Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Дед Кулавский

Дед Кулавский

Автор: Кобыла
   [ принято к публикации 01:18  18-11-2007 | Saddam | Просмотров: 381]
Старший прапорщик Кулавский, пожалуй, одна из самых колоритных фигур моего детства. В армии служил ещё с войны, старый боевой конь, не знаю, сколько лет ему тогда было, но в части все его звали Дед Кулавский. В городке рассказы о его выходках ходили как анекдоты, а потому вызывали у нас, детей, повышенный интерес. Ну, например.

Лежал как-то Дед Кулавский в госпитале. Лежал, томился, скучал и, наконец, решил поразвлечься. Зашёл в кабинет врача, стянул с вешалки одиноко висевший белый халат и отправился на третий этаж в женское отделение:
-А, ну, уважаемые, я - прохфессор из Благовещенска, приехал на один только день. У кого есть вопросы?
Вопросов, известно, ни у кого нет - все Кулавского узнают, со смехом гонят из палат. Ан, нет, не все. Кулавский доволен!
-Что болит, уважаемая? Раздевайтесь…
Дородная леди, охая и ахая, оголяет свои телеса.
-Так, так,- задумчиво кивает головой Кулавский, созерцая её пышные формы, тычет пальцем в увесистые груди пациентки и важно подытоживает диагноз:
-А, у тут у тя, жинка, дюже богато, надо трошки отризать!

Нам тоже довелось как-то стать жертвой его фантазии.
Как-то в субботу забегает к нам капитан Плюшкин, друг отца:
- Петрович, Кулавский на рыбалку зовёт. Куда? Понятия не имею, за Горелую. Мужики, говорит, там во-от таких карасей таскали. Берём бредень – и… Завтра в семь!
Утро, несмотря на то, что жаркое таёжное лето уже в разгаре, довольно холодное. Я кутаюсь в свой походный плед и поминутно зеваю. Взрослые копаются в мотоциклах, Дед Кулавский в старом кителе со срезанными погонами деловито ходит кругами, заложив руки за спину. Трогаемся. Впереди Плюшкин с Кулавским на своём Урале, в их коляску уложена наша надувная лодка - так, на всякий случай, если озеро окажется достаточно большим. Бредень и прочие снасти - в нашем мотоцикле, у меня в ногах - неудобно.

До Горелой ехать около часа - сначала по трассе на Шимановск, затем по тайге. Раньше деревня именовалась по-другому, но со строительством секретного объекта людей выселили, а спустя время кто-то смеха ради подпалил заброшенные избы. Вот и она. Среди густых зарослей малины - одинокие остовы кирпичных печей, кое-где остатки обугленных брёвен. Ходить здесь опасно, на каждом шагу под зелёными ветками ямы погребов и колодцы. А дальше, за поворотом, надо будет успеть зажмуриться - белый череп лошади, подвешенный на суку.

Уралы взбираются на вершину сопки, вверх, вниз, проезжаем ключи: Золотой, Медный и Серебрянный. Ещё минут пятнадцать - тайга резко закачивается, и мы выезжаем на окаймлённый чахоточными берёзками край бесконечной мари. Отец с Плюшкиным, ведомые Сусаниным в армейских штанах, уходят к таинственному озеру, взвалив на себя снасти и лодку. Я остаюсь сторожить мотоциклы. Уже довольно жарко, воздух наполняется ароматом трав и жужжанием насекомых. В вершинах трещат голубые сороки. От мотоциклов веет бензином и ещё чем-то горячим.

Проходит час, другой. Все окрестности обследованы. На ветку амурской берёзы над самой головой садится кукушка, и мне ясно видны чёрные пестринки на её пепельно-серой грудке. Становиться скучно. А всё-таки, какое оно, это загадочное озеро? Идти страшно - земля, вернее, плотный ковёр из травы, ходит ходуном под ногами, тут и там поблескивают тёмные оконца ледяной воды - совсем неглубоко залегает вечная мерзлота. Следом с тревожным цоканьем перелетает пара овсянок-дубровников, покачиваясь на веточках чахлого тальника - где-то рядом их гнездо.

Рыбаки видны издали. Отец с Плюшкиным по пояс в холодной воде прочёсывают бреднем двадцатиметровую лужу, довольно безжизненную на вид. То один, то другой подскальзываются на невидимых пластах льда. Кулавский в высоко натянутых синих армейских трусах бегает по кромке воды и отчаянно жестикулирует:
-Вон, вон дёрнулась! Ниже бери, уходят!
Он, было, опускает в воду белую с тёмными бугорками варикоза ногу, но быстро одумавается и отдёргивает. Тут и там видны мокрые кучки прошлогодней травы - манипуляции с бреднем проводились неоднократно. Вскоре, измученные и продрогшие, взрослые идут обратно. Кулавский невозмутимо почёсывает обвислое брюшко с прилипшим, как после бани, листом и пыхтит:
- Сам видел! Во-от такие!

Через пару недель в гости заходит красавец старлей Гончаров:
- Тут Дед Кулавский на рыбалку зовёт. Говорит, караси там огромные, съездим?
- Ну, съезди, попробуй, - лукаво улыбается отец.
А я хватаюсь за живот и с понимающим хохотом валюсь на диван, дрыгая в воздухе ногами.


Теги:





0


Комментарии

#0 02:11  18-11-2007VETERATOR    
экзотично...

сороки голубые, берёзы амурские, тальник чахлый...

У деда Кулавского варикозная нога и банный лист на пузе позволяют дофантазироать не вполне прописанный образ.

Или это начало баек про прапорщика?

#1 02:21  18-11-2007Ночная Кобыла    
(голосом Дроздова) голубая сорока - не ахтунг, а эндемик дальневосточной фауны.

Экзотикой было, когда одна из моих подруг-ветеринаров подарила подобное создание на ДР мужу. под вольер ошалевший муж отгородил половину московской комнаты))

баек про Кулавского не будет, текст оч. старый.

привет, VETERATOR

#2 02:41  18-11-2007Бандераснах    
какая-то лажа....институт прапорщиков был введён в семидесятых годах, а старших и того позже....
#3 09:48  18-11-2007Саша Штирлиц    
Читал...намана...но не лучшее.
#4 10:55  18-11-2007Павел Цаплин    
Бандераснах


А в чем лажа? Почему действие не могло происходить в начале 80-х? Я помню, как мы первый раз увидели на Дальнем востоке старшего прапора. Звали его как и всех прапоров по отчеству - Федорыча, фамилию никогда не знал. Прапор Федорыч был адьютантом у командующего ТОФом, а на острова, где мы свою работу неспеша работали, ездил оттягиваться. В маленькой военной части на острове принимали его по полной и он всегда был благодушно пьяным. А тут в жопень и по три звезды на погонах. Мы: "Че Федорыч, крыша поехала? Лишние звезды нашил". А он: "Я терь старший прапор!". Мы впокатуху. Оказалось - действительно ввели звание старшего прапора.

Кобыле респект. Читается легко и приятно. И сразу много похожих баек вспоминается, особенно про Дальний восток.

#5 12:15  18-11-2007Шизоff    
Саша Штирлиц

+1

можно и лучше, ИМХО

#6 13:17  18-11-2007Ночная Кобыла    
Бандераснах

это год 80-й. с Дальнего Востока мы уехали в 83г


Павел, Саша, спасибо. Все мои новые тексты накрылись вкупе с жестким диском, но постараюсь чем-нибудь разродиться)


Шизоff

Да, с Питера надуло, теплеет, но кайф словила. Ничто не бодрит утром, как палки в крепко сжатых руках (Я про лыжи, если что)

#7 09:16  19-11-2007Барсук    
А, прочел.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
01:08  17-01-2018
: [45] [Было дело]
В новогоднюю ночь две тысячи десятого года я остался единственным трезвым врачом в военном госпитале, и к тому же самым молодым. На самом деле – именно поэтому и трезвым.
И как на зло, в два часа ночи приводят солдата с больным животом. Чукчу. Дело было в том, что хотя в госпитале и существует хирург Антон Петрович Уколов, который ловко справляется с хирургическими задачами, мне – как военному врачу – необходимо уметь все....
Облетали снега незаметно, как пух тополиный,
Напряженье земли доводило до звона в ушах,
По тугим небесам впопыхах пробегали павлины,
И крошилась на кубики льда, изумившись, душа.

Я задумчиво брёл, заклеймённый печалью окраин,
Ночь сжимала тиски, и тянуло меня прорицать,
Сердце ныло в груди, словно лунною саблей я ранен,
Затянулся дымком, папироску отняв от лица....
12:08  09-01-2018
: [51] [Было дело]
Забыты даты, лица, имена -
В чулане памяти ходы прогрызли мыши,
Но только сна накроет пелена,
Так всё пространство - перед, под и над -
Всецело заполняют сиськи бывших.

От самых малых - к средним - до больших,
От сотен граммов до летящих к тонне,
От тех, что пух перины для души
До тех, что не берут соском вершин,
И скромно помещаются в ладони....
01:26  02-01-2018
: [11] [Было дело]
Провожаем опять без возврата...
Наше дело еще не табак,
Наше дело - все помнить утраты:
И друзей, и любимых собак.

Наше дело – ходить по тропинкам,
Где когда-то ходили они.
Наше дело - хранить по крупинкам
И часы, и минуты, и дни....
14:13  31-12-2017
: [16] [Было дело]
Миха сидит в тёмном углу, рядом с красиво подмигивающей ёлкой и старается не заплакать. Мало ли, что мама занята праздничной уткой, а папа ещё не вернулся с работы, плакать всё равно нельзя. От слёз, Михины глаза краснеют, щёки покрываются пятнами. Родители обязательно заметят, занервничают, а там глядишь и снова рассорятся....