Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Золотые мечты курицы домашней обыкновенной

Золотые мечты курицы домашней обыкновенной

Автор: Оргазматор
   [ принято к публикации 15:36  23-08-2007 | Шырвинтъ | Просмотров: 340]
В одной деревеньке, под названием Бздыщево, Пукинского района, Засран-ской области, стоял один сельский домик. И, как водится, был на его маленьком подворье курятник. В этом заведении жила-была курица по имени Серая. Имела она непривлекательную внешность, была глупа, как и подобает быть курице, петухи её не топтали, и, как следствие, у Серой был отвратный характер. В отличии от сказоч-ной курочки Рябы, она не несла ни золотых яиц, ни простых. В её организме про-изошли необратимые изменения на гормональном уровне, что затронуло её и без то-го убогую психику не в лучшую сторону. Серая постепенно деградировала физиче-ски и морально, поэтому представляла собой только кулинарную ценность, и то до определённого возраста. И жил на этом подворье Хозяин со своею супругой. Он давно намеревался свернуть Серой шею, дабы сварить из неё суп. Но ему было лю-бопытно понаблюдать, насколько сильно может деградировать курица домашняя обыкновенная, ибо Серая с каждым днём вела себя всё более странно. Она начала клевать петуха вместо того, чтобы подружиться с ним. Ругала и обсуждала его со своими подругами-курицами. Когда петух топтал одну из них, Серая просто сходила с ума, бегала вокруг и кудахтала о том, что её подруг унижают. Также эта безумная курица предпринимала ежедневные попытки взлететь на забор или крышу курятни-ка. В один прекрасный день ей это удалось. Серая взлетела-вскарабкалась на крышу своего невысокого дома, в котором жила…

И возгордилась курица домашняя обыкновенная, начала истерически-восторженно кудахтать о том, что теперь она не просто птица, а птица высокого по-лёта. И увидела она маленькое подворье, на котором жила своей ненужной жизнью, не частично, а полностью. «У меня теперь широкий кругозор. И я умна, самодоста-точна и самостоятельна», вопила Серая. Немного походив по крыше курятника и почесав лапой клюв, она добавила: «И я красива. Мне не нужен петух, который все-го лишь ходит по земле, не в силах взлететь». А петух тем временем выполнял своё предназначение, то есть оплодотворял нормальных кур…
С того дня так и повелось. Все куры, как куры, выгуливают своих цыплят, вы-сиживают яйца и живут своей нехитрой куриной жизнью. То есть той, для чего были рождены. А Серая с утра пораньше взлетала на забор или крышу курятника и начи-нала кудахтать свою порядком всем надоевшую песню: «Посмотрите на меня, Я раньше тоже не видела ничего дальше своего клюва. Рылась в навозе, как и вы, кле-вала корм. И всё ждала, когда же петух меня заметит и оттопчет. А теперь я прези-раю вас, глупые куры, зависящие от петуха. Вы убогие, забитые жизнью и петухом, куры. Вам некогда пожить для себя, как мне. Вы, глупые семейные куры, не цените себя, любимых. Зачем вам нужен петух, хам и тиран, который доминирует и издева-ется над вами»… И так далее и тому подобное…

И что поразительно, такая вот Серая была как минимум одна в каждом курят-нике на подворьях в этой деревеньке. «Просто эпидемия какая-то, всё кудахчут не-суразное, сидят на диетах, почти ничего не клюют, только траву. Худые стали, по-смотреть не на что и яиц не несут. И петухи их не топчут, ибо не хотят, да и куры их к себе не подпускают», жаловались Хозяину соседи. Он лишь усмехался в усы: «То ли ещё будет, скоро глупые куры начнут требовать равных прав с петухами»…
В конце концов все попривыкли к странному поведению Серой и перестали обращать на неё внимание. Крайне редко к ней прислушивались неразумные цыпля-та, которых она сызмальства пыталась настроить против петухов. Но весь их инте-рес заканчивался тогда, когда поблизости оказывался петух, ибо он был красив. Крупный, с разноцветными перьями, огненный гребешок, крепкий клюв и лапы, и всегда вовремя кукарекал. Куры и цыплята млели от него.
Хозяин давно махнул на Серую рукой, так как её однообразно-идиотское ку-дахтанье ему надоело, а для супа или на жарёху она была уже стара. Серая уже дав-но осипла, взлетать на крышу курятника уже не могла, но приловчилась вскарабки-ваться туда по лестнице, которую поставил как-то Хозяин, дабы была возможность посмотреть представление. «Сама подохнет», решил Хозяин. Так и вышло через ка-кое-то время. Серая бормотала на крыше курятника севшим от старости голосом: «Как я ненавижу петуха и как я презираю вас, необразованные куры. Посмотрите на меня…» и, не договорив, издохла, упав с крыши в навоз. Впрочем, никто этого не заметил, только жена Хозяина, сердобольная женщина, взяла лопату и закопала Се-рую в огороде. Прошла неделя и все забыли про эту старую курицу, ибо у неё не было ни своего петуха, ни цыплят, чтобы вспомнить её и помянуть добрым словом.
А обычные куры продолжала жить своей жизнью, несли яйца, растили своих цыплят и любезничали с петухом. И не старались взлететь, потому как в глубине души понимали, что курица в принципе не создана для того, чтобы летать…


Теги:





0


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
...
А во дворе растаял снег.
Манерной поступью Рапунцель
Шел пидор, радуясь весне,
Но был сражен шальною пулей.

Попала в лоб, чуть выше глаз-
В мозгах устроила девичник,
И рухнул наземь пидарас
С лицом томление явившем.

А отблеск оптики шальной,
Сквозь двор по мне промчался мимо,
Поняв, что я пьянён весной -
Адепт любви с баклажкой пива,

Слегка помятый натурал
И демиург без четких целей,
Что здесь сижу еще с утра,
А пиво – это панацея....
...

— Что еще нам
оставалось?
Что еще нам
остается?
В мегафон крик
«Выходите!»
Вот и все их,
дядей, мысли.
Неизвестный
кто-то пишет:
«Мы пытались
дозвониться.
Наберите
сами....
В Парке Культуры, на выжженной солнцем скамейке,
сидит юное чадо, лет восьми, белые банты.
Рядом двое мужчин, на ветке щебечет сбежавшая канарейка,
тут девочка говорит: «Вечер в хату, арестанты!»

Наплыв. Крупный план: Двое мужчин переглянулись,
тревожно забегали глазные белки, точно бешеные белки,
а девочка продолжает отливать вербальные пули:
«Это, в натуре, зашквар голимый не явиться на стрелку,

придётся на счётчик поставить этих терпил, конкретно!...
Когда рождается Химера
Из переменчивости века,
Миры сжимаются в размерах
До одноатомных молекул.

Младенец соткан нитью тонкой,
Замест* лица большие очи,
Кричит пронзительно и звонко,
Взрывая небо на кусочки.

И буйволы пасутся подле,
И пилигримы на коленях,
И из дубрав на черно поле
Выходят гордые олени....