Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Приключения Boybang’а: КАРАУЛ!!!

Приключения Boybang’а: КАРАУЛ!!!

Автор: Sergey_Ross
   [ принято к публикации 10:48  30-10-2007 | Шырвинтъ | Просмотров: 568]
Папа и мама Boybang’а были честными, порядочными и правильными людьми. Поэтому все окружающие пребывали в уверенности, что Boybang’а они усыновили. Да и сами папа и мама почти поверили в это, когда их сынок пошел в первый класс общеобразовательной школы. В свою очередь, Boybang искренне верил в то, что его нашли в капусте. Даже, когда Дед Мороз умер, Boybang продолжал верить в кроличий деликатес. Сомнения возникли у него, лишь однажды: в период прохождения в школьном сортире краткого курса анатомии человека. Точнее, представительницы слабого пола человечества. С тех пор, слово «капуста» обрело для Boybang’а свое истинное значение и материальное воплощение в дензнаках госбанка СССР.
Папа и мама Boybang’а хотели, чтобы их сын стал «настоящим человеком». Частое упоминание данного словосочетания, вынуждало Boybang’а частенько заниматься естествоиспытательской деятельностью. Выражалась она в том, что Boybang резал себе вены, прижигал тело сигаретой или скрупулезно изучал строение собственной мочеполовой системы. По окончанию школьной поры, Boybang очутился в роли былинного витязя, читающего по слогам граффити на известном валуне. Осознав, что их сынок ни хрена не рубит в древнерусском фольклоре, папа и мама Boybang’а решили принять горячее участие в его судьбе. Аттестат зрелости Boybang’а годился для употребления в отхожих местах, в связи с чем, папа и мама решили отдать сынка в зульдаты.
Вернее, в курсанты. Если быть еще более точным – в военное училище. Папа и мама Boybang’а были советскими людьми и искренне верили в несокрушимость Советской Армии в деле обороны социалистической Родины и непогрешимость КПСС в деле воспитания личности. Уверенность родителей подкреплял сосед по лестничной клетке – майор войск химзащиты в отставке П. И. Кудеся. Не раз и не два, а ебаную сотню раз, слышал Boybang рассказы майора о его героической службе. Согласно этим самым рассказам, майор Кудеся совершил несколько героических подвигов во всех без исключения горячих точках планеты, послал на хуй не один десяток замполитов и распивал спирт практически со всеми генеральными секретарями ЦК КПСС СССР.
Майор Кудеся, проглотив одним залпом стакан водки, пообещал папе и маме Boybang’а, что их сыночек не только станет «настоящим человеком», но научится в военном училище у отцов командиров всем премудростям жизни. Как выяснилось, спустя три месяца, премудрости эти заключались в том, чтобы ходить, бегать, ползать, испражняться, засыпать и просыпаться строем, стрелять на КПП у прохожих сигареты, бегать по ночам кроссы в близлежащий киоск за вином с димедролом для старшекурсников, разгружать и загружать картофель в соседнем с учебкой совхозе, заносить на пятый этаж и передвигать мебель в квартирах офицерского состава и многое другое, столь необходимое в жизни каждому человеку, дабы обрести в себе личность.
- Взвод! Слушай мою команду! Первые номера – на-ле-во! Вторые номера – на-пра-во! Ссы!
Почти тридцать струй мочи дружно ударили в остывшую за ночь одну шестую часть суши земной. Сержант, зевнув во весь хлебоприемник, закурил и сплюнул себе под ноги. Boybang старательно выдавливал из себя мочу, опорожняя и без того состоящий на 80% из воды организм от лишней влаги. Каждое утро и каждый вечер сотни курсантов в течение десятков лет избавляли свои организмы от лишней влаги в одном и том же месте, нассав за это время настоящее непересыхающее озеро, которому, однако, никогда не повезет попасть на географические карты мира. Военная тайна, покрытая мраком, скрывала от Boybang’а и весь остальной мир за крепкой и высокой оградой военного училища, притулившегося на окраине столицы.
С переездом курса Boybang’а в Алма-Ату, забот у курсантов прибавилось – к исполнению военной повинности добавилась учеба. Все офицеры училища сразу же невзлюбили Boybang’а за расписдяйство в соблюдении распорядка дня, учебе, службе и отношениях с преподавателями, наглое выражение лица и «катастрофическое отсутствие патриотизма». Но больше всех невзлюбил Boybang’а подполковник А.Т. Ябусяк. И даже не по причине того, что шаловливая натура Boybang’а переименовала подполковника Ябусяк в Ебусяк, добавляя при этом еще и Ебутак. Подполковник Ябусяк был настоящим фанатом военной службы, зачитывался «Малой Землей» Л. И. Брежнева и верил в свою возвышенную миссию: «гвозди делать из людей».
Boybang стал частым гостем гаупвахты училища, в связи с чем, напрочь забыл о том, что такое «увольнение», как выглядит бутылка пива и какие нынче расценки на минет в Парке имени Культуры и Отдыха. Папа и мама не часто баловали своего отпрыска появлением на КПП, однако дружки юности часто загревали Boybang’а шишками. Надо отметить тот факт, что старшекурсники – в отличие от офицеров училища – полюбили Boybang’а с первого взгляда. С первого взгляда на его мутные и покрасневшие – явно не от недосыпа глаза, – сразу же и бесповоротно оценив преимущества «индейца» перед «аборигенкой». А Boybang сразу же и бесповоротно оценил преимущества поддержки старшекурсников. Кибальчишем, Boybang явно не числился.
По причине все той же трусости, не любил Boybang ходить в караул: мнилось ему, что однажды не вернется он с боевого поста. Почему ему так мнилось, Boybang не знал. Грешил, конечно же, на шишки, но дискомфорт продолжался даже тогда, когда шишки заканчивались, а страх с каждым днем усиливался, пока не перетек в вялотекущее состояние планетарной измены. Порой, снились ему даже сны об этом, и просыпался Boybang в холодном поту, с зажатой в руке учебной гранатой, спизженной им из кабинета по огневой подготовке. Каждый раз, когда нужно было заступать в караул, Boybang вытворял черт знает, что: осознанно лез в косяк командиру взвода лейтенанту Ершу, тупил на занятиях, имитировал грипп-коклюш-диарею-инфаркт-пиелонефрит-сифилис в медчасти.
- Слышь, ушлепок, автомат на предохранитель поставь! – Зарычал командир отделения на Boybang’а, когда разводящий повел его на пост №4.
Получив от разводящего легкий тычок «по дружбе» в поясницу, Boybang нехотя поставил автомат на предохранитель и с тяжелым сердцем поплелся за ним следом служить свою службу Родине. Пост №4 слыл сколь легендарным, столь и беспонтовым местом в училище, и на самом-то деле являлся складом боеприпасов, которых там была туева хуча, и которых, по словам комвзвода, хватило бы «на пару ВОВ плюс один Вьетнам». Boybang’у было по хуй насколько хватило бы этих самых боеприпасов, так как ему вообще было по хуй на все в этом училище, особенно, когда он заступал в караул. Особенно сегодня, когда после караула, Boybang должен будет сесть на гауптвахту за симуляцию болезни Паркинсона отягченной пляской Св. Витта и доведение до белого каления капитана медслужбы И.И. Евреиновой.
Как назло, на беду Boybang’а в эти же сутки заступил оперативным-дежурным по части подполковник Ябусяк, прихвативший с собой на службу вчерашнюю окрошку. Boybang знал об этом, и весь день перед караулом томился нехорошим предчувствием. Ябусяк тоже знал о том, что взвод Boybang’а заступил в караул и тоже томился. Но не от предчувствий, а от желания повоспитывать курсанта, так сказать, в «обстановке, максимально приближенной к боевой». Всем остальным сегодня было абсолютно по хуй на все предчувствия и воспитания, так как время уже было 2 часа ночи. Boybang, приняв пост, сделал несколько образцово-показательных кругов вокруг склада, затем забил косяк и от души накурился. Накурился он еще раз уже через полчаса, в связи с тем, что почудился ему «странный» шорох в кустах.
Накуривался Boybang исключительно для храбрости, отчего, пребывая в этой самой храбрости, даже и не заметил, как задремал, опершись спиной о грибок. Снился ему темный лес, избушка-на-опушке, пустая ступа, в которой сидел майор в отставке Кудеся и рассказывал ему о том, как он пил спирт с Брежневым на палубе крейсера «Варяг». Внезапно, Boybang встрепенулся: какая-то тень приближалась к посту со стороны учебных корпусов училища. Boybang пригляделся – так и есть: кто-то осторожно, крадучись, пробирался к кустам у поста. Сняв автомат с предохранителя, Boybang заорал:
- Стой! Кто идет?
В ответ он услышал «пошел на хуй» и кряхтенье человека, вынужденного справлять неожиданную большую нужду. Очень большую нужду, как смог догадаться Boybang, почувствовав в воздухе нестерпимую вонь от поноса. Человек в кустах пошевелился, пошелестел бумагой, а затем поднялся во весь рост и направился к посту. Boybang не на шутку струхнул и снова заорал:
- Стой, говорю! Кто идет?
- Это, я – подполковник Ябусяк! – Ответствовал ему человек, вышедший из кустов.
Устав Boybang знал на зубок – на тот самый, который ему выбил в учебке замкомвзвода Стасик – согласно уставу, никто, кроме начальника караула и разводящего не имел права приближаться к посту. Boybang передернул затвор и снова заорал:
- Стой! Стрелять буду!
Ябусяк екнул и, возмущенный упорством курсанта, заорал ему в ответ:
- Э! Стой, бля! Я те стрельну щас! Я – подполковник Ябусяк!
- Да мне по хуй! – Осмелел Boybang, еще раз мысленно проштудировавший первые 25 пунктов устава караульной службы. – Стой! Стрелять буду!
Ябусяк замер. Boybang навел на него ствол автомата и добавил:
- На землю!
- Чё?! Э, бля, курсант!
- На землю! Стрелять буду!
- Э!
Boybang клацнул затвором, по запарке не уследив, куда экстрактировался патрон из патронника его АК-74М. Ябусяк мешком повалился на землю, фуражка откатилась в кусты, а сам он, прикрыв на всякий случай пухлыми руками свою лысоватую голову, тихо застонал от злости и обиды.
- Ко мне! – Скомандовал Boybang и усмехнулся своему знанию устава.
- Я тя, сука, порву… - Прошептал Ябусяк и послушно пополз в сторону Boybang’а.
- Левее! – Добавил тот и указал стволом автомата. – Там кочка. Еще левее. Да, бля, ползи левее, говорю!
Ябусяк пополз «левее».
- Теперь правее! – Снова скомандовал Boybang.
- Слушай, курсант…
- Молчать! Стрелять буду! – Заорал Boybang и отступил на шаг назад.
Теперь, Ябусяк полз «правее». Но Boybang уже увлекся и его понесло:
- Назад ползи! Стой! Ползи лучше по кругу! Нет! Стой! Ползи ко мне, а от меня к кустам и кругами!
Ябусяк не выдержал и вскочил. Boybang инстинктивно нажал на курок и всадил в звездное небо длинную очередь. Где-то истерично залаяли собаки, зажегся свет в окнах штаба училища. Boybang выронил из рук автомат и уселся на пятую точку, наблюдая за тем, как Ябусяк – двигаясь очень быстро по-пластунски – уползал от него в кусты, пересекая то самое место, где совсем недавно подполковника настиг понос от вчерашней окрошки.
- Ахуеть… - Выдохнул Boybang и почесал под каской в затылке.
– Писдец! Ну, бля… Ну почему я… Ну нахуй его сюда принесло-то?! – Заныл в голос Boybang и, подняв автомат, побрел к грибку.
– Сука, Ебусяк! Сука! Сука! – Шептал он, перепрятывая из карманов штанов в щель два плотно и любовно забитых косяка. – Вроде и прав… Бля, на хуй он вскочил, мудила! Полз бы себе и полз… Шиза бля…
Шизой объявили самого Boybang’а. Объявили, отчислили из училища и поместили в госпиталь. Куда и полагается в подобных случаях. В психиатрическое отделение. Но это уже другая история…


Теги:





1


Комментарии

#0 18:38  30-10-2007Барсук    
не надо больше историй. прочел..
#1 00:01  31-10-2007Докторъ Ливсин    
столько ты нахуебродил здесь всякого...

может, действительно, послушаешь Барсука?

#2 08:44  31-10-2007happy-j    
дохуища написал.

а насчет военной юности - бывает и не такое.

мой школьный товарищ, будучи курсантом, с бодунища на экзаменах уронил вертолет с комиссией. сгорели все, кроме него. и ничего, отслужил на флоте. такая вот КК в дембельском альбоме


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:53  17-08-2017
: [3] [Было дело]
Столкнулись в магазине. Не узнал её. Сильно изменилась, и только взгляд прежний. До пределов вкрадчивый. Льющий холодный свет глубоко в душу. Как-то даже обыденно всё вышло. Здравствуй! Привет! Как дела? - А разве могло быть по-другому?
Прошло много времени, но вот коснулся её ладони и дрожь по телу - как тогда, в первый раз....
В диадеме эмблемою лира.
Взгляд скользит, задержавшись на мне.
Ты ж была прошмандовкою, Ира.
Ты сосала хуи при луне.

За сараем в том дворике старом,
Где росла вековая ветла,
Как любая рублевая шмара,
Ты с проглотом по яйца брала....
11:48  13-08-2017
: [20] [Было дело]
Николай с сыном ходили по поселку в поисках работы. Не брезговали ни чем. Кому яму под туалет выроют да кирпичом обложат, кому огород вскопают, не суть важно. Главное, что пили всегда на свои. Когда пьют работяги, лодыри должны стоять в сторонке и ни пиздеть....
16:02  10-08-2017
: [8] [Было дело]
При ходьбе бубенчики позвякивали. Это было очень неприятно, но ничего с ними поделать не получалось. Прохожие возмущённо оборачивались, бросали недобрые взгляды, а некоторые даже норовили припугнуть, или прогнать. Хотя что он им сделал плохого? Ровным счётом ничего, кроме одного: он был....
17:22  08-08-2017
: [6] [Было дело]
Сеня с глупым видом. На берегу. В окружении берёз. В руках та часть удочки, на которую точно ничего не поймаешь. Просто толстая бамбуковая палка. Всё остальное в воду улетело. Кануло. Качается на волнах. В солнечных бликах.

И дядя Миша тут как тут....