Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Прогулка

Прогулка

Автор: Коtt
   [ принято к публикации 19:50  11-05-2007 | Бывалый | Просмотров: 230]
- О, Господи! Одни квитанции. Квитанции и счета!
Тэк, тэк, тэк… а это что ещё? Ах, да, это мой штраф за «несанкционированное снятие марлевой повязки в общественном месте».
Я захлопнул ящик с бумагами и лениво прошел в ванную. Открыл кран с холодной водой, противно затрещал счетчик. Поплескал на заспанное лицо. Взглянул на счетчик:
- Тааак, сегодняшнее умывание обошлось мне в тридцать рублей… отлично Вовчик, отлично.
Из за этой маленькой слабости, которую я, грешным делом, иногда позволяю себе с утра, мне приходится лишаться двухчасовой прогулки вдоль сектора « А1198». Надо выбирать: умылся – сиди дома, прошвырнулся сегодня – не смей умываться. Или – или.
Ну ладно, чёрт с ней, с прогулкой, обойдусь.
Лучше плюхнусь в кресло перед TV и буду смотреть, как какая ни будь морда приобретает очередной сектор нашего города, как за неуплату пеней кого-то потравили газом, как очередного смельчака разрезали пополам лазером за незаконное пересечение границы сектора, как доблестные милиционеры устроили перестрелку и ранили случайного прохожего…
- Вот, блин, телевизор…., – спохватился я,- ну вот, пожалуйста, на мне ещё 14 рублей… И зачем я его включил?!
Я стремительно выдернул провод из розетки.
Скоро вернуться корейцы – хозяева квартиры.
Когда – то эта уютная квартирка принадлежала мне. Но позднее, штрафы за неуплату достигли такого размера, что мне волей - неволей пришлось продать свои апартаменты корейцам. Я рассчитался с долгами, а на оставшиеся деньги был вынужден снимать у них когда – то свою комнату в когда-то своей квартире.
К сожалению, я не одинок. Многие мои знакомые поступали точно так же.
Ну вот, опять на меня нахлынуло…

Уже более пяти лет я не видел своих друзей и родственников, хотя мы жили в одном городе. Жизнь разбросала нас по разным секторам. Телефоны нам (русским) не полагаются, электронная почта для нас навсегда закрыта. Все фотографии давно сожжены представителями власти. Если у человека вдруг обнаруживали фото, его немедленно травили газом. Если при милицейском рейде в твоем доме находили письма, поздравительные открытки или еще что- то в этом роде, то тебя запросто могли сжечь на центральной площади сектора, как еретика. (a la средние века)
Вобщем, властями уничтожалось все, что могло напомнить о существовании близких тебе людей.
Да, и самое главное: не дай Бог, тебя заметят в компании двух – трех человек, или хотя бы идущим по улице с кем либо, без ведома милиции, тогда пощады не жди!
Все разговоры - исключительно профессиональные: «здесь подержи, тут посмотри, там подотри и т.д.».
Повсюду: в магазинах, в квартирах, на улицах и даже в сортирах, расставлены камеры… Как вам такое реалити шоу?!

Сейчас «Великая Россия», словно праздничный пирог, порезана на куски. Щедрый именинник продает кусочки деликатеса дяденькам с большими кошельками. А дяденьки в свою очередь, не желая довольствоваться «малым», покупают самого именниника и делят пирог так, как хотят сами. В результате именинник становится гостем на собственном празднике. Зато богатые дядьки кушают пирог, ещё и имеют с этого огромнейший навар. Все довольны и счастливы. Вот такие пироги! Всё просто как пять копеек.

Сегодня у меня выходной. Я ненавижу выходные дни. В эти долгие часы я не знаю чем себя занять. Сюда сунься – нельзя, туда – дорого. Магнитофон и все свои диски пришлось продать. Моя книжная полка забита какой – то мурой. Корейцы постарались. С моей грошовой зарплатой о покупке книг можно было бы только мечтать.
По профессии, я журналист с университетским дипломом, но так как профессия моя нынче, увы, не востребована, мне приходится работать грузчиком на вещевом рынке пять дней в неделю, с шести утра до десяти вечера. Денег едва хватает. Практически вся зарплата уходит на оплату бесчисленных счетов и штрафов…

Только бы узкоглазые не повысили квартплату. Только бы не повысили…

На часах полдень. Ах да, вспомнил! На сегодняшний день я имею целых сорок пять минут, чтобы побывать на улице! Ну конечно! Ура! За это время я впритык успеваю сбегать в банк оплатить счета, и галопом обратно. За каждую просроченную минуту проведенную на улице – штраф. В банк я, пожалуй, смотаюсь после обеда. А сейчас посплю. Сон – вот лучший досуг.

Как только я завесил окно плотной тканью, и прилег на раздолбанный диванчик, я услышал, как ключ вошел в дверной замок. Вернулись эксплуататоры.
Мистер Хан Син Цой - худощавый мужичонка (именно мужичонка) лет тридцати – тридцати двух, ростом ну где - то с метр шестьдесят. И мисс Ванг Цой - маленькая, вечно улыбающаяся пронырливая сучка.
Они разделись, и, переговариваясь между собой, прошли в зал. Ванг сняла трубку, ввела код и принялась болтать по телефону. Я мертвецки лежал на диване, сложив руки на груди.
За те три года, которые я прожил с ними, я так и не овладел языком. Не потому что он настолько замысловат и сложен для меня, нет. Просто я не хотел осваивать их долбаное наречие, я, черт возьми, РУССКИЙ человек, и буду в «своей» стране разговаривать по – РУССКИ!
Конечно, я улавливал смысл некоторых слов, они волей – неволей оседали в моей голове.
Сейчас эта влюбленная парочка говорила о налогах, о росте цен на сырье, о сотрудничестве с сектором Gasdf 99 (то есть с американцами, это их сектор). Короче, денег им не хватает. Всё, похоже, мне хана. Не иначе как будут повышать квартплату.
Мистер Цой вежливо постучался.
- Входите, - уныло отозвался я, - не заперто.
Я лениво привстал с лежанки и включил ночник. Тусклый свет озарил худощавую фигуру Хан Сина. Он добродушно улыбнулся, от этого глаза его стали ещё уже. Скромно присел на диванчик. (Вообще, Хан Син в отличие от своей женушки, все делал как-то стыдливо и робко, словно чувствовал неизгладимую вину предо мной) Он поскреб гладковыбритый подбородок, и ещё раз улыбнулся.
- Вовсик, тут так тело… - замялся он и взглянул на меня исподлобья.
- Ну! - не выдержал я.
- За кватису, пласи больсэ… исьни.
- Сколько?
- Три тысиси.
- Да я две с полтиной зарабатываю, вы что, совсем охренели что ли?! – взорвался я.
- Исьни Вовсик, исьни…
Цой неторопливо вышел из комнаты, тихонько прикрыв дверь за собой.
- Вот попал, а? – схватился я за голову,- чщщщёрт! Чщщщёрт!
Я вскочил с дивана, сорвал с окна покрывало и распахнул форточку. Вдохнул холодный уличный воздух. Маленький приборчик, закрепленный на подоконнике, энергично заработал.
Достал сигарету, закурил. Счетчик наматывал удвоенный тариф.
-Да пропади все пропадом! - жадно затянулся я и брезгливо плюнул в открытую форточку.
Я глянул в окно. Проходили редкие люди с марлевыми масками на лицах. Завывая сиренами, пронеслись милицейские автомобили. И снова тишина. Где - то вдали сработала авто- сигнализация. Прошел одинокий курьер с толстой, полной штрафных квитанций, сумкой.
Я докурил, захлопнул форточку. Счетчик остановился. Я глянул на тумблер:
- Ещё сорок семь рублей. Отлично…
Мои корейские друзья шумели на кухне. Громко засвистел чайник. Кто – то неумело убрал его с плиты, плеснув на раскаленную конфорку.
Надо было собираться. Накинув джинсовую куртку и сунув в карман последние деньги, я вышел из комнаты. Хан Син и Ван Цой пили чай. Стол был завален бумагами. Они сидели на высоких табуретах, громко прихлебывали из кружек и болтали ногами, словно маленькие дети. Ван явно что-то не мог найти в этой груде бумаг.
Я быстро спустился вниз по лестнице.
- Вов, - окликнул меня вахтер, - про таймер не забудь.
Он высунулся из окошечка и вручил мне наручные часы – таймер:
- Сорок пять минут у тебя.
-Знаю,- резко ответил я.
Закрепив таймер на левой руке, я нажал «пуск». Время пошло. Я пулей вылетел из подъезда.
Уже на улице, я забрался во внутренний карман куртки и вытянул потрепанную марлевую маску. Неловко натянул на лицо. Перебежал дорогу. Вырулил на улицу Франклина. Вдоль по улице тянулась бесчисленная толпа «штрафников». Они под чутким надзором милиционеров убирали опавшую листву и красили белилами деревья. Свернув за торговый центр, и пройдя мимо бара «Золотой Дракон», я уперся в заграждение. Взглянул на электронный таблоид и увидел, переливающуюся красными огоньками, надпись: «D1278 »
- Немецкий сектор,- пробормотал я и, вскинув руку, посмотрел на таймер.
-«Прошло пятнадцать минут»,- мысленно заключил я,- «в моем распоряжении еще полчаса».
Я прибавил шаг, и засеменил вдоль «D1278». Марлевая повязка то и дело слетала с моего лица. Одну руку я держал в кармане, где судорожно сжимал в кулаке последние деньги, другой - придерживал повязку.

Я шел вдоль длинного заграждения. За ним была совершенно иная, неведомая мне жизнь со своими хозяевами, и подчиненными, штрафами, и налогами… Наверное, там так же бродили одинокие люди и мучительно размышляли: « А что же там, у них, у других, за ограждением?»
А ведь совсем недавно здесь не было никакого сектора «D1278 », а далеко тянулась большущая, красивая улица Удриса. Она разделяла проспект Победы и площадь Маяковского. На «Победе», помнится, находился роскошный кинотеатр «Октябрь». Он предательски располагался в пятидесяти метрах от университета. И мы с ребятами, будучи студентами, часто прогуливали занятия и бегали на дневные сеансы. Ну разве тут усидишь на лекции?
А на площади Маяковского, чуть поодаль от шахматного клуба, находился Театр Драмы. Мы с мамой (моя мама - театралка до мозга костей) частенько бывали там. Напротив театра был магазин «Мир книги», там можно было найти все что угодно.

Ну вот, я почти пришел. Сейчас обойду нотариальную контору и буду на месте. Пластмассовый ремешок таймера больно натирал кожу. Снять бы его, к чертям, и втоптать в асфальт! Да нельзя, не положено нам, смертным появляться без него на улице - загребут.
- У меня пятнадцать минут,- сказал я самому себе,- вовремя мне все равно не успеть. Значит, заплачу и немного прогуляюсь.

Я Неторопливо вышел из банка.
Запихнул смятую квитанцию в карман джинсов и спустился вниз по мраморным лесенкам.
Подул сильный ветер, повязка слетела и повисла на подбородке.
- Да, пошло все к ебеням!!! – я отчаянно сорвал надоедливую повязку. Она меловой птицей вспорхнула по ветру и, изредка взмахивая тонкими шнурками, точно крыльями, улетела в даль.
Я втянул голову в воротник и зашагал, опустив глаза вниз . Я брел почти вслепую, от того часто спотыкался о бордюры. Ветер лихо поднимал с земли листву и подбрасывал ввысь.
Вдруг я наткнулся на человека. Тот резко отскочил от меня как от прокаженного и побежал прочь.
- Послушайте,- крикнул, было, я ему вдогонку, плюя на все запреты. Но он был уже далеко.
Пискнул таймер. Мое время вышло. Полетели штрафные минуты.
Я глубоко вздохнул и побрел дольше. В голове в унисон с работающим таймером звучали строчки из Блока:

…Мы - дети страшных лет России-
Забыть не в силах ничего.

И. Катков


Теги:





-1


Комментарии

#0 00:03  12-05-2007Лев Рыжков    
Хороший рассказ. Только мораль сомнительная.
#1 00:57  12-05-2007Lenta Mebiysa    
да, хорошо написано...токо непонятно чото...а с рубрикой нисогласна
#2 12:26  14-05-2007Вечный Студент    
хорошо, да
#3 13:02  14-05-2007Илья Качалкин    
С рубрикой несогласен категорически! Рассказ понравился. Автор интересный.
#4 13:03  14-05-2007Илья Качалкин    
Мораль чёто вообще не обнаружил...
#5 13:09  14-05-2007Гудвин    
молодец.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:53  27-04-2017
: [12] [Х (cenzored)]
Ганюшкин с силой распахнул окно, и привычным движением снял со стены плазму. Со словами: "иди полетай", он выбросил телевизор с восемнадцатого этажа.
Что странно, плазма, не стала планировать, а полетела вниз камнем. Достигнув земли она совершенно бесшумно разбилась в пыль....
Ближе к полудню барыня Татьяна Алексеевна проснулась. Не открывая глаз она прислушалась к непонятным процессам внутри своего организма. Внезапно ее стошнило и она вырвала,успев лишь повернуть голову, чтобы не испачкать подушку.
«Неужели отравилась шампанским?...
С берёзы брызжет сок обильно,
По банкам в сумрачном лесу,
Весна. Нетронуто либидо,
Хоть член срезай на колбасу.

В траве клещи хранят истому,
В преддверии больших чудес,
С надеждой впиться в чью-то жопу,
Зашедшей обосраться в лес....
поэтесса-стрампонесса,
метр семьдесят, без лишнего веса
составит компанию поэту
и ей нужно конкретно вот это:

адекватный би-универсал в заход,
без лишних рифм, но "полиГЛОТ";
для дружбы и интима-
не проходите мимо.

Фейсситинг обязательное условие!...


...В субботу друг Рафа Шнейерсона Тит привел пару первоклассных девиц.


Где он их взял?


Почему Тит не приводил таких красоток прежде? Например, тогда, когда Рафу было тридцать?.. Или сорок? Или пятьдесят? Или даже – шестьдесят?...