Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Море слез.

Море слез.

Автор: Shamanoff
   [ принято к публикации 21:09  11-09-2007 | Шырвинтъ | Просмотров: 500]
Путешествие -это всегда так заманчиво, романтично. От одного этого слова, в глазах загораются искорки, а под языком становится солоновато. Морской ветер уже треплет волосы, а шум разбивающихся о корму волн ласкает слух. Хочется набивать походный рюкзак различными приспособлениями и атрибутами, укладывать свитера и ветровки. Чем скоре тем лучше, прочь из города, прочь от быта и комфорта. Вдаль за горизонт тянется полоска кучевых облаков, серо-белым пунктиром, указывая направление и маня за собой. Крыльями рвущихся в полет птиц, хлопают наполняемые попутным ветром паруса.
Все на борт, отдать концы -команда как выстрел. Скрипящее в мозолистых, сухих и крепких ладонях древко топора, взмывается над седой шевелюрой боцмана. Удар, звук лопнувшей струны и канат улетает на пристань. Последняя нить связывавшая меня и повседневность, обрублена. Корабль качнулся и вырвался на свободу. Нить волнореза мелькнула справа по борту, чайка крикнула -пока, удачи. Я не смотрю назад, лишь мельком отметил как быстро исчезает порт и материк. Простор открывающийся над фальшбортом опьяняет и гипнотизирует. Серое с бирюзовым оттенком небо над свинцовыми холодными волнами. Море исчерчено барашками, небо редкими полосами облаков. Последние чайки и альбатросы, почетным караулом провожают наш ,убегающий от реальности, баркасик.
После бодрящего звонкого морского воздуха, тепло камбуза и каюткомпании, особенно приятно. Крепкий, без молока, черный кофе. Настоящая вересковая трубка, утратившая от времени блеск и лак, набита ароматным Кэпитан Блэком. В клубах дыма, не спешный разговор моряков, прошлогодние газеты уже не могут взволновать, кризисами и скандалами, они смешны. Тут понимаешь, что настоящее, а что налет, суета. Тунец ушел на север -это серьезно, это настоящее, ветер в этом году сильнее обычного -это важно, капитан женился в третий раз, но снова ушел в море -это жизнь... Завтра шторм, по всему видно сильный, погода испортится за ночь, а к утру рванет паруса, полярный циклон. Матросы знают, чуют, суставами, костями, они одно с этим северным морем, тут для них не бывает сюрпризов и это хорошо.
Мне это все в новинку, сухопутная крыса вдруг оказалась в открытом море. Ха! Страшновато, но рядом с этими людьми чувствуешь, стихия опасна, но мы поборемся, нас так просто не возьмешь. Сила рук, сила характера, против слепой ярости волн и ветра, у нас не мало шансов! Вернуться и не просто, а выполнив работу. Мы рыбаки, они ловят рыбу в сети, а я в объектив фотокамеры. Заштатный фотограф местной газетенки, вдруг получил контракт мечты. Один удачный снимок и вот я работаю на Нешнл географик! Волнительно, но так интересно. Не скрою мне это польстило, тысячи снимков, тысячи фотографов, но заметили меня. Теперь главное не подвести, я поймаю самую большую касатку в мире! Не ради работы или денег, а из азарта. Мне бросила вызов судьба и я готов, созрел, принимаю его.
Шторм начался ночью. В темноте сжимая камеру и боясь только одного, уронить объектив, я бился плечами о стенки каюты. Молился и ждал рассвета, но рассвет не наступил, лишь чуть -серость вместо, черной мглы. Тщательно упаковавшись, словно перед выходом в открытый космос, я пробрался на палубу. Там шла война, крики моряков, вой урагана. Скрип мачты и кормы, скрип стиснутых зубов, треск канатов. Снимать с руки, в такой качке -задача высшего пилотажа. От щелкав пол пленки, я смирился с тщетностью моих попыток, в этот раз стихия не подалась мне. На камбузе пахло гречкой и консервами. Матросы ели спокойно, автоматически подхватывая то и дело соскальзывавшие приборы. Я тоже сел, но кусок не лез в горло, изматывающая качка сказалась на моем желудке. Борясь с приступами морской болезни, бессмысленно шаря глазами в поисках кадра, вдруг наткнулся на лица. Лица людей, я видел их, я разговаривал с ними, можно сказать я знаю их... Но вдруг, словно пелена упала с глаз, или это они преобразились. Хмурые или серьезные, расслабленные в полудреме или смеющиеся, они мне открылись в каком то другом ракурсе. Может это освещение или моя усталость, не знаю, но я увидел глаза, мне показалось, что они... они счастливы...
Вернувшись в свою каюту я заперся, хотя никто не покушался на мою приватность. Погружаясь в размышления, потерпевшей аварию подлодкой, я погружался к самому дну. Только здесь, в таких обстоятельствах, я задумался, как же давно я не видел счастливых людей. Сколько времени я сам не был счастлив? Пол жизни я провел в суете и заботах о том как по комфортнее усадить свою задницу и что же? Чего добился? Вопросы накатывали, волнами прибоя, но не могли заглушить разгоравшийся где то в глубине костерок, то самый отблески которого я увидел в глазах этих простых людей. Огонек счастья. Я ощутил его, теплым одеялом оно окутало меня и не страшен стал холод, шторм, качка. Слезы покатились по моим щекам, не знаю почему... Я плакал от счастья, глупо и инфантильно, но в этот день я повзрослел.
Циклон ушел на юг, море успокоившись играло бликами от не яркого солнца. Касатки показались к обеду, охота началась. Обвязавшись поясом и закрепив страховочный фал, я бегал по носу корабля, отчаянно перегибаясь за борта. Касатки шли тройкой, гигантский самец, то и дело показывал белые бока, фонтаны брызг вырывались из под могучего хвостового плавника. Я снимал, но было ясно это не то. Мне нужно было что совсем другое, банальные спины касаток не сделают меня профессионалом. Час работы не дал мне ровным счетом ничего. Они ушли, исчезли в мрачных глубинах, а я остался разочарованный и разбитый. Похоже разбились мои мечты... Снова прокручивая в голове кадры, я отбрасывал их один за одним. На что я расчитывал? Почему сразу не подумал, что все что я смогу снять это белые бока, фонтанчики и если повезет хвосты... столько раз уже снятые переснятые? Боль и обида, такое глупое разочарование. Нет ничего больнее, чем разбитые надежды, я думал, что это мой шанс, но это был обман -самообман, конечно.
Соленые слезы от обиды снова прочертили дорожки по моим щекам. Так вот ты какая природа! Обманщица, хитрюга, своенравная стерва. Вертихвостка, как та тетка, ноги заголила, а не дается! Да я сам дурак. Я метался по узкой тесной каюте. Обида разбивала мне сердце, жгла душу. Вчерашнее понимание оказалось не полным. Теперь я гораздо полней познал этот мир. Удача в нем редка, он не дает гарантий на успех. Тяжелый, монотонный труд, опасности и дискомфорт, и все это ради пропитания, и только... я вышел на палубу. На плечи мне словно повесели тяжелые гири, уперевшись руками в перила мостика, я смотрел в просоленные доски. Резкие порывы холодного ветра, хлестали по лицу. За спиной послышался шорох ветровки, я обернулся. Капитан растягивая трубку, всматривался в горизонт. Не поворачивая головы, он улыбнулся уголком рта. В его фигуре, во все его образе я почувствовал уверенность. Меня вдруг заразила его сила и какаято фанатичность, я понял без слов все, что он хотел сказать. Не повезло сегодня, завтра обязательно повезет. Вот оно. Природа такая какая есть, если хочешь с ней потягаться, нужна слепая, фанатичная вера с свои силы, вера в себя и наче ни как. Спускаясь в низ я уже знал, что я буду делать, как поражение я превращу в успех.
Наше плавание закончилось, твердь земли больно и не привычно бьет по пяткам, уже привыкшим к податливости досок палубы. Походка слегка раскачивающаяся, так похожая на походку пьяненького, все это неизбежная плата за морскую прогулку. Прощаясь с командой и капитаном я обнимал их как старых друзей, как братьев. Мы породнились в этом плавании. Я не снял касаток, но время не прошло даром. Снимки команды, лица, фигуры, работа и судно, вот мой улов -это не мало. Рукопожатия, по морскому крепкие, сухие слова. Я уходил и знал, что вернусь, я заразился вирусом, болезнью, и теперь мне место среди таких же больных. Уже выйдя за ворота порта, я обернулся, море колыхалось, море пело. Теперь я мог слышать его, наверное и за тысячу миль, мы породнились и сним. Я окрестил его морем слез.


Теги:





-1


Комментарии

#0 22:22  11-09-2007Чугункин    
АЛУ-ЗЕФ стайл.

Хуйня, ... хатя афтар трудолюбив и очинь старалса...

#1 23:16  11-09-2007Стрекозюлина    
чёт ниасилила..описаний многа..
#2 09:37  12-09-2007Блёвштейн    
аф-аф-аф-аф, ррррррр
#3 12:18  12-09-2007bitalik    
Произведенье навевает романтические настроенья.

Сподвигает на героический поиск "неизведанного".

Почитал. Сповигся. Поковырялся в носу.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:16  22-04-2018
:
[6] [Графомания]

Я, пресловутые полстакана
Наполню жизнью на полпути
У сумасшедшего старикана
Который мог по воде идти

Который — не надрывая глотку
Водил сквозь волны слепой народ
И потому, не нужна мне лодка
Чтоб жизни море осилить вброд

И я, наученный, пошагаю
Седой и голый, как идиот....
23:53  21-04-2018
: [13] [Графомания]
У современности в фарватере
Мне скучно. Я в другом году
Ругаясь запросто по матери
В колонне воинской иду

Близки покрикиванья ротного,
Не в тягость тощий сидорок,
И в радость топот войска потного
И хлёсткий русский матерок.

Легко солдатам быть с ним смелыми
На марше ухватив кураж,
Он под бомбёжкой и обстрелами
Звучит почти как "Отче наш"....
12:31  21-04-2018
: [7] [Графомания]
В ворчанье утреннего бытия,
В отсутствии кофейных ароматов,
Смотрело на меня второе я,
Как будто бы под дулом автоматов.
Как будто виноват, я безгранично,
Что сны стряхнул покинувши кровать
И негу сладкую нарушил не прилично,
Не дал благоговеянно доспать!...
14:28  20-04-2018
: [15] [Графомания]
Жорж был редкостным подлецом!
Саша не выдержал, схватил за лицо!
Indignation, indignation!
C'est pas ma faute. Je n'y peux rien.
Да простит меня няня Арина,
Жорж, вы редкостная скотина!
Как вы могли, обрюхатив Екатерину,
Мерзкие пальцы свои ,потянуть к Наташе....

Если долго кого-то ждёшь
Начинаешь терять рассудок
И к тому же, уж трое суток
По истрёпанным нервам — дождь

Отрывается первоцвет
Как придаток, для жизни лишний
Зимних яблонь и дикой вишни
А кого-то, как прежде — нет

Я кому-то пишу стихи
Вечерами, и хмурым утром,
Только кажется мне, что будто
Не писал ни одной строки

А отверженный первоцвет
Голубями летит под ноги,
От которых белы дороги,
И кого-то, как прежде — нет....