Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Невероятнейшие приключения Ван-Гога или Кто должен править миром? (глава 2)

Невероятнейшие приключения Ван-Гога или Кто должен править миром? (глава 2)

Автор: Юрец
   [ принято к публикации 08:22  08-08-2007 | Психапатриев | Просмотров: 1020]
ГЛАВА ВТОРАЯ

Через месяц после событий, описанных в первой главе, республиканское правительство наконец разрешило торговлю спиртным. Однако, на абсент и по сей день был наложен строжайший запрет. Последовавшая серия громких арестов, несколько разгромленных основных винокурен производящих абсент, остранение от власти тогдашнего мэра и ряда полицеских чинов, навсегда отбило у предпринимателей охоту на торговлю абсентом. Изумрудный напиток богемы, казалось навсегда был утрачен. В некоторых притонах, под строжайшей секретностью торговали зеленой жидкостью под видом абсента. Но это пойло ничего общего с благородным напитком не имело, и давало лишь на утро тяжелейшее похмелье.
Перстень с сапфиром оказался настоящим и на вырученные деньги сбежавший кабатчик так гнал по Штатам от французких жандармов, что добежал аж до Аляски, где он наконец осел, купил шикарное имение и женился на дочери губернатора. На оставшиеся деньги от продажи камешка, Люсьен раскрутил довольно-таки прибыльный бизнес: скупал в России дешевый алюминий и втридорога загонял в Детройт. Из люсьеновского алюминия лили корпуса для автомобильных двигателей на заводах Форда. За несколько лет бывший кабатчик так разбогател, что мог позволить купить себе пригоршню драгоценных камешков и раздать прислуге. Но все же он остался в душе таким же жадным и корыстным трактирщиком.
Ван-Гог, данное обещание мистеру Уэлсу сдержал. Он больше не рисовал свои безумные карины. В пачке денег полученных от англичанина оказалось ровно двести тысяч франков в сотенных купюрах. Ван-Гог потихоньку вылез из нищеты и алкоголизма, оплатил долги и зажил счастливой жизнью. Он с переменным успехом поигрывал на бегах, продолжал посещать собрания модных поэтов и художников, прослыв в их кругах большим знатоком живописи.
От алкогольных возлияний Ван-Гог, конечно же не отказался, но пить он старалася благородные аристократические напитки, поэтому и похмелье выходило благородным и аристократическим.
Лишившись абсента богема пристрастилась курить опиум и нюхать кокаин, но как истинному гению, Ван-Гогу никакое зелье не смогло заменить изумрудный нектар. Во внутреннем кармане художник носил бумажку с подробной записью старинного рецепта приготовления настоящего абсента, который он купил за 100 франков у проигравшегося на рулетке молодого и нищего поэта. Ван-Гог все еще тешил надежду возродить напиток.
Но не все, как говорится вечно. Может быть полученных денег при разумном и экономном использования и хватило до конца его гениальной жизни, но бесконечные возлияния, расходы на элитных проституток и последний крупный проигрыш на бегах свершили свое черное дело.
Ван-Гог разорился! Его выперли с элитной квартиры. Модная богема отвернулась от него. Ван-Гог снова опустился на дно. Денег едва хватало чтобы снимать маленькую чердачную каморку на окраине Парижа. Винсент опять пытался зарабатывать продажей картин, но без абсента, по его мнению, картины получались еще более чудовичней, чем прежде. От попрошайничества едва удвалось сводить концы с концами.
Дальний родственник Люсьена после долгой судебной тяжбы, доказал свою родственную причастность к бывшему хоязину и ему удалось вернуть кафе "12 сесетр", слава о котором вновь гремела по Европе, как пристанище бедных художников и поэтов. Опустившийся Ван-Гог, как и прежде проводил все свойе время в любимом кабаке изредка получая подачки в виде пойла от более удачного поэта или от хозяина заведения. Денег у Винсента как всегда не было. Прозябание в этом гнусном мире сутеннеров и нищих поэтов становилась все невыносимее. В очередно пьяном угаре художник бредил абсентом. Художнику абсент был как средство существоания Только в безумных грезах Ван-Гогу удавалось творить свои картины, которые более-менее продавались. Несколько сот раз Ван-Гог перечитывал заветный рецепт, который он выучил уже наизусть. Но он не мог приступить к изготовлению напитка, так не хватало главного ингридиента - цитварной полыни, которая росла где-то в Азии и самогонного агрегата. Однажды, сидя "В 12 сестрах", взгляд Ван Гога упал на кем-то брошенную газету. Передовица сразу бросилась в глаза: "Знаменитый русский химик Дмитрий Менделеев проводит ряд лекций в парижском университе". Ваг-Гог хорошо знал русского ученого, в далекой юнности, в прошлой жизни он учился с ним на одном курсе в Кембридже. Он хорошо помнил бойкого русского, который пользовался большим успехом среди английских горничных. С русским они крепко дружили и делили комнату на двоих в студенческой общаге. Но главное, юный художник и будущий химик гнали в своей студенческой келье великолепнейший абсент, к которому и пристрастился тогда юный Винсент. Под впечатлением передовицы, художник решился на безумный поступок - встретится с Менделеевым. Из газеты Ван-Гог узнал, что Менделеев остановился в парижском отеле "Гранд Палас" и не откладывая задуманное дело в долгий ящик, в тот же вечер отправился к гостинице. Пьяного и небритого Ван-Гога не пустили даже в холл отеля и ему ничего не оставлаось делать, как кутаясь от холода в дырявый плащ, караулить Менделеева на улице. На счастье художника вскоре подъехал закрытый экипаж на рессорах, вышколенные лакеи подбежали, отворили дверцы и из нутра кареты вышел грузный бородач закутанный в шикарную енотовую шубу.
- Это мьсе Менделев?, - спроисл у гостиничного слуги Ван-Гог .
- О, да, это великий русский, - ответил лакей, и побежал разгружать багаж.
Менделеев направился к дверям гостиницы, за ним семенили лакеи неся чемоданы. Ван-Гог заглотнул побольше воздуха и собрав все силы крикунл, - Мсье Менделеев!!!
Великий химик остановился и обернулся, прищурил глаза в недоумении уставившись на французского попрошайку.
- Господин Менделеев, Дима, ты меня не узнал? Я твой старый товарищ, Винсент Ван-Гог ! Ты помнишь? Кембридж, абсент, горничные? Дмитрий Иванович помните?
- А-а-а-а Вини!!! Вспомнил родной!!! - борода Менделеева всклокочилась и глаза заблестели, - Конечно помню друг!!! Что же мы стоим, пойдемте ко мне!!!
Ван-Гог не ожидал такого приема и словно во сне следовал за химиком по шикарным лестницам отеля. Очнулся он только в номере Менделеева.
- А помнишь, помнишь как наш старый хрыч, поставил тебе двойку по греческому и ты хотел повесится у на шпиле университетской башни? Ха-ха-ха!, - Менделеев расхаживал по номеру, тряс бородой и неприлично хохотал.
Ван-Гог кивал головой и окончательно пришел в себя, когда неожиданно вбежавшие лакеи, сервировали стол такими кулинарными изысками, о существования которых бедный художник даже совсем позабыл. Там были и черная русская икра, расстегаи, маринованные грибочки, огромные ломти ветчины, жареный поросенок на вертеле, тонко нарезанная осетринка и над всем жтим кулианрным сокровищем возвышался графин с тонким французским вином пятидесятилетней выдержки.
- Ну что, Гоша, давай налегай, - грузно уселся за стол Менделеев и потянулся к графину с вином. Изголодавшегося Ван-Гога не надо было упрашивать и он принялся уплетать за обе щеки снедь, запивая вином. За пару минут Ван-Гог, так набил желудок, что разомлев от съеденого и выпитого развалился на кресле, размышляя с чего начать разговор.
- Вижу, что голоден, Винсент, - сказал изумленный Менделеев, - что же случилось?
- Да я вот только что вернулся с охоты, в Кении на носорога ходили, помытся и покушать не успел, сразу к тебе, - соврал Ван-Гог.
- А-а-а? Носорог это хорошо. Жарко там небось? - позавидовал Менделеев.
- У-у-у-ф, жарко, - начал входить в роль Ван-Гог.
- А мы тут все по университетам, все дела, лекции, хлопоты и отдыхать-то некогда, - пожаловался наивный Менделеев.
- Э-э-э брат, беречь, себя надо, бросай дела и в отпуск, рекомендую, - играл роль захмелевший Ван-Гог, и фамильярно похлопал химика по плечу.
- Да, что это, мы все о делах, да о делах, - Менделеев снова наполнил бокал Ван-Гога вином, - не ожидал тебя увидеть в Париже. Сколько лет прошло, а я сукин сын и не узнал, э-э-э-х славное было время. Ну, Винсент, расскажи о себе?
- Да-а-а, с умилением вспоминаю юные беззаботные годы, вечеринки с абсентом, - Ван-Гог начал осторожно вводить разговор в нужное русло.
- Да, что абсент, дурь студенческая, - Менделеев вышел из-за стола и что-то достал из буфета.
- Вот, что нужно пить, вот она родимая, - и Менделлев водрузил на стол штоф с водкой, и пару стопок.
- Сам формулу разработал, секретная формула, водкой напиток назвал, - приговаривал менделеев разливая водку по стопкам.
- Ну, за встречу!, - Менделеев поднял стопку, столкнулся со стопкой Ван-Гога и одним махом опрокинул содержимое в глотку.
Ван-гог нюхал стопку, не решаясь выпить подозрительный напиток.
- Да пей, не отрава, - подзадорил Менделеев, - экий вы народ, французы, недоверчивый.
И Ван-Гог опрокинув рюмку, почувствовал как водка приятно обожгла его горло и желудок.
- Огурчиком закусывай, огурчиком, - Менделев бесцеремонно сунул огурец под нос Ван-Гогу.
Винсент захрустел огурцом. Тепло приятно разливалось по телу. Вторая рюмка пошла легче. А третья, словно сама вылилась в рот. Ван-Гог захмелел еще больше и улыблася искрясь счастем. Ему захотелось расецеловать косматую бороду старого друга.
- Вот она, родимая, - приговаривал Менделеев, - вот она родная. Долго я трудился над формулой, пока не разработал сей экологически чистый напиток.
Первый штоф вскоре закончился. И Менделеев достал еще один.
- Ты думаешь, зачем я приехал в Париж, - Менделеев опъянел и разоткровеничался, - лекции, университеты, это так туфта, для души, да для отвода глаз. Я ведь не только ученый, но и предприниматель. Водочный завод в Европе хочу поставить. Зацени, - Менделеев развернул свежий штоф, и только сейчас Ван-Гог заметил этикетку приеклееную к бутылке. Под двуглавым российским орлом, на него глядел нарисованный бородач-Менделеев, грудь которого перечеркивала размашистая надпись "Mendeleevskaya".
- Вся Россия уже пьет мою водку, - хвастался поддатый Менделеев, жуя ломоть осетрины - развернул сеть водочных магазинов по всей матушке Руси. В каждом кабаке, в каждом ресторане пьют мою водку. Формулу, однако, держу в большом секрете. Многие купцы суют в руки тысячи, в надежде получить разрешение на производство водки. Но, дудки, не смогут канальи, запорят производство. Оставил я в России подельника своего, башковитый мужик, ученый из него никуда, но коммерсант и производственник отменный. Смирнов его фамилия, может слыхал? В России мы уже раскрутили торговую марку - "Смирнов". Сам ампиратор кушает нашу водочку. Выиграли тендер и стали поставщиками Его Императорского Величества! Дела в России я все оставил на него. Решил вот завод под Парижем ставить, уже с властями и инвесторами договорился. Сейчас налоговые, разрешительные дела, лицензии надо утрясти и зальем вас басурман по самые Альпы русской водкой.
- А ты, говоришь абсент, - Менделеев разливал уже третий штоф.
Пьяный Ванг-Гог, встрепенулся услышав знакомое слово, он уже стал смутно припоминать, зачем он явился к Менделееву.
- Сейчас все в коммерцию двинулись, - начал размышлять Менделеев опрокидывая не чокаясь очередную рюмку , - Помнишь Эдисона, вернулся в свою Америку, по электричеству там продвинулся, лампочки аппаратура всякая. Патенты всякие двигает, деньги заколачивает. Тоже башковитый мужик был. В университете ему равных в физике не было, сам иногда у него лекции списывал. Попов, вон шельма, раздолбаем был, а по радио-связи пошел. Беспроводные телеграфы всякие там. От императора награду имеет. Кто-то, имени не помню, еврейчик наш тоже свое место в жизни нашел, нефтяным бизнесом занялся. А кто еще, опять не упомню, и сельским хозяйством - хлебушко выращивает. А вот один по криминальной линии пошел. Помнишь того норвежца Нобеля. Который, постоянно твердил, "Не коворитте со мной по русски". Напыщеный индюк скандинавский. Тоже умный мужик, тоже химик талантливый, но сошел с праведной пути-дорожки. Люди сказывают, у себя в Норвегии врывчатку больно мощную производит, "енамит" называется. Тайными тропами бонбами Кавказ снабжает, Шамиля ихнего, разбойника и головореза - сколько наших солдатушек положил. Также сказывают с Нобелем снюхался Юрка Лермонтов, тоже наш однокашник, помнишь его?. Стихи какие писал, а!!! Э-э-э-х. Взрывные дела с Нобелем на Кавказе творил. Царская охранка выследила его, и убийцу заслала. В газетах потом писали, дуэль типа, "Погиб поэт..." и прочую белиберду... А да Нобеля так и недобрались, засел, каналья, в своем замке в Норвегии…
Ван-Гог созерцал обстановку номера осоловелыми глазами, расматривал золоченые финтифлюшки на потолке, нагребал ложкой черную икру, считал хлебные крошки в бороде Менделеева и чокался с нарисованным на штофе бородачом, проливая на стол водку из стопки.
- Э брат, смотрю, слабак, ты французишка, пить то не умеешь, - наконец Менделеев заметил разомлевшего Ван-Гога, - а ты чем по жизни занимаешься?
- Я то? Х-х-х-удожник я, в-е-е-е-ликий художник, - заплетающимся языком сообщил Ван-Гог.
- Эва, художник, - удивился Менделеев, - и что, много за картинки платют?
- Я вот последнюю работу за двести тыщ франков продал, - хвастнулся Ван-Гог, - я великий, ик, х-х-х-удожник. "Подсолнухи" видал? Шед-д-д-деврррр...
- Мда-а-а-а, - удивился и позавидовал Менделеев, не думал, что баловством и бумагопачканьем такие деньжищщи можно заработать.
Ван-Гог поцеловал в пятачок жареного поросенка и наконец булькнув погрузился лицом в салат.
- Я вот тоже своим умом нет-нет зарабатываю, - нашелся озадаченный Менделеев, - приснилась мне недавно одна хитрая таблица. Периодическая система называется. Там всякие химические вещества в клеточки вписаны и упорядочены, а рядом их свойства прописаны. Знаешь как там золото называется? Аурум! Во слово мудреное и умное какое. На латыни так золото кличут. А аргентум - это серебро. В общем, перечертил я таблицу, в точности как во сне видел. Мужам авторитетным в академии показал. Бородами кивают, лысины чешут. - Умно, брат, говорят, умно придумано. Вот с одним вашим издателем договорился эту самую таблицу на обложке школьных учебников печатать. С каждой таблицы - гривенник. А книжек печатает немерянно, мильоны экземпляров. Вот сегодня в местном университете на презентации был, студентам ихним, про таблицу разжевывал, что да как. Со спонсорами всяки разные умные беседы вел...
Ван-Гог встрепенулся, икнул и перенес лицо из салата в остатки черной икры, уж больно понравился ему русский деликатес.
Пока Менделеев разглагольствовал, художник не теряя времени под икорку допил штоф "Менделеевки" и снова плюхнулся в пустую тарелку.
- Вот-так вот, это вам мусье, не Бордо лакать. Русская водка она ядрена, в ног валит, - в подтверждение слов Менделеева, Ван-Гог нарушил сидячее положение и скатился под стол.
- Ванька!!! - зочно крикнул на весь номер Менделев, дверь открылась и в комнату вбежал лакей.
- Звали, барин, - спина лакея выгнулася, ожидая приказания.
- Во что братец, разыщи метродотеля, и распорядись насчет сауны, уж больно француз мой вонюч да грязен, как бы не заразил, какой африканской хворью от носорогов ихних. Да и я в баньку непрочь сходить, - потянулся Менделеев...


Теги:





-2


Комментарии

#0 10:29  08-08-2007тиолка    
афтыр - алегарх?
#1 12:21  08-08-2007Файк    
Пеши прадалженийе!

Йа твой фанат.

#2 14:09  08-08-2007Parabellum    
понравилось. продолжение будет?
#3 13:31  09-08-2007Чугункин    
Ниасилил ибо хуита и издиватильство над зноменитыми пакойнекаме... Назови героев просто Вася-Петя, палучецца жопа... голая жопа. Но афтар трудолюб! Паражають!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:57  10-12-2016
: [0] [Графомания]
Я выброшен морем избытка угрюмо бурлящим, голубо-зеленого цвета
Просящим мольбы, остановки среди переливов и тусклого, лунного света
и солнца лучей – золотистых, слепящих наш взор.
От лжи и усталости нынче грядущего века.
Пытаясь укрыть и упрятать весь пафос, позор
от боли и страха, что заперты вглубь человека....
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....