Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Сказ о Золотом Мальчике. Часть 1.

Сказ о Золотом Мальчике. Часть 1.

Автор: дыр_КОпф
   [ принято к публикации 03:43  21-07-2007 | Raider | Просмотров: 584]
Еще до рождения на него была возложена Первая Большая Надежда: удержать Отца в Семье. Родившись, оправдал. Отец почти вырвался однажды – не появлялся в Большом Доме несколько дней. Мальчик отказался от еды, и когда кто-то из Семьи пытался подойти к нему, громко плакал. В один из этих дней Старшая Мать ушла рано утром из Большого Дома и вернулась только вечером – с Отцом. В день Возвращения мальчик впервые улыбнулся – ему. Отец очень любил Золотого Мальчика. Правда, он никогда не выказывал своей любви, но Золотому Мальчику достаточно было чувствовать ее.

Каждое утро Отец куда-то уходил. Это называлось «на работу». Золотой Мальчик очень боялся, что Отец может снова не вернуться. Он лежал в своей кроватке и внимательно прислушивался, чтобы не пропустить звук его шагов. Когда мальчик уставал, он засыпал ненадолго. Когда был голоден, он криком подзывал Мать, и та кормила его. Проснувшись или отвалившись от груди, он продолжал прислушиваться. Так, помимо «есть» и «спать», у Золотого Мальчика появилось еще одно занятие: «ждать».

Часто Старшая Мать или Мать выносили его из Большого Дома и укладывали в другую кроватку – «коляску». На короткий миг что-то белое и теплое слепило глаза, иногда в белом мелькали пятна другого цвета. Сразу после этого мальчик ощущал под спиной твердую поверхность, сверху над ним появлялось нечто – можно было больше не жмуриться. В голове и по всему телу начиналась легкая дрожь. Где-то далеко впереди Золотой Мальчик видел смутную тень одной из Матерей. Он закрывал глаза и засыпал.

Дни, когда Отец оставался в Большом Доме, назывались «выходные». Их Золотой Мальчик любил больше всего. В такие дни Отец почти всегда был где-то рядом. Мальчик старался приподнять голову и поворачивал ее в ту сторону, откуда доносились запахи и голос Отца – так можно было его увидеть. Он был большой и сильный. Когда он подходил к кроватке Золотого Мальчика и склонялся над ней, то закрывал собою Солнце, и оно переставало щекотать глаза. Мальчик внимательно рассматривал лицо Отца. Ему хотелось потрогать это лицо, и он тянул к нему руки. Иногда Отец вытаскивал Золотого Мальчика из кроватки и прижимал к себе. Когда это случалось, сердце мальчика замирало. Не было ничего вокруг – только тепло и запах Отца. Этот запах был особенным.

Мать почти все время была рядом. Ее не надо было «ждать». Стоило Золотому Мальчику издать звук, и она тут же подходила к нему. От Матери тоже исходило тепло, но не такое, как от Отца. И пахла она по-другому: едой. Еще Мать умела растягивать своим голосом звуки, от чего становилось спокойно и хотелось спать. Иногда, когда мальчик был у Матери на руках, она прижимала его к себе и говорила об Отце. Из ее глаз каплями выступала вода и падала ему на лицо. Мальчик чувствовал, что Мать говорит Неправду.

Телок ласковый – голубые с поволокой глаза и длинные ресницы – он вызывал у Матери странные эмоции. Она любила его – по-своему. Он давал ей ласку и нежность, недополученные от Отца. К тому времени Мать уже знала, что все мужчины сволочи. Она поцеловала Золотого Мальчика и повязала ему на голову косынку. Так Золотой Мальчик на какое-то время стал Нашей Девочкой. Позже, когда он немного подрос, Мать сказала ему, что Отец всегда хотел девочку. Отец угрюмо молчал. Впрочем, обо всем по порядку.

Наша Девочка росла. У нее появились игрушки. Пытаясь дотянуться до них, она научилась подниматься и сидеть. Игрушки были разные, но Любимой Игрушкой был фиолетового стекла флакон в форме машины – он почему-то пах Отцом. Оказалось, что, сидя, можно гораздо лучше рассмотреть Большой Дом и все, что в нем находится. За пределами кроватки вдруг появилось много Непонятных Вещей. Девочке хотелось их потрогать и попробовать на вкус. Она подолгу смотрела на какую-нибудь из них, пытаясь приблизить к себе, но вещь не слушалась. Тогда Наша Девочка попыталась сама к ней приблизиться – ползком. Вещь стала ближе, но в руки не давалась. Стало ясно – надо выбираться из кроватки.

Месяц спустя, Наша Девочка уже стояла в кроватке. Теперь вечером, когда приходил Отец, она могла не только слышать его голос. Она заворожено смотрела, как он появляется на пороге Большого Дома, улыбалась и тянула к нему руки. Вскоре Нашу Девочку вытаскивали из кроватки не только, чтобы подержать на руках, покормить, переложить в коляску или выкупать, но и для того, чтобы она могла дотянуться до Непонятных Вещей. Вещи были непростыми: каждую из них взрослые, определенным образом складывая губы, называли своим именем. Еще они делились на Нельзя и Просто Вещи. Когда девочка пыталась потрогать или затащить в рот первые, взрослые хмурились, говорили «Нельзя!» и спешили их отобрать. На Просто Вещи они никак не реагировали или улыбались.

Очень скоро у Нашей Девочки появились два новых занятия: «говорить» и «ходить». Слова давались легко. Семья теперь состояла из «ма», «па», «де», «ба». Обрели звучание желания и действия: «ам», «дай», «на». Заговорили картинки: «ав», «му». Дальше – больше… Вот с «ходить» было сложнее. Каждый раз, когда девочка пыталась сделать шаг, голова становилась тяжелой, она теряла равновесие и падала навзничь. Наша Девочка громко плакала от боли и непонимания (ведь взрослые ходят и не падают – что она делает не так?), но попыток не прекращала. Полы в доме были срочно застелены ватными одеялами. Старшая Мать смотрела на все это и сокрушалась: «Господи, убьется ребенок, прежде чем научится ходить!». Однажды Отец, придя с работы, присел на пороге комнаты и протянул к девочке руки. Позабыв о «тяжелой голове», она зашагала к нему. Не дойдя пары шагов, упала, но уже не назад, а на выставленные вперед руки. Оставшееся расстояние она вмиг преодолела ползком. Так Наша Девочка научилась ходить.

После этого события мир вокруг стремительно расширялся. Помимо Большого Дома, откуда-то появился «двор». Во дворе, как и в доме, тоже были Непонятные Вещи. Некоторые из них умели бегать и даже издавать звуки. Вещи во дворе тоже делились на Нельзя и Просто Вещи. Позже все они получили свои имена. Так появились трава, небо, земля, деревья, кошка, куры… Новых вещей было много, запомнить их все словами – нелегкая задача. Так, придавленный лопаткой «жук» оказался «лягушкой». И когда Наша Девочка попыталась затащить его в рот, взрослые переполошились. Значит, жук – это лягушка, а лягушка – это Нельзя.

А потом…

Когда Нашей Девочке было почти два года, у Отца и Матери родилась Настоящая Девочка. Она была черноволосая, пила много молока из груди Матери, и все с ней сюсюкались. Настоящая Девочка была маленькой, но иногда ее крик наполнял собой весь Большой Дом. Тогда взрослые бросали все свои дела и сбегались к ней. Нашей Девочке говорили: «Не мешай! Иди, поиграй во дворе» или «Не шуми! Посиди тихонько». Так появился Сам По Себе Мальчик. Он был тихим и незаметным.

Вскоре после рождения Настоящая Девочка заболела. Семья очень переживала. Все стали думать и говорить только о болезни. Обе матери плакали – приходил доктор и сказал, что девочка может «умереть». Сам По Себе Мальчик не знал, что такое «умереть». Наверное, что-то страшное, потому что при упоминании об этом лица взрослых вытянулись, а глаза стали мокрыми. Но мальчику не было страшно. Он знал, что Настоящая Девочка не умрет. Ее смерть расстроила бы Отца. Отец красивый и добрый, и ничто не должно его расстраивать. Поэтому болезнь Настоящей Девочки – это еще не конец истории.


Теги:





0


Комментарии

#0 22:35  22-07-2007Голопупенко    
торкнуло.
#1 00:58  23-07-2007Еаgle    
Ух. Сплошная терминология.
#2 10:55  23-07-2007Вечный Студент    
ниасилил

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
02:39  20-01-2018
: [2] [Графомания]
Я вспарывал землю лбом,

На ты был со стужей,

Столько швов на мне , пломб,

Душа моя, промерзшая лужа,



Столько кожа не стерпит,

Лопнет словно бумага,

Листа осеннего трепет,

Солнца зимнего брага,



Ничего не забыть,

Ничего не отнять,

Тишиною завыть,

Да где ж ее взять,



Да где же убогому,

Найти свой приют,

Столько шума вокруг, гомона,

Облака

скалятся, корчатся ,...
00:36  18-01-2018
: [11] [Графомания]
Валентину весело у Машки
Каждый вечер трескать пироги.
Молоко налито в белой чашке
И попробуй котик убеги.

Сам то он наверное не белый
И пушистый как сибирский кот,
Но рукой всё гладит загорелой
Лишь его стряпуха целый год.

Спросит,-Ты наверное устала,
Прежде чем ласкаться до утра....
Качает лодочка озябшими бортами,
Ведут нас морем, словно лошадь под уздцы.
Смеются чайки беззастенчиво над нами,
Да на погонах вертят дырки погранцы.

Их старший, с кортиком, как пёс цепной неистов,
Такому крикнуть бы: Послушай, капитан!...
09:06  15-01-2018
: [13] [Графомания]
В старом буфете за пачками с чаем,
В древнем кувшине, покрытым золой,
Ты обнаружишь, явно случайно,
Спрятанный кем-то один золотой.

В руки возьмёшь и на нём прочитаешь:
"Тот золотой ты отдай бедняку".
Надпись прочтёшь и потом зарыдаешь:
"Нет, ни за что я отдать не смогу!...
00:35  15-01-2018
: [54] [Графомания]
Сегодня Миронов испытывает уверенность в собственных силах. Потому что умеет договариваться с руководством, выбивать деньги из спонсоров и даже переваривать критику коллег по цеху научился.
Он подходит к окну, как обычно, чтобы проследить за Аллой....