Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Красавцы

Красавцы

Автор: Француский самагонщик
   [ принято к публикации 13:16  22-03-2007 | Бывалый | Просмотров: 402]
Старый друг лучше новых двух, подумал Виталик, свинчивая колпачок с бутылки. И настроение тут же слегка увяло: опять подумал банальность, хорошо, что не вслух.
Сидели вчетвером, в самой что ни на есть заветной компании – Женька, Вова, Михалыч и Виталик. Именно так они друг друга и называли, и во втором лице, и в третьем, и в глаза, и за глаза, несмотря на то, что все были солидными мужчинами под и за полтинник. Потому что их дружбе шёл уже третий десяток.
Сколько вместе пережито – можно сказать, целая жизнь. Полжизни – уж точно. Сколько переговорено – никакой парламент столько не наговорит. А уж сколько вместе выпито – вообще счёту не поддаётся.
В последние годы собирались вот так, вчетвером, редко, как-то жизнь подразбросала. Однако уж когда выбирали для этого время, то потом не жалели: атмосфера стала даже душевнее, чем раньше. Хорошо сидели, смачно пили и закусывали, говорили, тоже взапой, обо всём, что в голову придёт, согласия достигали редко, но тем было интереснее.
Сегодня сидели на Женькиной кухне. Выпили уже немало, обсудили – сначала спокойно, потом надрываясь, багровея, размахивая руками, – ситуацию в Прибалтике, засилье Голливуда на российском ТВ, сравнительные характеристики русской и финской бань, что-то ещё. Успокоились, перешли к вечным Женькиным байкам – традиционно началось с истории о том, как его зашивали.
И вот теперь Виталик, готовясь разлить по очередной, расстроился.
Ведь что он своей банальностью хотел подумать (слава Богу, не сказать)? Что видятся они теперь нечасто, и появились у него новые приятели, а лучше старых, верных друзей – всё равно нет.
Тьфу. Свежая мысль, называется.
Виталик ощутил давно знакомое чувство – недовольства собой. Привычно позавидовал друзьям – ни у кого из них, поди, не возникает в голове такого убожества. И привычно порадовался за них – молодцы, что не возникает.
Вот, например, Женька. Организован и жизнерадостен. Исключительная сила воли. Мечтал в давние годы о хорошем, солидном пузе – оно, утверждал Женька, говорит о незаурядной основательности владельца, – и вот вам, пожалуйста, добился своего, выглядит, словно беременный, а ведь какой тощий был! Пил в давние годы, как водопроводчик, допивался до прогулок по институту в одних подштанниках, – и зашился, и семь лет вообще спиртного в рот не брал, а теперь позволяет себе понемногу, и ничего. А рассказчик какой! Красавец! Ведь все его истории – их штук пятьсот – слышали раз по двадцать, и ничего, снова слушаем из того же репертуара с удовольствием.
Виталик налил водки в Женькину рюмку. До половины.
А вот, например же, Вова. Вот кто основателен, так основателен! Деревенский парень, всё сам, от самого начала. Пушкина наизусть шпарить может часами. Ну, может, и тугодум чуточку, но зато уж что знает, то знает. И кремень – с позиции не собьёшь. В прямом смысле, кстати, тоже. Ишь, набычился, всеми своими восемью пудами! Лысина блестит, уши мятые, борцовские, пошевеливаются – жуёт усиленно, чтобы Женьке сказать что-то. Вот, мощный глоток… сейчас скажет, как припечатает… красавец…
Виталик до краёв наполнил Вовину рюмку.
Или вот Михалыч. До чего же, гад, положительный, до чего же основательный! Вот на кого всегда положиться можно, и денег занять при случае, и посоветоваться… ну, трудно сказать, о чём, но можно, это медицинский факт. Никогда не откажет. А как семью свою любит, с каким умилением о внучке рассказывает… если, конечно, Женька даёт слово вставить. Очень хороший человек и верный друг этот Михалыч. Красавец.
Виталик собрался налить Михалычу полную, но тот жестом дал понять, что надо споловинить.
– Чего это? – спросил Виталик.
– Да уж пойду скоро, – ответил Михалыч. – Семья, понимаешь, дело такое…
Вот, растроганно, подумал Виталик, молодец какой. Всегда себя в руках держит. А я? Легковесный гандон, да и только.
Однако он разводил, и именно ему следовало тост говорить – такой у них укоренился обычай.
Виталик подумал и сказал:
– За вас, мужики. За то, какие вы есть.
Чокнулись, выпили. Закусили. Эх, хороша морская капуста, да под холодненькую!
Михалыч встал. Он, конечно, заметил, что, разливая, Виталик вдруг оборвал себя на полуслове – а ведь перед тем увлечённо подсказывал Женьке каноническую версию излагаемой истории, и губу нижнюю выпятил, а это признак, что настроение у Виталика отчего-то упало.
На душе у Михалыча заскребло. Остаться бы… Да, в общем, кому он здесь особенно-то нужен? Они все – незаурядные люди, рядом с ними не ему чувствовать себя достойным.
Вот тот же Виталик – блестящий человек, душа компании, кладезь самых неожиданных знаний, мастер парадокса, фантазёр, фонтан просто. Гений практически! И друг настоящий, не предаст никогда. А слушает как! Это ведь редко, когда слушать умеют…
Женька – тот слушать не умеет. Однако сам – мастер слова, да и на все руки мастер. Чего только не умеет! Вплоть до книгу переплести. А насколько контактен! С кем угодно о чём угодно договорится, хоть с мымрой в бухгалтерии, хоть с ментом. Море обаяния, море блеска! Тоже, можно сказать, гений в своём роде…
А Вову взять – тихо-тихо у него всё, а мудрец из мудрецов! Народная мудрость, она самая глубинная. Случайно, что ли, в прежние годы, когда вместе работали, именно Вову, а не кого другого, посылали на всякие сложные задания, где главное было – взаимопонимание наладить. Вова, с его крестьянской задушевностью, лучше всех это умел. И, главное, искренне у него получалось, просто гениально. Глыба мужик, с блеском, хотя и неброским. Красавец.
А я, подумал Михалыч? Мямлик какой-то, серый подкаблучник.
Настроение у него испортилось.
– Ну, пойду я, – сказал он.
– Э-э, нет, Михалыч! – пробасил Вова. – Это не по-нашему, ты что? А посошок?! Вот разведи, на грудь прими, тогда уж иди, хотя жалко, конечно.
Михалыч, не садясь, налил – Вове с Виталиком по полной, Женьке, как всегда, половинку, себе – на донышке.
– Друзья, прекрасен наш союз, – неожиданно для себя провозгласил он.
Чокнулись, выпили, закусили.
– Да, – пробормотал Вова, – был прекрасен. А теперь нет его, нашего союза…
– Ты чего, Вов? – удивился Виталик. – Как это нет? Ну, Михалыч уходит – кстати, пока, Михалыч! – так мысленно он же с нами!
– Да я не о том союзе, – смутился Вова, – я прямо даже удивился, что Михалыч такой тост задвинул, – ага, Михалыч, будь! – я про Советский…
Женька засмеялся:
– Вова в своём репертуаре! Да, счастливо, Михалыч, семье привет!
Михалыч ушёл, а Вова пригорюнился. Вечно брякну херню какую-то, подумал он. Как они меня терпят?
Михалыч вон интеллигент из интеллигентов, во мгле веков у него предки, небось, интеллигенты. А ум какой аналитический! Что неясно – Михалыча зови, он по полочкам всё, не торопясь, разберёт, и вот оно, решение. Как сам-то не увидел? А как, а вот так, это только Михалыч может. И по работе, и в жизни – никогда не ошибался. Умница!
Или Женька – натуральный орёл! Вон как заливается! А девки вокруг него как вьются всю жизнь! Прямо на шею вешаются. И ведь вот я, думал Вова, если, к примеру, по жопе какую похлопаю – обида будет, а то и похуже. А Женька – и по жопе, и за локоток, и за коленку, и ничего! В худшем случае скажет: «Жень, руку убери!», но засмеётся обязательно. Потому что это не хрен с горы, а – Женька. Тоже, между прочим, интеллигент, хотя и во втором только поколении. И умён, сволочь, редкостно...
О Виталике и речи нет. На работе старой как раз на него все бабы и заглядывались. Многие, правда, потом, наоборот, злились годами, потому что внимания особого ни на кого не обращал, кроме некоторых. Но всё равно. А память какая! Это ж в цирке выступать! Это ж, можно сказать, один из лучших представителей русской интеллигенции! Умница и гордость наша!
А я, подумал Вова? Тупиздень деревенский.
Он решительно налил – всем по полной.
– Вов, ты чего мне полную-то? – спросил Женька.
– А то, – мрачно ответил Вова, – что если ты сейчас не выпьешь полную за всех нас, включая Михалыча, то я тоже уйду! Пей-пей, не рассыпешься!
Чокнулись, выпили, закусили. Женька всё равно споловинил, после чего закончил свою коронную байку:
– И вот, значит, припёрло так, что невмоготу, ну совсем. Поехали, говорю, на «Комсомольскую». Ну, приехали, я к эскалатору, а ей говорю – пока, мол. Она удивилась, глазищи вылупила. А я по эскалатору бегом – и в туалет вокзальный. Успею – не успею? Успел. Сел на толчок, и думаю: вот оно, счастье-то! А то – любовь, любовь…
Щёлкнул замок входной двери.
– Света пришла, – сказал Женька. – Ну, всё, мужики, давайте допивайте быстренько, и пока.
Он вышел в прихожую, послышался раздражённый голос Светы, за ним – благодушно-успокаивающие Женькины реплики. Вова с Виталиком переглянулись, молча допили остатки, закусывать не стали.
Вышли в прихожую. Поздоровались. Света ответила суховато, потом спросила:
– А что это вы уже уходите? Так быстро? Посидели бы.
Было, впрочем, ясно, что лучше не принимать этого за чистую монету. К тому же Женька добавил:
– Да нет, поздновато уже, да и мужикам домой ехать не ближний свет.
И ласково похлопал жену по объёмистому крупу.
– Да, пора, – пробормотал Виталик.
Гости оделись, обулись, попрощались и ушли. Света пошла в гостиную, немного отдохнуть, а Женька, прибирая на кухне, подумал, как ему повезло с друзьями. Все они замечательные. Уроды, конечно, каждый по-своему, но где-то и красавцы.


Теги:





-1


Комментарии

#0 14:41  22-03-2007Вечный Студент    
Ахуительная зарисовка
#1 14:57  22-03-2007Дуня Распердяева    
Какие самокритичные красавцы - это что-то! Наверное, это и объединяет их уже третий десяток. Рассказ - супер!А последняя фраза - просто гениальная.
#2 16:02  22-03-2007МешокНоктей    
Самогонщик 33 буквами олфавита напесал картину,ниибатца. Мастер. Завидую.
#3 16:13  22-03-2007Эмоциональная    
Просто, без зауми - и хорошо. И очень глубоко - все эти самокопания и нелюбовь к себе...
#4 16:16  22-03-2007Девочка-скандал    
грустно все это господа. грустно.
#5 17:13  22-03-2007мараторий    
читабельное листовко-с.
#6 17:36  22-03-2007Котя    
блеск.
#7 17:57  22-03-2007boot    
За жизнь.
#8 18:20  22-03-2007Глеб Пелоткин    
Хорошо, как главу из книги прочитал...
#9 20:52  22-03-2007Голоdная kома    
Как всегда- зачот полный!

"Друзья уходят как-то невзначай,

Они уходят в прошлое, как в заметь.

А мы - смеёмся с новыми друзьями,

А старых.. вспоминаем по ночам..." ©

#10 21:25  22-03-2007erze    
Скажу автору "прощай"
#11 05:28  23-03-2007Частный случай    
Отлично!
#12 07:15  23-03-2007ГостьисСибири    
практически Классега. нормальная повесть про нармальных парней.
#13 07:57  23-03-2007El Nino    
понравилось. автор маладца.
#14 10:58  23-03-2007Кысь    
А рассказец-то об том, что всю жизнь боимся прослыть пафосными, показацца нелепыми или банальными - вот и говорим друзьям о том, что они в нашей зизни значили, тока в прошедшем времени, над свежей могилкой. Зато вдосталь стесняемся сказать при жизни. Окуждавская тема:

"Давайте восклицать, труг другом восхищаться.

Высокопарных слов не стоит опасаться"..

Ты и о себе писал, ФС?

#15 11:10  23-03-2007Story    
увлекательный экскурс. и вообще, заметила, на ЛП можно поживиться мужскими откровениями, имейте ввиду.

"основательного" бы поубавить.

Обулись - этим словом было сказано многое.

спасибо!

#16 11:12  23-03-2007Какащенко    
Подождал, пока устоится впечатление...Литературная сторона-безусловный зачот, по моралите - напрягся я, испытал внутренний дискомфорт, слишком жизненно.
#17 11:58  23-03-2007Француский самагонщик    
Спасибо за комменты.

Кысь, да, отчасти и о себе. Приходится с собой бороться.

Story, слово "основательно" акцентируется намеренно, ибо герой переживает свою легковесность. Аналогично акцентируются понятия "блеск" и "интеллигентность", ибо соответствующие персонажи считают себя один тусклым, другой валенком.

Басик, что неоконченно, это да. Можно додумать. Например, Вова с Виталиком потом зашли куда-нить и нажрались уже по-взрослому.

#18 15:21  23-03-2007Raider    
че-то не понял...

А как Света в постели?

#19 15:29  23-03-2007Чудо египецкае    
хорошо. очень. впрочем, как всегда. Голем и Кысь +1
#20 15:55  23-03-2007Француский самагонщик    
Raider

Как Света в постели - из присутствующих знает тока Женька. Но есть подозрение, что очень строга

#21 16:16  23-03-2007Raider    
Эх, порасспрашивать бы Женьку... Да с пристрастьицем...
#22 17:43  23-03-2007ХарМ    
помоему неокончено
#23 17:57  23-03-2007Француский самагонщик    
Raider

С пристастьицем трудно - друг все-таки. Но обращается он к жене по имени-отчеству...

ХарМ

Это нарочно.

#24 00:12  24-03-2007Барсук    
Много алкоголя в тегсте.
#25 18:56  24-03-2007М.Ж.    
Гут. Вэри гут.
#26 09:27  27-03-2007bitalik    
Понравилось, по необъяснимым причинам.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [50] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....