Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Децкий сад:: - Убить лошадь

Убить лошадь

Автор: дыр_КОпф
   [ принято к публикации 09:01  20-09-2007 | orlusha | Просмотров: 623]
В жизни Антоши Крахмалова все было заебись. Просто он вовремя сориентировался. В те славные времена, когда на одной шестой части суши синими ночами вовсю горели жаркие пионерские костры, и хилый еще, плохонький такой, ветер перемен даже не помышлял их задуть, Антоша резонно рассудил, что одним из ходорковских ему уже не стать. Поэтому комсомол идет нахуй, а буденовки и Ленин рулят, но не на иллюстрациях в учебнике истории, а в палатке на Арбате. Скопив немного деньжат, Крахмалов с головой окунулся в предрассветное марево кооперативного движения. С тех пор случалось всякое, но ангел-хранитель – маленькая статуэтка, изображающая балерину, – оберегал его задницу от разрыва на британский флаг. Через неделю после того, как Антошу взяли с поличным, мудрые государственные мужи отменили статью за спекуляцию. В начале достопамятного августа девяносто восьмого Антоша продал крупную партию товара, и когда грянул дефолт, практически весь его оборотный капитал радовал сейф тугими зелеными пачками, а не корчился в агонии деревянными на банковских счетах. Да что там говорить! Хрупкая девочка в пачке и пуантах, изогнувшаяся в замысловатом па, определенно приносила ему удачу. А в последнее время дела шли настолько хорошо, что Крахмалова порою так и подмывало пуститься в пляс посреди кабинета, выкрикивая «Жжошь, сцуко!». Вот, даже меценатствовать потихоньку начал, хе-хе.

Балет Антоша любил с детства, а если быть точным, со старшей группы детского сада. В советские времена к культуре приучали рано («Не то, что нынешнее племя…» и все такое, да), и как-то в канун Нового года Крахмаловы-старшие забрали свое сопливое чадо из садика, да и потащили в театр на «Щелкунчика». Когда родители уселись наконец в партере и разместили рядом Антошу, он уже был порядком ошарашен. Фойе театра произвело на мальчика неизгладимое впечатление. Огромные хрустальные люстры со ста лампочками – считать Антоша умел только до десяти, поэтому сто обозначало «очень много»; отполированный до блеска мраморный пол, высоченные колоны, широкие лестницы, устланные коврами... Сказка, йопта! Пока на подмостках прыгал какой-то мужик в колготках, Антоша все порывался спросить у родителей, не заболел ли дядя, но мама шикнула на него и коротко сказала: «Смотри!». Он смотрел. И тихонько хихикал. А что оставалось делать?! Но вскоре музыка изменилась, зазвучала вкрадчиво, волшебно, и на сцене появилась девочка в белоснежном трико и воздушной юбке. Ах, что это была за девочка! Тоненькая, хрупкая, бледно-фарфоровая. Она металась, нет, скользила, нет, порхала, не касаясь земли, заламывала тонкие руки, выгибалась всем телом, а потом вдруг взлетала высоко-высоко, и сердце Антоши замирало, ему казалось, что стоит носочкам этой сказочной девочки коснуться твердой поверхности, и она рассыплется.

Лет с двенадцати-тринадцати, когда сверстники яростно дрочили в туалетах: большинство – рисуя в воображении образ молоденькой училки или скороспелки-одноклассницы с вполне обозначившимися под школьной формой выпуклостями, редкие счастливчики – уткнувшись глазами в «Плейбой» с вполне наглядными глянцевыми телками (журнал потом следовало прятать под матрас или в потайной отдел школьного портфеля); Антоша тоже наяривал так, что будь здоров. Только насрать ему было на сисястых плеймэйт, училок и ровесниц-акселераток! Их заменяла вырезка из «Пионерской правды» с черно-белым фото маленькой балерины.

Антоша Крахмалов вырос, возмужал и приподнялся. В его постели побывало много женщин, женщин разных: со всевозможными цветами и оттенками кожи, волос и глаз, темпераментных и не очень, своенравных и покладистых, вздорных, ласковых, странных, обычных… И лишь одна особенность объединяла их – все они были худенькими и невысокого роста. А накрахмаленная пачка и пуанты с атласными ленточками стали обязательными атрибутами любовных утех Крахмалова.

Бывали в доме Антоши и балерины. Он угощал их чаем и диетическими пирожными. Он развлекал их светскими беседами. Если ему казалось, что в гостиной прохладно, Антоша осторожно набрасывал на хрупкие плечи своих богинь верблюжий плед и разжигал камин. И любовался, любовался, любовался – непринужденной грацией, изящными манерами, и какой-то детской, доводящей его иногда до слез хрупкостью. Он целовал им руки на прощание, смущаясь при этом, как мальчишка, усаживал в лимузин и велел водителю ехать тишайше и не вздумать курить. И, конечно же, он всегда давал им денег, сколько бы не попросили. И был счастлив этим.

В общем, как мы уже отметили, у Антоши Крахмалова все было заебись. Одно только его расстраивало. Вернее, одна.

Поначалу, когда эта дылда появилась в составе его любимой балетной труппы, Антоша и глазом не повел. Посмеялся только. С таким ростом и телосложением в балет?! Ха-ха-ха! Ну, взбрело в голову какой-то дуре, прихватившей олигарха за яйца, в па-дэ-дэ поиграть, это ненадолго. Однако вскоре эта несуразная лошадь уже претендовала на роль примы, а после нескольких премьер, сопровождавшихся шквалом заливисто-хвалебных рецензий, таки ею стала. И замелькала на экранах телевизоров. Антоша недоумевал. На все его вопросы директор труппы делано пожимал плечами и виновато прятал глаза.

А сегодня на прием к Антоше пожаловала целая делегация балерунов. Встретил их Крахмалов приветливо, кофе напоил, и выслушал самым внимательным образом, ибо они хоть и пидарасы, но, в то же время, одни из талантливейших балетных танцоров. Руки, правда, не подал – ахтунг все-таки, нуивонахуй! Жаловались балеруны на свою тяжкую участь. Где ж это видано, с такой тушей поддержки исполнять?! Показывали свои ноги, стоптанные до кровавых мозолей, и медицинские заключения с диагнозом «паховая грыжа». Антоша обещал помочь. Проводив танцоров до приемной, он вернулся в кабинет. Плеснул в стакан бурбона. Да, с этим срочно надо что-то делать!

***
«Сколько не кури, а лошадь в себе не убьешь, – мысленно вздохнула Анастасия, прикуривая сигарету. – А мужичок ничотаг, знает толк в постельных делах, да и при бабле».

«Зачотная пелотка, – подумал Антоша, – и сосет на пять с плюсом, такой у меня еще не было. Даже жалко как-то ее». Но задуманное надо было доводить до конца.

Улыбаясь, Крахмалов повернулся и притянул Анастасию к себе. «Подожди, дурачок!» – она подалась к нему, и только рука с сигаретой, отведенная назад, все пыталась нащупать за спиной невидимую пепельницу. Наконец злополучная сигарета была потушена. Анастасия прижалась к нему всем телом, задышала-зашептала жарко в лицо. А потом в невообразимом балетном па вскинула ногу и впустила его внутрь. Антоша взвыл: «Сучка!». Он насаживал на себя это восхитительное тело, пытаясь проникнуть еще глубже, быть еще ближе, и все повторял свою заветную мантру: «Не терять контроль, не терять контроль, не те…» Теперь! «Сдохни, гнидо!» - хрипло прокричал Крахмалов и выстрелил. В этот выстрел он вложил всю свою ненависть к твари, которая еще секунду назад пыталась уничтожить заветную мечту его детства.

«Oh yeah, dear, yeah!» – запричитала Анастасия.

Он выстрелил, да! Мощной струей. А заряженный ТТ так и остался лежать под подушкой, обиженный, ненужный. Минуту спустя обессиленный Антоша уснул. Он улыбался. Ему снились лошадки.


Теги:





0


Комментарии

#0 10:24  20-09-2007Вечный Студент    
чо-то самая концовка не очень, смазано по-моему, а так ничо
#1 11:06  20-09-2007Кобыла    
нунафиг

(осторожно закрывает страницу)

#2 11:13  20-09-2007Мимо проходила***    
игра ассоциаций...

вспомнила свой визит в Большой на "Щелкунчика" и тщедушного Антона Камолова почему-то...

Неплохо.

#3 11:15  20-09-2007дыр_КОпф    
изначально хотел назвать "Убить кобылу", но подумал, што ты обидешсо, гы-гы.

б/п, кстате.

#4 11:31  20-09-2007Шизоff    
Улабнуло. Особенно имя главного героя...и лошадки..да..это личное.

Не, весело.

#5 13:36  20-09-2007Голопупенко    
написано хорошо, концовка чуть смазана..

а так - красивый текст.

#6 01:32  21-09-20078han    
гонорар за крео платит иксанов.

зачет

#7 13:57  21-09-2007дыр_КОпф    
Шизоff

перечислю выражения и слова из текста, могущие претендовать на "личное": "комсомол идет нахуй", "Жжошь, сцуко!", "йопта", "нуивонахуй", "ничотаг", "зачотная пелотка", "Сдохни, гнидо!". усе. гыгыгыг.

#8 14:05  21-09-2007Шизоff    
дыр_КОпф


Я имел в виду своё личное. Имя и отношение к лошадкам.

Но эта подборка ко мне тоже подходит.

#9 21:39  29-12-2009Арлекин    
здоровски

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
01:10  18-10-2018
: [0] [Децкий сад]
Любовь - как анафема:
Прости и прощай "Я",
Любовь - теорема
Без доказательства, бля.

Любовь - это горы,
Любовь - это жесть.
Спуск труднее подъема:
Как спустить, сохранив твою честь?

Любовь - это как бы игра,
Детская, в города....
14:25  17-10-2018
: [3] [Децкий сад]
Как ноги будут дёргаться то зря -
Решил мужик с фамилией Боярин
Ведь нету даже, сукабля, ружья! -
Он вешался на клёне, за сараем

И небо как-то холодно и зло
Вокруг неэстетично, не прекрасно
Тут за сараем гадко и темно,
И насрано, и пахнет тут ужасно

В лесу же у речушки он решил,
Что нехуя без плавок и топиться
Мол, труп его, народ весь рассмешит -
Народ, трусами в дырках подивится

Он на квартире в ванную зашёл
И в руки взял опаснейшую бритву
Но к...
22:24  14-10-2018
: [4] [Децкий сад]
Почему устал я жутко?
Похуй, холодно, тепло.
Это вам не прибаутка!
Всё пиздецки заебло!

Заебла меня работа!
И учиться тяжело!
А лениться - неохота.
Ещё больше заебло!

Заебали меня бабы!
Заебал и лучший друг!
Рестораны, клубы, пабы
Тоже заебали вдруг!...
09:38  10-10-2018
: [6] [Децкий сад]
Он пришёл ночью, на плече тату - череп и кости, ниже крест. Говорил долго о нации, о ненависти, что пора изменить мир, верил в своё величие. Его мать - набожная женщина, трудолюбивая и добрая, отвечал: «Ты запутался, ты не ведаешь, что творишь… Когда пропали деньги из шкафа, я не винила тебя....
23:52  09-10-2018
: [16] [Децкий сад]
осень,
как захмелевший
иноземный захватчик,
грубо,
по-мужицки,
заграбастала в плен.

и мы лежим
на холодной кровати
в неотапливаемом карцере -
такие испуганные,
глупые,
ненужные никакому богу,
дети.

дети-сироты,
сросшиеся между собой
пальцами ног и рук,
делящие на двоих
последнюю порцию
воздуха,

мы трясемся,
ожидая расстрела,
с упоением слушая
завихрения
заоконного
ветра....