по голливудским улицам, подмигивал девушкам всем свои телом, и ежился от плотоядных взглядов накачанных воинствующих феминистов из «Лиги Защиты Всех от Всех». Том чувствовал, что теперь очень хочет автомобиль, даже сильнее, чем послеобеденную женщину. Пеший, без автомобиля мужчина похож на брошенную клиентом уличную шлюху. Но где взять приличное авто в этом иллюзорном городишке Том не знал. Он вновь надеялся на удачный случай, но случай уже не верил в Тома. И теперь обходил его стороной. Том понял, что еще два-три шага без руля в руках – и он окончательно потеряет свой self-esteem, как невеста честь – навсегда, неожиданно и с удовольствем. От стыда и рези в животе Том сел на корточки, притворяясь спящим мексиканцем. И тут…

Ничего не произошло. Том просидел на солнце много часов, до теплового удара в висок, и, окончательно одурев, сел в первый же попавшийся платиновый Линкольн, инкрустированный дешевыми полукаратными алмазами, медленно проезжавший мимо.

- Hello, baby… - прошелестел неотразимо гнусавый голос с белого кресла водителя.

Том матерно прищурился, и в пахнущей элитным попкорном темноте Линкольна с трудом распознал вислоносые черты короля экрана Аль Мужчино. Том нервно очнулся от его дружеского похлопывания по уставшему паху и по-девичьи сжал свои тонкие колени опытного бильярдиста. Аль Мужчино снисходительно посмотрел на нездешнего пассажира и тут же предложил ему полмиллиона долларов. Просто так. Чисто по-мужски.

Том понял, что судьба снова дает ему уникальный шанс. Он прокусил себе запястье до крови, и, согнувшись пополам от жадности, гордо сказал «нет». Аль Мужчино первый раз в жизни кто-то в чем-то отказал. От удивления он остановил Линкольн и спросил, что же Том хочет. Том сморщился он умственного перенапряжения, и выдавил, что хочет «настоящую роль».

- No problemo, baby, - ответил Аль Мужчино, потрепав Тома по щеке своей шершавой ладонью сутенера на пенсии.

После этого Аль Мужчино сунул Тому свою визитную карточку, покрытую 24-х каратным золотом, и грубо выпихнул из Линкольна на чистую мостовую. Том плакал от счастья и от острой боли в копчике.

Путь на кинематографический Олимп был теперь открыт навсегда!

С тех пор Том Груз прошел через весьма многое, неся американскому и прочему народам разумное, доброе, вечное и беспечное. Он легко зарабатывал огромные деньги буквально на всем, что движется и снимается. В смысле – на кинокамеру.

Так, Том снялся в бессмертном подростковом триллере «Розовые Слюни и Зеленые Сопли» в роли ручного одноногого зайчика-инопланетянина. Позднее он блистал в роли сверхсекретного тройного суперагента в детективе «Сто Шпионов На Одну Зарплату». Том получил своего первого Оскара за роль Неизвестного Брюнета Очаровашки в фильмах «Смертельная Никому Ненужная Миссия» и «Еще Более Ненужная Миссия – 2». Том снялся в роли семимесячных двойняшек-близнецов в фильме "У Нас Все Дома" за двойной гонорар. Том снялся в феерической остроактуальной комедии «Лицом В Кремовый Торт Навсегда» в роли торта. Том покорил отзывчивые сердца профессиональных домохозяек в роли Сладкого Мачо в мыльной опере «Бедный Родственник На Очень Богатом Ранчо». И, наконец, признанной вершиной его творчества стали почти удавшиеся пробы вторым дублером на роль Двадцать Третьего Справа в Толпе в массовке стосерийного блокбастера «Неумный» по роману Ф.М.Достоевского «Идиот».

На острие кинокарьеры Том любил сиживать у камина, любовно гладя золотые попки своим бесчисленным Оскарам, разложенным на персидском ковре маленькими головками друг к другу. Он называл эту фигуру «ромашка настоящего успеха».

По точеному лицу Тома бегали золотые тени. Со стены ему приветливо улыбалось чучело последнего в природе убитого им на спор сумчатого реюньонского волка. Том оглядывался в прошлое и ни о чем не жалел:

- That's life, baby… - говаривал он сам себе, чеша подошвы своих всегда новых ботинок.

И мы с ним от души согласны. За очень редким исключением.

Denver, CO


Теги:





-1


Комментарии

#0 13:48  27-12-2006архангел Гавриил    
Ниибаться скока букф... Леф Талстой, бля...
#1 00:05  29-12-2006Einsturzende Neubauten    
бля Дима мой кумир, атвичаю
#2 02:38  29-12-2006El Aleksandro    
отсыпь чуть-чуть
#3 16:05  29-12-2006флюг    
Не оценил искрометного юмора ахтура.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
— Избавь от памяти, прими для мучения, расскажи безумному, — бормотала я у сына за спиной снятие заклятие забвения, которое высмотрела мне Ксюшка на женском канале «Бигуди».
Не вздрогнул. Cидит спокойно. Значит, он под защитой Бога.
— Игореша, ты бы постригся, — начинаю я....
16:00  02-12-2016
: [23] [ГиХШП]
при взгляде на верёвку
я хочу повесить её
при взгляде на неё
я хочу повесить верёвку
я хочу повесить её на неё
я хочу повесить верёвку
на еённую сущность
на еённую сухость
на её на неё на её
на еённую узость
на еённую сухость
на неё на её на неё
....
говорить о политике можно бесконечно много. можно поднять вопрос нефти, вопрос золота, вопрос того, что страны богатые бриллиантами живут беднее всех, а те, у кого почти ни хера нет, кроме как города построенного на воде, из-за которого пришлось эту воду устранить, живут грандиозно;...


Добряк обыватель Жлобенко Аркадий,
наевшись малины, поносил малиной,
сидел и кряхтел он в мечтаньях о саде,
о внучке Надежде и жёнушке Зине.

А в это время внучка Надежда
для деда за запреты, что достали неволить,
договаривалась с киллершой страпонессой,
чтоб та смогла насмерть его отстрапонить....
...