Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Ответ Адама

Ответ Адама

Автор: Реагент
   [ принято к публикации 05:16  22-01-2007 | Бывалый | Просмотров: 359]
«Ответ Адама»
Произведение рассчитано на читателя невоцерковленного и не имеющего христианского воспитания, поэтому в нем использовались термины и образы, присущие «этому миру». Автор заранее просит прощения у благочестивого читателя, которого шокирует или возмутит то, что он прочитает, своей сутью или своей формой. Нам жаль ранимую душу утонченной натуры, но внести какие-либо корректировки не видится возможным, и по сему тот, кому природное ханжество или врожденная лжеблагочестие не дадут воспринять суть сего повествования, пусть примет наше соболезнование и сочувствие. Произведение было написано «под диктовку сердца, а по сему голова за содеянное не в ответе. А «сердцу не прикажешь» и «из песни слова не выкинешь».

Библия, книга (Бытие 3)

1 Змей был хитрее всех зверей полевых, которых создал Господь
Бог. И сказал змей жене: подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от
какого дерева в раю?
2 И сказала жена змею: плоды с дерев мы можем есть,
3 только плодов дерева, которое среди рая, сказал Бог, не ешьте их
и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть.
4 И сказал змей жене: нет, не умрете,
5 но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза
ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло.
6 И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно
для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и
ела; и дала также мужу своему, и ………...
- Ты чо, блин, офигела?! Ты чо принесла мне, дура? Тебя кто просил это делать? Тебе, чего, дурак деревянный, мало жранья было в округе? А то, что Отец сказал не трогать, ты чо, не слышала? Да я из тебя, дерьмо такое, сейчас это яблоко вместе с кишками вытрясу! – на одном дыхании выпалил Адам, сопроводив свой монолог двумя хлесткими пощечинами. Ева в ужасе и изумлении отпрянула.
- Ну ты чо, Адамчик, я же как лучше хотела, я вот и тебе прине… - договорить она не успела, потому что третья «пощечина», выполненная сверху по голове, на некоторое время лишило ее дара речи. Адам схватил ее за шиворот, нагнул ее голову до земли и от всей души врезал ладошкой по спине.
- А ну выблевывай, сука, или я тебя, дерьмо такое, сейчас вместе с этим яблоком закопаю, которое ты сожрала! – и еще раз со всего маха шлепнул ладонью по спине, от чего та зашлась в судорожном кашле.
- Я….. мм…..я не нарочно
- Чего, блин, не нарочно?! Это, чего, оно тебе само, нечаянно тебе в рот заскочило? Я тебя спрашиваю, где ты вязал эту дрянь?
- Мне змей дал….
- Какой нафиг, змей?! - таращил глаза озверевший Адам. – Тебе кто муж: я или змей?! Тебя, дура безмозглая, из чьего ребра сделали: из моего или из змеиного? Чего молчишь, скотина?
- Я больше не буууу-у-у-у – зашлась в истерике Ева.
- А больше и не надо, куда уж больше? Отец сказал вообще не вкушай от этого дерева, а не вкушай больше или вкушай меньше! Ну и что мне с тобой делать? Самому отлупить или к Отцу пойдем? И пусть Он тебя переделает, или еще лучше, заменит на другую, ребер у меня еще достаточно много – успокаиваясь спросил Адам.
- Не надо, Адамчик, я больше не бу…. – хлесткая пощечина остановила ее нытье.
- Про «больше не бу» больше не слова, я спрашиваю, что делать дальше?
- Я не знаю – всхлипывая, пробормотала Ева – Может, принять слабительное?
- Я тебе сейчас дам слабительное, я тебе сейчас такое слабительное устрою, что дня 3 будешь летать как тот птеродактиль за холмом. Ты понимаешь, что приняла это в себя, и это начало действовать? И даже приняв слабительное, ты все равно пропустишь эту змеиную отраву через себя?!
- Ну а что же тогда делать?
- Для начала дорогая, давай попробуем два пальца в рот, может быть, что и выйдет.
- Ой, как не приятно – сказала Ева, закашливаясь от засунутых в рот пальцев.
- Я тебе, дуре, сейчас всю жопу в дребезги расшибу, будешь выпендриваться! Это тебе приятней будет? Выбирай!!!
- Нет, нет, Адамушка, я еще попробую.

После продолжительных безуспешных попыток, Адам сказал:

- Все, хватит заниматься самодеятельностью, пойдем к Отцу.
- А, может не надо, Адамушка?
- Надо, девочка моя, надо. Он-то уж точно поможет. Главное, не заниматься самолечением и вовремя обратиться к специалисту.

- Эй, молодожены, чем это вы там занимаетесь?

Оглянувшись, Адам с Евой увидели Гавриила, пролетавшего мимо с каким-то поручением. Ева, испуганно взглянув на Адама, прошептала:
- Может, у него спросим, чего делать?

Адам удивленно с возмущением спросил:
- А от Отца что, скрывать будем?

По глазам Евы было видно, что Адам разгадал ее намерения, но по тону, каким задал Адам вопрос, она поняла, что эта идея неудачная.

- Нет, нет, что ты, когда все исправим, мы все Папе и расскажем.
- Ну, если так, то, пожалуй, давай – ответил Адам, и они вдвоем подошли к архангелу, который уже с подозрением начал присматриваться к шепчущимся супругам.
- Ну, давай, выкладывай – толкнул локтем Еву Адам.
- А….. ну…. Э…… я не знаю, как начать – промямлила Ева.
- Зато, как кончить уже думать не надо было – рявкнул Адам, и, обращаясь к Гавриилу, сказал:
- Вообщем-так, товарищ главнокомандующий ангельскими силами, ЧП у нас тут произошло, в нашем подразделении. Рядовой боец попал в плен к вражеским силам, и его там обработали химическим смертельным оружием нервно-психологического действия.
- Кончай мудрить, Адамыч – перебил архангел – Короче, в чем суть?
- Ну, плод взяла, блин с того дерева, с которого нам было заповедано не есть. Сама дура нажралась, и чуть меня не отравила. Хорошо, что хоть успела вякнуть, что это с того дерева, а то бы и я не глядя вкусил! Вот тогда кирдык полный был бы.
- Да, хорошенькое дельце. Действительно хорошо, что она тебе плод этот в салат фруктовый не покрошила, все-таки это замечательно, что ее тебе из ребра сделали, а не из какой другой кости, - усмехнувшись, сказал Гавриил – Ну и чем вам помочь?
- Ну, да вот, мы решили, чтоб она как-то от этого плода избавилась. Ну типа как абортировалась, что ли – сказал Адам – а Отцу мы потом обязательно все расскажем – спохватившись, добавил он, увидев удивленно возмущенные глаза архангела.
- А, ну, если потом расскажете, то тогда, конечно, можно. Значит, слушай сюда: три литра воды в пополаме с ослиной мочой выпить одним махом, а потом вызвать рвотный рефлекс.
- А если не смогу? – со страхом, заикаясь, спросила Ева – Без этого как-то можно?
- Можно – спокойно сказал архангел – Но смертью умрешь, и никакая реанимация не поможет.
- А если не подействует? – озабоченно спросил Адам.
- Тогда процедуру повторить, но в раствор добавить свинячего кала, - сказал с видом знатока Гавриил, и добавил – Но, при этом подвесив к дереву за ноги, сильно надавить на живот, и слегка постучать по голове твердым предметом, чтобы вызвать головокружение. Вам продолжить дальше перечень рецептов, или достаточно, начнете с малого?
- Нет, спасибо, мы попробуем первым рецептом обойтись. Большое тебе спасибо, Гаврила, ты настоящий друг, только не говори пока Отцу, мы сами во всем признаемся, хорошо?
- Нет проблем, ребята, успехов вам в ваших опытах, если что не получиться, зовите. - Чем сможем, поможем – крикнул уже улетая Гавриил.

Мы пощадим глаза и разум дорогого читателя, и не будем описывать того, как происходила процедура очищения от съеденного плода. Скажем только одно: никакие ухищрения не помогли, а плод был и ныне там.

- Ну, что, коза, допрыгалась? Чо делать будем? – спросил участливо Адам, изможденную очистительными процедурами Еву.
- Я не знаю, размазывая слезы и сопли по лицу, пробормотала Ева, но пить я уже больше ничего не могу. Пойдем к Отцу, а?
- Хорошая идея! Кажется, я где-то ее раньше слышал! – с улыбкой воскликнул Адам – Может, с этого стоило было и начать?

Ева его иронии не поняла, так как чувство юмора, по всей видимости, ее покинуло вместе с содержимым ее желудка, а коварный плод, по всей видимости, без очереди уже проник в кишечник.

- Слушай, а может быть, клизма? – пробормотала Ева, преодолевая отрыжку и икоту, которых вызвало лекарство, подсказанные Гавриилом.
- О-го ребята, вы еще здесь – спросил Гавриил, по всей видимости, летя докладывать о выполненном поручении – Ну и чего, Адамыч, помогло? С Евой по какому-то одному ему ведомом соображении он говорить не хотел.
- Нет, Гавриил, не помогло, видать, уже в кишечник прошло.
- Ну дак, я это итак знал, что не поможет – спокойно ответил Гавриил – Да я и вообще не слышал, чтобы кому-то такое помогло. Честно говоря, и о средстве-то таком в первый раз от самого себя и услышал….
- Ты, чего, Гавриил – вытаращив глаза от удивления даже перестав икать, спросила Ева. – Ты тогда чего такого нам наплел, я как дура, давилась и травилась?
- Ну так то, что как дура – это я не спорю. То, что давилась – это дело техники. Ну а то, что травилась – поучительно завершил Гавриил – это ты, дорогая моя, плодом змеиным травилась, а средством моим ты лечилась, дорогая моя.
- Лечилась?!!! – воскликнула с удивлением она – Это как же это я лечилась, если плод, съеденный, все равно во мне остался? – переходя на визг, и повышая тон, возмущенным голосом произнесла она Гавриилу.
- Лечилась, лечилась – не подавая виду и сдерживая смех, который готов был прорваться, проговорил менторским тоном Гавриил – Я так думаю, от дурости лечилась, от хитрожопости, от лукавства там всяко-разного. Вот от чего лечилась – уже не сдерживая смеха, закончил Гавриил, и рассмеялся. И потом, слегка успокоившись, добавил – Если бы не хитрила и не лукавила, а сразу бы пошли к Отцу, Он тебя исцелил бы одним мигом, да еще и утешил бы, а может и какую баловство-награду дал бы за смирение, своевременное покаяние и честность.
- М-да! Хорошая школа – тихо про себя проговорил Адам и добавил – Хорошо, что я прошел ее заочно – а потом громко произнес – Да, Евочка, пойдем к Папе, а то, как бы нам еще за наше с тобой хитрожопство не влетело. Ну а цену того, как увиливать от ответственности за содеянное и пытаться что-то своим умишком расхлебать, что сама по-дурости заварила, ты теперь, надеюсь, надолго запомнишь.
- Ик….- Эк – икнув в ответ и отрыгнув как подтверждение того, что поняла, кивнула головой Ева.
- Ну ладно, ребят, я полетел. Только вы уже там, Отцу вашему про мое медицинское ноу-хау не рассказывайте, а то мне влетит от Него, за то, что не своим делом занимался. Хорошо?
- Да, конечно!
- Да и нам, пожалуй, будет лучше, если Папа не узнает о наших первых опытах самолечения.
- Это точно – подтвердил Адам, - если Он, конечно, по твоему внешнему виду ничего не поймет и по запаху от тебя ни о чем не догадается – сказал Адам, нежно обняв свою девочку за плечи, и они, ускоряя шаг, пошли к тому месту, где как правило они встречались с Отцом и рассказывали о том, как прошел их трудовой день, что нового они узнали в зоологии, какие открытия сделали в ботанике, и какие имена дали тем животным, которые сегодня встретились им на пути.
- Адамушка, - жалобно пролепетала Ева.
- Что, любимка – спросил Адам, еще крепче обнимая свою половинку.
- А ты меня любишь? – заглядывая в глаза, спросила она.
- О чем речь?! Естественно!! Как может быть иначе?? – энергично ответил Адам.
- Правда любишь? – недоверчиво переспросила Ева.
- Ну, какие могут быть вопросы? – удивленно посмотрел на свою жену любящий супруг.
- Да, вот, вопрос-то есть, даже два – сказала неуверенно Ева, как бы побаиваясь начатого ей разговора.
- Ну, давай, выкладывай, не тяни, что там у тебя? – с нетерпением спросил Адам.
- Ну, так вот, если ты меня, к примеру любишь…
- Кончай темнить, супруга! Какому такому примеру я тебя люблю? Я тебя просто люблю. Просто. Так просто, как мне Отец на сердце и положил. Чо ты там мудришь, выкладывай все до конца: какие там вопросы.
- Ну, так, вот, если ты меня так вот «без примера» просто и любишь, так зачем же ты тогда меня так не просто, а очень даже сильно по щекам отлупил, да еще и по голове ударил? Это где ж тогда твоя любовь была в это время? – хитровато прищурив глазки, спросила Ева.
- Где была, где была…. – смущенно пробормотал Адам, - Ну, там, во мне она и была. - и потом, оживленней добавил – Это просто, она во мне так проявилась, особенным образом. Ну вот, к примеру, - продолжил поучительным тоном Адам – Если ребенок здоров и послушен, папа дает ему сладкую конфетку, а если ребенок болен, то папа дает ему горькую таблетку. Правильно? – останавливаясь, и разворачивая Еву к себе лицом, спросил Адам.
- Ну, вроде, правильно – ответила Ева, умиротворенно улыбаясь от осознания того, что любовь в Адаме никуда в тот страшный миг, когда он ее «с пристрастием вопрошал» о случившемся, не пропадала. И что даже в то время, когда лицо его было ужасно и сурово, он продолжал ее ласково и нежно любить. – Ну, по щекам то понятно тогда – с мудрым видом сказала она – Ну, а по голове-то… да еще и кулаком-то… зачем так-то – как бы ковыряя старую рану гвоздиком с желанием вызывать к себе жалость, всхлипнув от воспоминания ужаса пережитого, спросила Ева.
- Знаешь, дорогая, мне тогда показалось, что как бы ты от змея этого поганого опять что-то принимаешь…. Ну как бы вот, это самое, оправдание свое. – сказал Адам и потом еще задумчиво добавил - Это я от своего небольшого ума, но со всей дурью сотворил, дурилка, моя любимая, тебе такое, что хотел бы в тот миг сделать змеюке этой сволочной.
- Аааа. Ну, тогда понятно – с облегчением вздохнула Ева – Молодец! Крепко бы ты его долбанул, если бы он и в правду оказался тогда рядом со мной и мне предлагал бы от себя свое лукавое оправдание.
- А почему ты такое спрашиваешь, малыш? – целуя ее в нос, спросил Адам.
- Ну …. Да просто…. Мммм…. Короче, вид у тебя был, ну, такой, не очень…. – промямлила Ева.
- Не очень что? – спросил настороженно Адам.
- Ну, не очень любящий – обрадовавшись своей удачной находке сказала Ева, а потом, смутившись сказала - Ну, вообще-то малек страшный. И даже, если честно сказать: совсем и не «малек» - добавила она.
- А, ну дак, это я всем своим видом показывал свое отношение к твоему поступку – нашелся Адам.
- А всеми своими руками чего ты мне показывал? – с ехидцей спросила Ева, в которой проснулся Шерлок Холмс, и она решила подловить своего супруга на слове и хоть как-то отыграться за свое «поражение».
- А руками я …. Ээээээ…. Свою любовь, собственно говоря, и являл. – и потом смущенно добавил – Просто я тогда очень сильно испугался за тебя – сказал Адам и еще более смутившись добавил - Я наверно, испугался за себя, что могу потерять тебя, ведь мне тогда без тебя будет так плохо. Ну и что, что у меня ребер много, ну и что, что Отец может мне из них всех 24-х штук жен наделать? Куда мне столько? Да и зачем – я же тебя люблю. – добавил еще больше смутившись Адам.
- И я тебя лю… - сказала Ева, и слова ее захлебнулись в сильном и горячем поцелуе Адама.
- Ну и воняет все таки от тебя – сказал Адам, с шумом набирая в легкие воздух после «затяжного поцелуя» - Может, пойдем быстренько искупаемся, а потом бегом к Отцу? – смутившись своей искренности, сказал Адам.
- Хорошая идея – ничуть не обидевшись на замечание о ее ароматических особенностях ответила Ева – Побежали! - крикнула она, устремляясь к реке Евфрат, четвертой вытекающей из той, что выходила из Едема для орошения рая.
- «Хорошая идея» - буркнул про себя Адам. – Естественно! Автор-то кто?!! – подумал он, но вслух ничего не сказал, бросившись догонять свою единственную, хотя пока и не очень благоухающую спутницу жизни, дарованную ему Отцом.
- А все могло бы быть совсем не так – мелькнуло осколком мысли смутная картинка в голове счастливого и уставшего от волнения Мужа.

После того, как они искупались и направилис к месту встречи с Отцом, Ева как бы перебарывая что-то внутри себя, заговорила:
- Адамка, а ты меня правильно любишь?
- В каком смысле «правильно»?
- Ну, не знаю, в каком. Ну, просто, правильно или не правильно – сама толком не понимая наверное своего вопроса и уже раскаиваясь в том, что решила его задать, промямлила Ева.
- А фиг его знает: правильно или неправильно, - неуверенно проговорил Адам. – Люблю как могу. Но искренне, это точно. Факт.
- Факт дело серьезное – сделала умный вид Ева, радуясь в сердце своем, что так удачно завершился разговор, начатый с ее дурацкого вопроса о правильности любви. – Факт – вещь упрямая и против него не попрешь. Так ведь, Адамушка – сказала она, беря его за руку . И сама того не замечаня Ева начала намурлыкивать какую то мелодию.
Когда они пришли на «место встречи» и Адам погрузился в размышления, Ева недолго ерзая все же решилась отвлечь мужа от его работы мысли, чего она раньше никогда не делала.
- Адамушка ……. Адамчик ……..Адамунунь
- А?! Что? – не сразу сообразил Адам, что жена обращается к нему – Что тебе, Евонька? – рассеянно спросил он.
- Да я вот все думаю …. – начала было не уверенно Ева.
- Думать это дело хорошее перебил её Адам. – Особенно когда тебе всякую дрянь предлагают всякие сомнительные личности. – продолжил с некой язвительностью он. Только вот еще лучше, когда тебе это делать не мешают! – скал твердым голосом он в заключение.
Сделав вид, что обидного намека на недавние события она не поняла, Ева начала:
- Да вот понимаешь: мысли ко мне тут всяко-разные приходят. И обидеться на тебя мне предлагают.
- Ну-ну – насторожился Адам. – Приходить то они приходить могут, но вот поселиться у себя в голове им не давай, а то они потом и в сердце заберутся, а тогда полная труба настанет и все неоднозначные события начнешь видеть только в худшем свете и все непонятное поведение других будешь истолковывать только в плохую сторону, бездумно осуждая других и всячески оправдывая себя в том, что о людях начинаешь сразу плохо думать. Ну так что там у тебя – спросил Адам, поняв, что уже увлекся философствованием и поучительной манере, которая и ему самому не нравилась.
Ну да я вот все думаю ……..-начала Ева – Или, вернее, ко мне воспоминания приходят о тех словах, которыми ты меня всяко-разно называл, пока уже делами свою любовь не явил.
- О чем это ты, дорогая? – не понимая спросил Адам.
- Ну, там, вот…. Я всего и не припомню сразу: дура, сука, дерьмо, дурак деревянный… Да я уж и не помню всего, чего было сказано, я тогда так испугалась, а сейчас, вот, все это всплывает.
- А, вот ты о чем. Ну, дак, это я и сам, наверное, сказать сразу не могу. На меня что-то нашло так, я и сам не в себе был от огорчения и страха за тебя, может быть, давай вместе и разберемся – предложил Адам.
- Ну, давай разбираться – согласилась Ева.
- Конечно, если честно, то все эти не благозвучные термины, конечно же, относились не к тебе, а к тому, что ты сделала. Просто тогда я был вне себя от осознания того, что произошло, вот и отождествил тебя с твоим поступком, – начал неуверенно Адам – Ну а если, к вопросу подходить философски, – оживился он – то, я полагаю, что: Дура – ну, это просто, констатация факта, как определение человека не умного, потому что в данный момент умной назвать тебя было бы значительным преувеличением, мягко говоря. Сука – ну, сука – она сука и есть, особь женского пола, принадлежащая к млекопитающим на не самой высшей степени сознания. Я понятно выражаюсь? – поинтересовался Адам и продолжил – Дерьмо – ну, так опять же, дерьмо – оно и дерьмо, т.е. продукт, полученный в результате переработки какого-то качественного продукта. Вот и получилось, что змей тебя, мою такую хорошую, обработал-переработал, после чего и получилось так называемое дерьмо, а именно ты в дерьмовом положении и состоянии – с глубокомысленным видом подытожил Адам. – Ну а Дурак деревянный – это творческая вариация на первый термин «дура», только с поправкой того, что мозгов видно совсем нет, как их нет у дерева.
- А почему «дурак»? Почему мужского рода? – спросила удивленно Ева, находясь в процессе переваривания тех глубокомысленных умозаключений своего мужа.
- Ну, а обращение в мужском роде я, по всей видимости, использовал по наитию, потому что ты в ситуации со змеем повела себя как мужик: вступила в разговор с неизвестным посторонним, который к тому же посмел высказать сомнения по поводу верности и истинности слов нашего Отца. Понятно тебе теперь?
- Да, понятно – сказала Ева довольным и умиротворенным голосом. – Но, не все – продолжила она.
- Что тебе не понятно еще? – спросил Адам, с волнением поглядывая туда, откуда обычно появлялся Отец.
- А непонятно мне, как должна была себя вести в таком случае настоящая женщина и верная жена? – спросила с некоторым вызовом Ева.
- Как – как? – растерялся от неожиданного вопроса Адам – Да никак. Вообще, нечего было вступать с ним в разговор, развернулась бы и пошла своей дорогой – с некоторым раздражением сказал Адам.
- Ну, как так можно, Адамушка? – с деланным возмущением заявила Ева – Это же не вежливо.
- Ах ты, блин, вежливая какая выискалась – возмущенно удивился Адам – Я думаю, что это не самый большой порок для замужней женщины, если она будет невежливой с посторонними не знакомыми личностями. И особенно, мужского пола. И уж, ежели ты, коза такая, сильно вежливой хочешь быть, - распаляясь и повышая тон, продолжил Адам – то, в любом случае, можно было бы найти достойный вежливый ответ.
- Ну, и например, умный мой Адамчик? Что ты сказал бы этому змею, будучи на моем месте? – с нескрываемой ехидцей спросила его Ева – Что? Что ты ему сказал бы в ответ, если бы ты был бы беззащитной слабой женщиной?
- Если бы я был беззащитной и слабой женщиной, я вообще бы не шлялась в одиночку – это раз. Два: если бы такая оказия и случилась бы – какой-то незнакомый «овощ с горы» ко мне подкатил бы, то я бы ему и ответила: «Извините пожалуйста, Уважаемый. Если вас так действительно интересуют какие-то вопросы мироздания, или у вас есть сомнения по поводу правильности высказываний нашего Отца, то давайте сейчас пройдем к моему мужу, и он вам все популярно объяснит в любой доступной вам форме: устно, письменно или прикладно» - завершил Адам – Ну а там, дальше по ходу действия, хотя я думаю, что на этом бы пыл этого не в меру общительного незнакомца уже значительно остыл бы. А ты как думаешь: остыл бы или нет? – обратился к жене Адам, слегка прижимая ее к себе за шею и производя болевой прием на удушение.
- Эк-эхе-кхе – зашлась в кашле Ева – Остыл бы, Адамушка, остыл бы – поспешила уверить его жена – Ох, как остыл бы! Что и разогреть бы потом и не возможно было бы. Очень убедительно остыл бы. И вопросов больше никому бы уже не задавал. И самому все стало бы ясно – сказала в заключение, уже окончательно приходя в себя вразумленная супруга
- Да и вообще, - перебил ее Адам – Если бы эта змеюка гнусная сказала бы такие слова не «беззащитной слабой женщине», а достойной и послушной помощнице своего мужа, то и ответ должен был быть «достойным»
- Ну и к примеру? – не на шутку заинтересовалась Ева.
- К примеру, так к примеру – ответил, смеясь Адам – Ну вот, и давай, к примеру ты – змей – сказал Еве муж, - А я – послушная мужнина жена девочка-Евочка – вступил в игру Адам. – Ну давай, спрашивай меня, как тебя этот пресмыкающийся спросил. Ну, как там у вас дело-то было?
- Щас, щас, дай вспомнить – сморщив свой носик, потерла лоб левой рукой Ева – Кажется он сказал: «подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю»?
- Чо, прям так и спросил? – удивился Адам.
- Ну да, прям так и спросил: «подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю»? – повторила Ева, подражая голосу и интонации змея.
- Ах ты, гад ползучий – не вставая на ноги взметнулся в прыжке Адам, и уже в полете произведя серию ударов всеми четырьмя конечностями на выдохе добавил – Ты еще где-то набрался наглости сомневаться в словах моего Отца??? – прорычал он, оказавшийся верхом на поверженной «представительнице рода лукавого» - Ты щас узнаешь у меня, что правда, а что неправда, и почем фунт правды той – кричал, брызгая слюной Адам, сидя верхом на Еве и имитируя то, как он отчаянно дубасил бы змея по голове. – Ты у меня, тварь пресмыкающаяся, сейчас на кухню к китайцам отправишься! Они из тебя там сделают деликатес! Там у тебя не только сомнений никаких не будет, но и полная уверенность придет в своем спасении и пользе для рода человеческого в качестве питательной добавки к основному рациону!!! Ну что, есть у тебя еще какие-либо сомнения? – прорычал сквозь зубы Адам, поднимая ошалевшую от такой импровизации жену и поднимая ее на вытянутых руках над собою – Тебя, гнида земноводная, сейчас прикончить, чтоб ты не мучилась, или живьем китайцам отправить, чтоб по дороге не протух от того дерьма, которое в твоей змеиной тыкве завелось? – победоносно завопил Адам, потрясая над собой испуганной женой.
- Ой! Кажется, Папа идет – заикаясь, дрожащим от волнения голосом, произнесла Ева.
- Где? – испуганно оглянулся Адам, опуская свою драгоценную половинку на землю и поддерживая ее за плечи, так как ноги ее не держали и предательски подкашивались.
- Где, где – в Караганде – ответила, приходя в себя Ева – Это шучу я так – пояснила она, - Просто я уже все поняла, как должна отвечать истинная жена и верная помощница своего мужа. – Поняла и запомнила – сказала она, облегченно вздыхая, - И, кажется, весьма надолго запомнила – сказала она сдавленным голосом, утонув в объятиях супруга.
- Это хорошо, что надолго, - довольным голосом заявил Адам – Тогда часто повторять не придется.
- А можно было бы как-нибудь по-мягче, или по-галантнее все это продемонстрировать? – спросила Ева, явно еще не придя в себя окончательно – А то, я что-то до сих пор в себе избыток адреналина чувствую, и даже облегчиться захотелось – смущенно добавила она.
- Облегчиться – дело полезное и естественное – ответил Адам – И все, что естественно – то не безобразно – заключил он в свойственной ему философской манере. – Ну а то, что так все искренне и эмоционально продемонстрировал тебе, так ты строго с меня не взыскивай – сама напросилась: «Ну и к примеру, ну и к примеру» - передразнил ее Адам – Ну вот я и дал тебе к примеру прочувствовать то, что прочувствовал бы этот любитель каверзных вопросов.
- Да, после такого прочувствования – сделала заключение Ева, - Он не только ко мне бы с повторным вопросом не обратился, он вообще бы дар речи потерял и всех остальных живых существ сторониться бы начал – сказала в заключение Ева глубокомысленно.
- Ну и что было бы в этом плохого? – удивленно спросил Адам.
- Да вот и я говорю – ничего плохого, сплошная польза всему человечеству и собственному здоровью этого вопросителя-искусителя.


Теги:





-1


Комментарии

#0 13:40  22-01-2007Слава КПСС    
Крео нечитал. В хуету отправл после предисловия. КК не извиняется.
#1 14:09  22-01-2007архангел Гавриил    
Афтор фсе пиздит, я у етой вертлявой бабенки хуем яблако из писщевода выколупывал, а мужык наоборот в это время ел аслиное сухое гавно, каторае я ему вместа мармелада сунул... ани оба - охуефшие жывотные пришли и начали отца учить ебатцо, после чево были паказательно выебаны посохом в задний праход... и марали у этаво рассказа нет, развешто только то, што Адам после принудительнова жопоепства, атвращения не испытал, а стал форменным пидаразом, драл Еву исключительно в задницу и преставал к акружаюсчщим ево особям мужскова пола, за што неединожды был бит па ебалу...
#2 17:38  22-01-2007swriter    
Смотрю в пульсе Гаврюха чета оправдываецо.Дайка думаю зачту бля.

И ниасилил.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:53  27-04-2017
: [10] [Х (cenzored)]
Ганюшкин с силой распахнул окно, и привычным движением снял со стены плазму. Со словами: "иди полетай", он выбросил телевизор с восемнадцатого этажа.
Что странно, плазма, не стала планировать, а полетела вниз камнем. Достигнув земли она совершенно бесшумно разбилась в пыль....
Ближе к полудню барыня Татьяна Алексеевна проснулась. Не открывая глаз она прислушалась к непонятным процессам внутри своего организма. Внезапно ее стошнило и она вырвала,успев лишь повернуть голову, чтобы не испачкать подушку.
«Неужели отравилась шампанским?...
С берёзы брызжет сок обильно,
По банкам в сумрачном лесу,
Весна. Нетронуто либидо,
Хоть член срезай на колбасу.

В траве клещи хранят истому,
В преддверии больших чудес,
С надеждой впиться в чью-то жопу,
Зашедшей обосраться в лес....
поэтесса-стрампонесса,
метр семьдесят, без лишнего веса
составит компанию поэту
и ей нужно конкретно вот это:

адекватный би-универсал в заход,
без лишних рифм, но "полиГЛОТ";
для дружбы и интима-
не проходите мимо.

Фейсситинг обязательное условие!...


...В субботу друг Рафа Шнейерсона Тит привел пару первоклассных девиц.


Где он их взял?


Почему Тит не приводил таких красоток прежде? Например, тогда, когда Рафу было тридцать?.. Или сорок? Или пятьдесят? Или даже – шестьдесят?...