Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

ИстФак:: - Альтернатива2. добрый король Дагобер

Альтернатива2. добрый король Дагобер

Автор: Шизоff
   [ принято к публикации 20:01  20-08-2007 | Шырвинтъ | Просмотров: 974]
Тёмным и страшным выдался год 1069 от Рождества Христова.

Да и предыдущие тысяча шестьдесят восемь были не многим лучше. Во всяком случае, для той части земли, где и произошли события, о которых собираюсь поведать вам я, безвестный летописец, чьё имя столь ничтожно, что и упоминать его не стоит. А учитывая щекотливый характер описываемого, так и вовсе было бы глупо подписаться настоящим своим именем, полученным мною при святом крещении в баптистерии собора св. Мартина в городе…

Э, нет, так не пойдёт! Город я указывать не собираюсь, более того – даже страну не укажу, замечу только, что дело было в Европе. Вполне достаточно.

Ведь Европа в те времена была везде одинаковая. Нездоровое и грязное место, в которое разве послать можно было в раздражении. Так и поступали лукавые, культурные, изнеженные византийцы в пылу философского спора или полемики. «Пошёл ты…в европу!!!» - кричал рассерженный базилевс на премьер министра, свою жену или, скажем, какого посла иностранной державы – турка, сельджука, а иногда и просвященного араба. Тогда, кстати, и появилось понятие «посол», отнюдь не имеющее отношения к тонкостям кулинарии, а больше к языковым мутациям…э-э-э— о чём это я, ничтожный…А!

Дело, стало быть было просто в Европе.

А Европа была темна и безвидна, как земля в первый день творения. В её пределах из края в край бушевала чума, голод и мракобесие, и даже посреди бела дня бегали волки. Национальностей не было, границ тоже. Какие, скажите, могут быть границы для голодных волков? Или бубонной чумы? Никаких. Как и для мракобесия. Людишки же повсеместно были отнюдь не лучше – злые, в парше и серые до безобразия. Европа являлась в буквальном смысле нечистой задницей просвещенного мира. Но и в заднице порою ощущается движение: или грубое вмешательство извне подтолкнёт, или внутриутробные процессы подвинут. И тогда созревшие массы требуют выхода. Происходит дефекация общественного сознания, и хоть верхи, положим, и не хотят, но низы – не могут, как верно отметил спустя восемьсот лет некий исторический алхимик. Ладно, оставим этого схоласта с его противоестественными опытами на суд истории, а сами вернёмся к истокам. Итак….

1. Немного истории.

Если и жили на унылом пространстве европейской равнины счастливые люди, так это были вассалы, йомены и вилланы доброго короля Дагобера. Они так и звали его: наш добрый король Дагобер. И думаете почему? Из страха? Из лицемерного, меркантильного интереса, что так характеризует современных европейцев? Нет! Они называли его так совершенно искренне, ничтоже сумнявшись в достоинствах. Дагобер был для них светилом первой величины, путеводной звездой, освещавшей путь, согревающей и просто лучезарной.

Род свой он вёл от самого Хлодвига, знаменитого короля франков, что вполне естественно. Привычку вести род от Хлодвига имели в те времена все кому не лень. Ибо никаких франков уже в помине не было, кто такие франки были – никто не знал, а потому всякий иберийский грузин, мордовский венгр или бургундский финн мог с чистой совестью назваться потомком Хлодвига, который, как теперь доподлинно установлено, был чистой воды якутом с берегов Амура. Дагобер же был и вовсе засланным казачком.

Дедом его был Будулай, залётный варяг, прибывший со своей бригадой на шести ладьях откуда-то с Дону. Возможно он был гуцулом, чем и объясняется весёлый нрав заморского гостя – проведя детство в среде молдавских цыган, Будулай заразился их искромётной лёгкостью, любовью к танцам и поп-музыке. «Дурвалы, техесел тер шеро, чавалы! – крикнул он собравшимся на берегу медлительным европейцам с борту своей просмолённой ладьи, - Чё такие нахлобученные? Хотите ведмедя покажу?». Европейцы, лица которых после недавней эпидемии оспы были навсегда искажены жаждой познания, зашушукались. Ведмедь был тотчас же явлен истосковавшимся взорам. С кольцом в носу и кокетливой юбочке, он был не страшен, а скорее забавен: показал два всемирно известных номера – «покажи, миша, как бабы парятся» и «как малые ребята горох крадут». Будулай тряс чубом, хохотал, а прибывшие с ним заодно гуцулы грянули в сопилки, побросав вёсла в расписные челны, а сами челны по ходу пришвартовав к скалистому островку, торчащему из реки чуть поодаль. Тут же на берегу местное население подключили к раздаче слонов, горилки и сала. На вопрос - откуда слоны? – Будулай скупо отвечал, что с родины, а затем предложил не тупить, а приналечь на сало с цибулей и молдавские портвейные вина. Непривычные к дармовому веселью европейцы быстро облунели и расслабились. Прибывшие с варягами чудные девки в монисто с подвыванием исполнили нечто тоскливое вроде «Ходют кони..» под херес, затем грянуло «Яблочко» с коньячком, а закончилось всё упоительным чардашем под конкретный запил в исполнении варяга Янкеля. Затем случился незапланированный свальный грех всем обществом.
Обессиленные, европейцы повалились абы как на берегу и захрапели давно не знавшими счастья телами, забыв даже воздать хвалу Спасителю….

А когда проснулись, то оказалось, что их убогие лачуги обнесли, коней свели, жён, дев и детей полонили, похмелиться нечем и вообще жизнь – говно, если вдуматься. Они хотели было воззвать к Пречистой Деве Гваделупской, да пересохшие глотки не слушались. Решили разбрестись по домам, но в домах делать было нечего, особенно без жён, дев и прочего домашнего скота. Местный кюре предложил отправить запрос Папе Римскому и дождаться от него буллы, но пап было в те времена двое – один в Риме, другой в Авиньоне, да в добавок один из пап по слухам был мамой, а какой именно – неведомо. Чего-чего, а стать с бодуна еретиком никому не хотелось. Хотелось определённости, а именно её то в головах и не наблюдалось. Европейцы смурно поглядывали в сторону острова, с которого не по-здешнему игривый ветерок доносил звуки скрипки и бодрый похмельный гул остограммившихся запорожцев. И горькое чувство брошенного в пустыне избранного народа терзало их похмельные души.

Ходит легенда, что бородатый, в пирсинге и с хаером, чувак бахнул по воде то ли клюкой, то ли плащ-палаткой, и поражённый народ потянулся к нему в объятия посуху. Думаю, что дело обстояло более прозаично: промариновав жаждущих идеала до обеда, он сам причалил к их берегу и взял в полон тёпленькими.
«Хотите меня своим государем? – спросил белозубый скиф, – Хотим! – обрадовались убогие пруссы и бельги – Ну и добре, подходи всяк к раздаче, да не толпитесь вы, сукины дети…Да! Звать меня будете – Красно Солнышко, я, мать вашу, – великоросс! Гипербореец, а не дерьма на лопате. Это и будет вам, чухне отмороженной, национальная идея…Объяснять нужно?!». «Не нужно, батюшко, мы на всю согласные – хошь абсолютную монархию, хошь конституционных демократов! Наливай, отец родной!». На том и порешили.

Не зря утверждают, что душа народа инстинктивно тянется к свету. Душу народную на мякине не проведёшь, хотя обуть вроде как можно. Но душа народная широка и простит любое сиюминутное кидалово, любую разводку, не простит только гнилых понтов и дешёвой пальцовки. И если только государь не последний баклан, а правильный вор, живущий по международным понятиям, то будет его народу конкретный фарт, вход в ЕЭС, выход в ООН и полное счастье.

Будулай взял под свою крышу мелкотравчатую шелупень из центральной Европы не просто так, а с прицелом, и если доил временами не по-детски, то для всеобщего долгоиграющего светлого будущего. Он быстро решил проблемы с большинством братков по ту сторону Альп и Пиренеев, отбашлял на кафедральный собор в Риме и даже перешёл в католичество, сменив имя на Гуго, а деревянную колоду Перуна с лёгким сердцем утопив в реке Дунае при огромном стечении народа. Вдохновлённый народ нарёк его Капетом за широту мировоззрения и полюбил навсегда.

Укрепив таким образом положение в своём государстве, Капет почил в бозе, оставив наследником сына Тараса, прозванного на европейский манер Рудольфом, рождённого от третьей жены своей Брунгельды, взятой из местных за телесную красоту и пышность форм. Да и род сия корпулентная девица вела от небезызвестного в тех местах авторитета. «Зигфридовичи мы, - потупилась она после случайной встречи в лесу с венценосным охотником, и, заправляя могучие груди обратно, добавила с надеждой, - Може, государь, коли взопреешь гонять свинью, остановишься у нас на постой, переночевать типа? Батюшка мой сеть охотничьих домиков контролирует в Шварцвальде, и для VIP –персон тоже…. Джакузи, барбекю, кабельное – все дела…папа рад будет…и я тоже….». «А и загляну, – усмехнулся Будулай, - только ты, лада, приходи ночью в подклеть…». Девушка вспыхнула и даже не смогла толком кивнуть в накатившем волнении. Но в подклеть пришла. Прибежала. А через восемь месяцев народился Рудик. Никаких глупых намёков – просто наш королёк зависал в папашкином мотеле целый месяц, забив на политику, экономику и внешние связи, уж больно богатым оказался внутренний мир лесной девушки….

Так что Тарасика зачали и вырастили в любви. Он вырос уже в более утончённого и европеизированного Рудольфа. Был охоч до науки, вопросов религии и особ женского полу, преимущественно дворовых девок и прочих грязнух, что являлось генетической предрасположенностью к промискуитету, распространённому среди степных предков. Было такое дело, что он не брезговал и животными, но единственно в целях самопознания, так что на это смотрели сквозь пальцы. Да и какое дело простому люду до животных?! Рудольф давал угля в три смены, что касается благосостояния государства и его сограждан, а уж за кем он гонялся под сенью ночи -- девкой или свиньёй – рядовому избирателю глубоко безразлично. Папа тоже гонял поросятину на сносях, а нарвался на Брунгильду -- диалектика. Значится так и нужно, против науки не попрёшь.

Рудольф увлекался химическими опытами, и в результате добился выдающихся результатов на этом, вроде как, негосударственном поприще, хотя и стал немного не того к старости. Потерпев неудачу в изготовлении золота из дерьма и эликсира вечной молодости из яичников ведьмы, он было забросил колбы, штативы и прочую дрянь пылиться на чердаке своего пражского замка, но в один неурожайный год история повернулась вспять, как оно обычно с историей и бывает…


Теги:





-1


Комментарии

#0 20:27  20-08-2007Толя Лисапедов    
Первыйнах!
#1 20:38  20-08-2007Шырвинтъ    
Толя Лисапедов

еше раз и пойдешь отсюда нахуй.

#2 20:42  20-08-2007Толя Лисапедов    
Мне понравилось. Хорошо написано. Зачёт!
#3 20:44  20-08-2007Толя Лисапедов    
Шырвинтъ

20:38 20-08-2007

Толя Лисапедов


еше раз и пойдешь отсюда нахуй

******


Меня толя зовут, а тебя? Почему кричишь и шлёшь меня нахуй? Что плохого Толя кому-то сделал? Хамить никрасиво, темболее новым и низнакомым людям. Мине тут нравицо и "отсюда нахуй"(с) я пока не собираюсь.


С ув. Толя Лисапедов.

#4 20:51  20-08-2007Шырвинтъ    
Толя Лисапедов

за первонаха.

одумайся.

#5 21:36  20-08-2007Чугункин    
1. Немного истории.... и Шизоffа понесло....

продолжение будет?

#6 21:39  20-08-2007Шизоff    
Чугункин


Уже есть

#7 21:54  20-08-2007VETERATOR    
Только глубокое знание подводных течений в русле исторических реалий сподвигло автора на сей текст.

Воистину - другая история. ЧуткА стёба с ООН, ЕЭС, джакузи и кабельным не портит впечатления(((.

Васю Болгаробойца не забудь.

#8 22:03  20-08-2007Кобыла    
Шизоff рулит, Карамзин нервно курит.


хоть фраза "больно богатым оказался внутренний мир лесной девушки" и рассуждения о Европе всякий раз ввергают меня в экстаз, прежнего мнения об опусе не изменю. вот.

#9 22:04  20-08-2007Шизоff    
Кобыла


Давай не скрывать наших истинных чувств, дорогая?

#10 22:08  20-08-2007Кобыла    
Шизоff

Грызу мундштук и бью копытом. Попробуйте взнуздать, господин порутчик.


Проги для планшета загрузила.Офигеть! Совсем из социума выпаду)

#11 22:17  20-08-2007Шизоff    
Кобыла


Надо и мне планшет. Ты не видела, как я рисую - круче, чем....))))))))))))))))

#12 06:03  21-08-2007Частный случай    
Красавец!
#13 06:34  21-08-2007Samit    
понравилось))))
#14 11:13  21-08-2007сугубо    
но ведь много поёбены
#15 11:35  21-08-2007Француский самагонщик    
Весёлая серия должна получицца. Давай дальше!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:15  01-11-2017
: [14] [ИстФак]
Из фактов сложились архивы традиций.
Из мелких делишек сложилась эпоха.
История - дама в корсете из фикций.
От смены давления власти ей плохо.

Герои и боги грешили немало.
Величие — это лишь глюк психотропа.
В Америку, словно в обитель, бежала,
От крови людской обезумев, Европа....

Средь болот тишина и извечный покой
Над дорогой туман ядовит
Словно аист с отсреляной в детстве ногой
Указатель деревни стоит

Над часовней застыл перекошенный крест
Здесь давно не бывало косцов
За столетье не умер никто, не воскрес
Одиночество давит свинцом

Где вы деды сгоревших как свечи дедов?...
Давным-давно, когда юн был свод небесный, здесь высадили Лес.
Среди ныне обретающихся в его окрестностях людей вряд ли отыщется человек, в должной мере осведомлённый об истории Леса. Сфотографируются иной раз на его фоне стайки туристов или придёт молодёжь, пошумит и уйдёт, оставив после себя кучку пепла да склянки....
17:41  18-08-2017
: [10] [ИстФак]
В России происходят по ночам,
что революции, что половая ебля.
Вот в Англии, к примеру, в тот же час
Холеное еблище бдит констебля.

То Англия дождливая, а тут
особый путь; безумный и поддатый.
Поэтому во тьме всю ночь ебут
кого-то, почему-то и куда-то....
08:12  26-06-2017
: [6] [ИстФак]
Идут, идут македоняне,
в сандалях тонких, налегке,
по грудь в густой небесной манне,
в тумана синем молоке.

Идут с ленцой, не поспешая
земли чужой порвать овал.
Земля на них ползёт, большая,
из-под колючек, из-под скал.

Грек старый выглянет за шторку,
вздохнёт, плеснёт себе чайку....