Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - ВГП

ВГП

Автор: Осквернитель
   [ принято к публикации 08:07  13-11-2007 | Шырвинтъ | Просмотров: 446]
Больше всего на свете я боюсь ВГП. ВэГэПэ блядь. Спасибо папке, объяснил, что это такое и как этова избегать. Как щас помню его слова: «Ничего не бойся, Санёк, в этой жизни. Ни ментов, ни бандитов, ни работы тяжолой! А бойся только ВэГэПэ!» При этом он, папка мой, трясся в конвульсиях, нервно закуривал и уничтожал, загодя налитую в стакан, вотку. За это я ему благодарен. По гроб жизни обязан, можна сказать. За то, што научил, как обнаруживать ВГП, по каким признакам. Опытный хлопец, типа миня тратит на это менут пять и сразу принимает меры. То есть находит куда съебатсо. А папка дак вабще, с одного взгляда определял. Нюх был у него.

А вчера друг пришёл ко мне. Серёга. Мы с ним часто раньше бухали на философские темы. Щас-то редко это получаеца. Подженился он хуле. На Таньке, секретарше из нашей фирмы. Сука. Её босс ёб, а я только собирался, ну и подрачивал изредка на ниё. А Серёга взял и женился. Молодец бля. Танька теперь не работает нихуя. Босс дрочит. А я работаю, потомушта дрочить не на ково на работе. Карочи, заходит Серёга, а на нём леца нет. Тоисть есть, конечно, просто какое-то печальное. Водку принёс. Что-то страшное случилось, понял я, и мы пошли бухать.

- Скажи, Шурик, тебе жена моя нравица? – неожиданно спрашивает Серёга, брякнув рюмашку на стол.
- Это сложный вопрос… - не могу ж я другу признацо, что два года лысого драконил на его супругу. – Сиськи у неё красивые, конечно. Жопа… глаза…
- Жопа это вообще отдельная песня. – Серёга мечтательно щурится. – Только она в неё не даёт.
- Хуёво.
- Да.
Ещё по одной выпили. Помолчали.
- Я так больше не могу, - тихо говорит Серёга.
- Да бабы они такие… - соглашаюсь я. – Кому хочешь моск высушат.
- Не могу я её больше ебать! – кричит вдруг Серёга. – Раньше мог, а щас не могу!
- Значит ты мудак. Танька охуительная баба, её полрайона хочет, а ты… мудак ты короче!
- Знаю, что мудак! Но не могу. Мне щас подрочить легче, чем на неё залезть. А она обижаецо. Хотя понять иё можно. Тоже ведь человек всётаки.
- Нда…
- Жалко мне её даже, - вздыхает. – Как бы она с собой чего не сделала от недоёба. Я слышал, бабы ево плохо переносят. Недоёб.
- Хуй знает. Баба ведь подрочить тоже может.
- А, это не то! – хмуритсо он и допивает водку. – Выеби мою жену, Санька! Как друга тебя прошу! Выеби.
- Ладно. - Чего не сделаешь ради товарища. – Выебу.
- Спасибо! Ты иди, а я у тебя пока посижу. Выпить-то есть чего?
- Да, в холодильнике посмотри! – кричу я с порога, завязывая шнурки.
- Ну давай!
- Давай! – И я пошёл ебать Серёгину жену.

Идти недалеко. Через дорогу и вот он, Серёгин дом. Поднялся, на звонок жму, а в душе всё радуетса. Наконец-то я Таньку выебу. Исполню мечту. А Серёга потом жалеть будет и обижацо. Ну и пошёл он нахуй со своими выебонами. Открывает Танька дверь, в глазах беспокойство. Не ожидала наверно меня увидеть. Сама в халатике розовом, волосы хэд-энд-шолдерсом приятно пахнут. Мылась похоже.

- А Серёжа где? – спрашивает.
- У меня он, не волнуйся. – Медленно разуваюсь. – Хуёво ему щас просто.
- А ты за него значит?
- За него. Ебаццо я пришёл.
- Ебаццо?! – у Таньки аж глаза засветились.
- Ну да. – И набрасываюсь на неё хуле.

Целуемся. Она стонет. Я её сиськи мну. Танька штаны мне срывает. Член стоит, как Останкинская башня. Она сосёт. С силой вбиваю свой хуй ей в горло. Ахуительно. Это ебля, ребятки, настоящая ебля! Халат её распахиваю, рву лифчег. Он одинокой соплёй виснет на форточке. О, боже! Ради этих сисег я бы мог убить. Мудак Серёга. Просто мудак. Начинаю ебать Таньку меж сисек. Похоже ей это не впервой. Она с готовностью сжимает груди, для плотного обхвата. Ротиком ещё и залупу ловит. Что за баба! Поебавшись с сиськами, перехожу к Главному. Медленно ползу по ней языком, подбираясь к трусам. Танька вся дрожит в предвкушении орального удовольствия. Интересно, лизал Серёга её пизду? Да это уже и не важно.

Срываю трусняк и чувствую, как волосы на голове зашевелились от ужаса. И тошнота подкралась. Гигантским прыжком отскакиваю от раздвинутых ног Таньки метра на три. ВэГэПэ блядь! Волосатая Говённая Пиздень! Почему?! Ну почему я не вычислил её сразу??? Меня выворачивает на ковёр. Хорошо значит маскировалась. Это самое страшное ВГП, что я встречал в своей жизни. Длинная жёсткая волосня с налипшими камешками говна. Теперь я понимаю Серёгу. Как же он с ней прожил эти полгода? Опять блюю. И в этот момент Танька на меня набрасываеца. Своей ВГП мне в рот лезет. Хочу иё скинуть и не могу! Руки блять скользят в блевотине. А она всё крепче меня держит и в рот, в рот мне сука свою обосранную волосню пропихивает. Попробуйте представить весь кошмар ситуации. Начинаю задыхацца. И тут слышу топот какой-то, глухой удар. Танька валица на пол.

- Выпей, брат, - Серёга протягивает мне пузырь.
- Да… - выплёвываю мерзкие катышки и надолго присасываюсь к бутылке. Потом снова блюю. – Чем ты её так?
- Вот этим, - показывает кулак.
- Почему ты не предупредил меня?? Почему, блядь?! – мне хочется убить Серёгу.
- Ты бы не согласился тогда, а один я справица не мог… - виновато смотрит в пол. – Мне нужно было отвлечь её как-то…
- Спасибо, блядь! – Меня всё ещё трясёт от ярости. – Меня же могли убить!
- Да ладно, всё ведь обошлось… Что нам теперь делать-то?
- Что, что… раньше надо было думать! Будем изгонять ВэГэПэ!
- Кого?
- Волосатую Говённую Пиздень, - уже успокоившись, говорю я. – Тащи мыло, бритву и водку. Много водки, - уточняю.

К утру, мы закончили. Это было не просто. От Танькиного крика дрожали стёкла, поэтому нам пришлось связать её и заткнуть рот. Я держал, а Серёга брил эти мусорные заросли. Блевал и брил. Как он держался, я не знаю, старался на это не смотреть. Но мы справились. Танькина пизда стала гладкой и сияющей, как гандон. Я знаю, теперь они будут жить щасливо. Родят много детей и будут с благодарностью вспоминать, как я помог им в ту жуткую ночь.

ВГП – это по-настоящему страшно! Женчщены, блядь, никогда не доводите до такова! Камрады, бойтесь! Кому-то мой раскас может показатсо выдумкой, кому-то страшной сказкой. Но ВГП реально встречаецо в природе, и у вас есть шанс на него нарваца. Поэтому будьте бдительны и принимайте меры! И да пребудет с вами сила!

12.11.2007
© Осквернитель


Теги:





2


Комментарии

#0 12:20  13-11-2007Осквернитель    
Креатив ахуителен блядь! Аффтору всяческих творческих успехов!
#1 12:35  13-11-2007Голоdная kома    
Хуета, cенсорная?

/Бедный Шы, тебе молоко то ссужают?../

#2 12:40  13-11-2007Осквернитель    
2Голоdная kома


Покайся, блядь!

#3 12:46  13-11-2007Файк    
Абассака!
#4 12:54  13-11-2007Голоdная kома    
Осквернитель

Побрейся, блядь!

#5 13:12  13-11-2007Осквернитель    
Кома


Не завидуй чужому таланту, бгагага!

#6 14:21  13-11-2007fаiry    
пазитивна и канструктивна!

нинавижу шерсть на пизде!


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:53  27-04-2017
: [10] [Х (cenzored)]
Ганюшкин с силой распахнул окно, и привычным движением снял со стены плазму. Со словами: "иди полетай", он выбросил телевизор с восемнадцатого этажа.
Что странно, плазма, не стала планировать, а полетела вниз камнем. Достигнув земли она совершенно бесшумно разбилась в пыль....
Ближе к полудню барыня Татьяна Алексеевна проснулась. Не открывая глаз она прислушалась к непонятным процессам внутри своего организма. Внезапно ее стошнило и она вырвала,успев лишь повернуть голову, чтобы не испачкать подушку.
«Неужели отравилась шампанским?...
С берёзы брызжет сок обильно,
По банкам в сумрачном лесу,
Весна. Нетронуто либидо,
Хоть член срезай на колбасу.

В траве клещи хранят истому,
В преддверии больших чудес,
С надеждой впиться в чью-то жопу,
Зашедшей обосраться в лес....
поэтесса-стрампонесса,
метр семьдесят, без лишнего веса
составит компанию поэту
и ей нужно конкретно вот это:

адекватный би-универсал в заход,
без лишних рифм, но "полиГЛОТ";
для дружбы и интима-
не проходите мимо.

Фейсситинг обязательное условие!...


...В субботу друг Рафа Шнейерсона Тит привел пару первоклассных девиц.


Где он их взял?


Почему Тит не приводил таких красоток прежде? Например, тогда, когда Рафу было тридцать?.. Или сорок? Или пятьдесят? Или даже – шестьдесят?...