Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - охотник за впечатлениями или в поисках заработка

охотник за впечатлениями или в поисках заработка

Автор: александр махнёв
   [ принято к публикации 07:22  17-05-2007 | Психапатриев | Просмотров: 410]
PREAMBULE.

Однажды утром, продрав глазки, я отчётливо понял (строго говоря, в очередной раз) – миллионера из меня не получится! Ну не приспособлен я к заколачиванию денег в крупных масштабах. Видимо Бог, когда меня мастерил, имел в виду что-то другое. К размышлениям подобного рода меня подтолкнула ситуация: я в очередной раз остался без стабильной работы, без заработка и без сколько-нибудь ясных перспектив получения и того и другого.
Спокойно Саша! – сказал я себе - На данном историческом отрезке жизнь тебя просто поимела. Расслабься и получай удовольствие. Обрати внимание на процесс. Плюнь на результат. И я плюнул. Трижды брался я за работы, за которые сроду бы ни взялся при других обстоятельствах.
В итоге довольно неожиданно для самого меня получилась трилогия: мардикор – gastarbeiter – supervisor.

В тексте имеется … случаев употребления ненормативной лексики. Автор, возможно в связи с недостаточным словарным запасом, не смог подобрать приличные синонимы способные адекватно передать смысл.

Часть первая. Вступительная.

МАРДИКОР. ПЕРСОНАЛЬНАЯ СТЕНА ПЛАЧА.

«Величайшая святыня евреев всего мира - Стена плача - находится в восточной части Иерусалима. Левая часть западной стены, ограждавшей некогда Второй Иерусалимский храм 60 м длиной, 22 м высотой. Семь рядов огромных каменных блоков возвышаются над молитвенной площадкой, куда сегодня стремятся миллионы паломников и туристов со всего мира.»
ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ИЕРУСАЛИМУ

***

Я стою лицом к стене, и раскалёнными стрелами в упор расстреливает меня беспощадное солнце.
Сорок выше нуля. Это в тени. А здесь у стены за полста как пить дать. Кстати о «пить». Очень хочется. Но это метров сто по колено в пыли. И обратно примерно столько-же. А пыль здесь особая: грязная смесь из глины, песка и цемента обильно сдобренная разливами масла и соляры.
Назад пока дойдёшь опять измучен жаждой. И баклашки, с собой воды взять, нет. Спёрла какая-то падла.

***
Дело было утром. Я был с похмелья. Что правду сказать явление вполне ординарное. Соображал естественно плохо, потому наверное и подписался под эту авантюру.
За окном кто-то свистит и чего-то орёт. Вот ведь блядь неугомонный. Чу! Знакомое что-то. О! Дак это меня. Кому это с утра?
Выползаю на балкон. Внизу сосед.
- Здорово.
- Ну здорово.
- Кафель ложишь?
- Кладу, не без этого.
- Тогда спускайся.
Ведь вот что за свинство – думаю – неделю вёл сравнительно трезвый образ жизни – пусто. Как с похмелья – «левак» ломится.

Я - говорит сосед – щас познакомлю тебя с посредником, но с одним условием, помощником меня возьмёшь. Лады – отвечаю.
Я – сказал посредник – предлагаю тебе работу, но с одним условием, 10% от заработка мне.
Так думаю работать ещё не начал, а двумя шаровиками уже загрузился. Ну хрен с вами, валяйте рассказывайте, чего там к чему.

Коротко дело в следующем: Ташкентский текстиль комбинат приказал долго жить. Его территорию приобрёл некий предприниматель под завод пластмассовых изделий. В связи с чем производится ремонт и перестройка. В том числе и забора огораживающего территорию. А забор (важная подробность) тянется как раз вдоль дороги – финишной прямой в аэропорт. Потому новых хозяев обязали сделать красиво. Что б ни гостям, ни «папе», то бишь президенту не стыдно было показать.
Ну двадцать два не двадцать два, а три с лишком метра в высоту подняли. Зато в длину еврейскую стену уделали. Ташкентская метров восемьсот, пожалуй, будет.
Теперь решили это дело облицевать декоративной плиткой. «Тропикана» называется. Мелкий кирпичик. Вот в этот момент меня и «подтянули». Красиво получилось. Только я о другом.

Насколько я понял из разговоров стайки шакалоподобных посредников, вечно тёршихся вблизи объекта, в связи с важностью, денег на производство работ отпустили не скупясь. Но и сроки поставили жёсткие. Ко Дню Независимости (1 сентября) вынь и положь.
Для тяжёлых бетонных, кирпичных и штукатурных работ нагнали андижанских и наманганских мардикёров. Сезонных рабочих из провинции. Дешёвых и неприхотливых. Но эти ребята в обычной жизни сапожники, лепёшечники, мелкие торговцы. Так что на более тонкую работу по отделке пришлось добирать мастеров и в Ташкенте.

Тут то посредники и развернулись. Хищная хитрость теперь политкорректно называется предприимчивостью и этим качеством гордятся. Хотя чем тут гордиться? У животных скажем один из самых хитрых – шакал. Ну и чем здесь гордиться?

Обещали эти ребятки лёгкую работу приличный заработок и отличные условия.
Мне, например, пообещали золотые горы и изумрудные россыпи. Чуть ли не пиво на кОзлы и водки в раздевалку. Фактически, раздевалки, как и всего прочего, не оказалось.

Сама работа выглядела примерно так: С утра до обеда жарит светило. Поскольку я работал в шортах, в первый же день мои икры обгорели к чёрту.
После двух солнце начинает постепенно отступать, вернее перемещаться по обратную сторону забора, зато в наступление переходит усталость, потому всё «за три пизды» и не шагом ближе.
Вода, песок, кОзлы. Цемент и плитка вовсе с другой стороны забора и попасть туда можно только через небольшую дырку, специально оставленную. Дырка для самых стройных 40X40 см. не больше.
А с той стороны уже склад. Не рядом конечно, а сильно поодаль. И ещё одна проблема: заведует сим заведением печальный скЬлядчикЬ. (По узбекски это звучит именно так – с мягкими «К» и «Л» тоже мягкая). Паренёк всегда «на месте». Проблема в том, как это место найти? Иной раз пока обнаружишь, километр другой нарежешь.
Девяносто процентов рабочих на объекте провинциальные мардикёры. По-русски почти не говорят. Да и по-узбекски подозреваю не очень. Где ж им бедолагам учиться. Семьи в основном бедные, многодетные. Чуть подрос и дуй копеечку зарабатывать. Живут здесь же, спят на полу, кормёжка однообразная. В город сильно не разгуляешься – регистрации то у них нема, так что до первого мента. Провинциалы ребята робкие вычислить нетрудно.

Удивлённо и опасливо смотрели они на одинокого русского работающего рядом с ними. «Его то как сюда угораздило?» - наверное думали. Они вообще теперь нечасто русских у себя там в тьму-тараканях видят. Потому и смотрят на нас как мы когда-то в Союзе на редких тогда иностранных туристов. На лице это выглядит как замысловатая смесь любопытства, робости и подобострастия. Занимательно, вообще говоря, посмотреть на собственную советскую физиономию со стороны. Никогда бы не подумал что доведётся.

Помощник мой соскочил на другой день, потому и один я остался. На третий день Достоевский, Лига Чемпионов и любимая пивнушка «Тараканчик» вдруг переместились в какую-то другую параллельную и недоступную теперь мне реальность. Физическая усталость выдвинула на первый план животные инстинкты – есть, пить, спать. Такова жизнь мардикёра.
Могет быть Достоевский андижанским мужикам и ни к чему, но «бунт на корабле» я и у них наблюдал. Один из моих новых знакомых – Расул (представился так: Мамарасул, по-русски Боря) нажрался «в дугу» ходил по объекту и орал: Я сам себе бригадир! Хочу работаю, хочу не работаю. Продолжал, видимо, диспут с бригадиром. Ну сорвался маленько. А с другой стороны куда им деваться? Голодный не спрашивает на каких условиях его накормят, ему важно получить кусок.
А уж после ему объяснят, сколько кому и за что он должен. И станет вкалывать, не ропща на отсутствие элементарного.
С некоторыми, теми, кто по-русски маленько рубил, я подружился.
Стали меня звать Саша-ака и в знак особой расположенности растащили половину моего инструмента.
Не жалко ей богу! Я же ведь вот соскочил с этой долбанной работы, потому у меня выбор есть, а им и соскакивать некуда.
Разговаривал с одним, Захидом зовут. А чего – говорю – Захид-ака тебе в менты не пойти?
Нет – отвечает Захид - люди смотрят, люди слышат, про мента никто хорошо не скажет. Лучше я тут, на штукатурке. Такая философия.

Ну что ещё добавить в заключение? Доделал я фрагмент забора пришёл за расчётом. Стоят «мои» посредники. На их лицах написано что-то вроде: ну вот теперь, наконец, мы знаем, как выглядят те, которых любит работа. Может – говорят - ещё поработаешь? Но так, неуверенно, понимают суки что дважды я на те же грабли не наступлю. Деньги правда отдали. Не сразу правда, и не все.

Но зато написал я вот эту вещицу, а самое то главное! у меня есть теперь свой, персональный участок на Ташкентской Стене Плача. Сооружённой за счёт пота, нервов и жил, зарплаты естественно (подозреваю, что непосредственные исполнители получили не больше половины выделенного) провинциальных мардикёров. Ну и за мой счёт, немножко.

***

«Возле стены всегда можно встретить молящихся иудеев, которые вкладывают в щели между камнями записки со словами, обращенными к Богу. Многие верят, что молитвы и записки, оставленные между камнями Стены плача, не останутся без ответа и надежды осуществятся. Пророк Иеремия предсказал, что Храм будет разрушен, но Западная стена сохранится на века. И для еврейского народа Стена плача – это воспоминания и моления о Первом и Втором храмах и мечта о третьем Храме.»
ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ИЕРУСАЛИМУ

Ташкент
июль – август 2005 г.

Часть вторая. Продолжительная.

GASTARBEITER. ВОЛОГОДСКИЕ КРУЖЕВА.

Пролог.

Скорый поезд Ташкент – Москва отправляется с четвёртого пути.
Объявление по вокзалу.

Колёса лязгнули, дёрнулись вагоны, и поезд тронулся в путь.
Последнее время я стал пугаться поездов и самолётов. Отвык, знаете от путешествий. Последний раз такое событие случалось со мной в девяносто первом памятном году. Аккурат в момент так называемого «августовского путча». Без малого пятнадцать лет назад. Кем я только не работал за это время. Строителем, директором фирмы, оператором насосной станции, главным бухгалтером, свободным коммерсантом и даже случилось себя попробовать в такой экзотической роли как: «заместитель начальника лаборатории рекламы». Много чего за это время было. Не было одного – стабильно приличного заработка. Отсюда и полная невозможность дальних путешествий. Спасибо одно время служил в транспортной компании – экспедитором. Случалось иной раз слетать по Узбекистану, что и позволило не совсем уж одичать.
Так что гастарбайтерское предложение – поработать в России я воспринял, прежде всего, как способ динамизации собственной жизни, удачную «оказию». Да и разговоры все эти о том, что мол – вот в России только и можно заработать – достали. Все мои аргументы оппоненты отбивали простым вопросом: ну а сам то ты там был? - после которого они обычно саркастически ухмылялись. Ну – думаю – ладно, съезжу и по этой причине, подкреплю практикой свои логические рассуждения. Да и предложение подвернулось подходящее – питание, проживание и дорога за счёт приглашающей стороны, плюс заработок, в принципе неплохой, по нашим естественно, ташкентским меркам.
Вот так я и оказался в вышеуказанном поезде. Не один, с напарником, с которым я собственно при отъезде и познакомился.

1. Дорога.

Каждый народ создан Богом для чего-то, а казахи для плана.
Узбекская железнодорожная мудрость.

От Ташкента до границы с Казахстаном два часа езды. В течение этого времени пассажиры заполняют декларации. После сбора которых наш проводник и выдал фразу, послужившую эпиграфом к этой главе.
Казахские проверяющие органы на границе – явление незабываемое. Фильм о гражданской войне, поезд, остановленный в степи и дикие орды махновцев дербанящие его. Очень, очень приближено к реалиям казахской границы.
С той только разницей что не бородатый бандит в папахе влез к нам в купе через окно, а улыбающийся казах в форме влетел в дверь. Но вот стремительность и поспешность, с какой он стал «бомбить» пассажиров совершенно те же. «По сто рублей российских и едем дальше (весело) - и тут же строго добавляет - Я же ПОКА не напрягаю.
Ну а что ты будешь делать? В полный отказ? Так он тут же демонстрирует пачку патронов: «Хочешь, мы сейчас их в твоём багаже найдём?»
Может простой шантаж, а может и нет. Проверять не хочется.
Неосторожно вынутые мной из кармана две купюры вместо одной, привели в радостное возбуждение другого проверяющего - гражданина в коже без опознавательных знаков. До сих пор жалею, что не поинтересовался его должностью, за нежданный бонус мог бы, наверное, и пояснить.
Ещё какие-то стражи казахской государственности производили отъём уже выборочно.
Больше всего поразила абсолютная беспардонность. Всё-таки нужно быть весьма примитивным человеком, что бы так неизобретательно, «в лоб» доить деньги.
Любая граница не сахар, однако казахская, в Узбекистане во всяком случае, просто «притча во языцех».
В начале девяностых (дальнобойщики рассказывали) у соседей наших был такой промысел: на остановившийся в степи грузовик вдруг налетали конные казахи. К сёдлам были прилажены на верёвках капоты от ЗиЛов, они довольно округлые, читай вместительные, на их и грузили награбленное, после чего удалялись в тучах пыли и проклятий. Да и теперь от машины оставленной в казахской степи без присмотра в очень скором времени остов только и остаётся.
Природа что ли у них такая - рожающая налётчиков?

Выехали мы поздним вечером, потому границу братского государства пересекли уже ночью. Хлопнули, естественно, после всех передряг и спать.
С утра на окнах появилась устойчивая наледь, а в вагонах многочисленные продавцы всякого разного. «Обед горячий, официант ходячий. Пива, спички, зажигалька, минералька, напитка. Пюдра –пюдра –паамааада. Жерех жирний, водкя-кальгёткя. есть. Водки и в правду было. Разных фасонов и названий. Одной из самых чуднЫх мне показалась бутылочка с названием «Русский царь». Что-то есть в нём благоговейно-аборигенское. Не находите?

2. Рязань. Двенадцать лет спустя.

На рязанском вокзале меня встречал мой школьный товарищ с супругой.
Обнялись, поцеловал он меня даже. Тут же метнулся за пивом и сигаретами, сунул мне в карман какие-то деньги. Ну я им коробку конфет купленную в Самаре специально к этому случаю, и распечаточку своих творений (подумал – почитает и узнает как я жил эти годы, литературные произведения они ведь очень точно человека характеризуют). Ну а о чём там за двадцать минут то переговоришь? Двенадцать лет не виделись. А люди, даже самые близкие и за меньший срок друг от друга отвыкают. Обратно привыкнуть надо.
Короче трогательно до слёз. Ладно, подумал я, когда поезд тронулся, вот и не зря уже в эту авантюру ввязался, есть, как говорится первый результат.

3. Москва у трёх вокзалов.

Я написал своему виртуальному знакомому по Интернету, перед отъездом. Был как раз выпимши, потому уже с утра пожалел. Ну, кто он мне в сам деле? Мало ли о чём можно трепать по Интернету. Но реальность превзошла всякие ожидания. Между прибытием в Москву и отбытием в Вологду (к месту работы собственно) у нас было 4 часа. Для передачи денег на вологодские билеты нас встретил ташкентский знакомый, из бардов. Все сорок минут, что он потратил на нас на его физиономии присутствовала кислая мина. Типа: так уже вы мене напрягли, что просто сил никаких. Мало того позже я узнал, что ему за эту услугу ещё и приплатили. Зато мой бывший виртуальный, ныне реальный знакомый принял на ура. Есть всё же мужики ещё в русских селеньях.
У него и внешность, кстати, весьма колоритная: два с лишком метра ростом, борода лопатой, научный сотрудник.
Далеко ходить было некогда, так что сдали шмотки в камеру хранения и присели в ближайшем кабаке. Выпили, закусили, поговорили от души. При расчёте встречающая сторона наотрез отказалась даже и от «фифти-фифти». Мне как то и неудобно до сих. Ну да может ещё встретимся.
В Вологду я отправился совершенно умиротворённый: 2-0 в пользу командировки, для начала совсем недурно.

4. Ксива.
- А какие у вас докУменты?
-Вот мои документы: усы вон и хвост!
Отрывок диалога из известного мультика.

При отъезде меня весьма напрягал вопрос о регистрации. Рассказывали всякие малоприятные случаи на сей счёт. Я со своим работодателем связывался, весьма этим моментом интересовался. Он отвечал туманно – мол, да всё это ерунда, всё решим, не боись.
Прибыв на место своей гастарбайтерской деятельности, я отчётливо понял - никакой регистрации здесь нет и в помине. И хотя те, кто давно подобным образом промышляет, рассказывают разные весёлые истории в связи с этим – очевидно, что и их это совсем не радует. С другой стороны, а какой выбор? Кто и где их станет регистрировать?
В поезде мы, между прочим, ехали с парнишкой узбеком, Отабек, дай бог памяти. Тот тоже всю дорогу тёр про это дело самое весёлоё. А ему то вовсе труба, у нас хоть внешность славянская. Однако на подъезде к Москве его веселье стало сильно убавляться. И уже за пол часа до прибытия он печально так сказал: как бы много я дал пожить в Москве с вашими лицами. И почему меня мама не родила похожим на русского?
И смех и грех.
Вообще мне перед ним на финише было очень неудобно: заборы на подъезде к столице нашей бывшей общей родины сплошь изрисованы крестами и предложениями убираться. Не на один километр это граффити тянется. Не одна видать команда расписывала.
Хули же они сами на стройки не идут художники эти ёбаные?

ЦИТИРУЯ САМОГО СЕБЯ

Хорошо там, где нас нет. И всё-таки верим, ждём… Хотя ТАМ были неоднократно. Щупали, слушали, нюхали, разглядывали, обмеряли и высчитывали. Не веря собственным чувствам и их органам. Это не то ТАМ. Где-то в другом месте самый ТО и самый ТАМ. Где, как раз, и недурно и славно.
Сколько раз до хрипоты спорил я, что ТАМ не так здорово, а хорошо просто, потому что мы здесь. Но мой главный аргумент - народная мудрость их не вдохновлял.
Ты просто давно ТАМ не был. Ты побывай, вот ты побывай и назад не захочешь ни за какие коврижки.
И вот я ТАМ. В смысле здесь. Штамп в паспорт, миграционная карта, досмотр и декларация. Хорошо хоть не окольцевали. Ах да! Ещё регистрация, которую не так уж просто получить.
Да нет! Есть! Есть родственники, которых мы любим. Они к нам тоже испытывают родственные чувства. Разница небольшая, но она есть.
Обременять неудобно, не обременять неудобно, игнорировать неприлично. Как быть?
И какого собственно чёрта я должен регистрироваться ТАМ, в смысле здесь, где я родился? Ну, кто объяснит?
Строгие таможенники, бдительные милиционеры напрягают моё лицо до неузнаваемости.
Я делаюсь похожим на своё фото в паспорте, а это согласитесь подозрительно, раньше как раз оно слегка смахивало на меня. Тут я многочисленных сличающих полностью понимаю. Если бы и они меня захотели понять, вникнуть как то, думаю мы нашли бы общий язык. Но им не до меня, не до нас, они при исполнении им некогда отвлекаться на чепуху.
Возможно это мнительность, но у меня сложилось такое мнение, что мне не очень рады. В принципе можно конечно заселить и китайцами. Те тихи и предприимчивы. Платят охотно, не претендуя ни на какие права. Хотя согласитесь – всё же это несколько нелогично.
А мне всё же, как-то тягостно чувствовать себя в гостях на собственной родине, странно быть всегда готовым объяснить и обосновать. Невозможно разделить документы, справки и денежные суммы на те которые надо показывать и на те которые ни в коем разе.
Меня успокаивают: это с непривычки. Говорят, привыкнешь, осязание, зрение и слух обострятся до заячьего, и тогда ты поймёшь как хорошо ТАМ, в смысле здесь, где тебя нет, в смысле не было.
Может быть и так… Но (это печально) НО, отчего-то хочется скорее вернуться туда, назад, глядя откуда можно спокойно наблюдать за тем, за ТАМ, где нас нет, отчего ОНО кажется таким заманчивым, зовущим, многообещающим.
Хотя это и грустно, хотелось бы надеяться, что не только мне.

5. Хаза.
Хотель «Атлантик»!
Реплика из народной кинокомедии.

Отель не отель, но квартира вполне пристойная.
Пару-тройку раз в неделю к нам приходит их (в смысле представитель фирмы- заказчика) проверяющий. Поначалу жутко мне не понравился. Какого-то поросячьего вида, в «коже» (может даже свиной). Суёт свой нос БУКВАЛЬНО в мусорное ведро, не говоря о прочих закоулках. Проверяет всё ли в порядке. В смысле бабы, водка и т.д. Потом, правда стал посещать нас всё реже и реже, первое время мы даже волновались. А всё просто: не бабы и водка их волновали, (немаленькие, понятно же что без этого никак) но мордобитие и прочие чудеса. А мы жили в общем то тихо и соответственно к нам интерес поубавился.
Так я продолжу о квартире. Вроде бы это хата одного из командиров фирмы, которая и заказала наш объект. У меня такое подозрение - бывшие бандиты, ныне легализованные. Три комнаты. Есть всё необходимое. Даже как-то с перебором. Я всё не мог понять, что не так, потом дошло: напоминает «летучий голландец». Ощущение что жильё бросили в спешке, оставив на местах всё вплоть до мелочей. Может хозяин так внезапно разбогател, что решил полностью, то есть абсолютно, порвать со старой жизнью? (а можа его вовсе грохнули? шутка конечно)
А так нормально, накануне Нового Года я на антресолях даже ёлку обнаружил и конечно нарядил. Так что встречали праздник с ёлкой, как белые люди. Между прочим, прочие гастарбайтеры, со стажем ребята, вполне равнодушно принимали отсутствие ёлки на Новый год. Любопытная деталь. Запомним её.
О буднях.
Толпа мужиков даже в трёх комнатах всё же напрягает.
Этот любит громкое кино (глухой киноман), тот поговорить. А этот, первый, кино смотрит в полной тишине, видимо проблемы со средоточением. Другой свежий воздух и всё время проветривает, а у третьего радикулит, для него сквозняк смерть. Этот майонез с булочками, а тот селёдку с хреном. Помоложе из-под кружки пива с копыт, а постарше из-под бутылки водки только и отъезжает, но зато уже начисто. С песнями, криком и потугами на драку. Этому 23, а тому 47, что тоже трудно стыкуется.
Грязные тряпки, условно называемые «простыни» и нечто набитое чем-то, условно именуемые «подушки» на съёмных многонаселённых квартирах отнюдь не худший вариант, бывают и подстилки на «объектах».
Естественно все прелести совместного сна. Только мой сосед по койке владел восемью видами храпа. И это не считая всхлипов, выкриков, стонов, кашля, насморка, поворочаться, почесаться. А так же выходов покурить и в сортир.

6. Хохлы.

Мыкола, а вагон яблоков съишь?
Ну съисть не съим, дак покусаю.
Старый анекдот

Бригада наша состояла из восьми человек. Я и мой напарник из Ташкента. В принципе неплохой мужик, хотя, за время нашего совместного существования он укрепил меня в недоверии к малопьющим людям.
Бригадир, тоже бывший ташкентский, под тридцатник. Но в Москве уже года три. Такой уже – «столичный житель». Как ему кажется.
А самый цимус: трое парубков с Украйны. Лет по 23-25. Один приблудный – херсонский, а двое «с под Луганска», какой то там деревни запердяевки. Плюс два дядька, «сподлуганские» же. Родственники молодых.
Мужики в принципе нормальные. Что, правда, выяснилось с некоторой оттяжкой. А вот «вредный как хохол» это я сразу прокнокал. Во-первых, ять, упрямые как стадо среднеазиатских баранов. «И сам знае, шо не так робит, ну да уж начал, то уж до конца».
Лопают – просто что-то особенного!. Могут тушонку со сгущёнкой, запивая бурдой из кипятка, заваренного чаем и кофием, заедая салом, конфетами и булкой с маслом, кетчупом, майонезом и вареньем. Типа – впрок. Опять запомним сию подробность.

Из пищи гастарбайтеры предпочитают полуфабрикаты. В обед «Доширак», колбаса, когда есть на что, и непременно кетчуп и майонез. Чай в пакетиках конечно. Оно понятно – сухомятка, надо чем-то разбодяжить. Вечером пельмени пачковые, котлетки может быть, полуфабрикованные опять же. Вот этим всем за четыре месяца вдоволь нахлебался – «просьба не предлагать». Я человек азиатский меня такое меню напрягает. Короче вызвался дежурным по кухне. В один из первых дней сварил супчик. Разливаю, замечая на лицах некоторое удивление, не принято у гастарбайтеров особенно друг о друге заботиться, ну явно, во всяком случае, своих проблем выше крыши.
Не знаю где как, а в том кругу, где я вращаюсь, положено так: принимаешь налитую тарелку и передаёшь её дальше, в конец стола, и т.д. пока до тебя очередь не дойдёт.
И тут один из хохлов отчебучивает: приём, тарелку тут же перед собой и давай наяривать. Типа «чё там остальные по барабану, а я как раз жрать хочу».
Рассказал эту баечку товарищу тот усмехнулся: во, говорит, вот так они и российский газ европейцам передают.
А один кон хлеба вечером мало взяли, дык один парубок прокнокал и блядь в суп себе стоко нахуярил торопясь забронировать, что аж ложку погнул проворачивая.
Ну а так то ничё, братва весёлая. Я им даже завидую. Хорошо когда все твои интересы умещаются на клавиатуре мобильника и пульте теле - ДиВиДи.

7. Утро.

Кто сладко спит, тот сладкого не видит.
Мудрость гастарбайтера.

В первое пробуждение после приезда я бодро вошёл на кухню и радостно поприветствовал поднявшихся раньше: «Доброе утро!» На что получил весьма мрачное: «Утро добрым не бывает». Малость это меня шокировало. Однако чуть позже всё стало понятно.
Навкалываешься за день, а вечером в этой толкотне какой отдых? И так изо дня в день. Монотонно. Однообразные новости: подъём бойцы, пора на работу!
Подъём в 7.00 под мелодию «Ласкового мая» «Белые розы». Звонок мобильника. Разина уже бы задушил. Кстати наш бригадир на него похож. Просто вылитый.
В туалет лучше вечером, что б с утра не занимать. Обедать лучше в завтрак потому в обед может и не будет чем.
Начинаешь понимать любовь гастарбайтеров к группе Ленинград, вот к этой в особенности песенке
Не жизнь, а работа
Не пьянка, а рвота
И припев.
Вооова, Вова как мне хуёоово!

ЦИТИРУЯ САМОГО СЕБЯ

И всё-таки оно доброе, даже не уговаривайте. Несмотря на насморк, дождь со снегом, темень и минус двадцать пять – двадцать восемь с порывистым ветром за окном. Несмотря на давление. Атмосферное снаружи и внутричерепное в нём.
Несмотря на шесть часов, занятый сортир, привычный кашель курильщика, паршивое международное положение и телепередачу «Дорожный патруль» спешащую именно теперь, сообщить мне о многочисленных жертвах кровавых катастроф и бандитских разборок.
Не настаивайте, я не соглашусь, даже нащупав в карманах только что натянутых брюк всего лишь какие-то монеты и мелкие, мятые купюры, активно свидетельствующие об отсутствии денег.
Всё равно оно мудренее вечера, надо только проснуться, умыться и выпить чего-нибудь. Бодрящего. Всё образуется.
С добрым утром друзья!

8. Город.
Пусть Вологда наша стоит нерушимо как есть.
Строка из вологодского гимна.

Она и стоит
Светофоры здесь медленные, продавщицы неторопливые, река Вологда недвижима.
В полном соответствии с указаниями гимна.
Даже Ильич в центре города без взметнутой руки. Сгорбившийся, скукожившийся, неэнергичный. Район имеется, с характерным названием - «Непотягово».
Вологжане не то, что б отмороженные – это грубо. Но что морозцем слегка прихваченные это да. Не без этого.
Нельзя сказать, что бурные всплески темперамента совершенно отсутствуют. У мужчин, при разгрузке на холоде и ветре, очень обнаруживаются.
У женщин, сильно выпивших если. Ну, тут, разумеется, особый повод должен быть и некоторые совпадения обстоятельств. Вот скажем, День рождения, желательно сорок и не замужем.
Но в обычных условиях как-то не проявляется.
О масштабах города говорит тот факт, что проезд на любом транспорте, включая и маршрутное такси, стоит здесь шесть рублей. Такси обычное 50 руб. Практически вне зависимости от расстояния и направления.
«Троллейбус следует по маршруту №4 м-рн Бывалово – больничный комплекс Бригантина, время в пути до конечной остановки 27 минут.» То есть троллейбус не спеша как всё вологодское, пересекает практически весь город меньше чем за полчаса.
Вологжанки бледные как зимние помидоры по 56 рублей за кило, востроносенькие, но для близкого общения времени нет почти вовсе. Вологжане, округлы как буква «О» на которую они нажимают, не слишком, но заметно.
И стар и млад независимо от пола тянут последние слоги, отчего все предложения делаются вопросительными: Здравствуйтеее? Аллооо? С вас тридцать восемь двадцааать? (это продавщица у меня в магазине спрашивает)
На автобусных остановках скамьи из цельных деревянных колод. Метра по три с лишком в длину. И в семидесятку, а может и больше толщиной. Две скамейки куб леса как с куста. Оно конечно, край лесной, северный. Но для меня человека из безлесного Узбекистана удивительно.
Как любой провинциал, страдает лёгкой манией величия этот городок. Магазины с названиями: Мир пива, Империя сумок, МылоМания, Высшая Лига и пр. и пр.
Между прочим, их вологодское Динамо во второй лиге зажигает.
Вологжане не слабые матершинники. Видимо крепкие северные морозы обуславливают любовь к крепким спиртным напиткам и таким же словам.
Двойные двери в подъездах, наглухо застёгнутые куртки и пальто - понятно и необходимо, но видимо накладывает в итоге свой отпечаток. Я вот, например, при любом удобном случае нараспашку. Промёрзнешь, оно конечно, куда денешься? тоже застегнёшься. Но вот существует некая замкнутость, закрытость у северян.
А в целом ГОРОД ВО! (газетка здесь такая имеется.). Церквей очень много. Масса строительных объектов, на которых правда, заметной активности (может в связи с зимой?) не наблюдается.
Столица вологодской области центр устремлений окрестных провинциалов. Судя по разговорам с ними после какой-нибудь Тотьмы, Выжиги или Грязовца Вологда просто центр цивилизации. Здесь, говорят, и с работой получше, чем в области. Но на всех полагаю, всё же не хватает. Потому проституция в «городе во» процветает. Туча объявлений типа: симпатичным девушкам с хорошей фигурой проживание, питание и хорошее обращение гарантируется. «Хорошее обращение» гарантируют как раз провинциалы противоположного пола. Молодые вологжане, я заметил, любят это дело – «охранять». Кстати знаете, что общего между работой проститутки и охранника? Обоим платят за то, что те спят на работе.
Не могу сказать, что у меня было достаточно времени и сил для подробного изучения города, может поэтому дома «где резной палисад» я не обнаружил.

9. Объект.
И уже плевал я с нашего объекта
На головы беспечных вологжан.
парафраз

Наш «объект» – будущий то ли торговый, то ли компьютерный центр. В разных документах по-разному именуется, по всей видимости, и то и другое. Комплекс из двух взаимосвязанных зданий. От пяти до восьми этажей. Этажи правда высокопотолочные, так что высшая точка наверное на уровне стандартного девятого- десятого. 14 пролётов, 14 ступенек. За день 10 ходок как минимум (то есть туда 196 ступенек и обратно). Из них 6 холостых. Обвешанный по большей части всевозможным электроинструментом, удлиннителями, ну и естественно деталями монтируемой конструкции (За четыре месяца даже по самым скромным подсчётам каждый из нас преодолел больше 300 000 этих долбаных ступенек, по окончании работы у меня с неделю, наверное, сводило ноги по утрам, причём вдребезги – шагу не ступишь. Резкий сброс нагрузки).
А монтируем мы витражи. То есть собираем огромный конструктор. Стойки и поперечные соединения. Получается такая клеточка, которую затем следует стеклить, плюс заниматься утеплением.
Ну вот значит, волокёшь с утра всю эту хрень по ступенькам вверх, а там на леса вылазишь и монтируешь.
Карабкаемся вверх по стынущим лесам
Облизывая треснувшие губы
Удача наша здесь, зарплата наша там
Замёрзшие мужчины злы и грубы
Вот такое мужественно-лирическое мне в голову пришло. А ежели без лирики… Смотря снаружи, снизу, не так уж и высоко, а наверх залезешь веселья сильно убавляется. Ну да постепенно привыкаешь.
Главное не стоит вдаваться в детали устройства лесов, настилов, временных перекрытий – это вас не успокоит. Прислушиваться не надо… что-то там трещит, скрипит, угрожающе и вся эта музыка естественно не радует. Лично мне неясно только одно – почему это дело до сих пор, мягко говоря, не навернулось. (Полгода уже спустя, я узнал: леса всё-таки рухнули. Как рассказывали очевидцы, было страшно, но, слава Богу, и тому о ком ниже, обошлось без жертв.)
Ну и зима, как известно в этом году в России выдалась холодная и снежная. Так что с утра ещё снег надо с лесов сбросить, вернее ту часть что удастся. А не дай бог оттепель, вся эта лабуда поттаивает и уж тут фигушки ты куда её сбросишь. Так и передвигаешься на высоте, балансируя между страхом навернуться просто так, или наоборот поскользнувшись на обледеневшем щите. Короче на работу как на подвиг!
Прямо напротив объекта церковь Святителя Николая на глинках. 1679 года постройки. Оказался покровителем путешественников!

ЦИТИРУЯ САМОГО СЕБЯ.

Среди лязга и грохота, треска и гула, шума бесчисленных падений тяжёлых предметов, истерического визга режущего инструмента и натужного рокота долбёжного, среди густого мата монтажников и торопливого матерка малярш бродило совершенно очаровательное создание. Её каблучки то стучали по свежеположенному кафелю, то утопали в залежах цементно-алебастровой пыли. Девушка фланировала по строительному объекту, появляясь, то тут то там. Она озиралась по сторонам, задирала свою чудную головку вверх, шевелила сочными губками и записывала что-то в блокнот.
Всё это настолько не монтировалось с окружающей обстановкой, что я никак не мог промолчать: И что же это такая красивая делает здесь? – крикнул с лесов.
Она вздрогнула, но впрочем, оказалась довольно общительной (одурела видимо слегка от происходящего и воспользовалась мной как берегом, к которому можно приткнуться в море хаоса).
Выяснилось что сиё милое явление техработник строительной организации, а считает как раз трубы этой самой организацией смонтированные.Трубы экстренного пожаротушения. Ага.
Бред какой-то. Такому небесному чуду нужно считать объятия и поцелуи, кавалеров и их признания, вздохи, серенады, дни без любимого, ромашкины лепестки, на предмет уточнения чувств. Да хоть цветы в букетах или, в крайнем случае, шоколадные конфеты в килограммах!
А тут трубы. Ржавые изделия из чёрного металла. Чёрт знает что такое. Что-то надо с её начальством делать. Как-то подтянуть их до минимально приемлемого уровня. В смысле эстетики. Нет. Женщина и чёрный металл - это уж как хотите, Я ПРОТИВ!

10. Минус тридцать. Стеклопакеты. Холодно не будет.
В Вологоде поутру
Сопли стынут на ветру
И я по этой, блядь погоде
Как на льдине кунгуру

По нашем прибытии в Вологде было теплее, чем в Ташкенте. Это так для затравки. Потом –5 –10. далее –15 –25. Это я вам скажу разница. Если конечно не принимать в расчёт -30 -35. Вот то уж температура ниже некуда, ветер ледяной, мелкий снег и позёмка рисует на чёрном асфальте детально – точные, словно на гравюре, узоры.
На работу ездим мимо вокзала, а там табло показывающее температуру ниже нуля. Весьма и весьма актуальная информация.
Жёлтое размытое пятнышко над горизонтом это солнце, всю зиму в основном такое.
Остановился – замёрз – это про нас. Пока чего-нибудь прикручиваешь ноги руки мигом отмерзают. А если двигаешься, делаешься мокрым как, не знаю кто это – цуцик, но вот как он.
Холод уже чувствуешь через минеральную воду. Баклашка замерзает в течение, максимум, сорока минут.
Фасонные зажигалки отказывают, а спички пролетарские ничего «работают».
Ломаются шнуры электроинструмента, да и сам инструмент клинит. Однажды лопнул крепёжный «замок» на лесах. Хорошо на нижнем уровне. Шариковая ручка задубела, не пишет, перешёл на карандаш. Но люди ничего, шевелятся. Чьи мешки куда тащить! Давай давай. Шмыгают, кашляют.
Если вовсе колотун, периодически ходим погреться в кандейку. Она же бытовка она же раздевалка.
Но вот, наконец-то привезли стеклопакеты. Пришла фура из Белоруссии. Вот уже тут мы узнали и что такое тяжело и что такое страшно. Стеклопакеты от 40 до 80 кг. Пока допрёшь руки отнимаются. Так они ж ещё хрупкие падлы, а бой вроде как за свой счёт. Так что к физическому напряжению прибавляется и нервное.
Можно поднимать и лебёдкой, но всё практически здание в лесах, куды её заразу пристроишь? Кроме того, лебёдка требует холодной головы, точных движений, ну и знания «характера» этой самой конкретной лебёдки. Тех как раз качеств, которые у гастарбайтеров отсутствуют, почти полностью.
Надо сказать, что гастарбайтеры умеют: ебашить, хуярить, ебланить, въёбывать. Мои робкие, но регулярные предложения «просто спокойно поработать» отвергались с неизменным негодованием.
16 февраля 2006 года я уже никогда не забуду.
Кроме нас витражи монтировала и другая бригада, но там как раз опытные сборщики-монтажники. Они то и придумали пристроить лебёдку в лифтовую, пустующую ещё шахту.
Стеклопакеты, по нескольку штук на специально набранном помосте, загружаются в деревянный ящик, запаковываются и тянутся вверх. Плавно и осторожно. Потому лифтовая очень тесная, ящик только по диагонали и проходит. На каждом этаже в проёме человек, поправляет, любой толчок или задевание чревато. Да плюс управляющий лебёдкой на улице, команды слышит хреново, лифтовая уже застеклена. Зрелище не для слабонервных.
А наверху самое интересное. Ящик поднимают чуть выше требуемого уровня. Потом нужно залезть под него и балансируя на нешироких швеллерах настелить площадку из щитов, на каковую и ставится ящик. Потом разгрузка и всё в обратном порядке.
Большой опыт и выдержка требуются для такой операции. Тут именно «работать» надо, а уж никак не «хуячить» или в этом роде.
В связи с вышеизложенным нетрудно догадаться, что мне эта затея «так мужики, сегодня ебашим по-полной, пар из жопы, всё поднимем лебёдкой и завтра застеклим» сразу не понравилась.
Пару подъёмов мы сделали. Летая по этажам, на все людей не хватало, насквозь мокрые и дрожащие то ли от напряжения, то ли от страха, подбадривая друг друга каменными улыбками. Тут уж блядь не до смеха.
А потом случилось то, что и должно было случиться. Лебёдку дёрнули и пакеты, пробив ящик, рухнули вниз. Метров с пятнадцати, наверное. Нижний помост из десятка пятидесятых досок в щепы! А внизу ещё и подвал. Там люди работают. Всё думаю пиздец! Ухайдокали кого-нибудь, щас сортировать придётся: руки-ноги направо, стеклобой налево. Обошлось, слава Богу.
И чего бы вы думали? На этом всё и кончилось? Хренушки. Бригадир даёт команду, и мы настилаем новый помост, сколачиваем новый ящик…
Ну опять же они, гастарбайтеры, полагаю воображают себя смелыми и непреклонными, храбрыми и мужественными. Не хватает им ума понять, что и моряк, рвущий тельник на груди и меняющий перед атакой каску на бескозырку и строитель, ломающий бетонную конструкцию с помощью лома и чьей-то мамы не признак особой мужественности, смелости – скорее жест отчаяния. Хорек, загнанный в угол тоже ведь не смел – он отчаян.
Теперь дотянули один раз без приключений, хотя нервное напряжение сами понимаете выше некуда. И, наконец: втягиваем следующий ящик на самый верх, уже подвешиваем, готовы строить помост и в этот момент лопается трос. Лебёдчик в связи с отсутствием опыта «закусил» его барабаном и всё это дело уж так Е-Б-А-Н-У-Л-О-С-Ь! Ну не знаю я в русском языке другого подходящего слова, извините! Теперь метров с двадцати пяти или побольше.
Нижний помост из двадцати! пятидесяток в труху, в кашу. А ведь могли бы успеть и верхний соорудить. Вот с ним вместе бы и ушли. Да ещё ящик обрушился любо-дорого, ровнёхонько в подвал. А чуть чего задел по пути, и пошёл бы как пуля со смещённым центром тяжести. Да опять же не убили никого. Я в первое мгновение подумал: два раза не повезёт. Нет, обратно пронесло. Спасибо Святителю Николаю покровителю путешественников и оболдуев.
После чего до руководства дошло: от лебёдки придётся отказаться.
Такие приключения. Потом у ребят по очереди была истерика, мне пару ночей кошмары снились, бригадир ходил несколько дней бледный и тихий. В эти дни неплохо как раз поработали, таскали вручную. Тяжело, но верняк.
А там отошли маненько и опять: ебошить, ебланить и т.д. и т.п. Оно и понятно - что бы делать выводы надо ж тоже неким культурным уровнем обладать.

11. Вологодские кружева.
Я за Вологду родную с топором пойду на Русь.
Местная поговорка

Ближе к концу несколько маленьких зарисовок, наблюдений и размышлений.

Помните сцену из «Джентельменов удачи»? Наблюдают они из окна своей московской халабуды за девушкой катающейся на катке. Вроде там и ёлка была. И герой Георгия Вицина что-то вспоминает о своей прошлой цивильной жизни и печалится.
Мы тоже как-то, под Новый год с крыши нашего объекта в темноте уже, в это время года в Вологде рано темнеет, разглядывали ёлку перед супермаркетом, людей суетящихся, к празднику готовящихся и тосковали. Опять на эту блат-бред-блядь-хату. И из развлечений разве что водки жрать. Хоть вешайся.

А чуть раньше 18 декабря с крыши же наблюдали транспортировку кремлёвской рождественской ёлки по улицам Вологды. Её ж из Великого Устюга волокут – родины Деда Мороза.
Ещё занятно - на этой самой родине Деда Мороза производится ананасовый напиток.
А Вологодская минеральная вода редкий порожняк – болотом отдаёт. С содержанием серы, что ли там что-то.

Или ещё вот, под Новый год тоже, по местному радио передавали: стропальщик 37 лет совершил дерзкий грабёж продавщицы продуктового магазина. С особым цинизмом похитил бутылку водки. Задержан. Вот жаль не сообщили в новостях – выпить то хоть успел?

В Вологде же имеется магазин женской одежды «Б». А вы чего подумали? Вот и я того же самого, а в виду как раз имеются наоборот «Благородные особы», каковым и предлагаются брюки, блузки, бриджи и т.п.

В газете объявление: Приглашаем вологжан числа… месяца… на «Показательные выступления лесорубов». Прямо мне представился крепкий лесоруб, в прыжке три тулупа прогнувшись, разрубающий пенёк.

В овощном: подождите я же вам ещё не подвесила. Морковка есть, но мелкая.
Мелкая вологодская равна нормальной ташкентской. А хорошей у них считается сантимов тридцать в длину и пять-шесть в диаметре у основания. Такой и убить немудрено.

Внучка бабушке: «похрани» мне кекс до вечера. (в смысле сохрани, прибереги.)
А вообще я всегда слушаю новый для меня город. И Вологда показалась мне довольно молчаливой. Зима, может?

Очень много ничейных собак. Долговязые меланхолики, бродят по городу в большом количестве.
С собакой связана любопытная история. Вологодские «Вести» сообщили о жестоком и варварском преступлении, совершённом в Череповце. Задержали двух киргизов, хотя может они были и узбеки. Россияне всегда удивляют меня весьма приблизительным представлением о Средней Азии. Ведь вроде 70 лет в одной стране жили. Многие полагают, что прямо по Ташкенту ходят верблюды, а моя обожаемая тётушка, уже в Москве, по возвращении, абсолютно серьёзно рассказывала мне об устройстве такой замысловатой штуки как метро.
Ну дак вернёмся к киргизам. Эти бедолаги заколбасили собаку и пытались её съесть. Тоже видать из гастарбайтеров, перебивались с хлеба на воду, ну и решили себя побаловать.
Милиционеры и корреспондент, опрашивающие их были вне себя от негодования. «Киргизы» совершенно раздавленные тяжестью обвинений никак не могли понять чего от них хотят.
Знакомая реакция. Ну едят у нас собак!!! Больше конечно корейцы, но и всякий азиатский житель хоть раз да попробовал. Традиция блин такая, кулинарная. Французы скажем, лягушек рубают, а вьетнамцы насекомых, тоже станем возмущаться?
Обычно так аргументируют: собака друг человека и у неё добрые глаза, как можно.
А корова ёлки, что враг, что ли человека? И вообще самые добрые глаза, которые я знаю у селёдки. И ведь мало кто откажется с лучком да под водочку.
Толерантность, кажется, это называется, ну то чего нам не хватает.

И в заключение о любимом. Очень мне понравились рюмочные. Во-первых, ассортимент глаз радующий и потом всё можно в разлив почти любой дозой. Я уж оторвался. Изобрёл пару – тройку коктейлей. Хорошо 50 граммов «СУхонских напевов» ( именно на первый слог ударение, меня барменша строго поправила когда я иначе произнёс) плюс сто водки. Или пятьдесят «Клюквенной настойки», 25 грамм «напевов» и сто водки опять же. После двух повторов на эти самые напевы так и тянет.
Барменша мне одна потешная попалась. Просьба налить сто почему-то всегда ставила её в тупик. Она начинала метаться в поисках стакана и бутылки. Выяснялось, что стакан нужно вымыть, а бутылку открыть. При отмере искомых сотни грамм она приседала под барную стройку, старательно совмещая собственный глаз с делением на мензурке. Поднять мензурку на уровень глаз ей как-то не приходило в голову. И всё это повторялось всякий раз, когда я имел честь нанести визит сему благословенному заведению.

Очень мне так же полюбилась акция «Жемчужины севера». Водку с таким названием снабдили специальными карточками, одетыми на горлышко бутылки. На карточках всякая любопытная информация о достопримечательностях северного края. Скоко то их надо было собрать, куда-то послать, и чего-то вроде даже можно было выиграть. Ни собирать, ни выигрывать я конечно не намеревался. Но пить было интересно. Хлопнешь, бывало «соточку» и заодно узнаешь что: «В малых Карелах на берегу Северной Двины вознеслись к небу купола древних рубленых храмов и разметали крылья ветряные мельницы…», а в городке Кондопоге «имеется Успенская церковь и нет ей равных среди шатровых церквей». За что (дело ясное) и выпить не грех. Или как же скажем не дербулызнуть за монахов Спасо-Прилуцкого монастыря проводящих свою монашескую жизнь «со смирением, терпением и любовью». Это ж просто душа радуется и просит соответственно поддержки через менее пафосные органы. Очень, я вам скажу, познавательная была акция.

12.Гастарбайтеры.
Горячее сырым не бывает.
Мудрость гастарбайтера

Характерная очень поговорочка в эпиграфе. Такая вариация на тему: не до жиру быть бы живу.

Надо сказать, что постсоветскими гастарбайтерами я интересуюсь давно. Всё мне было любопытно, ради чего люди терпят такие лишения? Ну не видел я ни одного сколько-нибудь разбогатевшего. А всё едут и едут...
Ещё и по этой причине принял я вышеуказанное предложение. Интересно было побывать в их шкуре. Не даром принял. Не жалею совершенно. А вот кабы, как и они «на заработки» рванул, пожалуй был бы весьма разочарован. Овчинка выделки не стоит.
Но мои то дивиденты вот они:

Не вполне, как правило, благополучный в личной жизни народ. Во всяком случае, жизнью этой неудовлетворённый. Вот и пытаются убежать от ней. Рассуждают примерно так: заколочу деньгу и уж тогда-то и заживу на славу.
Надо сказать, что в бригаде меня приняли сперва не очень. Почти враждебно. Я удивлялся всё, обычно быстро с людьми контакт нахожу. После уразумел. Они мне давай взахлёб рассказывать о всяких прелестях «столичной» и «российской» жизни. Супермаркеты, мобильники, пива сто сортов, кабаки и стриптиз (последнее и сами то я думаю, по слухам знают). Но я как-то равнодушно это принял (а ожидалось восторг и крайнее удивление). И не в диковинку мне это всё, да и не особенно интересует. А им это обидно! Для них то это ЦЕЛЬ.

Им хорошо они достаточно наивны, что бы обожать американские блокбастеры и группу Ленинград.

Неумеренное курение, периодические пьянки, не с целью приблизиться к радости, но с целью удалиться от печали, сменяющиеся ожесточённым трудом. Девиз: зато будет что вспомнить.

Кашель и насморк неразлучны с гастарбайтером как Маркс и Энгельс с Капиталом. Кашель разве варьируется: курильщика сменяется простудным. И наоборот.

Неважный стол, это ж всё сухомятка в результате неважный стул. Хотя весьма необычный – запор и понос разом.
Проблемы с потенцией. Бессонница и недосып одновременно.

Измучены постоянными переездами и сменами места жительства. Мнительны и суеверны. Не желают друг другу доброго утра, потому что боятся сглазить. Наивны – мечтают вдруг и неожиданно разбогатеть. Уверены, что хорошо там, где нас нет. Надо только найти где это. Очень любят разглядывать рекламные каталоги, газеты и журналы, наполненные рекламой. Глянец, нечасто, на него денег не хватает. Это их идеал, призрачная цель к которой они стремятся словно к горизонту и не знают по малой образованности своей и развитости что достичь его в принципе невозможно.

Мечтают о приобретении машины, но денег хватает только на покупку мобильников в основном подержанных и прочих мелких техприбамбасов. Не наблюдают ни часов, ни чисел. Да и в месяцах ориентируются не твёрдо. Потому что работают ненормировано, без выходных и проходных.
Почти всё время делают «то, что надо», иногда ничего не делают (мы вот скажем дней пять сидели дома в связи с морозами) и лишь изредка то, что хотят.

Неврастеники конечно. Впрочем, как говаривал Хемингуэй «бык на арене всегда неврастеник, это он на лугу здоровый парень».

В общем-то, жертвы собственной инфантильности и наивности.

Люди так жить не должны. Ради денег уж во всяком случае. Если больше зарабатывать такой ценой так я предпочитаю меньше тратить.
В конце-концов траты пределов всё равно не имеют, а ограничения вполне. Ну не на хлебе же и воде то живём в сам деле? Не в набедренных же повязках ходим.
Без сёмги, без Версачи, без Мерседеса? Дак они того не стоят.

ЦИТИРУЯ САМОГО СЕБЯ

В современной жизни как в бою - выживает действующий безотчётно на основе инстинктов. Вспышка справа - упал, команда слева - броском вперёд. Знания на уровне предположений, действия на уровне подсознания. Раздумывать некогда, негде и нечем. Функционирование занимает полностью. Цепочка: заработал – купил - съел с каждым новым витком, всё более ускоряется, исключая обдумывание. Мозги вечно заняты расчётами. Если первую величину - деньги поделить на вторую- время получится, то, что мы называем теперь жизнью. Денег хватает иногда на строго определённый период, времени не хватает всегда и на всё. Но мы не сдаёмся и всё время пытаемся. Не в деньгах счастье, а в чём? Ну, вот видите. Тогда не мешайте, я всё-таки попробую. Анализировать некогда, надо реагировать. То, что получилось при делении денег на время идёт быстро, не останавливаясь, а я ещё не всё успел. Так что вперёд в атаку на благосостояние, несмотря на их законы и моё здоровье. Я добился - хожу в куртке из кожи, пью пиво из банки и езжу на собственной иномарке. Правда у куртки устойчивый запах кавалерийского седла к тому же она практически вечная, ну меня то с такой жизнью точно переживёт, пиво из банки отдаёт железом, а моя иномарка взята с ихней- же иномусорки. Всё это меня уже не интересует. Новый бросок вперёд, не раздумывая и не разглядывая. Вспышка слева, вспышка справа, ложись, беги, вольно, смирно. Я реагирую и успеваю, успеваю урвать то, что поделю потом на время. Делимое на делитель получается частное, которое в результате деления становится всё меньше и меньше.

Эпилог

На обратном пути обратно встретился я со своими бывшими виртуальными, а ныне реальными знакомыми по интернету. Принимали опять же оч-чень хорошо. И в кабак сводили и сувениров надарили. Я им естественно рассказывал, как и что, и в разговоре привёл такое сравнение: теперь я лучше понимаю людей вернувшихся с войны. Товарищ мой меня упрекнул: некорректное сравнение. Конечно. Там тебя именно убить норовят, а тут задача куда проще – самому не убиться. Или не упиться. Но общее, я думаю, здесь всё же есть. И те и другие живут НЕНОРМАЛЬНО. И психологически это чересчур тяжело. К нормальной жизни трудно возвращаться. С разной конечно степенью трудности.
Но солдаты то ещё или за идею или не по своей воле. А гастарбайтеры то за каким? Добро бы деньги были большие, так ведь ничего подобного.
С одной стороны их безумно жалко, с другой они получают то, что заслужили. Остервенелое и наивное, на грани глупости, стремление к обогащению, никак и ничем не подкреплённое. В этом смысле все мы, бывшие советские, немного гастарбайтеры.
Тяжело жить на свете дуракам. Увы, но тут я и себя отчасти имею в виду.
Вот так. «… и пошли за суетою и осуетились…»

ноябрь 2005 – апрель 2006 г.

Часть третья. Наверняка незаключительная.

SUPERVISOR. БАЙСУНСКИЙ ДНЕВНИК.

Тошкентдан гяпрямиз! Тошкентда соат йигирма икки – ташкентское время 22 часа. После чего радио в связи с выходом из зоны покрытия вырубилось. Русскоязычное конечно. Придётся освежить братский узбекский.

Будешь супервайзером! … Чё там думать тебе же нужна работа?
Ну ясный хрен нужна. Правда скорее заработок чем работа. О чём я неустанно и настолько же безуспешно всякому мне её, работу, предлагающему сообщаю. Работа она дураков любит. Её как раз хоть отбавляй. А вот заработать чего реально, соответствующего значению этого слова – уже тяжеловато. И вообще то я человек ленивый. Более того, я искренне считаю это качество достоинством.
Опять же расскажите хоть, чего это «супервайзер»? Хотелось бы вникнуть в суть предъявляемых ко мне требований.
Примерно такой диалог состоялся накануне моего посвящения в супервайзеры.
Диалог состоялся между мной и моими ближайшими друзьями. Так что «кидалово» не подразумевалось в принципе. У меня другая проблема в этом случае: взяться за работу, которую не смогу выполнить, довести «до ума». Не люблю подводить. Тем паче близких людей.

Объезд. Кусок казахской территории внедряется в узбекскую, словно член в задницу. Приходится делать «крюк» в 80 примерно километров. Короткую дорогу закрыли конечно узбеки. Потому предприимчивые казахи на всём своём казахском участке развернули бешеную торговлю. В основном продуктами, в Казахстане они заметно дешевле, чем в Узбекистане, да и качеством получше.
В то время как независимый Узбекистан изо всех сил рвётся в светлое будущее (все заборы в Узбекистане исписаны лозунгами типа: «Узбекистон келажаги давлат!» что в переводе означает: «Ребята! Всё будет, но потом».) некоторые несознательные граждане желают получить что-то уже в настоящем. Понятно, что потерпевшая сторона не могла поощрять эти контрабандные устремления. Так вот дорогу и перекрыли.

Транспортно- экспедиторская компания которой я волею случая стал когда-то учредителем и в которой уже лет пять как только числюсь, неожиданно даже кажется и для себя, ну а уж для меня то точно получила крупный контракт. Доставка оборудования на газовую скважину в Сурхандарьинской области Узбекистана. В районе городка Байсун. Оборудование уникальное, доставляется со всего мира: Великобритания, Канада, Эмираты, Казахстан, Туркмения, откуда то ещё… А наша компания хотя и является полуофициальным представительством серьёзного иностранного перевозчика, фактически - небольшая малочисленная контора. Потому я собственно и получил это предложение – людей не хватило.

Каршинская степь долгая и заунывная как песни местных певцов – сказителей: бахши. Населённые пункты стелятся по земле да и сами строения будто вырастают из той же жёлтой степной глины, из которой сама степь состоит. Ближе к Сурхандарье появляются довольно эротических профилей холмы, а там уже и скальные нагромождения, и настоящие горы
Кашкадарья, Сурхандарья – шуршащие как щебень и песок что здесь в изобилии, слова. И имена такие же: Шухрат, Шерзод, Шерали, Шахноза, Севара, Населённые пункты: Шуроб, Шурчи, Шерабад, Шаргунь, Сайроб…
Шершавые будто степной ветер, хрустящие, словно песок на зубах во времена пыльных бурь, шаркающие о длинную пролегающую по этим местам дорогу, подобно автомобильным покрышкам.

Невообразимое количество колледжей. Для сельской местности, по которой в основном дорога и пролегает, во всяком случае, точно невообразимое. Такое ощущение что через каждый пяток км. их понатыкали. А где же студенты? – спрашиваю (время последние числа октября). Хлопок собирают студенты, не до учёбы пока. Да и диплом получают таким образом: заносишь деньги - получаешь «корку». На фиг на строительство тратились? Вагончиков бы понаставили, куда деньги заносить, и все дела.

Вдоль дороги великое множество ишаков. С раннего утра хозяева выгоняют непарнокопытных на волю, с целью избавить себя от забот по их пропитанию. Те уходят далеко - до 30 км. от дома, но что интересно, всегда возвращаются обратно самостоятельно. А претензии хозяев к животным несмотря на минимальные затраты весьма немалые. Иной раз такое на него навьючат – диву даёшься! Груз перевезти, землю вспахать. Многие молодые люди лишаются здесь девственности посредством совокупления с ишачками. Предпочтительно белой масти. Бляндинки! А ещё утверждают, что подобный зоофилический акт помогает при радикулите (уж не знаю посредством чего, может поза там какая оригинальная).
Да и бензин, который здесь товар спросовый и проблемный (край газовый, потому автомобилистов в добровольно-принудительном порядке переводят на газ-топливо) тоже похоже бодяжут с ишачьей мочой. Поразительно универсальное животное. Некоторые местные жители, кстати, подозрительно похожи на ишаков. Просто один в один включая и поведение.
Ишак, заснувший в процессе перехода дороги, самое опасное для водителей препятствие на ночных Каршинских и Сурхандарьинских трассах.

Супервайзер, для тех кто не в курсе, это контролёр или надзирающий. Моя задача организовать приём грузов на перевалочной базе в Байсуне, доставить их потом непосредственно на рабочую площадку, газовую скважину, что от Байсуна в тридцати километрах, по не самой лучшей дороге. Кроме того, в мои обязанности входит таможенное оформление, а это уже в Термезе, там таможенный пост. А так же: крупногабаритные грузы идут колонной из Казахстана – организовать питание и проживание казахов в Байсуне, опять же моя забота.

Бойсун районный центр самой южной Сурхандарьинской области Узбекистана. Жителей тысяч тридцать. На самом юге области – Термез, собственно областной центр. У Термеза контрольно-следовая полоса границы с Афганистаном проходит практически вдоль дороги, в двадцати-тридцати метрах. Ну а сам Бойсун в ста сорока километрах северо-западней Термеза. Расположен он весьма оригинально: в котловане практически со всех сторон окружённый горами. Километров за пять до въезда в город начинается затяжной крутой спуск, отсюда до самого города можно легко доехать «самокатом». В связи с таким естественно-изолированным положением здесь и погода отдельная и последнего басмача в этих местах коммуняки уработали только в сороковом году прошлого века.

Однажды я выехал из Байсуна в Термез. Утро. Холодно. На мне тёплая рубашка, два свитера и осенняя куртка. По мере продвижения к Термезу теплеет. Сперва долой куртку, потом один свитер, потом другой и я уже изнываю от жары в рубашке. При первой же возможности срочно на вещевой рынок, купить лёгкую майку. Щас – думаю - на одежде сэкономлю, потом на таблетках потрачусь.
Такие вот перепады погоды. А расстояние то всего-ничего.

Мой друг, он же начальник доставил меня в Бойсун на чудесном узбекском авто «Нексия» и скоропостижно отчалил. Не хватает людей - хоть пополам рвись. А я отправляюсь устраиваться в гостиницу. Вы будете смеяться, но она здесь есть.

Гостиница в принципе пристойная. Сортир правда во дворе, ужасно неудобно учитывая мою не первой свежести простату, отягчающую мочевой пузырь. Отопления нету, горячая вода отсутствует. А так ничё, терпимо.
Окна в гостинице двух типов неоткрывающиеся и незакрывающиеся. Замки тоже довольно символические. Таскаюсь со своим рюкзаком, в котором деньги, как дурень со ступой.
Фонарик в Байсуне предмет первой необходимости. С наступлением темноты на улицах шайтан ногу сломит. Плюс аккуратно вырубают свет вообще по всему городу два три раза за вечер. В тот же сортир выйти ночью – опасно для жизни. Впрочем Термез, областной центр, по этому показателю своему меньшому собрату и земляку немногим уступает.
Утром заходит дежурный по гостинице (мехмонхона по-узбекски), «Дустлик» («дружба» по-русски), с традиционным приветствием «Деньгядай!» Вообще ежели бы я был художником, подручных шайтана писал бы с дежурных моей гостиницы. Их трое и на всех одна типовая улыбочка. Паскудно-сатанинская. А на физиономиях впечатаны всегдашние желание и готовность чего-нибудь урвать. Общение с ними успешно подкрепляет первое впечатление.
О наличии профессии «горничная» в этой гостинице, разумеется, не подозревают, как и о существовании отбеливающих средств для постельного белья.
Дверь с сигналом. То есть при открывании и закрывании издаёт душеразрывающий визг. Номер люкс,
который я занимал большую часть командировки, мне выделили не сразу. Чужаков в Байсуне, как в любом достаточно изолированном сообществе встречают настороженно. Обуть чужака на деньги здесь считается особым шиком. А тут ещё международный проект в непосредственной близости. Город слегка одурел от невообразимого количества неместных, вплоть до иностранцев.

В 2001 году ЮНЕСКО официально присвоила культурному пространству Байсуна титул Шедевра Устного и Нематериального Наследия Человечества. С одной стороны - это высокая оценка народной культуры Байсуна, с другой - призыв к защите этого уникального культурного пространства. Понимание мировой значимости Байсуна как историко-культурного феномена стало основанием для развертывания целевой программы ЮНЕСКО по сохранению традиционной культуры и фольклора Байсунского района. Первый этап этой программы (2003-2004 гг.), осуществленный при финансовой поддержке правительства Японии через Японский Трастовый Фонд, посвящен научному изучению, инвентаризации и цифровой архивации культурного наследия Байсуна. Следующий этап, который будет осуществляться в рамках 10-летнего мастер-плана (2005-2014 гг.), будет нацелен на придание Байсуну статуса этнофольклорного, археологического и ландшафтного заповедника.
(Интернет инфо)

23 - 27 мая 2002 г. в Байсуне состоялся открытый фольклорный фестиваль "Бойсун бахори" - праздник мира, добра, дружбы, гуманизма и сотрудничества. В программе фестиваля были концерты, смотр фольклорных ансамблей, конкурс исполнителей традиционной музыки на приз Тургуна Алиматова, состязание эпических сказителей (бахши), конкурс дизайнеров традиционного костюма, выставка-ярмарка изделий народного ремесла. (и куча иностранцев – пояснение авт.)
(Интернет инфо)

Местные мне всё время втыкают сколько им тут платят всякие разные иранцы-малазийцы. Прокнокали ныне не угомонишь. Фактически конечно это всё трёп и легенды. Ни европейцы, ни тем паче азиаты особо платить не разгонятся. Да они вообще стараются с аборигенами не общаться. Больше других меня малазийцы прибивают: кто им вбил в их маленькие головы, что они цивилизованней наших узбеков? Между тем это убеждение очевидно просматривается на их одухотворённых сим сомнительным фактом лицах. Ну да видимо «из грязи в князи». Не могут подлюки отказать себе в удовольствии.
Однако вернёмся в гостиницу. О люксовости моего номера свидетельствуют остатки туалета. Ну, то есть имеется помещение и унитаз ни к чему не прикреплённый. Его можно использовать в качестве плевательницы. В Байсуне кстати штука не лишняя. Здесь сигареты почти не курят. Все сосут насвай. Эта такая зелёная бурда – смесь табака с известью и шайтан его знает, с чем ещё. Закидывается под язык, чем и достигается слабый наркотический эффект. (Всю жизнь живу в Узбекистане, но попробовать это дело так и не рискнул). Потому здешние джентльмены часто говорят сквозь зубы. Рот то забит этой бурдымагой
Вот приходит очередной в мой номер: Шасаакатенькатафай!
- Вон в ту дверь зайди, сплюнь – говорю – потом поговорим.
Ну что там ещё любопытного было в гостинице? Обогревательный прибор скажем. Сложная конструкция из кирпичей, удлинителя, пустых водочных бутылок и электроплитки полукустарного производства. С целью: с одной стороны хоть как-то прогреться, с другой не спалить к чёртовой матери здание. Устройство создано в результате многочисленных экспериментов. С привлечением специалистов со стороны. Пустых водочных бутылок понадобилось много, а здоровье конструкторов – оно не железное.

Прибыл я в Бойсун накануне начала святого месяца Рамазан, великого мусульманского поста. Братья мусульмане в предвкушении события работать не желают. Буржуи суки тоже подтверждения об оплате заказанных работ не шлют, соответственно не давая мне возможности развернуть бурную деятельность. Ну и за каким … спрашивается, я припёр в эту командировку?

Местные жители смуглы, черноглазы с удлиненными и в основном аккуратными, почти тонкими чертами лиц. Если бы в их смуглость чуть медного, краснокожего оттенка смахивали бы на северо-американских индейцев. А кстати в этих местах, неподалёку, в районе Самарканда, Китабский перевал, проходили натурные съёмки одного из фильмов с участием югославского актёра Гойко Митича в роли Чингачгкука. Кому больше тридцати наверняка помнит эту серию восточно-европейских вестернов. Наш ответ, в смысле соц.лагеря мировому империалистическому кинематографу.

Жду. Сигареты перевожу пачками и пью. Пиво вместо водки, водку вместо пива. Жду команды: Огонь!
Без водки в Байсуне – это не жизнь. Как впрочем, и во всех моих последних командировках. Один хрен работа «на жилах», да ожесточении только и держится. Ну, может ещё разбавленном, слава Богу и родителям, врождённым чувством юмора. Сочинительская жилка так же выручает. В принципе это всегда интересно. Если конечно хватит терпения, ума и оптимизма это интересное разглядеть.
Короче говоря: активное функционирование при полном отсутствии видимого или иными словами внятно различимого результата.

Спасибо познакомился со связистами. В первый же вечер спускаюсь в столовую, сориентироваться, чего тут можно съесть. Толкую с поваром, вдруг слышу за спиной: Из Ташкента что ли? Оборачиваюсь, в углу сидит весёлая компания. Давай к нам! Оказалось: мужики тоже командировочные, тащат оптико-волоконную связь. Впереди идёт мощный бульдозер «Чебоксар» и пропарывает грунт «клыком», такой штукой вроде плуга. Ну а потом туда укладывают кабель. Однако это теоретически. На практике часто приходится копать вручную. То населённый пункт, то фруктовый сад, а то рельеф местности не позволяют использовать технику. Весь день на свежем воздухе, потому наверное и каждый вечер у связистов праздник. То у кого-то сын родился, то у дочери день рожденья, то в гору взобрались, то промёрзли как собаки. Ну, повод-то он всегда найдётся.
Братва заводная. Командира их зовут Рубин. Дед назвал. Служил дед на Кубе в спецподразделении и в честь его и назвал внука. А паспортистка при выдаче паспорта решила, что это ошибка и перекрестила его в Рубена. Очень Рубин по этому поводу огорчился. Как он сам говорит «Мужик не по Дарвину, а по жизни». Шахтам - бывший десантник. Однажды летели они с Рубином в самолёте, и при посадке Шахтам стал заметно нервничать. Что такое? В чём дело? Да вот – говорит Шахтам – когда служил двадцать восемь прыжков с парашутом, взлетал двадцать восемь раз, а садиться пока не приходилось. Мой коллега, супервайзер связистов «Мирза – которому работать нелза». Это коллеги так с него прикалывались. Очень меня поддерживало общение с ними. Они одно из главных приобретений прошедшего года. Но встретишься ведь только вечером.

Всё подряд байсунцы везут из Ташкента. Ни промыщленных, ни продовольственных товаров поблизости в достатке нет. Изолированный от внешнего мира анклав. Народ к недостаткам привычный, потому и труднопобедимый.
Такая, например, полу анекдотическая ситуация. Заболел я. Простыл. Я собственно все два месяца моей командировки был простужен. В большей или меньшей степени. Страшного ничего. А вот это было самое начало. В конце самой первой сравнительно бездельной недели. Воскресенье, делать совсем нечего. Самое время полечиться. Уже назавтра делов подкинули – надо успеть.
Решил для разнообразия не водкой как обычно, а народными средствами, тем более та зараза подвела. Невыручила, несмотря на регулярное применение.

Денауская водка (Денау город вблизи Байсуна, славится расположенной там экспериментальной сельхоз лабораторией. Там даже сахарный тростник растёт) с этикеткой весёлой, ядовито-сиреневой раскраски. Интересно траванусь или нет? Надеюсь поделиться впечатлениями лично.

Потрясающей интенсивности перегар поутру. Зато местная минеральная вода - «Омонхона» говорят, очень полезна для желудка. Самый то, что надо. Стоит их в комплекте продавать. Водкой траванулся, водичкой подлечился.

Ну дак я о безводочном лечении. Купил на местном базаре лимонов, мёду и какой-то травы. Бабай-табиб клялся Аллахом, отчаянно жестикулируя, вроде там две травы и одна от головы – ухо, горло, нос, а другая для силы (как та таблетка у Сергея Довлатова, помните?).
Ну ладно думаю, в крайнем случае, буду как Сократ, тот тоже принял смерть от яду.
Табиб пытался втюхать мне и ещё какой-то пузырёк с желтоватой жидкостью, но я помня об ишаках благоразумно отказался. Как Сократ ещё туда-сюда, но как осёл – это не ко мне.
Ну и поесть же чего-то надо. Больным вроде курицу советуют. Куплю думаю, запрусь в номере и вылечусь окончательно.
Да хренушки! Не оказалось курочки. Смолотили всех! Полностью! Нету, говорят, ни в одной местной харчевне типа чайхана куриного мяса. В принципе. Через пару дней привезут. То есть я человек советский, с понятием «дефицит», буквально родившийся, но согласитесь, есть в таком категорическом отсутствии обычного продукта что-то пугающе-брутальное. Или вот скажем в бойсунских аптеках полностью отсутствует ампицилин в дозах 0,5, но только 0, 25 и баста! Не вопрос конечно, но как-то жутковато делается. Марганцовки так же нет. С целью пресечения терроризму.

Напрасно я переживал об отсутствии работы, в последующие полтора месяца мне мало не показалось.

Для начала поездка в Термез. Требуется таможенное оформление. Притом, что я давненько с таможней не общался. Отвык маленько.
Сначала у таможни было собрание. По итогам месяца. В связи с чем клиентов с утра до трёх не принимали. Потом уставшие собиравшиеся уехали обедать, на ходу пояснив: «До позднего вечера работаем брат». Итоги, по-видимому, были удовлетворительными, потому обедали до половины шестого. И «мой» ну то есть тот, которого я и ждал тоже. И вернулся таким же, как и все: сильно «под газом». Но орёл! Хотя я его взял врасплох. Буквально снял на проходной, внезапно выскочив из боковой двери. Всё равно держался молодцом, перекладывал подсунутые ему документы, вращал глазами, мягко, но настойчиво грозил сборами и санкциями. Потом ушёл. «Советоваться». Часа через полтора нарисовался. Сильное у меня подозрение, что просто ходил «проспаться». С точки зрения внешнего вида это не очень помогло, но в документы ему вникнуть наконец удалось. И он разрешил. Строго говоря, очевидное. Всё равно молодчага: колотит понты из любого положения.

Не знаю как кто а я выйдя из таможни (да из любого почти гос.органа, контрольно-карательной направленности) очень хорошо понимаю профессора Плейшнера из «Семнадцати мгновений…». Помните, вышел он из проваленной конспиративной квартиры – красота! Птички поют, солнышко светит! Но! Гестапо блядь, (пардон таможня и т.п.) не дремлет! Иди сюда дарагой!

Со временем естественно притираешься. Где подъедешь, где подмажешь. Те же люди, НО! с печатями и при исполнении.

Зато гостиница в Термезе супротив байсунской всё одно что «Хилтон» супротив ночлежки. Отопление, освещение, горячая вода и туалет тут же. Я в первый день пару раз по привычке на улицу в туалет выскакивал. Ага. Вот когда начинаешь ценить простые вещи.

И дорога, дорога, дорога….Туда-сюда, туда-сюда…
В этих местах водятся волки и лисы. Волка видел только однажды, да и то пойманного. А вот лис перебегающих дорогу неоднократно. Кстати заметил: примета хорошая.

По дороге Байсун-Термез памятник неизвестному в белом. Планшет вроде у него, посох, пинжак на плече. Как же мужику без пинжака? Может исследователь какой этих мест… Из известняка. Крепкий видать. Давно стоит. С виду хрупкий, а только физию слегка стесало. То ли ветра, то ли дожди. А может и туристы. По себе сужу, неудержался: влез на постамент и сфотографировался приобняв монументизированного гражданина. Благо тот в натуральную величину.
По маршруту Термез-Бойсун и обратно я за два месяца прокатился раз двадцать как минимум, и каждый раз интересовался у попутчиков и водителей: Кто это? Кому памятник? В основном пожимали плечами, но было и пару любопытных версий. Один, например, сказал: Это первый Иван, который здесь ходиль. А другой, задумавшись слегка, глубокомысленно выдал: Эта наверная, Гягярин или Ляманосов.

На выезде из Термеза, ну километров может через пятнадцать, селение «Каптархона». Каптар, по-узбекски, дикий среднеазиатский голубь.
- Что действительно много голубей? – интересуюсь у местного водителя.
-Нет – отвечает – это (подбирает слова) как сказать… деревня дураков.
Напрягаю всё своё воображение и, не сразу, но соображаю: А! вроде люди с птичьими мозгами?
Тут уж он задумывается, запаса русских слов не хватает: Да, да, здесь психбольница бор очен старый.
С ума сойти! И языки разные и культуры, а совпадения совсем знакомые!

Подъезжаем к Байсуну, живописно раскинувшемуся внизу. Ловлю себя на странноватой мысли: Вот я и дома.

В Байсуне разговаривающих свободно по-русски немного, но и вовсе по-русски не говорящих почти нет. По крайней мере объяснится всегда получится. Азиаты народ предприимчивый, а русский по-прежнему остаётся в Узбекистане «деловым» языком. И в Ташкенте он совершенно необходим, да и молодежь местная, как говорят до восьмидесяти процентов, большую часть года на заработках в России, Казахстане. Стимул великая вещь. Я вот вовсе не деловой человек – и ни узбекского, ни английского до сих в пристойном объёме не освоил. Правду сказать и мой русский меня не вполне устраивает.
Тем не менее, даже моему узбекскому здесь удивляются. А он я вам скажу такой, что… да никакой! Полтора слова через десять, да и те невпопад.
Мой английский примерно то же что и узбекский, утверждать что я говорю на этих языках то же что настаивать на моей богоизбранности. Я, скажем так, изъясняюсь на языках отчасти напоминающих узбекский и английский.

А по-английски не мешало бы хоть чего-нибудь припомнить. Пришло время доставлять грузы непосредственно на скважину. Буржуи бомбят е-майлами: караул всё пропало! Работа стоит связи с недоставкой оборудования. Вот ведь козлы! На всякий случай караул кричат. Что бы от себя ответственность отвести.
*
Доставка выглядит примерно так: грузы прибывают в Байсун через Ташкент, через Термез и плюс колонна самых крупногабаритных, колонной из двенадцати казахских траков. Снаряжаю два – четыре трака и тихим ходом сопровождаю наверх, на рабочую площадку или job site по-ихнему. А на сайте «европейский порядок». Я вас умоляю! Десяток подразделений одной и той же иностранной компании, хрен поймёшь кто тут где. Кому принимать доставленные грузы, куда разгружать, кто это всё мне подпишет. Бардак. Метаешься по сайту часами в поисках всего этого, а в итоге тебе спокойно так сообщают: оставляйте машины здесь, разгружать будем потом. «Потом» - это кажется первое русское слово которое буржуи здесь выучивают. А водителей грузы доставивших мне вниз как эвакуировать!? На чём!?
Я то сопровождаю всю эту музыку на самом обычном «Запорожце»! ( он правда не совсем обычный, но об этом позже)
Раз спускался я вниз верхом на автокране. Другой раз верхом на «Запоре». В салон забили семерых и вдвоём с казахским координатором на багажник. Ну а чего делать то?

Иностранцы на сайте самые разнообразные. Канадец, болгарин, американец, малазийцы, китаянка, иранцы, индус, не считая туркменов и казахов. Да каждой твари по паре. Это только те с кем я непосредственно общался. Болгарин свободно говорит по-русски и на этом основании я с ним вроде как подружился. Зовут Атанас. Бардак – говорю Атанас? Бардак - соглашается он.
И вот значится, спускаюсь вниз верхом на «Запорожце». Колотун как надо. Хорошо со мной моя фляжечка с коньяком. Уже на подъезде к «дому» нас обгоняет «Джип». Дежурный на скважине. И из него выползает улыбающийся Атанас. Пересаживаемся к нему, благо по пути. Когда я вас увидел- говорит мой заграничный друг- сразу схватился за фотоаппарат, надо же как местные жители путешествуют! Экзотик. А когда обогнал и увидел что это ты Саша вообще чуть из машины не выпал!
Посмеялись, поболтали. Они оказывается в Байсун за продуктами. Помог им, как уже почти местный житель, с покупками.
Ну и шо вы думаете!? Настрочил этот нехороший человек рапорт о нарушении супервайзером таким-то техники безопасности. Даже вроде бы с приложением фотографии. Ну не козёл? Забыл падла Шипку и глазом не моргнул.

После эксперимента с денаусской водкой и в связи с отсутствием надёжной альтернативы я перешёл на коньяк. Обнаружил здесь самаркандский. Учитывая смешную цену – чуть больше двух баксов – весьма и весьма приличный. «Тиллакоры» называется. В переводе на русский что-то вроде «золочёный» или «позолоченный». Беру значится плоский пузырёк и устанавливаю его в нанятый мной уже к тому времени «Запор». У этого чуда техники задней же двери нет, очень удобно встаёт пузырёк между задним сиденьем и боковой стенкой. Коньяк «Тиллакоры» на боевое дежурство поставлен! А уже оттуда цежу во фляжку. Мелкими порциями.

В Термезе общественный транспорт представлен исключительно маршрутными такси, в Байсуне и вовсе отсутствует. А цены на такси обычное в высшей степени договорные. Особенно в Байсуне. Одно и то же расстояние можно проехать за 2000 сумов (1,5 долл.) или за 200 сумов. На кого нарвёшься. Ездить приходится много и в итоге нанять тачку на день по-любому выгодней выходит.
В Термезе я нашёл Фархада на «Тико», а в Байсуне Равшан-ака на «Запорожце». «Запор», оказывается, очень подходящая машина для тяжёлых дорог с затяжными подъёмами. Я в технике, в особенности автомобильной полный ноль и уже потом понял, как мне повезло.
Ну а собственно Равшан-ака и его авто достойные преемники «Антилопы-Гну» и Казимира Козлевича. Восточный вариант. Равшан –ака и внешне на Козлевича похож: худощавый с большим носом и строго ему перпендекулярно расположенными усами. Кроме того Равшан-ака такой же энтузиаст- автолюбитель как и его предшественник Казимир. Мой «Запорожец» немедленно был переименован в «Uzbek jeep» и те пару месяцев что он на нас работал, несомненно стали звёздным часом «Запора».
Был у нас с Равшан-ака и свой автопробег. Встречал я туркменский конвой. Шесть здоровенных траков. Когда я ночью на своём самодвижущемся агрегате прикатил принимать туркменов у таможенного сопровождения таможенник был мягко говоря удивлён. Вы на этом вот приехали? Потом Равшан-ака и его боевого коня осмеяли туркменские водители. После чего мой бравый водитель «завёлся». Все семьдесят километров до Байсуна Равшан- ака лихо летал то в голову, то в хвост конвоя подгоняя отставших, сигналил, шёл в «лоб» на встречные машины, «подрезал» попутных «чужаков» и в общем вызвал испуг, восторг и уважение всех участников последнего участка автопробега Туркмения – Байсун.

Время за полночь. Вроде всё.
Набегаешься, наскачешься, ни хера ни решишь. Придёшь в холодную, тёмную, пустую гостиницу усталый и злой как собака. Врежешь сто пятьдесят и ни одна падла не позвонит. Не с кем поделиться неприятностями. Тогда можно поговорить с телефоном. Запрашиваешь баланс. Через пару минут он пиликнет и сообщит: у вас предоплата 8.44 USD. Всё живое слово.

Байсун довольно странно спланирован. Одним боком прижат непосредственно к горам и вдоль идёт главная байсунская улица. Здесь у них всё. И единственная баня и единственный ресторан и единственная гостиница. Парикмахерские (сартарошхона по-узбекски, единственный кажется юнит сферы обслуживание имеющийся в Байсуне в нескольких экземплярах). Фотосалон, швейная мастерская. Единственный перекрёсток со светофором тоже здесь.

В Бойсуне один светофоризированный перекрёсток. Регулируемым его назвать никак нельзя, потому местные автолюбители к правилам дорожного движения относятся снисходительно. То есть они признают их наличие, но не считают обязательным их соблюдение. А светофор вроде новогодней гирлянды. Красиво, однако.

Вдоль основной артерии расположена и прокуратура и главпочтамт. Ну и базар разумеется. Главное развлечение местных жителей. Оно и кинотеатр и дискотека и прочие культурные мероприятия успешно заменяет. По воскресеньям с утра здесь весь город. Мужская его половина, во всяком случае, точно.
А вот от этой генеральной магистрали спускаются в одном практически направлении остальные асфальтированные дороги города. На плане это должно походить на расчёску наверное. Улицы длинные и между собой если и соединены то узкими извилистыми (это ещё мягко сказано) совсем средневековыми закоулками. Справа и слева глиняные заборы – дувалы ну и само дорожное покрытие тоже естественно глиняное. Короче для автотранспорта почти непроходимо. В результате, несмотря на скромный статус Байсуна – городишко, расстояния получаются длинные. Что бы попасть на соседнюю улицу, находящуюся может в пятидесяти метрах надо вернутся обратно на главную и оттуда снова спуститься к месту назначения. Километраж наматывается несопоставимый со статусом небольшого районного центра.
А хотя может и ничего странного. Тяжело небось было буденовцам выковыривать отсюда местных патриотов системы «басмач», а? Посреди дорога ровная, а вокруг лабиринты. Идеальная для засад планировка.

Работа своим чередом. Для какой-никакой починки дороги и для буксировки самых тяжёлых траков нам необходим бульдозер. Перед самой скважиной тяжёлый, крутой и затяжной подъём. Надо грузовичкам помогать. Бульдозер, о котором мы договорились заранее, ясный перец куда-то пропал. Вернее сказать хозяин его уже кому-то перепихнул. Цейтнот ещё тот.

В Ташкенте областного можно сразу вычислить таким манером: у нас принято оплачивать маршрутное такси «вперёд». Так вот областник свои деньги будет до последнего конца держать. Уже водила изорётся весь – «Кто не оплатил!? Передайте за проезд! Я не поеду, пока не оплатите!!!» Уже с им истерика сделается и только тогда наш провинциальный гость…
А объяснение есть. Областники люди восточные в чистом виде, без примесей. Столичные узбеки по любому уже подверглись европейскому влиянию, а те нетронутые.
А восточному человеку давать деньги вперёд нельзя категорически (а кому же как не человеку из глубинки об этом знать). Для восточного человека деньги самоценны, они цель. Достигнув её он уже абсолютно искренне не понимает: А зачем? Для чего собственно? Какие договора, обязательства, контракты? Нет, он будет конечно, но уже довольно нехотя.
Европеец - машина. Автомат. Лязгает, громыхает с явной и определённой целью. Азиаты мягкие, нежные, хитрые, скользкие с невнятно выраженными направлениями. НО! Чётко осознаваемой целью – деньги.

Короче с бульдозером один фиг надо чего-то решать. Тем паче буржуи уже в истерике: почему нету согласно контракта? И не желают козлы понимать, что тут им не Европа. Нашли местного начальника: помогу, говорит, Саша-ака.
Пятеро суток, что мы носились по окрестностям Байсунского района в поисках этого грёбаного бульдозера я и на старости лет буду вспоминать. Бульдозеров за эти дни я видел столько, сколько не видел за всю предыдущую жизнь. Да и всякого прочего тоже.

VOGELE, LIEBHERR, KATO, МАЗы, КаМАЗы, огромное количество мощной дорожно-строительной техники. Используют её иногда весьма своеобразно. Экскаватором Либхерр например, в дорожном городке-гараже колют дрова. Подставляют брёвнышко под зубья ковша и тот со всей своей либхеровой дури давит его повдоль пополам.

Одних денег на тачки ухайдокал я тучу, но нашли таки где он, бульдозер есть. Стоит родимый без всякого дела. Но это ребяты только начало. Начальников на бульдозер оказалось человек десять и все они как нетрудно догадаться в противоположных друг другу местах. Поездки, ожидание, переговоры. Говорит в основном местный кадр. И понятно, что он не за так со мной мотается – то и дело просит «отойти» или чаще сам куда-то свинчивает. Азиатские тонкости. Церемониальнейшие изъявления в совершеннейшем почтении. Почти всегда завершающиеся грубыми ругательствами «в сторону». Кичерасыз, илтимос, рахмат, мархамат, что в переводе означает пардон месье, экскьюзми, примите мои уверения, поверьте я никогда бы не посмел ежели бы не крайние обстоятельства и пр. пр. пр. И всё это продолжается с восьми утра и до десяти-одиннадцати вечера. Я уже начинаю тихо звереть. И что блядь самое обидное: ясно, что бульдозер есть, ясно, что он свободен – цену набивают суки. Опять же любит восточный человек, когда его просят, просто обожает. Справедливости ради – это и не только восточный.
Наконец согласовали всю цепочку, осталось последнее звено – бош камандир. В смысле самый главный. Ну, этот уж, безусловно, нервы помотал за всех предыдущих. И главное дело он предварительно уже разрешил, но должен присутствовать лично. Теперь история знакомая ещё от Райкина: бульдозер – бор, трейлер – бор, бош начальник –ёк. Бульдозер-бор, бош начальник – бор, трейлер – ёк. Бульдозер – бор, трейлер-бор, бош начальник – бор, бульдозерчи (бульдозерист в смысле) – ёк!
Хаммасы бор!!! Озод-ака ёк! Кто такой Озод-ака, мать вашу!? Эээ! Не знаю. Никто не знает, без него нельзя. Мы нашли его!!! мы достали этого урода из-под земли! Трейлер ждёт когда на него загрузится бульдозер, начальник поблизости олицетворяет собой «добро» и в этот момент ………………ать, ять и т.п. у бульдозера полетела какая-то железяка!!!!! Я вам честно скажу, я чуть не родил.

Наконец этот долбаный бульдозер загружен на трейлер, в кабину тягача посажен бульдозерчи и всё это едет туда, куда мне надо. Я сопровождаю на легковушке. Трейлер движется медленно, поэтому мы заезжаем вперёд и дожидаемся. Голая степь. Одиноко торчащая остановка. Ощущение такое, что не ступала здесь нога пассажира. Ан нет. Пока дожидаемся бульдозер читаю надписи на стенах. Некто Йулдош не поленился прокарябать своё имя в штукатурке. Миша расписался широко, полметровыми буквами, русак видать. Какой-то бедолага по имени Дилмурод судя по надписи, кочумал здесь 02.01.06 года. Чего ему дома не сиделось? А вот совсем замечательно, классика жанра: Бобомурод + Мухлиё = С. в смысле «севиш». Вишь как: и тут она торжествует – любовь. Я тоже на остановке отметился, я на неё напИсал.

Самый крупный конвой, прибывший в Байсун, как уже упоминалось казахский. До Байсуна его дотащила одна команда водителей, а позже для подъёма к месту назначения подтянулась другая. Казахи народ шумный, шебутной. Одно слово: «воины Чингисхана». Был тут и трахаль-террорист, все разговоры которого вращались вокруг этого самого. Он и в Байсуне нашёл подружку, а это почти невероятно в большом восточном, по существу кишлаке. Другой одержим страстью к выпивке. Я и сам это дело люблю, но перед ним и я пас. «Беспощадный истребитель спиртного» я его прозвал, чем вызвал восторг его сотоварищей. Ещё один большой любитель бонусов. Всё ходил да намекал, мол надо бы доплатить бы. Жили мужики непосредственно на базе, там им организовали некое подобие гостиницы. Так вот через пару дней один из казахов запросился в гостиницу. Чего спрашиваю так? Оказался очень религиозным человеком. А остальная братва ежевечерне киносеанс устраивает. Про это. Дас ис фантастишь! Пришлось выручать доммулу. Ну а подружился я с их координатором. Парень молодой, но на удивление рассудительный. Ну и мужик как надо. Он со своей командой чуть раньше меня уехал. Я даже затосковал. Вырезал из картона табличку, которую в гостиницах на ручки дверные вешают, затарил спиртного, табличку снаружи вывесил и весь день тосковал. Что характерно никто не беспокоил. На табличке было написано «Долбоёбам не входить. Убъёт!»
А как водители казахи, безусловно, молодцы. Большую часть машин подняли без дополнительной буксировки. Приятно иметь дело с профессионалами.

По мере прибытия грузов, и бумаг грузосопроводительных у меня прибавляется. Рюкзачёк, который всегда со мной тяжёлый как кирпичами набитый. Плечо под тяжестью бумаг отнимается в буквальном смысле. Наряду с бумагами в моём арсенале всегда степлер и мобила: личное оружие супервайзера.
Вот ещё кстати о бумаге: В левом заднем кармане моих джинсов туалетная бумага, в правом тоже бумага, но уже с изображениями американских президентов. Есть в этом очевидная символика.

Местную кухню я как старый гурман своим вниманием, конечно, обойти не могу. Вернее сказать в данном случае речь пойдёт в основном об отсутствии таковой. Ежели понимать под термином «кухня» набор оригинальных блюд и способов приготовления. Байсунцы налегают преимущественно на три блюда: мясо жареное, мясо жареное с бульоном и мясо жареное на палочках, то есть шашлык. Край чрезвычайно мясной и казалось бы, должны быть в связи с этим какие-то кулинарные изыски – ни хрена подобного. Чудовищно жирная и так же примитивно приготавливаемая пища. Даже шашлыки которых уж здесь то должно быть в избытке и нехороши и всего-то двух сортов: кусками и молотый. В Ташкенте скажем видов пятнадцать, а может и больше. Через месяц от однообразия, обилия жира и мяса тянет блевать. Я лично впервые захотел сделаться вегетарианцем. Ну, хоть бы на время.

Одна из бойсунских столовок, чайхана «Ширин». На стене слева фотообои с видом ниагарского водопада. На стене справа мифологическая сцена. Герой, бойсунец ясен хрен, раздирающий тигра. У ног пахлавона (богатыря) лев которого он, по всему видать, уработал буквально токо-токо.

Салфетки в байсунских столовых многоразовые. Нарезанные вафельные полотенца. Потом в хлорочку и обратно на столы. Трудно сказать какой экономический эффект этим достигается, но видимо имеет место, потому и в Термезе та же история. А ещё подают салфетки из махровых полотенцев. И что особенно любопытно не всем, а только важным клиентам. Я тоже такой чести удостоился.
И плюс ещё одного акта признания. Официант, принимая заказ, непременно принесёт вам лепёшек вдвое больше необходимого. С одной стороны вроде заботится, а всё одно ведь не съешь, но уже заплатишь. Такая вот восточная хитрость. Так вот спустя некоторое время мне стали приносить хлеба «в меру». То есть вроде «свой», лоховать уже и не удобно как-то.
Всё конечно довольно просто: в Байсуне я единственный русский. Водители не в счёт они в основном на базе. А я с утра до вечера по городу ношусь. Ну и примелькался. Я здесь почти как космонавт, тот самый «Гягярин». Или «Ляманосов».
Называют меня Саша-ака. Средняя пара «аа» сливается и почти выпадает – получается похоже на Сашка. Удивительная смесь фамильярности и уважения. С другой стороны Александр-ака труднодлиннопроизносимо и вряд ли я получил бы такую известность в Бойсуне с подобным именем.

В окошке маленького магазинчика типа «комок с кукушкой» опаюшка (опа – узб. сестра или тётя, уважительное короче обращение) совершенно архаичного вида.
-Ассалам алейкум опа, Pall Mall бормы? – спрашиваю.
Всего ожидал: не поймёт ни бельмеса, закроет лицо и отвернётся, испугается, ну нагрубит в конце-концов, (грубость лучшая маска для смущения) только не этого: Now – отвечает, завтра специально ради Вас принесём.
Да – думаю - видок у меня видать совсем не здешний.

Ну что ещё из пищи? На десерт скажем: фантастически сочные байсунские яблоки, такие же шерабадские гранаты. Термезская хурма обязательный гостинец, который увозят с собой залетающие в Термез лётчики.

По приезде к месту назначения погода была тёплая. К концу ноября, однако, стало холодать. Зима она и в Узбекистане зима. Ну – думаю, надо как-то утепляться. Решил, что бы уж окончательно влиться в ряды местного населения приобресть узбекский чапан. Довольно тёплая одежда. Стёганый ватный халат. Главное неудобство этого вида одежды для европейца – полное отсутствие застёжек и карманов. А у меня кроме мобильника, ручки, записной книжки, денег ещё мешок всяких мелочей совершенно необходимых и особенно в те моменты когда их под рукой не оказывается. Пошёл в ателье – турта карман – говорю - керак. В смысле четыре кармана пришить надо бы. Восторгу местных белошвеек кажется не было предела. Русский, чего-то лепит по-узбекски, да ещё и в чапане. Пришили мне карманы между прочим, совершенно бесплатно. Сказали: не надо, мехмон. Гость в смысле.
Так что когда уже откроют музей имени меня, то одним из экспонатов будет он; у Ильича был пиджак с дыркой, а у меня чапан с карманАми.

А чуть позже прислали мне ребята армейский бушлат. С ним тоже связана маленькая история.
Догоняет меня в коридоре гостиницы дежурный. Тот, что вечно чего-нибудь у меня клянчит. Шакалье отродье. Деньгядай.
- Саша-ака, один такой куртка, как у вас, можно достать?
Ну, - думаю, - гнида, углядел уже потенциальную добычу.
- Это брат не куртка, - отвечаю раздражённо - это бушлат. Выдаётся боевым офицерам и приравненным к ним. Тебе такой прикид не положен. Не видать тебе такого бушлата как своих ушей.

А кстати ещё немного про чапан. В холодное время его плотно запахивают, а кисти рук прячут в противоположные рукава, вроде как в муфту. И что любопытно, я заметил - в этом случае ты непроизвольно сгибаешься в полупоклоне и шаг, чапан-то длинный, становится укороченным, семенящим, как бы подобострастным. Вот из таких, наверное, мелочей и складывается в итоге менталитет народа.

На скважине между тем потихоньку стало появляться подобие порядка. Тут же образовались явные начальники. Раньше там тяжеловато было их обнаружить. Самый главный малазиец. Росточку малого и внешность имеет невзрачную, но понтов, понтов!!! На трёх богатырей.
В тот момент, когда практически все грузы были подняты к месту назначения, буржуев заинтересовал мой моральный облик. Тут уж припомнили и мою боевую фляжку, и езду верхом на «Запоре» и участие в разгрузках без каски и неадекватную реакцию на, между нами говоря, такие же их неадекватные требования. Короче моему начальству настоятельно рекомендовали заменить меня на сайте другим, более презентабельным представителем. Больше всего меня поразило, что буквально тремя днями раньше я с этим парнем, Крисом зовут, говорил. О’Кей – спрашиваю? О’Кей – улыбается. Интересно кто этому крисёнку про меня так красочно настучал?

Ну ладно, раз ежедневные подъёмы на скважину отпадают, хоть финансовый отчёт напишу. Давно уже его у меня запрашивают. А финансовый отчёт супервайзера это я скажу отдельная история. Траты мои велики, непрерывны и разнообразны. Тут и погрузка-разгрузка и грузо-пассажирские перевозки, гостиница, пропитание водителей, таможенные сборы и поборы, миллион всяческих фото-ксеро-канц услуг и товаров. В гостинице света нет как обычно. Взял с собой на базу лэп-топ устроился в тамошней столовке и под крепкий чай, сигарету и музыку из «Криминального чтива» (тот момент, когда герой Брюса Уиллиса уматывает со своей подружкой от обманутого босса) я его и строчил. Вроде разведчика, что увидев вражьи документы страшным напряжением памяти восстанавливает их уже в безопасном месте. Восстановил однако – мелодия уж очень зажигательная. Местные поварихи робко наблюдали за мной «в дырка» окошка раздачи.

Пару дней спустя после моего отлучения от скважины навестили меня мой водитель и бульдозерист, они то по-прежнему ежедневно там дежурят. Говорили со мной тихонько, как с больным. Успокаивали.
Ну ни хрена себе: светлейший князь Саша-ака в изгнании.!
Смешно. И приятно всё-таки. Добрые люди! Впрочем, Бог других и не делает. Просто некоторые сатанеют со временем.

На этом собственно моя командировка почти закончилась. Съездил я ещё пару раз в Термез. Последний раз уже жестоко простуженный. Температура под сорок. Да ещё подселили мне в номер американского туриста. Джесси из Нью-Йорка. Молодой, симпатичный в общем парень. В своём пальто, драных джинсах и собачьей шапке очень похожий на героя Джека Лондона. Пришлось, собрав все остатние силы как-то обозначить узбекское гостеприимство. Чего-то я ему лепил на своём английском. Видимо складно, потому что в итоге он предложил вместе с ним протестировать здешний коньяк. Но во мне уже было с пол кило антибиотиков и прочих медикаментов, не до выпивки уже. Лежал всю ночь в бреду. Бредил при чём «про себя». Было полное ощущение что «крыша едет». Но, думаю, раз я понимаю, что она едет, значит это пока «контролируемое сумасшествие». Уснуть так и не смог. В голове крутились траки, трубы, финансовые отчёты, голые женщины, таможенные декларации, малазийцы, куски жирного мяса, утки переходящие дорогу перед траком с негабаритом, ишаки, бульдозеры, срывающиеся в пропасть, ла-ла-ла, бла-бла-бла…

Похоже, пора домой.

Ташкент – Байсун - Термез
октябрь – декабрь 2006 г.


Теги:





0


Комментарии

#0 09:38  17-05-2007Сэмо    
уууууууууу...

епонский бох...

кто оилит тегст, скажите - интересно хоть?

#1 09:45  17-05-2007Эсид Принцесс    
да..рил мог бы частями скинуть...не осилила
#2 09:55  17-05-2007Немец    
я читал раньше. Читайте, господа. Текст хороший, ровный, приятный.
#3 10:01  17-05-2007Файк    
Патом пачетайу,ёптъ!
#4 10:14  17-05-2007ZEBRA    
Паучительна.

Напоменаит похождения западногирманскава рипартера Гюнтера Вальрафа.

А по объему...

#5 10:23  17-05-2007Дядька Арго    
Слеза на глаза навернулась! ...апа Pall Mall бормы? До глубины души затронул... Маладес! Пеши исчо акаджон!!!
#6 11:13  17-05-2007NIHKIDERB    
Начал читать, потом думайу не, ниасилю наночь глядя то. Глоза никазенныйа.
#7 11:29  17-05-2007Samit    
напрягают моё лицо до неузнаваемости.

Я делаюсь похожим на своё фото в паспорте

____________________________________________

пьянки, не с целью приблизиться к радости, но с целью удалиться от печали

____________________________________________________


хорошо написано. и в целом отменно...

#8 11:34  17-05-2007Немец    
Саша, с почином, кстате, тебя на литпроме!
#9 14:48  17-05-2007Aas    
Супер текст. Полдня не работал...
#10 14:52  17-05-2007Чезанах    
Зашибись..
#11 14:57  17-05-2007Француский самагонщик    
бля, на бумаге так разоришься. придётся распечатывать
#12 15:02  17-05-2007кешастик    
Француский самагонщик, а ты на оборотках.

Распечатала... Вечерком зачту.

#13 15:14  17-05-2007Француский самагонщик    
кешастик

ненавижу оборотки

#14 15:17  17-05-2007Француский самагонщик    
кстати, там Пригодич явился. снова каменты к себе хуярит. кто как, а я соскочил с этой иглы
#15 15:18  17-05-2007кешастик    
Француский самагонщик, эка денег!


Тож соскакиваю.

#16 21:40  21-05-2007александр махнёв    
всем спасибо за тёплый приём. касательно объёма: я вообче-то коротко пишу, И ДАЖЕ БОЛЬШИЕ ТЕКСТЫ ПО СУЩЕСТВУ КУЧА МИНИАТЮР. так что читать их можно в любом порядке и совсем необязательно полностью. а в принципе могу и кардинально противоположное по размеру тиснуть. не знаю просто пока предпочтений здешней публики)вот разберусь и тады ась)
#17 21:43  21-05-2007кешастик    
Кстати, очень понравилось. В субботу 2 часа стояла в пробке и, наконец, прочитала.

Нам и не снилось все, что тут описано.

#18 06:13  22-05-2007old punker    
пышы паменче,текс ништяк.
#19 11:13  22-05-2007Француский самагонщик    
осилил - и не пожалел. интересно, живо, сочно, со смыслом.
#20 14:29  10-08-2007Кadyroff    
Первая часть антропологически познавательна, а вот вторая лично для меня - крайне обалденна. Кашкадарья предстала как живая... во были времена

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:14  29-11-2016
: [25] [Было дело]
Был со мной такой случай.. в аптекоуправлении, где я работал старшим фармацевтом-инспектором, нам выдавали металлические печати, которыми мы опломбировали аптеку, когда заканчивали рабочий день.. печатку по пьянке я терял часто, отсутствие у меня которой грозило мне увольнением....
18:50  27-11-2016
: [17] [Было дело]
С мертвыми уже ни о чем не поговоришь...
Когда "черные вороны" начали забрасывать стылыми комьями земли могилу, сочувствующие, словно грибники, разбрелись по новому кладбищу. Еще бы, пятое кладбище для двадцатитысячного городишки- это совсем не мало....
Так, с кондачка, и по старой гиббонской традиции прямо в приемник.

Сейчас многие рассуждают о повсеместной потере дуъовности, особенно среди молодежи. Будто бы была она у них, у многих. Так рассуждают велиречиво. Даже сам патриарх Кирилл...

Я вот тоже захотел....
Я как обычно взял вина к обеду,
решил отпить глоток за гаражами,
а похмеляющийся рядом горожанин,
неторопливую завёл со мной беседу.

Мой собеседник был совсем не глуп,
ведь за его плечами "восьмилетка."
Он разбирался в винных этикетках,
имел "Cartier" и из металла зуб....
09:26  18-11-2016
: [47] [Было дело]
Выползая на ветхо-стабильный причал,
Окуная конечности в мутные волны,
Кто-то ржал, кто-то плакал, а кто-то молчал,
За щекой буратиня пять рваных оболов.

Отстегнув за проезд, разогнувши поклон;
От услышанных слов жмёт земельная тяжесть....