Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - НА РЕКЕ ВОРОНЕ.

НА РЕКЕ ВОРОНЕ.

Автор: Петя Шнякин
   [ принято к публикации 06:05  20-09-2007 | Х | Просмотров: 489]
Стою в телефонной будке у Киевского вокзала.
- Лену можно?
- Лены нет. Она в Ташкент уехала.
- Как в Ташкент? Мы же с ней встретиться сегодня должны.
И гудки...
Я с Ленкой в пионерлагере познакомился. Первый курс в институте закончил, а парнишка из моей группы предложил – Петь, поехали в пионерский лагерь, подработаем. Я согласился. Ему место вожатого досталось, а мне физруком устроиться удалось. Ну, думаю, отдохну на природе, да и лишние деньжата не помешают.
Палату мне выделили отдельную, большую, на шесть коек. Курить разрешали. Портвейн пить. Только очень рано вставать надо было, зарядку проводить, флаг на линейке поднимать. Понял я – не моё это. И стеснялся сильно, там пионеры с пионерками разные были, некоторые на пару лет всего меня младше.
А вот в футбол погонять перед обедом – это с удовольствием. Я вратарём был неплохим, за “Торпедо” пацаном играл, так что гол в маленькие – пять с половиной на два ворота – забить моложавому физруку даже престарелым пионерам было непросто. Популярности у меня ещё прибавилось, когда загулял я слегка и на зарядку два дня подряд не вышел. Мой сокурсник её проводил. Тут директор лагеря вызвал к себе и говорит:
- Ты, Петя, парень неплохой, но работа физрука тебе не под силу. В общем два варианта тебе предложить могу. Первый – ты пишешь заявление по собственному желанию, собираешь вещи и едешь домой. По второму варианту ты тоже увольняешься, но остаёшься в лагере, мы оформляем льготную путёвку, за которую не нужно платить, только год рождения тебе поменяем, будешь по документам на три года моложе. Скоро начинается первенство по футболу между шестью пионерскими лагерями, ты, как вратарь, пригодился бы нам очень.
- Это чего, опять пионером стать?
- Да, пионером.
- И со всеми ночевать, на зарядку ходить?
- Нет, палата за тобой остаётся. И курить можно, только постарайся не у всех на виду. На зарядку не надо. Тренируйся по собственному графику.
- Согласен... То есть – всегда готов!
- Ну, вот и договорились.

Матч за матчем мы выигрывали. Я брал все пенальти. Даже гол от ворот до ворот забил. Тут-то ко мне Ленка по вечерам захаживать стала. Ей почти шестнадцать было. И красивая очень. Как Хитяева из Тихого Дона. А когда мы чемпионами стали, даже за сиську разрешила подержать. Но не дала. Лишь свидание назначила в Москве, на станции метро Киевская. Она в лагере ещё на одну смену оставалась.
Я в тот день букет роз купил, шоколадные конфеты и большую бутылку портвейна три семёрки. Тройку надел с галстуком, рубашку с серебряными запонками и новые французские туфли у брата выпросил. По дороге выпил слегка для храбрости. Потом стоял в метро, ждал её. После получаса ожиданий подозревать начал, что не приедет Ленка, сел на мраморную лавочку, бутылку внутри портфеля открыл и потягиваю из горлышка, розами от ментов прикрываюсь. Надо бы дураку домой ехать, а я ей позвонить решил.
Когда гудки в трубке услышал, бросил со злости букет в урну и к метро зашагал. На душе гадко так. Мимо пацан проходит. Земель, говорю, выпить не хочешь? Давай, отвечает, пойдём вон в сквер и выпьем. Приходим, а там, на лавочке три корешка его сидят. Познакомились. Одного, кажись, Костя звали, а кличка “Кризис” была. Второй на “Арбуз” откликался. А двух других не помню как звали, сколько лет уж прошло!
Помню только, что все мои деньги пропили, отошли от вокзала куда-то, ночь уже наступила. Тут Костя-Кризис вдруг заорал зверским голосом и мне, сидячему, по морде ногой захуячил. И все, кого поил я этим вечером, примеру его последовали.
Очнулся на рассвете, в крови весь и синяках, а главное, на мне только носки, трусы и майка с галстуком. Всю одежду сняли. Каждая клетка тела болит, каждый нерв – стонет. Добрёл я до телефона, хочу “02” набрать, а не получается. И трубку в руках вроде держу, и диск вращаю, а не выходит и всё... Сел я на землю у будки, ладонями голову закрыл, и плачу. Не от боли. И не от обиды. От беспомощности своей.
А время часа четыре утра, светает вовсю. Вдруг, сквозь рыдания голос слышу:

- Ты что плачешь? Что случилось?
Мужик стоит передо мной и повязка дружинника на рукаве.
- Избили меня, и раздели, а мне домой в Быково надо, как я такой доберусь?
- Подожди, я позвоню.

Минут через двадцать машина ментовская подъехала, усадили меня и свезли в отделение. Там следак расспрашивать начал, с кем был, что пил, потом:
- Ты, может, клички, какие запомнил?
- Да, Костя-Кризис и Арбуз.
- Понятно. Ну и кампанию ты себе подыскал. А Колпаков был там, такой здоровый и постарше остальных? Он судимый, только что освободился.
- Не знаю, был один, в возрасте уже...
- Ладно, жди, глядишь, придумаем что-нибудь, пойди воды попей и умойся, весь в крови, мудило.

Сначала Арбуза привели, запонки у него обнаружили, одна, правда, сломана была. Когда били, я голову руками загораживал, вот ногой запонку и разбили.
Потом Кризиса доставили в моих брюках и жилетке. А уж после и Колпакова во французских туфлях. Только пиджак с рубашкой не нашли. И пацана, кому я с горя выпить предложил.
Арбуза, как несовершеннолетнего, судить не стали. А Колпакова и Кризиса посадили, надолго.
Суд также и мне вынес “частное определение”, в институт его направил, дескать, ваш студент, комсомолец Петя Шнякин, пьёт в общественных местах с уголовниками всякими. Необходимо вам меры принять. Но пока следствие велось, и суд состоялся, год прошёл потихоньку. Летом мне в стройотряд ехать, птицеферму колхозникам возводить.
Я по карте определил местонахождение лагеря – Красивка, Тамбовской области. Не так уж и далеко от места, где батяня родился. Ну, думаю, перед студенческой стройкой в отцовскую деревню заеду, тётку навещу, с братьями двоюродными увижусь. В дорогу мать собрала еду и вещи, отец денег дал, а я аккордеон с собой повёз, на селе музыку любят!
Но в поезде тоже повеселились. Весь вагон от водки и песен на ушах стоял, а под утро к станции Башмаково подъезжаем, проводница меня будит – вставай, Петя. Хороший ты парень, но пить тебе меньше надо. Я почему-то у неё в купе заночевал.
С утра прохладно, да и с похмелья колотит. Мелочь в кармане какая-то, но одну бутылку водки в чемоданчике сохранил. Она-то мне и пригодилась. Мужики на грузовике из деревни к станции молоко возили, перетёр я с ними, распили мы пузырь на троих и в деревню отцовскую поехали. Они в кабине, а я в кузове, среди порожних алюминиевых фляг.
До места доехал, тётка рада, яичницу с салом пожарила. Выпить, правда, только бражка. Я и перекусить толком не успел, как брат Степан с самогонкой ломится.
- Спасибо Петя, что приехал! Меня же председатель наш Пётр Николаевич на 15 суток определил, я только два дня отсидел – и на свободу!
- А за что ты сел-то?
- Запил я, на работу не выходил, а тут от него человек приходит, грозит, если завтра опять прогуляешь – пойдёшь на пятнадцать суток. Мне бы послушаться, но не сумел остановиться.
- А я здесь причём?
- Не знаю – говорит Степан, а сам так хитро смотрит, – ты же гость из Москвы, неудобно ему родственников твоих в тюрьме держать.
- Погоди, ведь сажает милиция, он-то тут с какого бока?
- С какого? Вся милиция у него в подчинении, как он прикажет, так и будет.
Вечерком подошёл к тётке, восемь рублей занять на дорогу до стройотряда.
- Откуда у меня восемь рублей, у меня пенсия – семнадцать! Где хочешь, там и бери. Нет у меня денег!
Погрустил я перед сном, потом подумал, да найдёт она бабки эти, может, попугать меня решила в назидание. А если нет? Мне что здесь навечно оставаться или домой пешком идти? Но быстро заснул, молодой, девятнадцать лет...
Утром будит меня:
- Вставай племянник!
- Что стряслось-то, дай поспать тёть Лен.
- Одевайся. Шофёр председателя за тобой приехал.
- А зачем я ему нужен?
- Вот ты у шофёра и спросишь.
Я надел серый костюм, но ноги пришлось обуть в резиновые сапоги – грязь непролазная. Волга ГАЗ-21 стояла на дороге метрах в пятидесяти от дома. На задних колёсах машины из-под чернозёмной грязи проблёскивали стальные цепи.
Я подошёл к водителю.
- Здравствуйте.
- Здравствуйте Пётр Яковлевич! С Вами товарищ председатель хотел познакомиться. Ждёт Вас в гостинице в центре.
Я опешил, откуда ему имя моё известно?
- А что ему со мной знакомиться?
- Это он мне не доложил. Сами узнаете. Ну, поехали...
И он открыл мне правую заднюю дверь.
Гостиница представляла собой невысокое одноэтажное здание из четырёх комнат. Постояльцев там никаких не было. В одной комнате, куда меня проводил шофёр, был накрыт стол. На столе наблюдались редкие закуски даже для жителей Столицы – колбаса-сервелат, два вида сыра, красная рыба. Конечно, салат столичный, винегрет и даже баночка красной икры. Из напитков был квас с изюмом в графинах и бутылка болгарской “Плиски”.
- Вы побудьте здесь, пожалуйста, Пётр Николаевич скоро будет.
Хотя на столе стояли пепельницы, закурить я не решился. Тут слышу:
- Здравствуй, Пётр Яковлевич. Какими судьбами к нам?
Какими судьбами к нему? На это я ответа пока не знал. Мужик смотрелся лет на сорок пять, был добротно одет в выглаженные брюки и серый шерстяной свитер. Тёмные волосы, смуглое лицо начальника, но глядел на меня приветливо.
- Я в гости к тётке приехал. По пути в стройотряд. Завтра ещё денёк погощу и к своим студентам поеду.
- А ты в медицинском учишься? На провизора?
Председатель резко перешёл на ты, но как-то просто, с отеческой улыбкой.
- Да, два курса закончил.
А сам думаю, ни фига себе, и это знает.
- Ты закусывай, не стесняйся. Коньячку давай по рюмочке. Как учёба идёт?
Я выпил стопку и начал спешно закусывать салатом, чтобы не повело со вчерашнего.
- Да всё нормально, учимся, экзамены сдаём. Обычная студенческая жизнь.
То, что я два раза завалил коллоидную химию, говорить ему не стал, вдруг огорчится.
- Знаешь, тёзка, выпьем-ка мы по второй, за твою успешную жизнь! Ты семьёй обзаводиться не надумал ещё?
- Да какая семья, Пётр Николаевич, мне же девятнадцать, рано пока.
- Ну, почему рано, я в семнадцать женился и доволен очень. Дочки растут. Воспитал их правильно, кстати, не хочешь посмотреть, как я живу?
- Можно, конечно...
- Вот и славно. Давай ещё по одной, и я Васю попрошу тебя назад отвести, а уж завтра в десять утра будь готов, ко мне милости просим.
Выпить мне страшно хотелось, но я решил – только две.
- Спасибо Вам, большое, но я воздержусь, боюсь, захмелею.
- Ну, как знаешь. Значит, завтра увидимся.

По приезде опять попытался взять у тётки взаймы. Моя просьба её взбесила:
- Я же тебе сказала – нет денег!
- А как же я до стройотряда доберусь?
- Не знаю! У председателя попроси.
Заснул не сразу... Вот я попал! Что теперь делать?

Без четверти десять подали машину, Вася-шофёр улыбался мне всё время, пока ехали. Потом рукой направо указал:
- Глядите, дом Петра Николаевича! Антенна – тридцать метров высоты. У него одного только телевизор работает, цветной.
И мечтательно зажмурился.
У крыльца большого дома, стоящего в полукилометре от деревни меня радушно встретили председатель с женой, а в одной из многих комнат за столом сидели две невзрачные девушки.
- Вот, дочки, знакомьтесь – Петя Шнякин, студент из Москвы. А это Валя и Нина. Нина тоже фармацевтом будет, в Пензе училище заканчивает. Давай, Петь, помой руки и за стол.
Посидели, перекусили, тут Пётр Николаевич предлагает:
- Петя, ты с Ниной пойди, прогуляйся, об учёбе поговорите. На улице жарко, сними пиджак, повесь на стул, не стесняйся.
На кой чёрт ему пиджак мой сдался? Неудобно как-то всё получается. Что он мне её сосватать хочет? Дочка у него не красавица, конечно. Застенчивая девица, даже голос дрожит, когда отвечает на мои вопросы. Влюбилась, наверно... Поговорили недолго и назад вернулись. Председатель взглядом меня ласкает и в сторону отзывает:
- Давай на улицу выйдем покурить. У нас в доме курить не принято.
- Пойдёмте.
Я закурил, а он – некурящий. Просто ему вопрос важный со мной решить надо было:
- Ну, что, как тебе Нина?
- Замечательная девушка, скромная...
- Петя, ты знаешь, я вокруг да около не люблю ходить.
И взгляд его стал каким-то тяжёлым и невесёлым.
- Понравился ты мне, да и отца твоего знаю, хороший мужик. Нине ты тоже глянулся. Значит так. Я человек не бедный. Поженитесь, квартиру вам куплю в Люберцах, трёхкомнатную. Тебе – машину. Волгу - ГАЗ-24. Ну и с продуктами помогать буду, мёд, свинину, колбасу. Деньгами там... В аптеке работать вместе будете, ты – заведующим, она – рецептаром. Я устрою всё. Связи есть. Как ты на это смотришь?
Бля, он же меня покупает! Как же ему ответить? Правду сказать? Мужика обижу.
- Пётр Николаевич, Вы мне тоже понравились. И дочка ваша. Я, в принципе, не против. Только такие вещи в один миг не решаются. Мне с отцом обсудить всё надо.
- А я не тороплю... Домой со стройки вернёшься, с родителями поговори, согласятся, позвонишь мне.
- Да, конечно.
Провожали меня всей семьёй, я пожал на прощанье Нине руку. Она была тёплая и влажная от пота. Я сел в машину, а Пётр Николаевич через открытое окно тихо проговорил:
- Там, в пиджаке, в верхнем кармане, телефон тебе оставил, звони.
Только в доме у тётки решил проверить пиджак, в кармане я обнаружил записанный на бумажке телефон. И пять хрустящих червонцев – пятьдесят рублей!

До стройотряда добирался долго, но интересно. Когда с тёткой прощался, она протянула мне носовой платок, перетянутый двумя узелками:
- Здесь две трёшки и два рубля мелочью.
- Спасибо, тётя Лена, мне уже не надо.
- Где же ты деньги взял, врал, что ли?
- Нет, не врал, у председателя попросил!

Сейчас уж не помню, как ехал, в голову приходят названия посёлков и городков – Поим, Кирсанов, Инжавино…. До деревни Красивка добрался, куда идти? Где он студенческий лагерь? У меня чемоданчик с одеждой и водкой, аккордеон ещё. Далеко не уйдёшь. И людей вокруг нет, спросить некого. А солнце припекает, жажда мучит, водой бы хоть кто напоил.
Гляжу, по дороге трактор с длиннющим прицепом хуячит, пыль от него в воздухе висит, не опускается. Я водилу торможу, спрашиваю:
- Отец, а где тут у вас студенты в палатках живут?
- Студенты? Так это в другую сторону.
- В какую, другую?
- Ну, я еду щас примерно оттуда. Тут четыре километра через лес, к реке Вороне.
- Погоди отец. Четыре километра? Так я же не дойду. Видишь, вещи у меня. Лучше так, мы водки выпьем, а ты меня в прицеп посадишь и к студентам отвезёшь. Лады?
- Согласен. Только зачем в прицеп? Давай в кабину.
- Не, я как выпью, петь захочу, видишь, музыка у меня с собой.
А сам представляю, вот ребята обрадуются, когда я к ним с водкой под песни на тракторе заявлюсь! Прикольно!
Так и приехал. Смотрю, палаток много, а народу нет. Вдруг Генка Газарян откуда-то выбегает, дружок мой, меня с прицепа стаскивает и ругается:
- Петь, ты что, охуел? Пьяный приехал! У нас тут сухой закон. Ты же на два дня опоздал, тебя из отряда выгонят, потом из института! Хорошо на работе все, а меня дежурным оставили. Быстро ко мне в палатку и спать.
- Подожди ты со своим – спать! У меня четыре пузыря в чемодане, давай хоть по сто пятьдесят на сон грядущий.
- Что?! Давай сюда водку!
Я открыл чемодан, отдал бутылки, и он умчался в лес хоронить спиртное. Назад прибегает, встревоженный и шепчет:
- Тут о тебе только и болтают. Про частное определение из суда. Им отписались, что тебе выговор объявили. А суд в институт пишет в обратку, что наказание недостаточное. Не равноценно проступку советского студента. Говорят, в отряде комсомольское собрание скоро состоится, тебя разбирать будут, из комсомола попереть могут, а ты опоздал, пьяный, вон, приехал. Давай спи и из палатки до темноты носа не высовывай. У нас каждый вечер костёр, вот тогда и подойдёшь ко всем.

Перед тем, как заснуть, я задумался, да, невесело оно как-то получается. Проснулся от звуков гитары и пения у костра – «Скоро осень, за окнами август...». Я достал из футляра аккордеон, вышел из палатки и направился на свет костра, подыгрывая гитаристу. Ребята встретили радостно, а командир отряда, Владимир Андреевич, доцент кафедры физколлоидной химии, сухо произнёс:
- Пойдём, Шнякин, поговорить нужно.
Я знал, что мужик он не плохой, но всё равно заволновался. Мы отошли к большому деревянному столу под навесом, где бойцы отряда принимали пищу. На столе тускло светила керосиновая лампа.
- Ты что опоздал-то?
- Я в деревне у отца был, думал быстро доберусь, не получилось...
- А ты знаешь, что дело твоё на собрании разбирать будем?
- Слышал, а что всё так серьёзно?
- Да. Им простого выговора мало.
- Что, из комсомола выгнать могут?
- Ну, это вряд ли. А там, кто его знает. Ты вот что. Тебя ребята любят, не захотят они, конечно... Но ты их уговори, чтобы за выговор с занесением в личное дело проголосовали. Тогда постараемся всё уладить. И чтобы ниже травы тут ходил. И тише воды. Распелся, гляжу, опять. Кстати, послезавтра торжественное открытие лагеря, флаг будем поднимать, начальство районное прибудет. Ты на аккордеоне какой-нибудь гимн сыграть можешь?
- Нет, Владимир Андреевич. Я Северного могу, Высоцкого, русские народные песни...
- Да придумай что-нибудь, флаг под музыку – хорошо, не под гитару же!
- Может, « дан приказ ему на запад, ей в другую сторону», подойдёт?
- А что, про комсомольцев песня. Только петь не нужно. Ты играешь-то хорошо?
- Аккордами в основном. В ля-миноре. Я школу-то давно, в тринадцать лет закончил, а раньше играл здорово.
- Вот и давай вспоминай, репетируй. Два дня на работу можешь не ходить, но чтобы отыграл без ошибки. Ты коллоидную химию уже два раза завалил?
- Да.
- Ну, вот и помни об этом.

Открытие лагеря прошло успешно. И работали мы ударно. Стены птицефермы кирпичами выложили, и пол цементом залили. А вот закрытие...
Довольное нашей работой деревенское начальство перед торжественным закрытием лагеря подогнало бочку жигулёвского пива, а из крытого грузовика ещё и водкой потихоньку подторговывали. Я, конечно, нахуярился, стоять ровно не могу, шатает.
Меня как Андреич увидел, аж пятнами весь пошёл.
- Ты что же, блять, делаешь? Тебе же играть через двадцать минут! А ты пьяный в жопу! Ты, что, мудак, про экзамен забыл?
- Всё нормально будет. Я щас! Я мигом!

Выписывая замысловатые петли, побежал вниз к реке Вороне. Она узенькая в тех краях, а на дне камушки острые лежат. Разделся я и в воду нырнул, чтобы протрезветь. Но не рассчитал. Ободрал ладони о камни. Мелко, блять, даже у русла.
Назад в лагерь по тропинке поднимаюсь, подорожником раны закрываю, но кровь всё равно сочится сильно.
К командиру подхожу, волосы мокрые, руки в крови. Он вобще чуть не ёбнулся. Я его успокаиваю:
- Владимир Андреич, не бойтесь, я на свадьбах и не такой пьяный играл! Я на стул сяду, а вы двух ребят попросите передо мной встать, чтобы меня не видно было, и опускайте флаг.

Сижу, играю, без ошибок, а кровь на белые клавиши капает. Тут мне Гражданская Война и вспомнилась. И я запел – «уходили комсомо-о-льцы на гражданскую войну»! Командир бледный уже весь. А начальников трое приехало, мужики все. Тоже, видать, водочки вмазали, и подпевать мне стали.
В общем, успешно мероприятие провели. Как играть закончил, Андреич ко мне подлетает:
- Петя, беги, прячься куда-нибудь... Блять, палатки уже сняли, иди к реке, сиди на берегу, мы тебя найдём потом.
- А тройку поставите?
- Поставлю.
И улыбнулся.


Теги:





0


Комментарии

#0 08:58  20-09-2007Спич    
Живёт такой парень!

Можно было бы начать ну если не с пятого - то с восьмого класса точно, и по сей день, лично я бы читал с интересом и сочувввввствием, потому как и 777, и пионэрские лагеря - это тоже проходили в оригинале.

Продолжай, и один-то читатель у тебя будет точно.А больше и нах, коментами затрахают.

#1 09:31  20-09-2007Саша Штирлиц    
Петя, чота так заебись тебя читать...
#2 09:36  20-09-2007Павел Цаплин    
Спич, какой нах "один-то читатель"? Их тут очередь. Петя из тех авторов, у которых с читателями все в порядке. Что не удивительно при такой открытости и такой доброжелательности к читателям.
#3 09:41  20-09-2007мижгонa    
Саша Штирлиц 09:31 20-09-2007

+1

#4 09:48  20-09-2007Sgt.Pecker    
Бля,дохуя букав,читать не успеваю,пора арбайтен.Вечером.
#5 09:55  20-09-2007Вечный Студент    
ПЦ

+1

#6 09:57  20-09-2007Вечный Студент    
СШ конешно тожэ +1
#7 09:57  20-09-2007Спич    
Да понятно, что много. Это я просто за себя подписался, я ж не могу за всё общество...
#8 10:00  20-09-2007Арчибальд Мохнаткин    
Хорошо.Душевно.Очень легко и приятно читать Петю.
#9 10:05  20-09-2007С.С.Г.    
ыыыы

суко, Петя в молодости лихо отжыгал

#10 10:05  20-09-2007Фенечка Помидорова    
добрый рассказ.
#11 10:16  20-09-2007Шизоff    
да, накатило) меня, кстати недавно так же отмудохали, с ноги в рыло, еле жив остался.

Петь, прикольно, разве что по моему разумению слишком много напихал . тут на три рассказа хватило-бы тем. не торопись, дорогой товарищ, излагай степенно и вдумчиво.

но читать ох как душевно.

#12 10:20  20-09-2007Спич    
Петя Шнякин.

Ой, бля....начитаюсь и развяжу...Ой, бля....

ну, хороший текст, да. душевненько так. но чото не пойму - какая связь-то между всем этом набором фактов?
#14 10:54  20-09-2007Нафигатор    
Автор, отлично, с у довольствием прочел.


Шизоff, береги себя!

#15 10:56  20-09-2007Шизоff    
Нафигатор


Всё сошло, как с белых яблонь дым

#16 11:07  20-09-2007Мимо проходила***    
да... хорошо, душевно.
#17 11:09  20-09-2007Какащенко    
С удовольствием прочитал. Просто хорошо.
#18 11:16  20-09-2007VETERATOR    
Петя

Светлое впечатление и грустинка в меру.

Вопросы:

Лена из Ташкента вернулась?

Собрание уже после стройотряда было?

На Нинке не женился?

Костю-Кризиса и Арбуза больше не встречал?

Пока.

Поехал я на Киевский...

#19 11:40  20-09-2007LeoLeo    
аккордеоны на литпром.ру. Петя, иди к нам с Дачником в дуэт, гы, третьим будешь. слабаем пра щорса квартетом.


крео отличный, душевный очень.

#20 12:04  20-09-2007Кысь    
А мне такие рассказы очень нравятся. Вроде матрёшки - тема в теме, возникают по ходу рассказа, окукливаются, прячутся. Живой очень получается рассказ - ну там, типа за рюмахой воспоминания о молодости, с одного на другое перепрыгивая, возвращаясь, отвлекаясь.. Классно так, словно в компахе теплой посидели. А ещё слово "порожние" порадовало - давно не слыхал. Тоже чем-то тёплым откликнулось.
#21 12:12  20-09-2007Илья Волгов    
И в очередной который-уже-раз я охуеваю от душевности и доброжелательности, и скренности и отличного языка Восхитительного Автора Пети шнякина!! Спасибо большое, прям на душе легко стало!!

Петя, глянь почту, есть предложение. Тока общественности не пали - строго в почту и отвечай.

#22 12:28  20-09-2007Француский самагонщик    
Феномен Шнякина: вот простенько так вроде бы написано, без затей, а читаешь, не отрываясь. Тепло.

Хотя, конечно, эпизоды друг с другом как-то не связаны, что не есть хорошо

#23 12:44  20-09-2007Файк    
Петя,издавацца нада на бумаге,пара уже.

И будид книга рассказоф.

#24 12:54  20-09-2007я бля    
какой замечательный рассказ
#25 13:01  20-09-2007Петя Шнякин     
Спасибо за комменты. Сегодня перед работой пораньше встал, посмотреть.Отвечаю на вопросы VETERATORA

Ленку больше не видел и Кризиса с Арбузом, слава Богу!

Собрание было - "залепили строгача с занесением"

А вот с Нинкой - трагедия,она потом замуж вышла и умерла при родах. Я думал потом, если бы женился, может человек на белом свете остался. Да...

Спасибо ещё раз!

#26 13:05  20-09-2007Кобыла    
а Петя в юности зажигал, да с аккордеоном - видный парнишка был))

эх, хорррош текст)

а продолжение??

#27 13:16  20-09-2007ЁПРСТ    
Как всегда. Улыбаюсь и продолжаю жить дальше. Спасибо.
#28 13:26  20-09-2007YDD    
Плиска. Плакалъ.
#29 13:29  20-09-2007Nebel    
Оч душевно и тепло.. мегаахуительно Петя!
#30 13:37  20-09-2007Спич    
Впервые солидарен с YDD. Тогда болгары нас радовали. Открыл в одном из браузеров и между делом посматриваю-смакую...Томлюся....
#31 14:51  20-09-2007Кузин    
а мне не понравился рассказ. складно написано и легко читается, но никакой теплоты не заметил. серо. даже наоборот - в тексте много гнусных моментов. это какой же скотиной нада быть чтобы в деревне у тетки занимать деньги приехав из москвы!? да я бы со стыда сгорел и пешком бы попездовал сколько нада.

обычные похождения студента-троешника. скотство да и то по вершкам.

а где блять про отжиг в пионерлагере?

ночные дискатеки важатых после отбоя, шашлыки, всякие лесные походы, разборки с пионерами, пионерками и местными. где все это!

конфискация самогона у первого огтряда, укладывание спать шлепками по полуголым жопам ах, каких пионерок в пенюарах, а сторожить день и ночь этот злоебучий первый отряд от поебушек и приезд деревенских байкеров. этот же чуть не уголовное действо заводилось в случае чего.

незачот короче

#32 14:53  20-09-2007Чугункин    
О! Петя штота новинькае нопесал... жалка некагда.. вечером прачту..
#33 16:42  20-09-2007Сэмо    
душевно. но с кузиным - согласен
#34 20:35  20-09-2007Бандераснах    
Петя Шнякин

"А вот с Нинкой - трагедия,она потом замуж вышла и умерла при родах. Я думал потом, если бы женился, может человек на белом свете остался." пообщавшись в откровениях есть у мну подозрение, что думал афтар о нинкином наследстве....)))

#35 20:42  20-09-2007Sgt.Pecker    
Да,Back in the USSR.Читалось легко,спасибо.
#36 22:48  20-09-2007Чугункин    
и смех и грех.. Петя, как всегда, отдуши и с юморком. Оч понравилось.
#37 23:49  20-09-2007ELVIS PRESLEY    
пиздато просто
#38 23:49  20-09-2007ELVIS PRESLEY    
пиздато просто!
#39 00:01  21-09-2007Чугункин    
нет, просто пиздато!
#40 00:09  21-09-2007ELVIS PRESLEY    
Чугункин

подъебываеш?

#41 00:11  21-09-2007Петя Шнякин     
Cэмо, а я с кузиным не согласен. Представил меня каким-то аферистом, который трояки у бабушек сшибает. Может у него родственников нет? А может, другое. Есть такие люди, которые взаймы не берут, но и не дают тоже. Я за это его не осуждаю. Но мы в деревню ездили за мёдом, вареньем, ягодой. Они к нам за колбасой, сыром, одеждой. Время было такое. Соседи друг к другу занимать ходили. А чтобы я у родной тётки денег не попросил? С какого это рожна? Она не хотела просто, чтобы я лишний раз нажрался и всё. И попугать решила. А что разпиздяем я был, это точно, и тройки на экзаменах получал. А вот "троешником" никогда не был. И не буду.

Теперь нащёт дискотек и байкеров. Мы в 1968 году даже слов таких не знали. Так что прости, что не написал об этом.

#42 08:04  21-09-2007Спич    
Петя Шнякин.

Зато какие танцверанды были!Я рядом с садом им. Баумана жил.

#43 09:08  21-09-2007ворчун    
Петь спасибо,заряд бодрости на целый день.

А тройку не поставлю извини...где-то пять сплюсом.

Давай дневник.

#44 12:37  21-09-2007Кузин    
петя, галиматью написанную выше про соседей и колбасу сверни в трубочку и засунь себе в дырочку. Это не обсуждаемо

не аферистом, а прохиндеем ты был.

ты описал совсем другую ситуацию.

я такую сцену наблюдал лично, когда мой какой-то там старшой брательник (городской хлыщ, также почти все пробухавший вместе с частью гостинцев впоезде) в деревне, куда нас привезли на лето, "занимал" у бабушки 3 рубля. Причом этот хуй не делал все лето вообще ничего хотя деревня - одни почти старики, и на помощь по тяжелому труду было вроде таксы и заработать можно было и соседям помоч, и стакан бы налили от сердца. я прекрасно помню эти руки достававшие два, как две тряпочки замусоленных рубля и мелочь в узелке. Не хуйня в карманах москвича, а в узелке, собранные до копейки, чтоб не растерялись.

Вот тогда научился ценить «деревенские» деньги. Свои не ценю до сих пор.

Как бережно эти руки, каких ни у тебя, ни меня никогда не будет, работавшие всю жизнь, доставали эти ссаные копейки. Нельзя же отказать внучеку. Каким же трудом они достались все было в этой сцене… аж челюсти сводит до сих пор. но «отдам ведь, наверно, если не забуду, да петя.»

С этим пидором прекратил всякое общение. В 90-х он же кстате переоформил квартиру еще живых бабки с дедом на себя. Как отказать внучеку2. когда дед умер бабку выгнал в съемную комнату


ПС

адский отжиг в пионерлагерях именно у важатых. Пионерам такое еще и сниться не могло гыы но тебя такого отличного парнягу на него видимо не приглашали.

#45 12:39  21-09-2007Кузин    
и вообще ты про кого там свое "за это не осуждаю", "есть такие люди"?

ты это меня приводиш, песатель?

#46 13:10  21-09-2007Петя Шнякин     
Кузин

Сраться с тобой не хочу, видно действительно что-то плохое тебе мой рассказ напомнил.

Долги всегда отдаю. Свои деньги тоже не ценю, может, зря.

У родственников квартиры не отбирал. А покупать для них приходилось.

#47 13:21  21-09-2007Бандераснах    
вот и кузин рассмотрел что афтар ни фига не благостный старикан.....
#48 13:23  21-09-2007Петя Шнякин     
Бандераснах

А я думал ты напишешь - про ворону есть - зачот.

#49 13:26  21-09-2007Raider    
19 лет в 68 году...

сколько ж тебе сейчас-то? 58?

#50 13:27  21-09-2007Чугункин    
Кузин, АЛУ ЗЕФа читай. Это твой афтар.
#51 13:27  21-09-2007Петя Шнякин     
Raider

57

#52 13:28  21-09-2007Бандераснах    
зачёт за реверанс в мою сторону, понял что название мне "посвятил"))))
#53 13:30  21-09-2007Петя Шнякин     
Бандераснах

Совпало так. Но, думал, всё равно тебе приятно будет.

#54 13:31  21-09-2007Бандераснах    
думаешь обо мне?)))))
#55 13:33  21-09-2007Петя Шнякин     
Бандераснах

Конечно. Всё. На работу собираться надо. Опоздать могу.

#56 13:36  21-09-2007Бандераснах    
мне тож в медцентр кое-какие документы сдать...погнал...
#57 13:58  21-09-2007Кузин    
Петя, сраться и в мыслых не было. ты тоже не обижайся. а то смотри 50 человек тебе от душевности яйца лижут и одно мое "непонравилось и почему" и вот уже прям драцца лежеш, на личности переходиш. ты не привык что кто-то может иметь другое мнение, да?

может меня правда эта "душевная" сцена зацепила. и другая сторона жизни в СССРе, чего ты. по мне так слишком утопически вышло. с пьяных глаз называется и очень знакомо. бывает. особенно наверно когда про молодость пишеш и из омерики наверно трудно удержаться


Чугункин

спасибо за совет. "мои" авторы в книжных шкафах стоят. Алу мне более интересен как человек. человек имеющий свое мнение, чем как автор. Петя наоборот.

#58 20:17  24-09-2007Lunatik    
Приятный рассказец. Разрозненный, а читаецо легко, все подряд.

Чото захотелось посмотреть на фотки автора того времени. Пришлешь, Петь?

#59 21:02  24-09-2007Петя Шнякин     
Lunatik

Спасибо. Фотки надо поискать, где-то были.

#60 09:01  01-10-2007MNB    
пиши, Петя, пиши!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:14  29-11-2016
: [24] [Было дело]
Был со мной такой случай.. в аптекоуправлении, где я работал старшим фармацевтом-инспектором, нам выдавали металлические печати, которыми мы опломбировали аптеку, когда заканчивали рабочий день.. печатку по пьянке я терял часто, отсутствие у меня которой грозило мне увольнением....
18:50  27-11-2016
: [17] [Было дело]
С мертвыми уже ни о чем не поговоришь...
Когда "черные вороны" начали забрасывать стылыми комьями земли могилу, сочувствующие, словно грибники, разбрелись по новому кладбищу. Еще бы, пятое кладбище для двадцатитысячного городишки- это совсем не мало....
Так, с кондачка, и по старой гиббонской традиции прямо в приемник.

Сейчас многие рассуждают о повсеместной потере дуъовности, особенно среди молодежи. Будто бы была она у них, у многих. Так рассуждают велиречиво. Даже сам патриарх Кирилл...

Я вот тоже захотел....
Я как обычно взял вина к обеду,
решил отпить глоток за гаражами,
а похмеляющийся рядом горожанин,
неторопливую завёл со мной беседу.

Мой собеседник был совсем не глуп,
ведь за его плечами "восьмилетка."
Он разбирался в винных этикетках,
имел "Cartier" и из металла зуб....
09:26  18-11-2016
: [47] [Было дело]
Выползая на ветхо-стабильный причал,
Окуная конечности в мутные волны,
Кто-то ржал, кто-то плакал, а кто-то молчал,
За щекой буратиня пять рваных оболов.

Отстегнув за проезд, разогнувши поклон;
От услышанных слов жмёт земельная тяжесть....