Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Децкий сад:: - Живя в Цeмeнтной Дoлине

Живя в Цeмeнтной Дoлине

Автор: miskiy s.g.
   [ принято к публикации 07:26  08-08-2007 | Психапатриев | Просмотров: 270]
Не знаю, верит ли кто-нибудь в то, что между девочкой и тeлeвизором может быть дружба, но я верю. Потому что история, о которой пойдет речь просто заставляет в это поверить. По крайней мере, в дружбе между двумя людьми я усомнюсь намного больше. Ведь, в мире, в котором люди давно перестали доверять друг другу, человеку остались преданы лишь его искусственные друзья. Это машины.
Но начнем нашу историю с самого начала.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Полина – кудрявая девушка 19 лет
Tэ Bэ – тeлeвизор

Порт. Раннее утро.
По набережной идет Полина,
улыбаясь и разговаривая сама с собой.

Полина: Когда порт просыпается, я слышу музыку труб и вижу корабли. И первых чаек в небе. И сонные рыбаки то здесь, то там, закидывают удочки. Их сны шипят по радио, что они с собою притащили. И музыка у меня внутри громче, чем мысли о предстоящем дне. В ней лязг цепей и шум волны. Я в ней купаюсь. Я с нею просыпаюсь.

Навстречу Полине идет худощавый мужчина в очках, который держит в руках большой тeлeвизор.

Мужчина (ворчит): …разобью тебя сейчас и сразу домой.
Полина (останавливается): Извините, а вы его что… выбросить хотите?
Мужчина: Да. Вон на те камни.
Полина: Зачем?
Мужчина: Мне жена уже все уши прожужжала… Кричит, выброси его и выброси… На кой он тебе нужен? Купи себе новый тeлeвизор, а этот, говорит, выкинь.
Полина: Лучше отдайте его мне. Не разбивайте. Не надо.
Мужчина: Тебе? Зачем? Он же практически не работает.
Полина: Все равно отдайте.
Мужчина: Ты не чокнутая случайно? А?
Полина: Ну…я…
Мужчина: А ладно. Если он тебе так нужен — на, забирай, и отстань от меня (отдает тeлeвизор Полине).
Полина: Спасибо… Ой, он тяжелый!
Мужчина: А ты чего ожидала? Помочь может?
Полина: Не, не надо. Как-нибудь справлюсь (смеется).
Мужчина: Ну. Смотри сама.
Полина: Спасибо вам еще раз.
Мужчина: Да ну тебя. Делай с ним, что хочешь (уходит).
Полина: Спасибо.

Пауза

Полина (разглядывает тeлeвизор): Видишь, как получается? Чуть тебя не разбили. Еще чуть-чуть бы и все… Какой у тебя хозяин — сразу выбрасывает. Фу, а пыли сколько. Когда тебя в последний раз вытирали? И кнопки, вон, совсем не держаться.
Tэ Bэ: Хорош меня трогать-то, дорогуша.
¬Полина (вскрикивает и бросает тeлeвизор): Ай! Как это?
Тeлeвизор не упал и не разбился. У него вдруг появились небольшие пластмассовые ноги, на которых он тут же ловко забегал.
Tэ Bэ: Ну, как? Током ударило, да?
¬Полина: Д-да...
Tэ Bэ: Это бывает. Я всегда бью током тех, кто мне симпатичен. Случайно. Не специально. Рефлекс у меня такой. Ничего не могу с собой поделать. Так что извини. Можешь считать, что в тебе что-то есть.
¬Полина (растеряно): Ничего себе. А как это? Ты что… Ты…это самое… живой получается?
Tэ Bэ: Нет — притворяюсь. Конечно же, я живой! Сама не видишь, что ли?
¬Полина (радостно): Вот это да! Говорящий тeлeвизор!
Tэ Bэ: Отличная шутка. Вообще-то все тeлeвизоры умеют разговаривать. Только они как балаболки болтают о том, о сем и сильно устают за день. У них просто не остается сил, чтобы потом говорить от себя.
Полина (дотрагиваясь до тeлeвизора): А имя у тебя есть? Или… Ай! Больно! (одергивает руку).
Tэ Bэ: … осторожней. Что же ты? Я ж говорю, что ток.
Не… нет у меня имени. Но в принципе ты можешь называть меня Tэ Bэ. Коротко и легко запоминается.
¬Полина (смущенно улыбаясь): А меня зовут Полина. Я… в принципе — дура.
Tэ Bэ: Дура? Ого! Ну, дурой быть не так уж плохо. А с чего ты это решила? Ну, я имею в виду, что ты дура?
¬Полина: Мне все об этом говорят. А все началось с того, что еще в детском саду я нарисовала Mарука?
Tэ Bэ: Кого-кого?
¬Полина: Ну, Mарука. Я его сама выдумала. Mарук ¬— это такой Царь Горы. Он живет в Цементной Долине и однажды он заберет меня на свою гору, и я стану вечно счастливой.
Tэ Bэ: Да уж… Что же тогда рисовали остальные дети в твоем детском саду?
¬Полина: Ничего.
Tэ Bэ: Как? Вообще ничего?
¬Полина: Ну… Они водили карандашами по бумаге, но на листах ничего не оставалось. Кто-то из них рисовал папу, кто-то маму, кто-то солнце или деревья, но листы были чистыми. А воспитательница хвалила их и отпускала домой пораньше.
Tэ Bэ: Почему ты не делала так же?
¬Полина (разводя руками): Может я и правда дура?
Tэ Bэ: Совсем необязательно.
Кстати, ты сейчас забрала меня у того человека? Зачем ты это сделала?
Полина: Сама не знаю. Когда мне хочется что-то сделать, я просто это делаю.
Tэ Bэ: То есть ты отобрала меня просто так? Тебе что, вообще не нужен тeлeвизор?
Полина: Нет. У меня есть тeлeвизор. Но я редко его смотрю.
Tэ Bэ: Не понимаю. Что за чушь? С тобой и правда что-то не так.
Полина: Так я ж про это и говорю.
Tэ Bэ: Гм… Ну, что я могу сказать? Приятно познакомиться, Полина. Теперь я твой тeлeвизор.
Полина: Ура! (хлопает в ладоши).
Tэ Bэ: Рада?
Полина: А то!
Tэ Bэ: Тогда у меня для тебя первая новость, Поля. Мне очень не хочется, чтобы люди видели, что я «живой». Поэтому давай поспешим прочь из порта. Только учти. Я буду идти сам. Хочу размять ноги. Хоть мне и кажется, что никто даже не обратит на меня внимания, но все же давай уйдем отсюда.
Полина: Да-да. Конечно. Сейчас пойдем ко мне домой.
Tэ Bэ: Ты одна живешь?
Полина: Не совсем. С хозяйкой…. Но не беспокойся. Она почти не появляется. К тому же у меня очень тихо и уютно.
Tэ Bэ: То, что нужно. Ну, что? Пошли?
Полина: Пошли.

Идут вдоль набережной

Tэ Bэ (плюет в море): Хpк тфу! Вот вам! Сдохните!
¬Полина (удивленно оборачиваясь): Ты это о ком?
Tэ Bэ: Да так... О людях.
¬Полина: О людях?
Tэ Bэ: Точно. Я бы их всех поубивал.
¬Полина (непонимающе улыбается): Ты чего злишься-то? Что они такого тебе сделали?
Tэ Bэ: Они меня били, обзывали и заставляли работать. Твари неблагодарные!
Люди — отвратительные существа.
¬Полина (смеется): А зачем в воду плевать? Вода-то чем виновата?
Tэ Bэ: Пусть пьют, травятся. У меня слюна ядовитая.
¬Полина: Так прям и ядовитая?
Tэ Bэ: Не веришь? Хочешь, руку тебе лизну?
Полина: У тебя и язык есть?
Tэ Bэ: А вот сейчас лизну и увидишь…
¬¬Полина (нервно улыбаясь): Неа… Не надо. Верю-верю…

Пауза

Tэ Bэ (довольным голосом): Может у какого-нибудь рабочего, ну, например атомной станции, схватит живот от такой водички и он возьмет да и нажмет не ту кнопку. Представляешь, что будет? Все умрут одним махом.
¬Полина (качает головой): Ты такой маленький, а такой злющий!
Tэ Bэ: Я умный, поэтому и злой. А ты большая, а натуральный одуванчик.
¬Полина (улыбается): Ох… тоже мне умник нашелся. Ведешь себя, как обиженный мальчишка. Следи теперь за тобой, чтобы не влез куда.
Tэ Bэ: Хочешь быть мне няней¬? Давай! Держи меня тогда за антенну.
Полина: А меня не ударит?
Tэ Bэ: Не бойся. Не ударит. Обещаю.
Полина: Точно?
Tэ Bэ: Точно. Поверь мне.

Пауза.

¬Полина: Какая прелесть! (осторожно берется за антенну)

В порт постепенно стягиваются грузчики. Они проходят мимо Полины и Tэ Bэ, не обращая на них никакого внимания.

Tэ Bэ: Как думаешь, о чем они сейчас думают?
Полина: Не знаю. А ты знаешь?
Tэ Bэ: Наверно ни о чем не думают. Просто идут мимо и все. Похоже, им вообще все равно, что мы здесь стоим.

Длинная пауза

Полина: Слушай, а ты неплохо научился разговаривать…
Tэ Bэ: Стараюсь. Все-таки болтать — это моя работа.
Полина: А тебе самому она нравится?
Tэ Bэ: Нет, не нравится. Глупо все это. Ни к чему. А вот поговорить, да так чтобы со смыслом, очень хочется.
Полина: И мне тоже. Тоже хочется поговорить с кем-нибудь. Вот ты появился, и теперь мне есть с кем разговаривать. А то мне почти не с кем было…
Tэ Bэ: Не бойся, мы еще с тобой успеем наговориться. Но пока нужно поспешить, пока сюда не пришли еще какие-нибудь люди. Поняла?
Полина: Поняла.
Tэ Bэ: Вот и отлично. Уходим.
Полина (кивает): Угу.

Уходят

АКТ II

Крыша многоэтажного дома. На крыше стоят Полина и Tэ Bэ. Тeлeвизор вышагивает взад-вперед, разговаривая сам с собой, а Полина делает вид
будто что-то бросает с крыши.

Tэ Bэ: Вот. Так и есть, черт побери. Никто и не сомневался, черт побери. ¬
Полина: Что ты там все время бормочешь?
Tэ Bэ: Вот. Так и есть, черт побери. Никто и не сомневался, черт побери. Извини, что ты говоришь?
¬Полина (громче): Я говорю, что ты там все время бормочешь?
Tэ Bэ: Да так. Понапихали в меня всякого хлама. Чувствую себя мусорным ящиком. А ты что делаешь? Поля! Слышишь меня? Что ты делаешь?
Полина: Камушки бросаю.
Tэ Bэ: Чего?
Полина: Камушки бросаю… в Масляную Реку.
Tэ Bэ (подходит к Полине): В какую еще Масляную Реку?
Полина: Ну, в ту…
Tэ Bэ: Машины застряли в пробке, тянутся до самого горизонта, а ты называешь это Масляной Рекой?
Полина: Да... Масляная Река… Это Масляная Река… Правда, она красивая?
Tэ Bэ: Машины и машины, причем здесь река? Хотя конечно вам людям виднее. А что ты еще подмечаешь?
Полина (поворачивается к Tэ Bэ): Ну-у… Вот вчера например разговаривала с воронами.
Tэ Bэ: С этого места поподробнее…
Полина: Сейчас припомню… Ах, да… Сидела себе на крыше, свесив ноги, солнце еще заходило, солнце было похоже, знаешь, на такую золотую гусеницу. Вороны примостились рядом со мной, тоскливо смотрели на горизонт… смотрели на дома внизу. Дул сильный ветер. Вороны сказали мне, что они устали. Что они могут в любой момент улететь из города, и что когда они поднимаются в небо и смотрят вниз, для дома — всего лишь маленькие серые кубики, которые ничего для них не значат. Вороны сказали мне, что для них нет ничего родного. Их дом небо и в нем нет места ничему, кроме мыслей о полете. Как наверно хорошо быть птицей.
Tэ Bэ: С тобой разговаривали вороны? И ты не удивилась?
Полина: Да нет… они всегда со мной разговаривают, с самого детства. Я уже привыкла к этому. А что?
Tэ Bэ: Да нет, ничего. А с тeлeвизорами ты раньше разговаривала?
Полина (смеясь): Нет, ну что ты. Такое со мной впервые.
Tэ Bэ: Может быть, это в тебе дело, что ты всех понимаешь?
Полина: Может и во мне. Не знаю. Я, наверное, больная. Скажи мне, я похожа на больную?
Tэ Bэ: Да есть немного. Но тебе даже идет … Ты вообще какая-то непонятная. Но мне это нравится. Важно уже то, что ты совсем не злая, как обычные люди. И забудь про то, что тебя называют дурой. Я тебе запрещаю так думать. Хорошо?
Полина: Хорошо.

Длинная пауза

Полина: Tэ Bэ, скажи, а зачем людям машины?
Tэ Bэ: В смысле?
Полина: Ну, я имею в виду, зачем так много кранов подъемных… там… грузовиков, приборов всяких?
Tэ Bэ: Ну, как зачем? Наверно, чтобы легче жить.
Полина: Это как?
Tэ Bэ: Ну, вот смотри. Вот, например лифт. Да? Лифт нужен, чтобы люди не поднимались по лестнице. Потому что это тяжело. Постоянно вверх-вниз ходить пешком. Никакого терпения не хватит. А так есть лифт. Зачем людям тратить время и силы на то чтобы сто раз подниматься и опускаться по одной и той же лестнице. Понимаешь?
Полина: А мне всегда нравилось подниматься по лестнице. И это вовсе не трудно. Когда поднимаешься по лестнице, как будто ждешь чего-то. Поднимаешься и думаешь, на каком ты этаже. И от ожидания в животе становится так тепло и волнительно.
Tэ Bэ: Хорошо. Допустим, ты поднялась. А если тебе нужно спуститься? Тебе ведь может надоесть постоянно спускаться по лестнице. Когда-нибудь, да и наскучит.
Полина: Если я спускаюсь по лестнице и у меня хорошее настроение я сажусь на перила и скольжу. На лифте – быстро, а пешком интереснее. Хочешь — так спускаешься, хочешь – по перилам скользишь, а хочешь – можешь вообще остановиться. Постоять, подумать о чем-нибудь.
Tэ Bэ: Ладно. Давай возьмем подъемный кран. Сама о нем вспомнила. Вот где обычно люди живут?
Полина: В домах.
Tэ Bэ: Понятное дело. Но в каких домах? В многоэтажных. Правильно?
Полина: Да. В многоэтажных.
Tэ Bэ: А как ты представляешь себе построить такой большой дом без подъемного крана? Этажей надо сделать много и людей в дом тоже нужно запихнуть много.
Полина: Ну, не знаю. Я только яблоки в карманы запихиваю.
Tэ Bэ: Так это примерно так же. Люди – что-то вроде яблок в холодильнике, только каждый в своей коробке.
Полина: А зачем люди хотят быть, как яблоки?
Tэ Bэ: Это не они хотят. Это те, кто новостройки строят, так хотят. Это они их туда запихивают. Чтобы занимали меньше места. Все равно все люди одинаковые.
Полина: Ничего не одинаковые.
Tэ Bэ: Одинаковые.
Полина: Не одинаковые.
Tэ Bэ: А я говорю одинаковые.
Полина: А я говорю не одинаковые.
Tэ Bэ (раздраженно): Ну, что ты со мной споришь? Я лучше знаю.
Полина: Ничего ты не знаешь. Откуда ты можешь это знать? Ты же тeлeвизор.
Tэ Bэ: Ну, да. Я тупая говорящая коробка и не мне об этом рассуждать.
Полина: Я так не говорила.
Tэ Bэ: Да ну тебя. О чем с тобой вообще можно разговаривать.
Полина: Обиделся, что ли?
Tэ Bэ: Вот еще. Буду я еще обижаться. Нужна ты мне больно.
Полина: Обиделся-обиделся. Надулся опять, как мальчишка. Вредина, каких поискать. Да-а… Вот уж не думала, что тeлeвизор и может так обижаться.
Tэ Bэ: Опять издеваешься, да?
Полина: Ну, прости-прости-прости меня. Я не то хотела сказать. Я не хотела тебя обидеть. Честно. Ну, что ты? Хватит дуться. Ты же мой друг. А друзья должны прощать друг друга.
Tэ Bэ: Ладно… не будем спорить. Друг.
Полина: Слава, Богу!

Короткая пауза

Полина (потягиваясь): Ох… Как же здесь хорошо на крыше. Спокойно. Глянь Tэ Bэ, глянь какой вид открывается, какой город все-таки большой. Наверняка, когда ты был у своего хозяина ты такой красоты не видел. Давай просто посидим вместе, полюбуемся…
Tэ Bэ: …посмотрим на Масляную Реку.
Полина (улыбается): Да. Посмотрим на Масляную Реку.
Tэ Bэ: Давай.
Оба садятся и начинают молча смотреть вдаль.

Длинная пауза.

Полина: Tэ Bэ!
Tэ Bэ: А?
Полина: Слушай, а ты ведь тоже машина получается?
Tэ Bэ: Да. Получается, что так.
Полина: Ну… машиной быть не так уж плохо (улыбается).
Tэ Bэ: Угу.
Полина: Как же так вышло, что ты вдруг решился заговорить?
Tэ Bэ: Ну…
Полина: …и почему ты не показал своему бывшему хозяину, что умеешь думать и говорить от себя. Он ведь до сих пор не знает об этом? Так ведь?
Tэ Bэ: Да. Не знает. Я ему себя не выдал. Мне не интересно было с ним жить, а разговаривать тем более не хотелось. К тому же если бы он узнал, что я такой самостоятельный, он бы отнес меня каким-нибудь ученым. Ученые бы как дети набросились на меня, выпустили бы провода наружу и потом бы мой брат, другой такой же тeлeвизор, показал их. Героев. Мол, смотрите, какие эти ребята молодцы, сделали такое открытие. Ведь, этим плешивым фанатикам научного прогресса только этого и надо. А мне, если честно не хочется быть экспонатом для всяких любопытных мартышек.
Полина: Что же ты от своего хозяина не убежал, если тебе с ним было плохо? Давно был бы свободен.
Tэ Bэ: Да нет. Мне не было с ним плохо, хоть его родственники меня и били. Просто мне с ним было «никак». Есть – плохо. Есть – хорошо. А есть – никак. Вот мне с ним было «никак».
Полина: И ты все равно не думал о том, чтобы убежать?
Tэ Bэ: Как тебе объяснить? Я не могу бросить своего хозяина. Вот так я устроен. Только если он сам не захочет от меня избавиться. Это, кстати, к разговору о машинах. В каждой машине заложена верность человеку, — своему хозяину.
Полина: Получается, что если бы я не забрала тебя у твоего хозяина, ты бы дал себя разбить?
Tэ Bэ: Да.
Полина: Ты это серьезно?
Tэ Bэ: Абсолютно.
Полина: Ну и ну… И что же ты теперь будешь делать? Без хозяина?
Tэ Bэ: Почему без хозяина? Теперь ты мой новый хозяин. Точнее хозяйка.
Полина: Как это? Ах, да! Точно же. Ты же теперь мой тeлeвизор. Надо же я совсем забыла об этом. Только какая я тебе хозяйка? Ты ведь мне друг, а не вещь какая-то.
Tэ Bэ: Называй, как хочешь. Суть от этого не меняется. Даже если ты сама по себе, а я сам по себе — я все равно не могу уйти от тебя.
Полина: И даже если пройдет много-много лет, и я стану совсем старенькой, ты все равно будешь рядом?
Tэ Bэ: Я буду рядом.
Полина: И если вдруг я стану совсем ненормальной и совсем дурной? Все равно не бросишь?
Те Вэ: Не брошу.
Полина: И ты никогда не бросишь меня, даже если со мной что-то случится?
Tэ Bэ: Никогда.
Полина: Никогда-никогда?
Tэ Bэ: Никогда.
Полина (всхлипывает): Tэ Bэ — ты самое замечательное создание из всех, которые я когда-либо видела.
Tэ Bэ: Ты что, плачешь что ли? Поля?
Полина (плачет): Да-а…
Tэ Bэ: Ты это чего? Прекрати сейчас же! Кончай эти свои человеческие штучки.
Полина (плачет еще громче): Я самая счастливая… самая счастливая дура на Земле. Мне такого еще никто не говорил.
Tэ Bэ: Успокойся. Не надо так уж меня идеализировать.

Длинная пауза

Полина (улыбается, вытирая слезы): Tэ Bэ?
Tэ Bэ: А?
Полина: Кажется, я поняла, для чего нужны машины.
Tэ Bэ: Ну и для чего же?
Полина: Чтобы человек никогда не оставался один.
Tэ Bэ: Думаешь?
Полина: Угу.
АКТ III

Крыша.

Tэ Bэ: Уже битый час здесь сидим, а я все никак не могу вспомнить, чего хотел сказать. Вот так всегда. Только припомнишь что-нибудь важное и на тебе. Что же я хотел сказать-то такое? А? Поля, а ты не подскажешь случайно, что я все время пытаюсь вспомнить?
Полина: Неа…
Tэ Bэ: Вот и я о том же… Черт.

Пауза

Полина (плюет на тротуар): Хpк тфу!
Tэ Bэ: Ты что, плюнула только что? Или мне показалось?
Полина (смеется): Ага.
Tэ Bэ: Зачем?
Полина: Не знаю. Просто так. Наверно у тебя научилась (вновь смеется).
Tэ Bэ: Поля. Послушай меня. Ты ни в коем случае не должна за мной ничего повторять…

Короткая пауза

Tэ Bэ: …поверь мне. Тебе так будет лучше.
Полина: Ладно. Не буду.
Tэ Bэ: Вот и умница. Нет. Стоп! Неправильно. Я не то совсем говорю. Давай по-другому. Лучше на секунду забудь про меня и попытайся не делать так, как я говорю.
Полина: Хорошо.
Tэ Bэ: Давай проверим. Подними правую руку.
Полина поднимает правую руку
Tэ Bэ: Вот опять. Опусти. Опусти ее. Что же ты руку подняла?
Полина: Ты же сам попросил.
Tэ Bэ: Да нет же. Запомни. Не делай то о чем я тебя прошу. Что бы я ни просил —делай наоборот. Поняла?
Полина: Поняла.
Tэ Bэ: Хорошо. Давай тогда еще раз подними правую руку.
Полина в ответ ничего не делает и продолжает стоять, как стояла.
Tэ Bэ: Молодец. Молодец, Поля. Уже лучше. А теперь сама сделай то, что хочешь. Вот что ты сейчас хочешь сделать, — то и сделай!

Пауза

Полина начинает кружиться на месте
Tэ Bэ: Молодец. Умница. Не смотри на меня. Не смотри на меня, говорю. Кружись! Кружись!
Полина: Смотри, как я могу, Tэ Bэ. Я сейчас взлечу (смеется, продолжая кружиться).
Tэ Bэ: Не стесняйся. Кружись. Никто не смотрит, Поля. Вот так. Молодец.
Полина: Фуф… Голова кружится (еще громче смеется и картинно падает на спину).

Пауза

Tэ Bэ: Устала?
Полина: Ага.
Tэ Bэ: Отдышись.
Полина: Фуф… Вот это да! Еще бы чуть-чуть… ой, фуф… еще бы чуть-чуть и наверно бы полетела. Прямо, как птица (смеется).
Tэ Bэ: Не вставай. Полежи немного. Отдышись.

Пауза

Полина (отдышавшись): Ты здесь, Tэ Bэ?
Tэ Bэ: Здесь.
Полина: Я хочу сказать тебе кое-что. Только ты не подумай, что я преувеличиваю…
Tэ Bэ: …что ты хотела сказать?
Полина: Мне кажется... В общем, мне кажется, что я рано умру.
Tэ Bэ: Начинается. Опять ты себе нафантазировала. Такими вещами вообще-то не шутят. Ну, вот скажи мне… скажи, с чего ты это решила, а?
Полина: Просто чувствую.
Tэ Bэ: Чувствует она. Интересно и как же это произойдет? Что ты, вот так вот просто возьмешь и умрешь, что ли? Или как?
Полина: Меня заберет Mарук.
Tэ Bэ: Кто? Mарук? Это случайно, не тот ли цементный божок, которого ты в детском саду малевала?
Полина: Тот самый.
Tэ Bэ: Поля... Даже не знаю, что тебе сказать. У тебя мозг ребенка. Тебе взрослеть нужно. Веришь в какого-то Mарука, вместо того, чтобы, когда идешь по улице, под ноги себе смотреть. Ей богу, как маленькая.
Полина: Не веришь и ладно.
Tэ Bэ: Давай еще ты теперь обидишься. Ну, вот объясни мне, зачем тебе эти сказки?
Полина: Он мне снится.
Tэ Bэ: Снится. Как там у вас это называется? Мистика, по-моему. Может ты еще и описать его сможешь?
Полина: Могу нарисовать.
Tэ Bэ: Хорошо. Возьми мою антенну и попробуй нарисовать его прямо тут. Здесь такой толстый слой пыли. Не пачкай руки и так спина уже вся белая. Сними антенну. Только аккуратней.

Полина снимает с тeлeвизора антенну и сев на корточки начинает что-то рисовать на толстом слое пыли, покрывающем крышу

Полина: Вроде бы все. Закончила. На… посмотри…
Tэ Bэ: Уродец какой-то получился. А это что? Туловище?
Полина: Да нет же. Это гора, на которой он стоит. А вот это на верху – это он. Видишь?
Tэ Bэ: Все равно уродец какой-то.
Полина бросает антенну в пыль, скрещивает руки на груди и отворачивается.
Полина: И зачем я тебе все это рассказываю? Только смеешься надо мной.
Tэ Bэ: Да не смеюсь я. Честно. Ну, что ты? Поля?
Полина: Не стесняйся. Надо мной итак все смеются. Продолжай.
Tэ Bэ: Ох, и сложно же с тобой, Поля. Ты пойми. Я зла тебе не желаю. Но верить в нарисованного героя… Ну это как бы… Бессмысленно, что ли…

Пауза

Tэ Bэ: Давай подойдем к краю. Я тебе кое-что покажу.

Подходят к краю крыши

Tэ Bэ: Смотри. Видишь? Там, внизу ходят люди. Разного возраста, разных профессий. У них разные интересы, разный внешний вид. У многих есть семьи. Вон видишь? Некоторые куда-то спешат.
Полина: Вижу…
Tэ Bэ: Вот этот тоже куда-то спешит. Так вот. Могу поспорить, что каждый день он одинаково встает с постели, одинаково идет на работу по одной и той же дороге и делает то же самое, что и предыдущим днем. И его это устраивает. Они почти как я. Одни и те же программы, и время, в которое их показывают. Время идет, и программы не меняются. А ты… Ты сейчас стоишь на крыше. Ты не там. Полчаса назад ты кружилась на месте, а не перебирала какие-нибудь бумажки в какой-нибудь конторе. Ты разговаривала с воронами, а не с подругами по тeлeфону. А теперь скажи мне. Как ты сама думаешь, ты сильно отличаешься от остальных людей?
Полина (нахмуривается) Ну… возможно.
Tэ Bэ: Не просто «возможно». Я уверен, что отличаешься. Иначе бы ты не стояла здесь, со мной. А была бы там. Среди них. Ведь так?
Полина: Наверно так.
Tэ Bэ: Да так все, Поля. Так. Хочешь, я даже скажу тебе, что они могут с тобой сделать?
Полина: Что?
Tэ Bэ: Если ты расскажешь им то же, что и мне, они не захотят с тобой разговаривать. Им это не нужно. Как развлечение — может быть. Как все остальное — нет. Они упекут тебя в психушку, где тебя будут лапать и рассматривать.
Полина (еще больше нахмуриваясь): …я не хочу, чтобы меня рассматривали…
Tэ Bэ: А так и будет. Поверь мне. Вот так и выходит, Поля, что и со мной и с тобой они поступят одинаково.
Полина: Но ты же мне почему-то доверился.
Tэ Bэ: Доверился. И не жалею об этом. Ты понимаешь, мы вот тут с тобой спорим, а на самом деле мы с тобой одинаковые. Понимаешь? Мы с тобой в резервации. Эта крыша, — это не просто крыша. Мы тут просто потому, что нас здесь не достанут. И ты, и я. Ты можешь здесь смело делать то, что тебе нравится и ничего не бояться. И я так же. Потому что мне хорошо с тобой.
Полина: … и мне с тобой. Мне тоже хорошо с тобой.
Tэ Bэ: Но это не выход. Так быть не должно. Знаешь, почему я разозлился из-за твоего Mарука? Я не хочу, чтобы ты вообще думала о смерти. Не надо.
Полина: Ты правда так за меня переживаешь?
Tэ Bэ: Да.
Полина подвигается ближе к Tэ Bэ и мягко обнимает его
Полина: Можно?
Tэ Bэ: Можно.

Короткая пауза

Tэ Bэ: Правда, я так до сих пор не понял, зачем люди это делают.
Полина: Обнимаются? Просто так. Когда хочется. Когда хорошо или наоборот грустно.
Tэ Bэ: А тебе сейчас хорошо или грустно?
Полина: Мне и хорошо, и грустно… одновременно. Но больше хорошо…

Длинная пауза

Полина (говорит с закрытыми глазами): Я вот думаю. Почему им не понравится то, что я делаю. Конечно, я не красавица и не слишком умная… но все же…
Tэ Bэ: Брось. Не думай об этом.
Полина: Да я как-то…
Tэ Bэ: Не думай об этом. Не думай. Все нормально. Просто мы другие, Поля.

Пауза

Tэ Bэ: У тебя вот, кстати, есть друзья?
Полина: Нет... Ну, кроме тебя, конечно.
Tэ Bэ: А почему?
Полина: Я как-то об этом не думала…
Tэ Bэ: Значит, я все-таки был прав. Видишь? А ведь ты ни чем их не хуже. Что в тебе плохого? Ничего.

Пауза

Tэ Bэ: Я уверен, они просто тебя не понимают. Они не понимают тебя, потому что ты не похожа на них, и с тебя просто нечего получить. Вот почему.
Полина: Получить? Что с меня получить?
Tэ Bэ: Не знаю, что-нибудь полезное.
Полина: Но у меня почти ничего нет.
Tэ Bэ: Вот поэтому ты их и мало интересуешь.
Полина: А если у меня есть Чулок Снов? Я в него сны рассказываю, а потом храню. Это подойдет?
Tэ Bэ: Нет. Не подойдет, Поля. Вот если бы в твоем чулке были деньги… Тогда, да… А так для них это бесполезная вещь.
Полина: Деньги? (шарит в кармане кофты). У меня есть чуть-чуть… (достает несколько купюр). Хватит?
Tэ Bэ: Нет. Не хватит. Убери их. Ты их все равно роняешь.
Полина: Неужели этого не хватит, чтобы со мной дружили?
Tэ Bэ: Нет, Поля.

Пауза

Полина (хмурится): Не понимаю. А ты меня не обманываешь? Неужели нельзя дружить просто так? Что, обязательно для этого что-то иметь?
Tэ Bэ: Да. Но и деньги не самое главное, что нужно иметь. Главное, что чем больше в тебе пользы — тем больше ты нужна.
Полина: Но любят ведь не за что-то. Причем здесь польза?
Tэ Bэ: А бродяги? Кому нужны бродяги? Скажи мне. Да, никому они не нужны. Потому что с них ничего не получишь. С них нулевая польза, только проблемы. Я знаю, вы чувствуете запахи. И еще я знаю, что вы не любите запах от бродяг, я где-то слышал.
Полина: Зря ты так говоришь. Это здесь совсем не причем.
Tэ Bэ: Не причем говоришь? Но богатый человек, с хорошей машиной и с кучей всего остального почему-то привлекательнее. Наверно, потому что может многое дать, правда? Ты об этом не думала?
Полина: Не думала. Да и глупо это все как-то… Ну, а дети? Детей ведь любят не за что-то, а просто так?
Tэ Bэ: Своих детей любят. Вот именно, что своих. А от чужих избавляются абортом.
Полина: Что ты за вещи такие рассказываешь? Многие люди усыновляют детей, а ведь это не их дети.
Tэ Bэ: Материнский инстинкт, отцовский инстинкт… Людям все равно о ком заботиться. Хоть о собачке, хоть о кошке, хоть о плюшевой игрушке. Нет, лучше, конечно же, ребенок. Кто же спорит? Если уже своего нет, то и чужой сгодится. Поэтому и усыновляют.
Полина: Ты очень жестоко сейчас говоришь. Не надо так. Ты просто многого не знаешь, а делаешь выводы. Люди не такие, как ты о них думаешь.
Tэ Bэ: Человечные, да? Не обманывай себя, Поля…

Короткая пауза

Полина: Почему ты так уверен, что много знаешь о людях?
Tэ Bэ: Потому.
Полина: Ну, почему?
Tэ Bэ: Да потому что знаю. Пока я жил со своим хозяином, мне приходилось пропускать через себя кучу всякой ахинеи. Представь, каждый день через тебя проходит всякая нужная и ненужная болтовня. Постоянно новости, фильмы, исторические и документальные…
Полина: …но ты же не человек. И все равно судишь о людях.
Tэ Bэ: Я наблюдал за вами со стороны. Вот и сужу. Поверь мне, времени для того чтобы вас изучить было предостаточно. И самое главное, я понял, какую ошибку вы, я имею в виду люди, всегда допускаете.
Полина: И какую же?
Tэ Bэ: Вы ухитряетесь придумать и переиначить все так, чтобы в первую очередь вам было хорошо. Вы думаете только о себе и подстраиваете все в первую очередь для себя. А потом уже для других. Я же устроен по-другому. Мне нужно кому-то служить, даже если я этого не хочу.
Полина: Тебя послушать, так выходит, что все люди эгоисты.
Tэ Bэ: Выходит, что так.
Полина: Чушь ты говоришь, Tэ Bэ. Чушь.
Tэ Bэ: Это еще почему это чушь?
Полина: Потому что. Все равно люди в глубине души добрые. И не такие они корыстные, как ты думаешь. На то они и люди все-таки. Нет. Ты не прав... не прав.
Tэ Bэ: Как знаешь. Считаешь, что я не прав? Хорошо. Только потом не говори, что я тебя не предупреждал.

Долгая пауза

Полина: Что-то ворон не видно.
Tэ Bэ: Это тех, говорящих?
Полина: Ага.
Tэ Bэ: Улетели наверно. Как и обещали.
Полина: Наверно.

АКТ III

Порт. Раннее утро. По набережной медленно бредут Полина и Tэ Bэ

Полина: Все-таки это рискованно.
Tэ Bэ: Да ладно тебе.
Полина: А я говорю, рискованно. Совсем обезумел.
Tэ Bэ: Всем плевать.
Полина: Вот ты…
Tэ Bэ: Спокойно, Поля. Не волнуйся. Никого нет.
Полина: Но тебя же могут увидеть.
Tэ Bэ: Никто меня не увидит. Людей пока совсем мало.

Пауза

Полина: Дурачок, что же ты делаешь? Тебя сейчас заметят и все. И заберут. Что мне потом делать? Ты обо мне хотя бы подумал?
Tэ Bэ: Не хнычь. Я все предусмотрел.
Полина: Надо было тебя не слушать.
Tэ Bэ: Поздно. Пришли уже.
Останавливаются.
Полина скрещивает руки на груди и отворачивается.
Полина: Вредина.
Tэ Bэ: Плакса.

Пауза

Tэ Bэ (поворачивается к воде): И ты, правда, каждое утро приходишь сюда?
Полина: Да. Каждое утро.
Tэ Bэ: И что ты тут ищешь?
Полина: Ничего. Мне просто здесь нравится. Здесь очень красиво. Спокойно.
Tэ Bэ: Как раз вот это для меня всегда было загадкой. Почему некоторые люди себя так ведут? Здесь нет еды, здесь нет развлечений, здесь есть только вода и корабли. Но это место почему-то тебя притягивает. В чем секрет?
Полина: Сама не знаю. Вроде бы нет никакого секрета.
Tэ Bэ: Но все же здесь что-то есть? Ведь есть?
Полина: Есть.
Tэ Bэ: Что же?
Полина: Музыка.
Tэ Bэ (оглядываясь по сторонам): Какая еще музыка?
Полина: Ты не знаешь, что такое музыка?
Tэ Bэ: Да нет же. Я знаю, что такое музыка, но я ничего не слышу.
Полина (вдыхает морской воздух): Музыка… она здесь повсюду. Неужели не слышишь?
Tэ Bэ: Не слышу. Где она… где музыка? И где музыканты… И почему никто не поет? Что-то я не понимаю. Ты, по-моему, решила надо мной пошутить.
Полина: Да нет… ты не совсем понял. Прислушайся к звукам.
Tэ Bэ: Не слышу. Ничего не слышу. Почему ты слышишь, а я не слышу?... Научи меня… как ты это делаешь?
Полина: Обычно, я зажмуриваю глаза, вот так (закрывает глаза). Так легче настроиться. А потом открываю их и начинаю слушать и фантазировать (открывает глаза). Представь, что где-то здесь есть матросы и они в эту самую минуту учатся танцевать. Представил?
Tэ Bэ: Танцующие матросы? Ну, хорошо, представил…

Короткая пауза

Полина: Вот сейчас… слышишь, закашлял мужчина с удочкой (указывает куда-то пальцем). Он взял шикарную ноту.
Tэ Bэ: Он еще и подбородок гладит…
Полина: Не отвлекайся.
Tэ Bэ: Хорошо.

Короткая пауза

Полина: Слышишь, волна ударила о берег?
Tэ Bэ: Да. Слышу.
Полина: А вот сейчас, кажется, была чайка…. Успел?
Tэ Bэ: Да, точно. Чайка.
Полина (прислушиваясь): А это вроде бы колокол вдалеке.
Tэ Bэ: Да, похоже на колокол.
Полина: И ветер…
Tэ Bэ: …ветер…
Полина: Брызги…
Tэ Bэ: …и брызги…
Полина: Шепот пены…
Tэ Bэ: Ага. Слышу…

Короткая пауза

Полина: Слышишь, звуки повторяются? Вот рыбак вновь закашлял, а вот снова крик чайки… И волны… волны бьются… Все повторяется. Это сердце порта бьется, Tэ Bэ… это и есть его музыка.

Пока Полина и Tэ Bэ смотрят на воду, парень в белой майке подбегает к Полине и неожиданно отбирает у нее сумочку. Полина вскрикивает и от резкого рывка падает на бок. Вор быстро убегает в неизвестном направлении

Полина (отчаянно кричит): Стой! Вернись… Куда ты? Отдай!
Tэ Bэ (разворачивается): Что такое? Что случилось?
Полина (плачет): Украли…
Tэ Bэ (бегает вокруг Полины): Что украли? Кто украл?
Полина (держится за ушибленное колено и плачет): Сумочку украли…
Tэ Bэ: Вот же гаденыш… Вот сволочь. Ты как? Нормально?
Полина (плачет): Чуть руку не оторвал… Ай! Моя коленка… (начинает громко рыдать).
Tэ Bэ: Сейчас-сейчас… Я что-нибудь придумаю…
Полина: Да что ты придумаешь? Он уже убежал. Где ты теперь его найдешь?
Tэ Bэ: Сейчас-сейчас… Что же делать-то?
Полина: Да, ничего ты не сделаешь. Брось… так мне и надо. Зазевалась как всегда, дура… Сама виновата…

Короткая пауза

Tэ Bэ (ободряюще): Ну, успокойся. Не плачь… Не плачь, Поля.
Полина (рыдает). Ну, почему, мне так не везет?

Пауза

Tэ Bэ (кричит вслед вору): ТВАРЬ!

Пауза

Tэ Bэ (трясясь от злости): Я даже не могу помочь тебе подняться.
Полина (вздыхает): Не хочу подниматься… Посижу пока так... Все ужасно болит (трет коленку).
Tэ Bэ: Может… все-таки встанешь?
Полина: Не хочу… я сейчас чуть-чуть посижу и потом сама встану… Не уходи только.
Tэ Bэ: Скажешь еще.

Длинная пауза

Полина: Видишь, какая я рассеянная?
Tэ Bэ: Это из-за меня произошло. Если бы ты на меня не отвлеклась, может, ничего бы и не было.

Пауза

Полина: Вот тебе и музыка, Tэ Bэ. А я так хотела, чтобы ты понял какая она – музыка порта?
Tэ Bэ: Я до конца не знаю, понял я все или не понял ничего. Но кое-что мне стало ясно. Определенно здесь есть связь.
Полина: С чем связь?
Tэ Bэ: Сейчас вспомню. Я что-то подобное уже ощущал… Ну, конечно! Вспомнил... Угадай, где я мог это слышать?
Полина: Программа была про порт?
Tэ Bэ: Нет.
Полина: Тогда не знаю.
Tэ Bэ: Сдаешься?
Полина: Сдаюсь.
Tэ Bэ: Помехи. Ну, конечно же… Помехи. Знаешь, когда я мог спокойно думать и лучше всего размышлять? Когда мой бывший хозяин засыпал и забывал меня выключить. Вот когда. Помехи. Вот оно что.
Полина (приподнимается): Что-то я не очень понимаю…
Tэ Bэ: Мы слушали с тобой один и тот же звук. Ты утром слушала порт, а я ночью слушал помехи. Один и тот же звук. Понимаешь?
Полина (задумчиво): Один и тот же звук?
Tэ Bэ: Я все никак не мог четко понять, что ты за исключение такое… Сейчас ты помогла мне в этом разобраться. Ты что-то вроде тeлeвизора, который специально переключает каналы, чтобы найти помехи и потом их слушать. Короче, ты Поля – «очень странный тeлeвизор». Вот кто ты. Представляешь?
Полина (улыбается): Так это получается у нас с тобой одна музыка на двоих?
Tэ Bэ: Одна на двоих. Одна общая. У нас теперь ее столько… что мы можем слушать ее постоянно. Когда тебе захочется вспомнить музыку порта, ты можешь слушать мои помехи… а я могу слушать этот порт вместо своих помех. И будет то же самое.
Полина (весело): Как удобно… Это ты хорошо придумал. Теперь мои помехи – это твои помехи, а твои помехи – это мои помехи?
Tэ Bэ: У нас теперь, сколько хочешь помех…

Полина от счастья кружится на месте и смеется

Полина (весело): У-у-у-х…..
Tэ Bэ: Ты что? Нога же больная…
Полина (смеется): Да ну ее. Мне сейчас так хорошо.
Tэ Bэ: А завтра я обязательно придумаю еще что-нибудь.
Полина (кружась): Что придумаешь?
Tэ Bэ: Ну, еще что-нибудь такое.
Полина (продолжая смеяться и кружиться): Ой, обязательно придумай. Не забудь. У тебя это отлично получается. Ты тоже оказывается большой выдумщик.
Tэ Bэ: Ну так… Было у кого поучиться.
Полина: Это у меня что ли (громко смеется)?
Tэ Bэ: А у кого же еще?

Короткая пауза

Полина (резко останавливается): Ах, боже мой… Что же мы тут стоим? Сейчас ведь сюда люди начнут приходить.
Tэ Bэ: Забудь про них.
Полина: Не дури. Сам же говорил, если тебя увидят, то заберут.
Tэ Bэ: Ты такая смешная сейчас.
Полина: Пошли, прошу тебя пошли.
Tэ Bэ: Почему мы всех боимся? Я хочу побыть здесь. Посмотреть на порт.
Полина (хнычет): Пошли, Tэ Bэ, ну пошли… пора уже… завтра мы сюда опять вернемся… а сейчас нужно уходить… пошли-пошли…
Tэ Bэ (передразнивает): Ну, пошли-пошли… Как тебе откажешь? Но я это делаю только для того, чтобы ты не хныкала…
Полина: Не буду хныкать. Обещаю. Пошли…
Tэ Bэ: Ладно… Пошли.

АКТ IV

Крыша. Полина сидит на корточках, сложив руки на коленях.
Tэ Bэ раздраженно расхаживает взад-вперед.

Tэ Bэ: А я тебя предупреждал. Предупреждал…. А ты говоришь хорошие, хорошие… Вот тебе и хорошие. Даже глазом не моргнула. И плевать она хотела, что у тебя там произошло…
Полина: Ну, Tэ Bэ… она же не виновата, что ей тоже деньги нужны.
Tэ Bэ: Ну конечно… Конечно, она не виновата. Могла бы и отсрочить плату, так нет ведь… Выселяйся и все тут. И плевала она на то, что кому-то жить негде… Сама ведь видела… Даже глазом не моргнула. Ну, что ты молчишь?
Полина: Да, я не молчу… Я думаю о том, что работы у меня сейчас нет…
Tэ Bэ: А деньги?
Полина: Все закончились.
Tэ Bэ:… ну и тварь же твоя хозяйка, ты уж извини меня, но другого слова я подобрать не могу… А без денег теперь как? Где мы теперь будем жить, Поля?
Полина: Здесь можем пожить. На крыше.
Tэ Bэ: На крыше… Ну, я то ладно… Мне ничего не случится. А ты? По-моему вы люди можете заболеть, если будете спать на воздухе. Ведь можете, по-моему?
Полина: Как-нибудь переночую…
Tэ Bэ: Ну, что ты городишь? К чему эти жертвы?

Короткая пауза

Tэ Bэ: Черт… меня вся эта ситуация ужасно бесит. Ладно, когда меня хотят выкинуть – это одно… Но когда выкидывают на улицу тебя… Вот так запросто выкидывают. Как старую вещь… Это уже слишком…

Короткая пауза

Tэ Bэ: Твари… Нет, у меня зла просто не хватает… как такое вообще может быть?
Полина: Не убивайся так, что-нибудь придумаем… Не все так плохо… Найду работу… жилье найдем… Все будет нормально, Tэ Bэ…
Tэ Bэ: Когда ты ее найдешь… эту работу? Нет… нужно что-то другое…(замирает)

Короткая пауза

Полина: Ты чего?
Tэ Bэ: Я, кажется, придумал…
Полина: Что?
Tэ Bэ: Продай меня.
Полина: Чего??
Tэ Bэ: Продай меня!
Полина: С ума сошел, что ли?!
Tэ Bэ: Продай меня, говорю... Тебе ведь нужны деньги?
Полина: Не продам я тебя… Придумал тоже. Совсем с ума сошел.
Tэ Bэ: А чего? Чего ты? Мало заплатят что ли?
Полина: Вот дурак, а… Вот дурак…
Tэ Bэ: А что? Я могу прикинуться, будто бы отвечаю на команды… за меня много заплатят… Чего?
Полина: Ой, дурак… ой, дурак…
Tэ Bэ: …и станцевать могу… Смотри, вот я танцую… (пляшет). Продай меня.
Полина: Да не продам я тебя.
Tэ Bэ: Ну, почему?
Полина: Да, потому. Не продам и все. Как ты не понимаешь?
Tэ Bэ: То есть тебе деньги не нужны?
Полина: Да, нет же, нужны, но я это делать не собираюсь… мне все равно, что со мной будет…
Tэ Bэ: Ну, вот как с тобой можно разговаривать? Сама не хочешь себе помочь.
Полина (вздыхает): Получается, что не хочу…

Долгая пауза

Tэ Bэ: Ну, вот вроде бы и все…

Tэ Bэ начинает дергаться и раскачиваться. С ним творится что-то непонятное. Проходит время, Tэ Bэ останавливается и стоит как вкопанный.

Полина: Tэ Bэ?

Пауза

Полина: Tэ Bэ?
Tэ Bэ (неестественным голосом): Здравствуй, Поля.
Полина: Здравствуй, Tэ Bэ… А с чего это ты решил со мной поздороваться?
Tэ Bэ: Просто решил. Долго ждал, потому что…
Полина: Чего ждал?
Tэ Bэ: Нашей встречи…
Полина: А мы должны были встретиться?
Tэ Bэ: Да. И вот наконец-то встретились…
Полина: Ты какой-то странный сейчас. Ты не перегрелся случаем?
Tэ Bэ: Нет, со мной все нормально. А вот с тобой не совсем. Здесь ведь ты у нас самая интересная. Вся жизнь твоя сейчас передо мной проходит. Вся до последнего мгновения…
Полина: Ты что, видишь мою жизнь?
Tэ Bэ: Да… Все вижу. А ты все такая же и осталась… Ты, конечно, такой и должна была родиться. Это и понятно. Твоя мать работала продавщицей цветов в маленьком магазине. Она с самого начала знала, что у нее будет очень необычная дочь. Поэтому и не удивилась тому, что ты родилась раньше положенного срока. Ты ведь такая прыткая… тебе уже тогда не терпелось побыстрее появиться на свет….
Полина (удивленно): Откуда, ты знаешь… кто тебе сказал об этом, Tэ Bэ?
Tэ Bэ: …когда ты была совсем маленькой, ты много придумывала. Жила в своем маленьком мирке, бегала по полям, думала, что детство никогда не кончится. Но мир оказался больше, чем ты его себе представляла. Ты пошла в школу. Но и там ты все время жила лишь по тобой придуманным правилам. А сверстники смотрели на тебя и лишь шептали за спиной «дурочка».
А потом тебе исполнилось 14. У тебя появился мальчик. Ему понравились твои кудри и то, что ты миловидная. Все-таки иметь рядом с собой красивый цветок в женском обличии все равно, что быть суперменом. Быть мужчиной. Он стыдился, когда ты ела мороженое, потому что тебе всегда удавалась испачкать в нем нос. Он стыдился твоего поведения, твоей манеры себя вести и думать.
И он бросил тебя.
Его друзья были ему важнее. Они постоянно говорили ему, что ты не от мира сего и что лучше ему найти кого-нибудь попроще.
Ты выросла. Но ничего не изменилось. Когда твои родители умерли, ты решила, что они просто куда-то уехали и скоро вернутся. Даже открытки от них ждала… Ты всегда бежала от реальности… Всегда. Еще бы немного и люди намотали бы тебя на свои колеса жестокости…
Полина (плачет): Я тебя не понимаю, Tэ Bэ. Зачем ты все это мне говоришь?
Tэ Bэ: Ты так защищала людей… Даже не смотря на то, что они тебя не приняли за свою, ты все равно за них заступаешься. Ну, ничего…Сейчас ты посмотришь на них во всей красе…

Tэ Bэ вдруг начинает шипеть помехами и выдает на большой экран изображении -. нарезку из документальных фильмов II-ой Мировой Войны с кадрами расстрела мирных житeлeй, взрывами и разрушением городов. Потом показывается черный дым идущий от подбитой техники. Далее быстрый переход. Показываются умирающие африканские дети, показываются террористы, скандирующие какие-то лозунги.

Tэ Bэ: Люди… Каждый из них думает только о себе. Все их действия – лишь проявления их изощренного эгоизма.

Нарезка продолжается параллельно с комментариями Tэ Bэ. Идут кадры, на которых полицейские в шлемах избивают митингующих демонстрантов. Потом показываются пожары и наводнения, попавшие в аварии поезда и самолеты, плачущие люди, лица известных политиков.

Tэ Bэ: Каждый из них думает только о себе.

Кадры техногенных катастроф сменяются изображением голодающих и умирающих людей. Нарезка продолжается еще в течение нескольких минут и, наконец, резко обрывается.

Пауза

Полина рыдает, уткнувшись носом в коленки, а Tэ Bэ отвернувшись от нее, стоит молча.

Tэ Bэ (раздраженно): Зачем я ей это показал? Что же я наделал?

Всхлипывая и подергиваясь, Полина постепенно заваливается на бок и засыпает.

Длинная пауза

Tэ Bэ (смотрит на Полину): Но ничего… я это исправлю. Я найду канал, на котором тебя никто не достанет. Тебе там будет хорошо... Очень хорошо. Я найду такое место, которое будет только для тебя. И уже никто… никто не сможет причинить тебе там вред… Никто… Обещаю.

Длинная пауза

Полина (шепчет во сне): Mарук…
Tэ Bэ: Ну, вот... вроде бы и все.

ТЕМНОТА

ДЛИННАЯ ПАУЗА

ВКЛЮЧАЕТСЯ СВЕТ

По середине крыши стоит только тeлeвизор

Голос за кадром: Утром, когда солнце только начинало блестеть первыми лучами, на экране старого тeлeвизора стоявшего на крыше самого высокого здания в городе, появилось изображение кудрявой девушки, спящей в пустой комнате. Изображение держалось несколько минут и потом пропало. А старый тeлeвизор спустя время в последний раз зашипел помехами и взорвался.

(Взрывается тeлeвизор)

ЗАНАВЕС


Теги:





1


Комментарии

#0 10:31  08-08-2007тиолка    
мдя

утра выдалась туманым и недобрым

афтыр паполнит списки алигархаф?

#1 12:45  08-08-2007С.С.Г.    
ебааать мой лысый хуй...

не осилил, конечно же

афтар, разбери телевизор, для верности плесни в него водой, воткни шнур в розетку и положи обе руки на теле-кишки

если не поможет - просто удавись впесду


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
19:26  06-12-2016
: [8] [Децкий сад]
...
09:13  06-12-2016
: [17] [Децкий сад]
...
08:28  04-12-2016
: [15] [Децкий сад]
Выводить любили мы из статики
Сотни лучших преданных солдат.
Аромат прошел былой романтики-
Оловянным лишь ребёнок рад.

Нас ласкали школьные красавицы
Красотой улыбок в лучший час,
А сегодня всем нам улыбается
Лет и зим накопленный запас....
тихий маленький человечек
тихо плачет лицом в подушку
не обнимет никто за плечи
не шепнёт нежных слов на ушко
.
он успешен, здоров, симпатичен
у него есть утюг и блэндэр
и в кармане полно наличных
он квартирку сдаёт в аренду
....
09:14  30-11-2016
: [12] [Децкий сад]

Ох женщина, зачем ты нам дана
Имеющая власть над сердцем хладным
Пленяющая разум, безвозвратно.
Ты ангел, или сатана?!

Уже века, ты выбираешь нас
То воскрешая вновь, то вновь губя
То та милей, то эта сторона
А мы до смерти бьёмся за тебя

Сжигаем города и государства
Меняя вспять течение судьбы
И гоним, словно скот, помазанных на царство
Тебе - в рабы

Седых монархов ставим на колени
Не оценив величия ни в грош
Чтоб пред тобой испытывали дрожь
И жда...