Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - ВГП

ВГП

Автор: Осквернитель
   [ принято к публикации 08:07  13-11-2007 | Шырвинтъ | Просмотров: 403]
Больше всего на свете я боюсь ВГП. ВэГэПэ блядь. Спасибо папке, объяснил, что это такое и как этова избегать. Как щас помню его слова: «Ничего не бойся, Санёк, в этой жизни. Ни ментов, ни бандитов, ни работы тяжолой! А бойся только ВэГэПэ!» При этом он, папка мой, трясся в конвульсиях, нервно закуривал и уничтожал, загодя налитую в стакан, вотку. За это я ему благодарен. По гроб жизни обязан, можна сказать. За то, што научил, как обнаруживать ВГП, по каким признакам. Опытный хлопец, типа миня тратит на это менут пять и сразу принимает меры. То есть находит куда съебатсо. А папка дак вабще, с одного взгляда определял. Нюх был у него.

А вчера друг пришёл ко мне. Серёга. Мы с ним часто раньше бухали на философские темы. Щас-то редко это получаеца. Подженился он хуле. На Таньке, секретарше из нашей фирмы. Сука. Её босс ёб, а я только собирался, ну и подрачивал изредка на ниё. А Серёга взял и женился. Молодец бля. Танька теперь не работает нихуя. Босс дрочит. А я работаю, потомушта дрочить не на ково на работе. Карочи, заходит Серёга, а на нём леца нет. Тоисть есть, конечно, просто какое-то печальное. Водку принёс. Что-то страшное случилось, понял я, и мы пошли бухать.

- Скажи, Шурик, тебе жена моя нравица? – неожиданно спрашивает Серёга, брякнув рюмашку на стол.
- Это сложный вопрос… - не могу ж я другу признацо, что два года лысого драконил на его супругу. – Сиськи у неё красивые, конечно. Жопа… глаза…
- Жопа это вообще отдельная песня. – Серёга мечтательно щурится. – Только она в неё не даёт.
- Хуёво.
- Да.
Ещё по одной выпили. Помолчали.
- Я так больше не могу, - тихо говорит Серёга.
- Да бабы они такие… - соглашаюсь я. – Кому хочешь моск высушат.
- Не могу я её больше ебать! – кричит вдруг Серёга. – Раньше мог, а щас не могу!
- Значит ты мудак. Танька охуительная баба, её полрайона хочет, а ты… мудак ты короче!
- Знаю, что мудак! Но не могу. Мне щас подрочить легче, чем на неё залезть. А она обижаецо. Хотя понять иё можно. Тоже ведь человек всётаки.
- Нда…
- Жалко мне её даже, - вздыхает. – Как бы она с собой чего не сделала от недоёба. Я слышал, бабы ево плохо переносят. Недоёб.
- Хуй знает. Баба ведь подрочить тоже может.
- А, это не то! – хмуритсо он и допивает водку. – Выеби мою жену, Санька! Как друга тебя прошу! Выеби.
- Ладно. - Чего не сделаешь ради товарища. – Выебу.
- Спасибо! Ты иди, а я у тебя пока посижу. Выпить-то есть чего?
- Да, в холодильнике посмотри! – кричу я с порога, завязывая шнурки.
- Ну давай!
- Давай! – И я пошёл ебать Серёгину жену.

Идти недалеко. Через дорогу и вот он, Серёгин дом. Поднялся, на звонок жму, а в душе всё радуетса. Наконец-то я Таньку выебу. Исполню мечту. А Серёга потом жалеть будет и обижацо. Ну и пошёл он нахуй со своими выебонами. Открывает Танька дверь, в глазах беспокойство. Не ожидала наверно меня увидеть. Сама в халатике розовом, волосы хэд-энд-шолдерсом приятно пахнут. Мылась похоже.

- А Серёжа где? – спрашивает.
- У меня он, не волнуйся. – Медленно разуваюсь. – Хуёво ему щас просто.
- А ты за него значит?
- За него. Ебаццо я пришёл.
- Ебаццо?! – у Таньки аж глаза засветились.
- Ну да. – И набрасываюсь на неё хуле.

Целуемся. Она стонет. Я её сиськи мну. Танька штаны мне срывает. Член стоит, как Останкинская башня. Она сосёт. С силой вбиваю свой хуй ей в горло. Ахуительно. Это ебля, ребятки, настоящая ебля! Халат её распахиваю, рву лифчег. Он одинокой соплёй виснет на форточке. О, боже! Ради этих сисег я бы мог убить. Мудак Серёга. Просто мудак. Начинаю ебать Таньку меж сисек. Похоже ей это не впервой. Она с готовностью сжимает груди, для плотного обхвата. Ротиком ещё и залупу ловит. Что за баба! Поебавшись с сиськами, перехожу к Главному. Медленно ползу по ней языком, подбираясь к трусам. Танька вся дрожит в предвкушении орального удовольствия. Интересно, лизал Серёга её пизду? Да это уже и не важно.

Срываю трусняк и чувствую, как волосы на голове зашевелились от ужаса. И тошнота подкралась. Гигантским прыжком отскакиваю от раздвинутых ног Таньки метра на три. ВэГэПэ блядь! Волосатая Говённая Пиздень! Почему?! Ну почему я не вычислил её сразу??? Меня выворачивает на ковёр. Хорошо значит маскировалась. Это самое страшное ВГП, что я встречал в своей жизни. Длинная жёсткая волосня с налипшими камешками говна. Теперь я понимаю Серёгу. Как же он с ней прожил эти полгода? Опять блюю. И в этот момент Танька на меня набрасываеца. Своей ВГП мне в рот лезет. Хочу иё скинуть и не могу! Руки блять скользят в блевотине. А она всё крепче меня держит и в рот, в рот мне сука свою обосранную волосню пропихивает. Попробуйте представить весь кошмар ситуации. Начинаю задыхацца. И тут слышу топот какой-то, глухой удар. Танька валица на пол.

- Выпей, брат, - Серёга протягивает мне пузырь.
- Да… - выплёвываю мерзкие катышки и надолго присасываюсь к бутылке. Потом снова блюю. – Чем ты её так?
- Вот этим, - показывает кулак.
- Почему ты не предупредил меня?? Почему, блядь?! – мне хочется убить Серёгу.
- Ты бы не согласился тогда, а один я справица не мог… - виновато смотрит в пол. – Мне нужно было отвлечь её как-то…
- Спасибо, блядь! – Меня всё ещё трясёт от ярости. – Меня же могли убить!
- Да ладно, всё ведь обошлось… Что нам теперь делать-то?
- Что, что… раньше надо было думать! Будем изгонять ВэГэПэ!
- Кого?
- Волосатую Говённую Пиздень, - уже успокоившись, говорю я. – Тащи мыло, бритву и водку. Много водки, - уточняю.

К утру, мы закончили. Это было не просто. От Танькиного крика дрожали стёкла, поэтому нам пришлось связать её и заткнуть рот. Я держал, а Серёга брил эти мусорные заросли. Блевал и брил. Как он держался, я не знаю, старался на это не смотреть. Но мы справились. Танькина пизда стала гладкой и сияющей, как гандон. Я знаю, теперь они будут жить щасливо. Родят много детей и будут с благодарностью вспоминать, как я помог им в ту жуткую ночь.

ВГП – это по-настоящему страшно! Женчщены, блядь, никогда не доводите до такова! Камрады, бойтесь! Кому-то мой раскас может показатсо выдумкой, кому-то страшной сказкой. Но ВГП реально встречаецо в природе, и у вас есть шанс на него нарваца. Поэтому будьте бдительны и принимайте меры! И да пребудет с вами сила!

12.11.2007
© Осквернитель


Теги:





2


Комментарии

#0 12:20  13-11-2007Осквернитель    
Креатив ахуителен блядь! Аффтору всяческих творческих успехов!
#1 12:35  13-11-2007Голоdная kома    
Хуета, cенсорная?

/Бедный Шы, тебе молоко то ссужают?../

#2 12:40  13-11-2007Осквернитель    
2Голоdная kома


Покайся, блядь!

#3 12:46  13-11-2007Файк    
Абассака!
#4 12:54  13-11-2007Голоdная kома    
Осквернитель

Побрейся, блядь!

#5 13:12  13-11-2007Осквернитель    
Кома


Не завидуй чужому таланту, бгагага!

#6 14:21  13-11-2007fаiry    
пазитивна и канструктивна!

нинавижу шерсть на пизде!


Комментировать

login
password*

Еше свежачок


Маньяк цветовод Лизунец Апостолович Оригами
распял себя думками: Мой гений, большого предтечие -
спасёт мир, восстановление девственности муравьями,
путём щекотания сломанного - совсем без увечия.

Мерси девчонке, посаженной голой на муравейник,
слыла она брошенкой, а стала как новая лялечка -
бесспорно, открытие тянет на Нобеля премию,
с воплем фанаток: Лизуньчик, ты наш пупсик и заечка!...
11:52  08-12-2016
: [9] [Х (cenzored)]
Демиург Чантаскел, прижавшись одним ухом к подушке, пытался уснуть, воткнув палец в другое ухо; однако свистящий, тоненький голос продолжал звучать казалось внутри самой головы: "правитильство ришило поднять став..."
Вскочив с дивана, Чантаскел с наливающимися кровью глазами обвёл свою мастерскую - ничего, что могло бы издавать какие-либо звуки не было -только под потолком висела, так и незаконченная планетная система....
23:38  07-12-2016
: [5] [Х (cenzored)]
Кошка видела в окошко:
падал пух лохмато вниз
На деревья, на двуногих,
и на замшевый карниз.
Полизала, жмурясь, лапку,
шубку белую, как снег,
И зевнула сладко-сладко,
окунаясь в сонность нег....
19:25  06-12-2016
: [8] [Х (cenzored)]
...
08:00  05-12-2016
: [9] [Х (cenzored)]
Лает ветер на прохожих
белых, желтых, чернокожих,
В подворотнях остужая пыл.
Лихорадит всех до дрожи,
перекошенные рожи,
Как же этот чум людей постыл...

Нет ни дня без войн, насилья,
плачет небо от бессилья,
И снежит, снежит, снежит в душе....