Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

ИстФак:: - Альтернатива2. добрый король Дагобер

Альтернатива2. добрый король Дагобер

Автор: Шизоff
   [ принято к публикации 20:01  20-08-2007 | Шырвинтъ | Просмотров: 841]
Тёмным и страшным выдался год 1069 от Рождества Христова.

Да и предыдущие тысяча шестьдесят восемь были не многим лучше. Во всяком случае, для той части земли, где и произошли события, о которых собираюсь поведать вам я, безвестный летописец, чьё имя столь ничтожно, что и упоминать его не стоит. А учитывая щекотливый характер описываемого, так и вовсе было бы глупо подписаться настоящим своим именем, полученным мною при святом крещении в баптистерии собора св. Мартина в городе…

Э, нет, так не пойдёт! Город я указывать не собираюсь, более того – даже страну не укажу, замечу только, что дело было в Европе. Вполне достаточно.

Ведь Европа в те времена была везде одинаковая. Нездоровое и грязное место, в которое разве послать можно было в раздражении. Так и поступали лукавые, культурные, изнеженные византийцы в пылу философского спора или полемики. «Пошёл ты…в европу!!!» - кричал рассерженный базилевс на премьер министра, свою жену или, скажем, какого посла иностранной державы – турка, сельджука, а иногда и просвященного араба. Тогда, кстати, и появилось понятие «посол», отнюдь не имеющее отношения к тонкостям кулинарии, а больше к языковым мутациям…э-э-э— о чём это я, ничтожный…А!

Дело, стало быть было просто в Европе.

А Европа была темна и безвидна, как земля в первый день творения. В её пределах из края в край бушевала чума, голод и мракобесие, и даже посреди бела дня бегали волки. Национальностей не было, границ тоже. Какие, скажите, могут быть границы для голодных волков? Или бубонной чумы? Никаких. Как и для мракобесия. Людишки же повсеместно были отнюдь не лучше – злые, в парше и серые до безобразия. Европа являлась в буквальном смысле нечистой задницей просвещенного мира. Но и в заднице порою ощущается движение: или грубое вмешательство извне подтолкнёт, или внутриутробные процессы подвинут. И тогда созревшие массы требуют выхода. Происходит дефекация общественного сознания, и хоть верхи, положим, и не хотят, но низы – не могут, как верно отметил спустя восемьсот лет некий исторический алхимик. Ладно, оставим этого схоласта с его противоестественными опытами на суд истории, а сами вернёмся к истокам. Итак….

1. Немного истории.

Если и жили на унылом пространстве европейской равнины счастливые люди, так это были вассалы, йомены и вилланы доброго короля Дагобера. Они так и звали его: наш добрый король Дагобер. И думаете почему? Из страха? Из лицемерного, меркантильного интереса, что так характеризует современных европейцев? Нет! Они называли его так совершенно искренне, ничтоже сумнявшись в достоинствах. Дагобер был для них светилом первой величины, путеводной звездой, освещавшей путь, согревающей и просто лучезарной.

Род свой он вёл от самого Хлодвига, знаменитого короля франков, что вполне естественно. Привычку вести род от Хлодвига имели в те времена все кому не лень. Ибо никаких франков уже в помине не было, кто такие франки были – никто не знал, а потому всякий иберийский грузин, мордовский венгр или бургундский финн мог с чистой совестью назваться потомком Хлодвига, который, как теперь доподлинно установлено, был чистой воды якутом с берегов Амура. Дагобер же был и вовсе засланным казачком.

Дедом его был Будулай, залётный варяг, прибывший со своей бригадой на шести ладьях откуда-то с Дону. Возможно он был гуцулом, чем и объясняется весёлый нрав заморского гостя – проведя детство в среде молдавских цыган, Будулай заразился их искромётной лёгкостью, любовью к танцам и поп-музыке. «Дурвалы, техесел тер шеро, чавалы! – крикнул он собравшимся на берегу медлительным европейцам с борту своей просмолённой ладьи, - Чё такие нахлобученные? Хотите ведмедя покажу?». Европейцы, лица которых после недавней эпидемии оспы были навсегда искажены жаждой познания, зашушукались. Ведмедь был тотчас же явлен истосковавшимся взорам. С кольцом в носу и кокетливой юбочке, он был не страшен, а скорее забавен: показал два всемирно известных номера – «покажи, миша, как бабы парятся» и «как малые ребята горох крадут». Будулай тряс чубом, хохотал, а прибывшие с ним заодно гуцулы грянули в сопилки, побросав вёсла в расписные челны, а сами челны по ходу пришвартовав к скалистому островку, торчащему из реки чуть поодаль. Тут же на берегу местное население подключили к раздаче слонов, горилки и сала. На вопрос - откуда слоны? – Будулай скупо отвечал, что с родины, а затем предложил не тупить, а приналечь на сало с цибулей и молдавские портвейные вина. Непривычные к дармовому веселью европейцы быстро облунели и расслабились. Прибывшие с варягами чудные девки в монисто с подвыванием исполнили нечто тоскливое вроде «Ходют кони..» под херес, затем грянуло «Яблочко» с коньячком, а закончилось всё упоительным чардашем под конкретный запил в исполнении варяга Янкеля. Затем случился незапланированный свальный грех всем обществом.
Обессиленные, европейцы повалились абы как на берегу и захрапели давно не знавшими счастья телами, забыв даже воздать хвалу Спасителю….

А когда проснулись, то оказалось, что их убогие лачуги обнесли, коней свели, жён, дев и детей полонили, похмелиться нечем и вообще жизнь – говно, если вдуматься. Они хотели было воззвать к Пречистой Деве Гваделупской, да пересохшие глотки не слушались. Решили разбрестись по домам, но в домах делать было нечего, особенно без жён, дев и прочего домашнего скота. Местный кюре предложил отправить запрос Папе Римскому и дождаться от него буллы, но пап было в те времена двое – один в Риме, другой в Авиньоне, да в добавок один из пап по слухам был мамой, а какой именно – неведомо. Чего-чего, а стать с бодуна еретиком никому не хотелось. Хотелось определённости, а именно её то в головах и не наблюдалось. Европейцы смурно поглядывали в сторону острова, с которого не по-здешнему игривый ветерок доносил звуки скрипки и бодрый похмельный гул остограммившихся запорожцев. И горькое чувство брошенного в пустыне избранного народа терзало их похмельные души.

Ходит легенда, что бородатый, в пирсинге и с хаером, чувак бахнул по воде то ли клюкой, то ли плащ-палаткой, и поражённый народ потянулся к нему в объятия посуху. Думаю, что дело обстояло более прозаично: промариновав жаждущих идеала до обеда, он сам причалил к их берегу и взял в полон тёпленькими.
«Хотите меня своим государем? – спросил белозубый скиф, – Хотим! – обрадовались убогие пруссы и бельги – Ну и добре, подходи всяк к раздаче, да не толпитесь вы, сукины дети…Да! Звать меня будете – Красно Солнышко, я, мать вашу, – великоросс! Гипербореец, а не дерьма на лопате. Это и будет вам, чухне отмороженной, национальная идея…Объяснять нужно?!». «Не нужно, батюшко, мы на всю согласные – хошь абсолютную монархию, хошь конституционных демократов! Наливай, отец родной!». На том и порешили.

Не зря утверждают, что душа народа инстинктивно тянется к свету. Душу народную на мякине не проведёшь, хотя обуть вроде как можно. Но душа народная широка и простит любое сиюминутное кидалово, любую разводку, не простит только гнилых понтов и дешёвой пальцовки. И если только государь не последний баклан, а правильный вор, живущий по международным понятиям, то будет его народу конкретный фарт, вход в ЕЭС, выход в ООН и полное счастье.

Будулай взял под свою крышу мелкотравчатую шелупень из центральной Европы не просто так, а с прицелом, и если доил временами не по-детски, то для всеобщего долгоиграющего светлого будущего. Он быстро решил проблемы с большинством братков по ту сторону Альп и Пиренеев, отбашлял на кафедральный собор в Риме и даже перешёл в католичество, сменив имя на Гуго, а деревянную колоду Перуна с лёгким сердцем утопив в реке Дунае при огромном стечении народа. Вдохновлённый народ нарёк его Капетом за широту мировоззрения и полюбил навсегда.

Укрепив таким образом положение в своём государстве, Капет почил в бозе, оставив наследником сына Тараса, прозванного на европейский манер Рудольфом, рождённого от третьей жены своей Брунгельды, взятой из местных за телесную красоту и пышность форм. Да и род сия корпулентная девица вела от небезызвестного в тех местах авторитета. «Зигфридовичи мы, - потупилась она после случайной встречи в лесу с венценосным охотником, и, заправляя могучие груди обратно, добавила с надеждой, - Може, государь, коли взопреешь гонять свинью, остановишься у нас на постой, переночевать типа? Батюшка мой сеть охотничьих домиков контролирует в Шварцвальде, и для VIP –персон тоже…. Джакузи, барбекю, кабельное – все дела…папа рад будет…и я тоже….». «А и загляну, – усмехнулся Будулай, - только ты, лада, приходи ночью в подклеть…». Девушка вспыхнула и даже не смогла толком кивнуть в накатившем волнении. Но в подклеть пришла. Прибежала. А через восемь месяцев народился Рудик. Никаких глупых намёков – просто наш королёк зависал в папашкином мотеле целый месяц, забив на политику, экономику и внешние связи, уж больно богатым оказался внутренний мир лесной девушки….

Так что Тарасика зачали и вырастили в любви. Он вырос уже в более утончённого и европеизированного Рудольфа. Был охоч до науки, вопросов религии и особ женского полу, преимущественно дворовых девок и прочих грязнух, что являлось генетической предрасположенностью к промискуитету, распространённому среди степных предков. Было такое дело, что он не брезговал и животными, но единственно в целях самопознания, так что на это смотрели сквозь пальцы. Да и какое дело простому люду до животных?! Рудольф давал угля в три смены, что касается благосостояния государства и его сограждан, а уж за кем он гонялся под сенью ночи -- девкой или свиньёй – рядовому избирателю глубоко безразлично. Папа тоже гонял поросятину на сносях, а нарвался на Брунгильду -- диалектика. Значится так и нужно, против науки не попрёшь.

Рудольф увлекался химическими опытами, и в результате добился выдающихся результатов на этом, вроде как, негосударственном поприще, хотя и стал немного не того к старости. Потерпев неудачу в изготовлении золота из дерьма и эликсира вечной молодости из яичников ведьмы, он было забросил колбы, штативы и прочую дрянь пылиться на чердаке своего пражского замка, но в один неурожайный год история повернулась вспять, как оно обычно с историей и бывает…


Теги:





-1


Комментарии

#0 20:27  20-08-2007Толя Лисапедов    
Первыйнах!
#1 20:38  20-08-2007Шырвинтъ    
Толя Лисапедов

еше раз и пойдешь отсюда нахуй.

#2 20:42  20-08-2007Толя Лисапедов    
Мне понравилось. Хорошо написано. Зачёт!
#3 20:44  20-08-2007Толя Лисапедов    
Шырвинтъ

20:38 20-08-2007

Толя Лисапедов


еше раз и пойдешь отсюда нахуй

******


Меня толя зовут, а тебя? Почему кричишь и шлёшь меня нахуй? Что плохого Толя кому-то сделал? Хамить никрасиво, темболее новым и низнакомым людям. Мине тут нравицо и "отсюда нахуй"(с) я пока не собираюсь.


С ув. Толя Лисапедов.

#4 20:51  20-08-2007Шырвинтъ    
Толя Лисапедов

за первонаха.

одумайся.

#5 21:36  20-08-2007Чугункин    
1. Немного истории.... и Шизоffа понесло....

продолжение будет?

#6 21:39  20-08-2007Шизоff    
Чугункин


Уже есть

#7 21:54  20-08-2007VETERATOR    
Только глубокое знание подводных течений в русле исторических реалий сподвигло автора на сей текст.

Воистину - другая история. ЧуткА стёба с ООН, ЕЭС, джакузи и кабельным не портит впечатления(((.

Васю Болгаробойца не забудь.

#8 22:03  20-08-2007Кобыла    
Шизоff рулит, Карамзин нервно курит.


хоть фраза "больно богатым оказался внутренний мир лесной девушки" и рассуждения о Европе всякий раз ввергают меня в экстаз, прежнего мнения об опусе не изменю. вот.

#9 22:04  20-08-2007Шизоff    
Кобыла


Давай не скрывать наших истинных чувств, дорогая?

#10 22:08  20-08-2007Кобыла    
Шизоff

Грызу мундштук и бью копытом. Попробуйте взнуздать, господин порутчик.


Проги для планшета загрузила.Офигеть! Совсем из социума выпаду)

#11 22:17  20-08-2007Шизоff    
Кобыла


Надо и мне планшет. Ты не видела, как я рисую - круче, чем....))))))))))))))))

#12 06:03  21-08-2007Частный случай    
Красавец!
#13 06:34  21-08-2007Samit    
понравилось))))
#14 11:13  21-08-2007сугубо    
но ведь много поёбены
#15 11:35  21-08-2007Француский самагонщик    
Весёлая серия должна получицца. Давай дальше!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:02  08-12-2016
: [56] [ИстФак]
В Руси воззрим красоты неземные,
Простор в ней мысли и ума бескрайний,
Рождает спор людей с названьем-давний
Героем были власти волостные.

Поместий мало дельных, силы нет,
Они идут, неся с собою свет в ответ,
Крестьян толпа несет в себе прощенье
И дар в лаптях, малютку-просвещенье....
17:26  05-10-2016
: [12] [ИстФак]
- Попроще надо жить, monsieur, попроще.
Ты слышишь лапки маленьких крысят?
Не выходил бы давеча на площадь.
Ты знал, тираны это не простят.

Твои мечты, фантазии – нелепость.
Ушел бы в море, как российский флот.
Ночь над Невой. Белеет камнем крепость,
И там, где кронверк, строят эшафот....
21:42  26-09-2016
: [10] [ИстФак]
Леонид Ильич Брежнев, тяжело сопя и покряхтывая поднялся на трибуну, раскрыл папку с профилем Ленина, неторопливо надел роговые очки, и начал читать речь:

- Кхе, кхе... Товарищи, кхе, я хотел бы поздравить наш великий, могучий советский народ, кхе, кхе, с окончанием старой пятилетки, кхе, кхе, и началом новой кхе, кхе....
Котовский очень любил делать две вещи, которые позволяли ему забыть о тяжелых буднях комкора - долго скакать на коне, и прыгать с парашютом. Конь у него был кобыла, а парашюта не было совсем. Поэтому, когда у кобылы начиналась течка, и скакать на ней было не комильфо, он приходил в местный аэроклуб, и рявкал в лицо вытянувшегося во фрунт перепуганного директора:

- Еб вашу мать, блядь, Котовский, нахуй суки, парашют, мать вашу блядь нахуй !...
НЕБО НАСУПИЛО ТУЧИ КОСМАТЫЕ...
.
Небо насупило тучи косматые
Плюнуло мелким дождем.
Встретился как-то в районе Арбата я
С бронзовым в кепке Вождем.
.
Чапал походкой Ильич осторожною,
Взгляд арестански-лукав.
Финским поблескивал изредка ножиком,
Спрятанным в правый рукав....